АДЛОМ. Распри Совета

Оксана Абрамкина
АДЛОМ. Распри Совета

© Оксана Абрамкина, 2020

ISBN 978-5-0051-2846-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

ТРИЛОГИЯ О БЕЛОМ ВОЛКЕ:

 
АДЛОМ. Начало пути
АДЛОМ. Распри Совета
АДЛОМ. Падение Бездны
 

АДЛОМ

Распри Совета

Книга вторая

Зеленоватое марево портала окутало Ворона с ног до головы. Легкий холодок пробежал по всему его телу и вот он стоит уже в окружении замысловатых деревьев. Ветер колышет их ветви. Вдали щебечут диковинные птицы. Мимо промелькнула тень какого-то зверька, спешащего укрыться от названных гостей.

Рядом с ним его верные друзья. Шатер Грегора с самим предводителем АДЛОМа остался далеко позади – в совсем другом мире. И Ворон даже и не знал, сколько добираться до этого мира «на своих двоих». Видимо это было нереально.

Милана огляделась вокруг, скорчила недовольную рожицу, так как успела поцарапать свои босые ноги о выступающие корни деревьев. После чего вопросила своим слегка писклявым голоском, перепугав стайку птиц, сидящих в ветвях деревьев над их головами:

– Бешка, куда ты нас выкинула? Мои ноги бо-бо.

Ворон не стал дожидаться ответа леди Бешки. Он и так уже безошибочно определил, где оказался седьмой отряд после встречи с Грегором на Адломе.

Парень в удивлении вскинул бровь, взглянул на Бешку и спросил:

– Царство лесов?

– Я в последний момент поняла, что не знаю координат Амазонии, – пожала плечами Бешка, нервно оглядываясь. – Царство лесов – первое, что пришло мне на ум.

– Но почему ты не переправила нас сразу в свой мир? – спросил Пив. Отстегнув от пояса бездонную фляжку, он сделал из нее щедрый глоток и его тело сразу же трансформировалось в медвежье. Ворон понимал друга как никто другой – в дремучем лесу ему и самому захотелось перевоплотиться в свою зверинную ипостась, но он переборол это желание.

– Вот-вот, – поддержал его Сэм, обнюхивая близлежащие кусты. Стоит отдать котейке должное – метить он здесь ничего не стал. Ведь в этом мире можно было и получить подзатыльник от дерева. И это в лучшем случае, в худшем – и увесистый поджопник. – Там же тем более по данным Ворона аж целых две сферы, давайте сначала туда!

Слишком уж поспешно Бешка воскликнула, всплеснув руками:

– Нет!

Все шесть пар глаз устремились на девушку. Лишь один Ворон успел заметить промелькнувшую искру паники в глазах неуязвимой баньши. С чего бы это? Выражение ее лица быстро сделалось привычным, слегка отстранённым и холодным. Ворон не стал заострять на этом особое внимание.

Про себя Ворон решил, что так даже лучше – они всего пять минут назад стали «особым» отрядом Грегора и теперь на их плечах была возложена миссия по поиску сфер, а четкого плана действия у них не было. Стоило хотя бы продумать путь, ведь о местонахождении большинства артефактов даже верному мечу парня было неведомо! Так что впереди их ждало неизведанное.

– Давайте сначала в Амазонию, ко мне еще успеем, – тем временем поспешно добавила Бешка. После чего быстро сменила тему: – И лучше отправляться немедленно, но Милана должна поделиться со мной координатами. А то мало ли, наши передвижения по Царству лесов отследит Союз миров.

Тут за спинами ребят раздался знакомый всем голос:

– Этот мир неподвластен Союзу миров. Царство лесов населяет мирный народ, ему не требуется присмотр высших магов!

Ворон быстро развернулся и увидел Ориона – дриада-следопыта, у которого он вместе с Сэмом обучался целых два месяца искусству выживания в диких условиях. И надо заметить – оба в этом деле весьма приуспели. Именно друид многому научил парня, который оказался умел перекидываться в белоснежного волка с янтарными глазами.

– Ну это хорошо, – прогудел Эрик, перекладывая свой боевой лук в другую руку. За его спиной виднелся уникальный колчан со стрелами, так мастерски созданный кузнецом Гефестусом совсем недавно. А казалось, будто у профессионального кузнеца они были так давно!

– Чем я обязан вашему прибытию в мой мир? – спросил Орион, осматривая седьмой отряд. От его желтых глаз не укрылось их новое оружие из небесных слез. Он хмыкнул себе под нос. Друид явно ни на минуту не сомневался, что седьмой отряд раздобудет оружие из уникального материала одни из первых.

– А можно ли ему доверять? – шепнула Милана, но Ворон не сомневался, что следопыт прекрасно ее слышал. Парень держал свой старший меч в правой руке. Неожиданно он почувствовал покалывание в ладони и в его голове промелькнули картинки далекого прошлого. Они мелькали слишком быстро, но нужные данные Ворон успел усвоить. Друзья даже не заметили этого, а Ворон уже твердо произнес:

– Можно! Он был другом моего отца.

– Я был для многих другом, – спокойно произнес Орион. – Кто твой отец?

– Адриан, Белый волк, великий король Авалонии! – провозгласил Ворон, смотря в глаза Ориона. Теперь они не внушали ему ужаса. Следопыт ничем не выдал своего удивления, только сказал:

– Что ж, славный был человек. Я рад, что его сыну удалось выжить. Ты на него похож, я это отметил еще при первой нашей встрече, но не мог и надеяться на такое чудо! Судьба оказалась к тебе благосклонной.

Ворон мысленно поблагодарил свой правый меч за вовремя показанные воспоминания его отца. Благодаря им парень и узнал, что Орион в прошлом являлся другом Адриана. А это говорило о том, что следопыту уже было много веков от роду. Также мысленно Адолейк откликнулся на благодарность Ворона. И хоть парень теперь знал свое истинное имя, он не спешил отказываться от земного прозвища. Лишь оно одно по-прежнему связывало его с прошлой жизнью. Жизнью на такой далёкой земле.

– Я повторю свой вопрос, – прервал размышления Ворона Орион. – Чем я обязан видеть седьмой отряд АДЛОМа у себя в Царстве лесов?

Ворон переглянулся со своими друзьями. И хоть они мысленно общаться не умели, но было ясно, что здесь их мнения совпали в одном – Ориону можно доверять.

Так как разговор намечался явно не на пять минут, все решили разместиться на полянке. Повествование о своих приключениях взял на себя авалонец Ворон, весь остальной отряд в основном молчал. Лишь изредка вставляли пару слов, а Сэм – ехидные реплики. Пив изредка прикладывался к бутылке, но при этом держал себя в лапах, Сэм украдкой запихивал носик в нулевую торбу, которую одолжил у Гульнары и пожевывал рыбку хомиков. Милана же иногда встревала в речь Ворона со словами: «В итоге не увидела я сумочки из гадюки», «А посмотрите на мои колющие палки! Да я ими насаживаю врагов только в путь!», «Орион, у вас такой неровный тон лица, вам надо больше спать и пить больше воды!».

И вот спустя около получаса Орион уже был в курсе всех дел. Он выслушал парня молча, не перебивая и внимательно слушая.

– Что ж, – вынес дриад через полчаса увлекательного рассказа Ворона. – На меня вы можете рассчитывать, как и на Грегора. Если вам потребуется укрыться от Совета Миров – милости прошу в свой мир! Здесь им вас не отследить. Думаю, Совет Мастеров АДЛОМа тоже будет полностью на вашей стороне, хоть и в тайне от Совета.

Ворон так до конца и не понимал, что это за Совет Миров такой, но столкнуться с ним ему, как последнему выжившему с Авалонии, не хотелось. Это же где видано его отстранять от обучения и борьбы с демонами! Да он теперь просто обязан запечатать эту Бездну, как тут можно отсиживаться без дела и смотреть, как отряды АДЛОМа сражаются с превосходящей их численностью ордой монстров. Ведь именно демоны уничтожили его родной мир! И кто-то должен был их покарать.

Орион поднялся с земли, на которой все это время тихо сидел в позе лотоса и поманил ребят за собой со словами:

– Вам потребуется кое-что в пути, вряд ли вы успели запастись достаточным количеством провианта на АДЛОМе, вы ушли оттуда вспешке. А теперь назад пути нет – вы дезертиры.

– Вот это вот вы дело говорите, – сказал Сэм и поспешно засеменил за Орионом. Все тоже направились за ним. Милана подошла к Гульнаре и шепнула:

– А у тебя еще та мазюка для копыт осталась? А то уж очень бо-бо.

Гульнара тут же стала рыться в торбе, а Сэм буркнул:

– Начни обувь носить и не будет бо-бо.

Но Милана лишь отмахнулась от кота. Хоть она постоянно и рассказывала про модные тенденции, но свой образ менять не собиралась. Ей было вполне комфортно в классическом облачении амазонок.

Орион отвел весь седьмой отряд в небольшую пещерку, вход в которую был совсем незаметен среди огромных ветвей огромного дерева. Не зная о ее существовании, даже следопыт Ворон прошел бы мимо.

Парень припомнил, что почти в такой же пещерке отряды ночевали, когда проходили пятидневку у дриада для выявления способностей. Как давно это было! Если раньше Ворона больше донимали мысли, как же все-таки заглянуть под рубашку Бешке, то теперь перед ним стояла задача посерьезнее – привнести мир во все Миры.

В пещерке Сэма одновременно ждало и разочарование, и восхищение. Орион снабдил отряд провиантом, вот только состоял он отнюдь не из мясных деликатесов. Гульнара с благодарностью набивала в нулевую торбу нити с сушеными голубыми грибами и засушенную траву, от которой Сэма всего перекосило. Маленький мохнатик осознал, что придется ему экономить рыбку хомиков и остатки вяленого мяса с АДЛОМа, следовательно, делиться этим с отрядом нельзя было ни в коем случае! Пускай сами жуют свою траву, а боевого кота должно быть много.

– Спасибо за травку! – воскликнула Милана, чуть было не обняв Ориона, но тут уж и Пив на нее шикнул: «Думай, че творишь, женщина!». – Уж на таком пойке я точно сброшу пару кило сала! Вот у меня уже бока вываливаются.

Ворон окинул амазонку взглядом и так и не понял, о каком сале идет речь: да, девушка она была по габаритам даже больше него, Ворона, но тем не менее у нее просто была широкая кость и много мышц. Ну еще и грудь занимала почетное место на этом воительном теле.

 

А вот когда Орион отвел всех в соседнюю пещерку, которая была меньше пещеры с провиантом, глаза Сэма забегали по сторонам: тут все доверху было забито золотом. Здесь были и украшения, и монеты, и различные каменья. Милана лишилась дара речи, чему кот был несказанно рад. Отдохнуть от речей амазонки порой хотели все.

– Царству лесов все это без надобности, – пояснил мудрый следопыт. – Но не отправлять же браконьеров с этим добром в тюрьму. А у них порой чего только не найдешь.

– Значит мы можем забрать с собой это ВСЕ?! – воскликнул Сэм уже в голове прикидывая, что сможет прикупить себе на все это добро. Ворон же отнеся равнодушно к этому богатству, что даже удивило его – на земле бы он не преминул воспользоваться этим золотишком, тогда бы девчонки его бы любили больше. Кто способен отказаться парню с таким богатством? Только он нашел ту единственную, на которую он хотел произвести впечатление. И на которую наличие злата бы не возымело должного эффекта.

– Не жадничай, – одернула кота Гульнара, благоразумно не отдавая в рыжие лапки нулевую торбу. Она сама пошла набирать в нее золота. В основном выбирая лишь монеты и небольшие драгоценные камешки всех цветов радуги.

– Вот именно, – согласилась с подругой Бешка. – Может еще кому потребуется материальная помощь, а нам много не надо.

Милана разочаровано вздохнула, но что уж поделать – нулевой торбой распоряжалась Гульнара и это было намного разумнее!

– Ну этого должно хватить нам на некоторое время, – сказала Гульнара спустя пару минут. С виду гора сокровищ даже не уменьшилась, несмотря на то, что Милане все же удалось пару камешком надежно спрятать в бронированном лифчике. Это не укрылось от глаз Ориона, но как уже было сказано ранее, ему не было дела до мирских сокровищ. И к амазонке он относился со снисхождением, понимая, какой перед девушкой открылся соблазн.

– Если потребуется еще, вы знаете, где меня найти, – сказал Орион.

– А что дальше? – подал голос Эрик, который все это время стоял в уголке и помалкивал. Купидон в седьмом отряде был самым неразговорчивым. Зато равных среди стрельков у него почти не было.

– Орион, не могли бы вы поделиться со мной координатами Амазонии? – спросила Бешка. – А то сколько не спрашивала у Миланы, она не может дать четкого ответа.

– Ну я ж не виновата, что у меня нестабильная стабильность в пространстве, я плохо в нем ориентируюсь! – надулась амазонка. – Какие-то координаты тебе нужны. Это что числа и преферансы? Как их передавать-то?

Пока Орион передавал Бешке через телепатическую связь координаты, Ворон думал, что же ждет их впереди. Всего три сферы из тринадцати они могли относительно легко добыть, зная об их местонахождении. А каким дальше станет их путь?

– Дальше я вам советую посетить мир Древос, сам я его не люблю, но порой приходится туда отправляться для спасения редких животных.

– Этот мир промышляет добыванием древесины! – тут же вспомнила умная Гульнара. Отряду сразу стало понятно, почему дриад его не любит. Деревья были его друзьями и даже в какой-то мере частью его самого.

– За ним Совет Миров почти не следит, так как он достаточно маленький и там в основном трудятся представители разных рас, – пояснил Орион. – Если вы там пробудете недолго, то останетесь незамеченными. Вам нужно посетить их рынок и закупить одежду, вряд ли вы отправитесь в таком виде на Амазонию.

И он многозначительно посмотрел на мужскую часть отряда. Но парни не обратили на это внимание, а зря – им еще предстояло намучиться перед отправкой на Амазонию!

Уже темнело и седьмой отряд решил отправиться на рассвете, так как Орион пояснил, что на Амазонии рассвет наступает, как и в Царстве лесов. На ночь решили устроиться на небольшой полянке. Гульнара стала искать в нулевой торбе палатку, а Сэм все бегал у ее ног и клянчил рыбку. В такой момент он почти ничем не отличался от Сэма с земли – такой же рыжий негодник, только в плаще, сапожках и со смертоносными браслетами на лапках.

– А ну брысь, – не выдержала Гульнара и такого хамского отношения к себе Сэм не смог выдержать… Он отошел, лег на мох, свернулся калачиком и притворился спящим. Сам же он решил ночью во что бы то ни стало избавить нулевую торбу от всего мяса и рыбы! Пускай никому не достанется вкусняшек! Назло он и зеленью закусит.

Эрик хотел было потренироваться стрельбе из лука, ведь он так и не успел толком оценить по достоинству колчан стрел от Гефестуса, но Бешка дала ему понять, что в мире Ориона это не самая лучшая затея. Милана снова начала наводить красоту по новой, любуясь своим отражением в маленьком зеркальце. Она причмокивала накрашенными губами и хлопала огромными ресницами. Пив сидел рядом с ней и попивал из своей фляжки, устремив взгляд вдаль. Он был как никогда серьезен – весь отряд проникся важностью их миссии.

Орион же предложил Ворону прогуляться и тот охотно согласился. Компания мудрого дриада всегда была приятной.

– Как вижу, вы все получили оружие от Гефестуса, – констатировал факт Орион и Ворону оставалось лишь кивнуть. А дриад продолжил: – Первоклассный мастер. Оружием, выполненным его умелыми руками, любой воин мечтает сражаться. Ты уже вступил в контакт со своим?

– Да, – ответил Ворон, продолжая идти нога в ногу с дриадом. Для многих ночь в Царстве лесов стала бы временем абсолютной темноты, но только не для следопытов. Парень спокойно различал в темноте землю под ногами и пышные ветви деревьев над головой. А вот небо скрывалось за листвой – разглядеть его не представлялось возможным. – Адолейк уже делится со мной и Аскалоном необходимыми знаниями.

Орион из складок своего плаща достал прекрасное оружие: лук, переливающийся перламутровым светом. Ворон сразу понял, что перед ним очередное творение Гефестуса из небесных слез. Лук был прекрасен: надежная, легкосплавная рукоять из небесного металла в совокупности с сверхпрочной тетивой из этого же материала делало его опасным оружием. Кроме того, конструкция была снабжена удобной направляющей планкой. Да уж, тут бы Эрик просто был в неописуемом восторге, увидав такое славное оружие! Он немедленно бы откололся от компании и поспешил на поиски ещё одного куска нужного металла, чтобы и лук сделать из небесных слез.

– Это искатель сердец, – произнес Орион, с гордостью взирая на оружие. Видимо следопыт с этим луком повидал на своем веку (а то и не одном) немало боевых приключений!

Следопыт натянул пустую тетиву и в тот же миг на ней сама материализовалась стрела буквально из пучка света. Орион пустил стрелу в даль, та прошла сквозь стоящее на ее пути дерево, не причинив тому никакого вреда и врезалась в лежащий позади камень, который тот же час раскололся надвое. Стрела же исчезла столь быстро, как и материализовалась.

– Лук, не знающий промаха, – пояснил следопыт, вновь скрывая оружие от взгляда Ворона под своим плащом. – Даже сквозь толпу пронзает нужную цель. Лишь единицам умелых магов подвластно отсрочить попадание этой стрелы.

Увидев немое восхищение на лице парня, Орион тут же произнес:

– Но не одно оружие из небесных слез не сравнится с твоим мечом. Я со своим искателем сердец вместе уже давно, мы успели стать единым целым. У тебя же это все еще впереди, он будет обучать тебя и твой второй меч прямо во время реального боя. Отнесись с должным уважением к твоему наследию!

На это Адолейк в ножнах у Ворона завибрировал и в голове парня раздалось еле тихое «Следопыт дело говорит».

Дальше Орион вывел парня на небольшую поляну, здесь росли красивые цветы, напоминающие своей простотой земные ромашки. Воздух был наполнен цветочным ароматом. А трава под ногами отличалась невероятно ярким зеленым цветом – земные газоны могли ей позавидовать. И хоть о газонокосилках здесь никому не было ведомо, трава казалась ровной и ухоженной.

– Я хочу тебя обучить одному приему, – сказал Орион и Ворон в удивлении посмотрел на дриада. Орион произнес эти слова с ноткой грусти в голосе.

– Приему? Разве я не полностью прошел обучение у вас?

– Полностью, этот прием в курс обучения следопытов не входит. Мне жалко каждый метр природы у себя в мире. Но я считаю своим долгом обучить ему последнего авалонца в Союзе Миров. И я готов пойти на такую жертву.

Дальше не проронив ни слова, Орион резко опустился на землю, полы его зеленой мантии будто бы слились с окружающей травой. Старый следопыт опустил ладони на землю и в следующий же миг вцепился ногтями в нее так, будто от этого зависела его жизнь. Взгляд его глаз без зрачков смотрел куда-то вдаль и был очень сосредоточенным.

Глаза Ворона расширились от удивления: цветы и трава вокруг дриада вмиг усохла. Вокруг дриада больше не находилось и сантиметра плодородной земли – она вся высохла и потрескалась. Парень в ужасе осознал, что как минимум несколько лет этот участок земли будет непригоден для жизни. Но больше не это шокировала парня, а то, что это сделал дриад!

– Да, я уничтожил тут все живое – растения, почва, насекомые в земле, – ответил на невысказанный вопрос парня Орион. – Зато я почерпнул огромное количество жизненной силы. Не пользуйся этим приемом часто, только в критические моменты, когда требуется, чтобы силы твои возросли в десятки раз!

Ворон находился еще под сильным впечатлением от увиденного, поэтому не сразу понял, чего от него хочет Орион. А он хотел, чтобы Ворон попробовал сам провернуть столь ужасный прием, избавив землю от всего живого. И это казалось настоящей дикостью.

Что Ворону оставалось делать? Надо было отнестись с уважением к знаниям старого следопыта, которыми тот желал поделиться с простым парнем. Ворон отошел на еще живой участок земли и хотел было опуститься на четвереньки, как и дриад, но тот его остановил словами:

– Перекинься.

Перевоплощение в белого оборотня у Ворона заняло от силы пару секунд. Его плащ и одежда сразу подогналась по размерам нового тела. Как и всегда в такие минуты парень почувствовал увеличение собственной мощи – в такой ипостаси будто бы открывалось второе дыхание, можно было свернуть горы! А главное – он еще острее начинал чувствовать свою принадлежность к великому народу.

– Нет, – и на этот раз остановил парня-оборотня Орион. – Перевоплотись полноценно в волка.

Это парню давалось еще тяжело, но все же его попытки увенчались успехом. Теперь перед Орионом стоял большой белый волк. Он был гораздо больше обычных лесных волков и невероятно вынослив. Мощная спина, узкая грудная клетка, сильные лапы и густой белоснежный мех. Одежда и мечи пропали, но Ворон совсем не беспокоился – хоть он и не понимал магии, которой его обучил Мастер Магии, но он знал, что стоит ему перекинуться обратно и все его добро вернется на свои законные места. Оно и сейчас будто находилось с ним, просто в каком-то невидимом для волка пространстве.

Янтарные глаза взирали на Ориона и теперь дриаду не требовалось озвучивать вслух свои мысли. Теперь их общение происходило на уровне мыслей: «Теперь можешь пробовать».

Ворон встал поустойчивее и сосредоточился на своей задаче. Ему предстояло отнять жизнь, пускай даже у растений и земли, но одна лишь эта мысль вселяло в него отвращение. Это было равносильно тому, чтобы стать убийцей. Но также парень осознавал, что эти знания не будут лишними в бою с демонами, не знающими жалости и милосердия.

«Вбери в себя энергию земли» – прозвучал в голове Ворона голос Ориона и процесс начался. Сначала даже было достаточно легко: как с древесным защитником. Только теперь Ворон не отдавал энергию, а забирал ее. И как только вокруг белого волка земля начала усыхать, голову парня буквально разодрали крики боли со всех сторон. Каждый миллиметр земли, каждая травинка, каждый цветок вопил от боли и умолял остановиться Ворона.

Ворон встряхнул своей большой головой и процесс остановился – и хоть трава успела почахнуть, она могла еще с приходом дождя восстановиться.

«Это и есть плата» – догадался парень и Орион печально кивнул.

«Агония земли, – мысленно произнес дриад. – За столь небывалую силу надо платить, но порой требуется пожертвовать чьими-то жизнями, чтобы спасти сотни других».

Ворон хотел было уже перекинуться назад в человека, но Орион остановил его: «Доведи дело до конца». Видя сомнение на морде волка, он уже более мягким тоном промыслил: «Ты должен. Мой лес простит тебя, ведь это умение ты используешь на благо всем Мирам!».

Ворон не стал спорить. Он решил покончить с этим делом быстрее. Вновь его голову разорвали крики, но сквозь них парень ощутил, как энергия наполняет все его тело изнутри сквозь лапы. Он буквально струился ею. Слушать крики природы было невыносимо, но скоро с этим было покончено. Ворон оглянулся и понял, что забрал энергии больше, чем Орион. Это заметил и сам дриад.

Ворон перекинулся назад в человека и понял, что энергия природы так и распирает его. С таким «допингом» хоть в бой с сотнями демонов!

 

– Отплати природе, – уже вслух сказал Орион и повел парня за собой. Полянка с погибшей землей осталась позади, чему Ворон был несказанно рад – видеть «творение» своих лап ему не очень-то и хотелось. Хватало и того, что в его голове по-прежнему гудело эхо предсмертных криков природы.

Дриад подвел парня к больному дереву. Оно было высоким, ствол толстым, но все же парень даже не смог распознать какое же перед ним дерево. Настолько оно было больным. Зеленых побегов уже не было, вся листва опала, кора отмерла, ствол был будто бы обнаженным, темного цвета. Во многих местах сухая древесина потрескалась.

– Верни хоть часть энергии, – пояснил дриад и повторять дважды Ворону не пришлось. Он охотно приблизился к голому стволу, приставил к нему ладони и закрыл глаза. Следом он прижался и лбом к дереву. Он не услышал голоса древесного духа – он уже покинул больное дерево, но тем не менее слабая энергия в стволе еще теплилась. Парень начала выплескивать лишнюю жизненную энергию и остановился только тогда, когда почувствовал легкое головокружение.

Парень сразу оторвал от ствола ладони, прерывая процесс передачи энергии, оглянулся на Ориона и произнес:

– Кажется я перестарался, выплеснул малость лишнего.

– Да уж, – только и смог произнести Орион. Пожалуй, впервые за все их знакомство Ворон заметил на лице дриада удивление. Желтые глаза с немым удивлением взирали на древо за спиной у парня.

Парень оглянулся и сам опешил: больше не было больного дерева, его взору предстало многовековое древо, пышущее жизнью. Под его ветвями могли укрыться все двадцать отрядов с АДЛОМа. Но даже не это поразило парня: древо подмигнуло ему! Кора дерева в двух метрах от земли приобрела очертания человеческого лица, которое теперь улыбалось своему спасителю и излучало тепло.

Орион быстро пришел в себя и повел парня назад к седьмому отряду, бормоча себе под нос: «Впервые такое вижу, вот это потенциал». Древо же помахало Ворону вслед всеми своими ветвями, радуясь своему возрождению.

Доведя парня до остановки отряда, Орион молча скрылся в темных ветвях своего леса. Все уже спали: Пив, Милана, Эрик и Гульнара в палатке, а Сэм с Бешкой у потухшего костра. Планы котика не увенчались успехом – Гульнара унесла нулевую торбу с собой в палатку и положила ее под голову Пива в облике медведя. А Пив даже после выпитой медовухи научился спать чутким сном.

Ворон сел в метре от потухшего костра, откинулся спиной на ствол дуба, положил рядом с собой свои верные мечи и отправился в глубокий сон. Но в этом сне парень отдыхал лишь телом, но никак не мозгом. Во сне Адолейк показывал авалонцу новые техники боя на парных мечах: как знакомые и землянам, так и давно утерянные. Во сне у Ворона был безграничный простор для тренировок: тут время текло иначе. И места для боя всегда были разными. То Ворон оттачивал удары на просторной поляне, то в тесных катакомбах, где практически не было места для ловких маневров.

Но больше всего парню нравилось слушать рассказы меча о своих предках. Адолейк так давно служил авалонцам, что рассказать ему было что! Аскалон тоже внимал рассказам мудрого меча, запоминая каждое его слово. С каждым разом Аскалон становился чуточку мудрее и опытнее, обучаясь новым премудростям наравне со своим обладателем.

Как же Ворон желал стать хоть чуточку похожим на своего отца: сильным, но мудрым. Великим, но великодушным.

А иногда меч показывал парню, казалось бы, незначащие воспоминания из жизни Адриана и Амелии. Эти воспоминания ничем не могли помочь Ворону в бою с демонами Бездны, но зато учили его нежности и любви. Все чаще парень стал ловить себя на мысли, что ему хочется залезть не под рубашку леди Бе-Бе, а просто обнять ее и прижать такую хрупкую с виду девушку к груди, ощутить ее тепло и вдохнуть аромат волос. Он осознал, что всегда представлял любовь себе неправильно. У его родных родителей любовь была скорее на эмоциональном уровне, она угадывалась во взглядах, словах, легких прикосновениях, поступках. А все остальное было лишь дополнением их жизни. Теперь и Ворон мечтал о таких чистых и искренних отношениях, где нет места обману и похоти – все это он оставил людям с земли, к коим теперь себя не относил…

***

Проснулся Ворон от жуткого щекотания в носу – это Сэм пытался добудиться парня путем махания у него перед лицом своим пушистым рыжим хвостом. Только-только рассвело, Ворон чувствовал легкую усталость – он столько нового познавал от своего меча! Но тело было готовым к новым свершениям.

Все уже активно собирались, вот палатка скрылась в нулевой торбе. Сэм был очень доволен собой – ему удалось у Гульнары выклянчить с утра кусок мяса.

И Орион был здесь, он был готов распрощаться с седьмым отрядом.

– Ну что ж, пора отправляться, – произнесла Бешка и несколькими неуловимыми движениями пальцев сотворила портал над землей. Зелёное марево призывно манило к себе.

– Удачи Вам в Вашем благом деле, – сказал Орион, внимательно провожая каждого члена отряда взглядом. Один за другим легионеры скрывались в голубой дымке. Последним из Царства лесов уходил Ворон, он кивнул в знак благодарности Ориону – лишних слов было и не нужно, и тоже вступил в невесомую дымку.

Царство лесов с его непроходимыми дебрями осталось позади. А зато перед ними открывался новый мир – мир лесорубов. Удивительно, но как раз леса-то Ворон перед собой и не заметил. Бешка перенесла седьмой отряд сразу в городок лесорубов, который особыми достопримечательностями не отличался: бревенчатые домики, построенные в разнобой, небольшие огородики, с растущими на них неизвестными Ворону овощными культурами. Повсюду сновали разные создания. Парень сразу почувствовал себя как в мире у гномов – там тоже жили и трудились представители различных рас. И встретить здесь можно было кого угодно.

Милана первая заприметила необходимое отряду, а именно – городскую площадь с обилием торговцев. Она рысью туда кинулась и Пив не в силах было ее остановить. Только ее длинную золотистого цвета косу и видели. Даже Сэм позавидовал ее скорости. Уж что-что, но когда дело касалось шопинга, то тут и котик со своей скоростной магией не мог тягаться с амазонкой.

– Не переживай, – успокоила его Гульнара. – Все золото-то у меня в нулевой торбе. Что она без него сможет купить?

Пиву, да и всему отряду тут же стало немного спокойнее. Сэм довольный хмыкнул.

– Не забывайте о нашей задаче, – рассудительно произнесла Бешка и все направились по направлению к площади. Они здесь были не для развлечений.

На площади было пыльно и шумно. Воздух был спертым, местами пахло несвежей рыбой. Шустрые гоблины и алконосты сновали в толпе и зазывали народ к своим лоткам с товарами. На седьмой отряд никто не обращал внимания, видимо здесь часто останавливались путешественники.

Ничего примечательного для себя Ворон тут не находил: какие-то пыльные склянки, выпечка, овощи, тряпки.

Милану нашли у большого лотка с различным тряпьем – ткани пестрели обилием цветов. Золотоволосая девушка с восхищением рассматривала два ничем не отличающихся с виду лифчика из кружева и обилия бантиков.

– Лапусь, я не знаю, какой выбрать! – захныкала Милана, заприметив своего возлюбленного, который пребывал в облике человека в очках. Пив покраснел и буркнул:

– Они ж ничем не отличаются.

– Ну ты че такой недалекий? Этот с пуш-апом, а этот без! – округлила глаза Милана, тыча Пиву в нос лифчиками. А продавщица (старая горгулья со сморщенными крыльями) тут же подала голос:

– Бери оба, сделаю скидку – два по цене трех! Такой умной красавице грех не подсобить.

– Ах, какая вы добрая женщина! – воскликнула Милана и тут же стала выуживать из своего бронированного лифчика золотые монеты. Никто из отряда даже не стал ее останавливать: в процессе шопинга лучше с амазонкой было не связываться, все равно настоит на своей правоте или же начнет лить слезы. А плачущую воительницу никто успокаивать не хотел. Даже Пив предпочел обойтись без споров с амазонкой. За время их отношений он так и не научился справляться с ее капризами.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru