Предупреждение вовлечения несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий

О. В. Поликашина
Предупреждение вовлечения несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий

Рецензенты:

А. И. Глушков, и.о. заведующего кафедрой уголовного процесса и криминалистики МПГУ, доктор юридических наук, профессор

Н. М. Нестерова, кандидат юридических наук, доцент

© О. В. Поликашина, 2013

© Издательство «Прометей», 2013

* * *

Введение

В последнее время в средствах массовой информации широко освещается проблема преступности и противоправного поведения несовершеннолетних. Тревога общества за судьбу детей понятна, так как антисоциальный характер поступков, поведения несовершеннолетнего опасен не только его конкретным сиюминутным результатом, но и тем, что формирует сознание и мировоззрение, создает ценностные установки и жизненные ориентации, привычки и навыки под стать этим поступкам и поведению. Кроме того, несовершеннолетние преступники – это резерв «взрослой» преступности. Зачастую преступному поведению несовершеннолетних предшествует правонарушающее поведение.

Одним из направлений борьбы с преступлениями несовершеннолетних является выявление и привлечение к ответственности взрослых лиц, вовлекающих несовершеннолетних в преступную и антиобщественную деятельность. Негативное влияние взрослых преступников не только способствует совершению преступлений подростками, но и нередко придает им более организованный и дерзкий характер. Законодатель обращает внимание на данный отрицательный фактор и указывает на необходимость его установления при расследовании уголовных дел в отношении подростков (п. 3 ч. 1 ст. 421 УПК РФ).

В уголовном законодательстве предусмотрены такие составы преступлений, как вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступлений и антиобщественных действий (ст. 150, 151 УК РФ), причем преступления, предусмотренные ч. 3 и 4 ст. 150 и ч. 3 ст. 151 УК РФ, отнесены к категории тяжких.

Предупреждению вовлечения детей в организованную преступную деятельность в современный период уделяется особое внимание на международном уровне. Эр-Риядские руководящие принципы ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (1990 г.) обязали правительства принять и обеспечить соблюдение законодательства, запрещающего использование детей как орудие в преступной деятельности. Данная проблема стала предметом специального обсуждения на IX Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (1995 г.).

Проблемы предупреждения вовлечения несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий, расследования уголовных дел данной категории исследовались учеными-криминологами, криминалистами, специалистами в области уголовного права, в том числе С. Ш. Ахмедовой, В. Б. Боровиковым, М. И. Блумм, Г. З. Брускиным, Н. И. Загородниковым, Л. Л. Каневским, А. В. Кладковым, Л. Л. Кругликовым, Г. М. Миньковским, П. Я. Мшвениерадзе, А. В. Наумовым, В. В. Николюком, С. И. Никулиным, А. П. Перминовой, В. С. Савельевой, М. А. Селезневым, Н. М. Сидориным, А. В. Ткаченко, Н. И. Трофимовым, Е. А. Харшак, Е. А. Худяковым, С. П. Щербой, М. А. Яковлевым, Н. Г. Яковлевой.

Вместе с тем проблемы предупреждения данного вида преступлений требуют переосмысления и дальнейшей разработки. Следует учесть значительные изменения в характере подростковой преступности, гуманизацию уголовного закона в отношении несовершеннолетних. Указанные факторы требуют дальнейшего изучения проблем предупреждения рассматриваемой категории преступлений.

Глава 1. Комплексная характеристика вовлечения несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий

1.1. Уголовно-правовая и криминалистическая характеристика вовлечения несовершеннолетних в совершение преступлений

Преступность несовершеннолетних растет, и во многом этот рост обусловлен негативным влиянием взрослых лиц. Как показывают исследования, 13,7 % групповых преступлений совершаются подростками с участием взрослых[1]. Согласно данным, за 12 месяцев 2011 г. в Юго-Восточном округе Москвы примерно 18 % всех групповых преступлений несовершеннолетних совершены подростками с участием взрослых лиц.

Примерно 17 % подростков, совершивших преступления, были вовлечены в преступные действия своими взрослыми приятелями, с которыми они постоянно общались на протяжении 2–5 месяцев. Уголовный закон предусматривает ответственность взрослых за вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность. Законодатель закрепил такую ответственность в ст. 150 УК РФ.

Общественная опасность указанного преступления заключается в том, что под воздействием взрослого гражданина еще недостаточно сформировавшийся и психически неокрепший несовершеннолетний впитывает и повторяет информацию, поступки, не одобряемые обществом с позиции общепринятых норм морали, нравственности. Это наносит вред несовершеннолетнему, его физическому, нравственному воспитанию и развитию.

Ст. 150 УК РФ называется «Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления». Однако опыт показывает, что известные трудности как у теоретиков, так и у практиков вызывает термин «вовлечение», несмотря на то, что действующее Постановление Пленума Верховного суда РФ от 1 февраля 2011 г. № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» разъясняет, что именно следует понимать под вовлечением в преступную деятельность: действия взрослого лица, направленные на возбуждение желания совершить преступление, которые могут выражаться как в форме обещаний, обмана или угроз, так и в форме предложения совершить преступление, разжигания чувства зависти, мести и иных действий.

Ученые также высказывали свои взгляды на понятие «вовлечение». Так, П. Я. Мшвениерадзе под вовлечением несовершеннолетнего в совершение преступления понимал действия, направленные на возбуждение у несовершеннолетнего желания, стремления, решимости участвовать в совершении преступления в качестве исполнителя или пособника[2]. Такое же определение давалось и в Постановлении Пленума Верховного суда СССР от 3 декабря 1976 г. № 17 «О практике применения судами законодательства по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность», которое в настоящее время также признано утратившим силу[3]. В данном постановлении под вовлечением несовершеннолетнего в совершение преступления понимались действия, направленные на возбуждение желания, стремления несовершеннолетнего участвовать в совершении одного или нескольких преступлений.

Вовлечение должно предполагать намерение взрослого лица превратить несовершеннолетнего в преступника (исполнителя, пособника преступления). На наш взгляд, наиболее полно это понятие отражено в следующем определении: «действия, направленные на подготовку несовершеннолетнего к участию в преступлениях, подстрекательство его к совершению преступления либо привлечение его к совершению преступления в качестве соисполнителя или пособника». Здесь фактически упоминаются три самостоятельных вида вовлечения несовершеннолетних в преступную деятельность. С нашей точки зрения, оно наиболее удачно, так как анализ уголовных дел полностью подтверждает жизненность этих видов вовлечения, каждый из которых образует оконченный состав преступления. Такое же определение содержалось и в ранее действовавшем Постановлении Пленума Верховного суда СССР от 12 сентября 1969 г. № 8 «О судебной практике по делам о вовлечении несовершеннолетних в преступную и иную антиобщественную деятельность»[4].

Проведенное анкетирование сотрудников следственных подразделений показало, что термин «вовлечение» вызывает у них некоторые трудности.

Объективную сторону данного состава преступления составляют активные действия взрослого лица, направленные на возбуждение у несовершеннолетнего желания совершить преступление. Вовлечение несовершеннолетнего в преступную деятельность может осуществляться разными способами, предусмотренными ч. 1 ст. 150 УК РФ. Установление способа является важной частью раскрытия и расследования преступлений любой категории. Кроме того, способ совершения преступления – это один из важных составных элементов криминалистической характеристики любого вида преступления. Р. С. Белкин признает данные о способе совершения и сокрытия преступления центральной частью криминалистической характеристики, поскольку именно они выражают функциональную сторону преступной деятельности[5]. Того же мнения придерживается и Л. Л. Каневский, который указывает, что центральным элементом криминалистической характеристики преступления выступает способ совершения общественно-опасного деяния[6]. В этом смысле под способом понимается комплекс психофизических и профессиональных навыков, которые преступник с учетом объекта преступного посягательства, обстановки, времени и места использует для подготовки, совершения и сокрытия преступления.

 

Способ преступления на основании ч. 1 ст. 73 УПК РФ подлежит доказыванию по уголовному делу. Деятельность следователя и дознавателя по установлению способа вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления также является необходимым элементом предупреждения уголовных дел указанной категории.

Одна из основных причин вынесения оправдательных приговоров взрослым лицам по ст. 150 УК РФ – недоказанность способа вовлечения несовершеннолетних в совершение преступлений[7]. Кроме того, о необходимости установления способа вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления неоднократно упоминалось в постановлениях Пленума Верховного суда СССР. И хотя Постановление Пленума Верховного суда СССР от 25 декабря 1990 г. № 5 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность» ныне признано утратившим силу, оно не утратило своей практической значимости. В нем говорилось, что в случае привлечения лица к ответственности за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, в обвинительном заключении, наряду с другими обстоятельствами совершения преступления, должен быть указан способ вовлечения несовершеннолетнего в преступную деятельность[8]. Представляется, что данное требование было действительно правильным.

В ходе изучения уголовных дел о вовлечении несовершеннолетних в совершение преступлений установлено, что примерно в 60 % случаев, следователями в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого не указывается способ вовлечения несовершеннолетних в преступные действия. Это приводит к тому, что по данной категории уголовных дел нередко выносятся оправдательные приговоры. Способ вовлечения не только не указывался в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, но и не устанавливался при расследовании указанных преступлений. Анализ практики предъявления обвинений по ст. 150 УК РФ показал, что в 80 % случаев в ходе предварительного следствия не был установлен способ вовлечения подростков в совершение преступлений. Он не устанавливался ни при допросах, ни и при производстве других следственных действий.

В ходе следствия необходимо установить и доказать, каким именно способом несовершеннолетний был вовлечен в совершение преступления: обещаниями чего-либо, угрозами, уговорами, дачей советов о месте и способах совершения и сокрытия следов преступления, подкупом, лестью, обещанием оказать содействие в реализации похищенного, побоями, уверениями в безнаказанности, возбуждением зависти, неприязни к другим лицам и др. Вовлечение предполагает все виды действий, связанных с применением физического насилия и психического воздействия. Как правило, одним из источников доказательств в данном случае является допрос несовершеннолетнего.

Вовлечение путем обещаний означает принятие виновным лицом на себя каких-либо обязательств к исполнению[9]. Обещания включают в себя уверения и посулы каких-либо выгод материального характера.

Обман – это сознательное распространение ложных утверждений. Обманом признается умышленное искажение или сокрытие истины с целью ввести несовершеннолетнего в заблуждение относительно как юридического, так и фактического характера предполагаемых действий. Содержание обмана могут составлять сведения об обстоятельствах преступления либо о наказании за его совершение. По форме обманные действия могут выражаться в словесном обмане (в виде устного или письменного сообщения) и обмане действием (поступки виновного, вводящие в заблуждение несовершеннолетнего). Среди изученных уголовных дел обман как способ вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления происходил в 11 % случаев.

Вовлечение несовершеннолетнего в преступную деятельность может осуществляться также при помощи угроз. Угроза означает психическое насилие и выражается в запугивании, обещании причинить несовершеннолетнему какие-либо неприятности. Угрозы могут быть адресованы не только непосредственно несовершеннолетнему, но и касаться его родственников и близких ему лиц. Запугивание несовершеннолетнего с целью вовлечения в совершение преступления может сопровождаться угрозами уничтожения или повреждения имущества, посягательств на имеющееся у подростка животное и т. д. Угроза может быть выражена различными способами (устно, письменно, по телефону и т. п.) как непосредственно самому несовершеннолетнему, так и через третьих лиц[10].

Уголовно наказуемой считается угроза, если имелись достаточные основания опасаться ее осуществления. С этой целью в ходе следствия необходимо установить реальность осуществления такой угрозы. Большую помощь в доказывании такого факта могут оказать допросы ближайшего окружения подростка. Немаловажную роль здесь также сыграют показания самого подростка о том, воспринимал ли он реально высказанную угрозу и опасался ли ее осуществления. Вовлечение несовершеннолетнего может осуществляться и другими способами. Главное, чтобы было установлено психическое или физическое воздействие на несовершеннолетнего со стороны взрослого лица.

Однако в 75 % изученных уголовных дел установлен такой способ вовлечения несовершеннолетних в преступную деятельность, как предложение совершить какое-либо преступление. Чаще всего предлагают совершить преступление взрослые из той же группы, в которую входят и несовершеннолетние.

Среди практических работников считается, что следует привлекать к уголовной ответственности взрослого за сделанное подростку предложение совершить преступление. В случае, когда подросток совершает преступление по предложению взрослого, это лицо с учетом конкретных обстоятельств дела может быть привлечено к ответственности за вовлечение в преступную деятельность. При этом, если подросток совершает конкретное преступление по предложению взрослого, действия последнего следует квалифицировать по ст. 150 УК РФ и по закону, предусматривающему ответственность за соучастие (в форме подстрекательства) в совершенном подростком преступлении.

При установлении у взрослого лица цели вовлечь несовершеннолетнего в конкретное преступление, рассказы о преимуществах преступного образа жизни, пропаганда воровской романтики также признаются способом вовлечения в преступление.

Не признается вовлечением в совершение преступления:

• неправильное воспитание несовершеннолетнего в семье или в воспитательных учреждениях, которое в конечном счете способствовало приобщению его к совершению преступления;

• совершение на глазах у подростка преступления или иных антиобщественных действий без намерения вовлечь его в их совершение;

• попустительство совершению противоправных деяний при отсутствии активных действий со стороны взрослого;

• систематическое участие взрослых в сокрытии следов преступлений, совершаемых подростками, и в распоряжении преступно нажитым имуществом[11].

При установлении способа вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления следователю (дознавателю) необходимо помнить, что со стороны взрослых лиц это предполагает активные действия, связанные с физическим или психическим воздействием на несовершеннолетнего.

В случаях, когда несовершеннолетние до вовлечения в совершение преступных действий характеризовались отрицательно или даже состояли на учете в подразделениях по делам несовершеннолетних, следователи стараются не привлекать взрослых к уголовной ответственности по ст. 150 УК РФ. Это объясняется тем, что подросток с девиантным поведением сам провоцирует взрослого на совершение того или иного преступления. В некоторых случаях такое утверждение полностью соответствует действительности. Кроме того, нередко обвиняемые взрослые выдвигают версию о том, что такой подросток сам был инициатором преступления. Однако в каждом конкретном случае подход должен быть индивидуальным и дифференцированным, что является эффективной мерой предупреждения преступлений указанной категории.

В случае, если подросток, отрицательно характеризующийся и ранее даже совершавший преступления, был действительно вовлечен в совершение преступления взрослым лицом, привлечение последнего к уголовной ответственности по ст. 150 УК РФ обоснованно и законно. Ранее это подтверждало и постановление Пленума Верховного суда СССР, ныне утратившее силу. В Постановлении от 3 декабря 1976 г. № 16 «О практике применения судами законодательства по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность» указывалось, что для наличия состава преступления не имеет значения поведение несовершеннолетнего до момента его вовлечения в преступную деятельность (ранее совершал преступления или другие антиобщественные действия)[12]. Можно согласиться с тем, что данное утверждение не потеряло своей практической и теоретической ценности и в наши дни.

 

Некоторое авторы также говорят о том, что, хотя несовершеннолетние и характеризовались антиобщественным поведением, вовлечение их в совершение нового преступления, тем не менее, посягает на их нормальное развитие и воспитание, то есть на объект, на защиту которого направлены названные нормы УК[13].

Важным элементом состава преступления является субъект. В нашем случае специальным субъектом преступления будет взрослое лицо, то есть лицо, достигшее 18-летнего возраста. Об этом прямо говорится в ч. 1 ст. 150 УК РФ: «Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления… совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста». Ссылка на возраст субъекта указанного преступления дается и в ныне действующем Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 1 февраля 2011 г. № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних», где отмечается, что к уголовной ответственности за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления могут быть привлечены лица, достигшие 18-летнего возраста.

В этой связи на первое место выдвигается важная проблема. Часто возраст взрослых обвиняемых не сильно отличается от возраста несовершеннолетних лиц. В 65 % случаев возраст взрослых лиц составлял от 18 до 25 лет; и это были лица из одной компании с несовершеннолетним, которые общались между собой постоянно.

В литературе с давних пор идет дискуссия об ответственности за вовлечение несовершеннолетних при возрастной близости вовлекающих и вовлекаемых. А. П. Перминова отмечала: «Если 18-летний подросток совершил преступление с подростком, которому 17 лет, вряд ли в этом случае первого нужно привлекать к уголовной ответственности за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления. В особенности, если подростки жили по соседству и никто из них не ощущал особой роли другого. В данном случае нет вовлечения в силу отсутствия превосходства в возрасте»[14]. В. Г. Баяхчев также говорит, что очень часто разница в возрасте между несовершеннолетними и их взрослыми соучастниками не превышала одного года и, следовательно, говорить о влиянии взрослого лица в большинстве случаев нельзя[15].

Представляется, что данное утверждение неверно. Закон не говорит нам о том, что нельзя привлекать к уголовной ответственности лиц 18-летнего возраста. Как уже отмечалось, в любом уголовном деле подход к привлечению к уголовной ответственности взрослых лиц должен быть дифференцированным и индивидуальным. Если в действиях 18-летнего лица содержатся признаки состава преступления, предусмотренного ст. 150 УК РФ, то не привлечь его к уголовной ответственности было бы не только неправильным, но и противоречащим принципам справедливости и неотвратимости ответственности и специальным задачам предупреждения преступности несовершеннолетних.

Кроме того, в случаях, когда потерпевший и обвиняемый (несовершеннолетний и взрослое лицо) близко знакомы, для следователя не представляет труда собрать достаточные доказательства вины взрослого лица в том, что последний не испытывал сомнений по поводу возраста подростка и желал вовлечь его в преступную деятельность.

Кроме того, если не привлекать 18-летних к уголовной ответственности, то более половины лиц, обвиняемых по ст. 150 УК РФ, уйдут от наказания. Согласно некоторым данным, возраст взрослых лиц распределился следующим образом: 18–24 года – 59,9 % от общего числа взрослых обвиняемых, 25–29 лет – 15,8 %, 30–49 лет – 22,3 %, 50 лет и старше – 2,0 %[16].

Из числа взрослых членов устойчивых преступных групп каждый второй был ранее судим за аналогичные преступления, каждый третий судим неоднократно, каждый шестой владеет навыками криминального профессионализма. Из них привлечено к уголовной ответственности за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления 86,9 %, а осуждено только 28 %[17].

По каждому делу необходимо установить, что виновный осознавал несовершеннолетний возраст того лица, которого он вовлек в преступную деятельность. Однако анализ материалов практики свидетельствует о том, что установить содержание вины субъекта вовлечения иногда довольно трудно. Следователю необходимо уяснить интеллектуальный момент умысла виновного, то есть характер и объем сознания преступником факта несовершеннолетия вовлекаемого. В следственной практике наблюдается различное понимание субъективной стороны состава вовлечения несовершеннолетних в преступную деятельность. Конкретно оно проявляется в том, что в одних случаях исходят только из достоверного знания возраста вовлекаемого, а в других – допускают возможность предположительного знания об этом. Авторы отмечают, что данная статья УК РФ будет действовать не только при достоверном, но и при предположительном знании субъектом несовершеннолетнего возраста вовлекаемого. Рассматриваемый вид умысла может быть назван прямым альтернативным[18]. Это означает, что, хотя субъекту достоверно неизвестно о фактическом возрасте потерпевшего, но, исходя из индивидуальных свойств подростка (телосложения, роста, голоса, интеллектуального развития и других данных), он сознает, что вовлекаемый им в преступную деятельность может оказаться несовершеннолетним.

При расследовании и рассмотрении уголовных дел указанной категории следует устанавливать, сознавал ли взрослый или допускал, что своими действиями вовлекает несовершеннолетнего в преступную деятельность. При этом надлежит исходить из того, что уголовная ответственность наступает как при условии осведомленности взрослого о несовершеннолетнем возрасте вовлекаемого лица, так и в тех случаях, когда по обстоятельствам дела он мог и должен был предвидеть это. Здесь должны учитываться не только показания самого обвиняемого, но и тщательно проверяться их соответствие всем конкретным обстоятельствам дела.

Следует устанавливать, осознавал ли взрослый либо допускал, что своими действиями вовлекает несовершеннолетнего в совершение преступления. Если взрослый не знал о несовершеннолетии лица, вовлеченного им в совершение преступления, он не может привлекаться к ответственности по ст. 150 УК РФ.

Исходя из изученных нами уголовных дел, обвинение по ст. 150 УК РФ строилось лишь на признательных показаниях самих взрослых обвиняемых. Половина взрослых, оправданных за недоказанностью их осведомленности о несовершеннолетнем возрасте вовлеченного, в начале следствия признавали эту осведомленность в той или иной степени, однако впоследствии от своих показаний отказались. Другая половина оправданных взрослых с самого начала следствия отрицала свою осведомленность о возрасте вовлеченного. В подобных ситуациях часто выдвигается версия о неосведомленности относительно возраста подростка. Это способ защиты, к которому прибегают взрослые, чтобы избежать наступления уголовной ответственности.

Учитывая сложности в доказывании факта знания о несовершеннолетнем возрасте, ученые предлагают в целях более четкого выражения законодательных норм, непосредственно в статье указать на заведомое знание взрослым о недостижении вовлекаемым возраста 18 лет[19]. На наш взгляд, это было бы правильным решением.

Согласно ч. 2 ст. 150 УК РФ квалифицирующим признаком преступления признается совершение деяния родителем, педагогом или иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего.

1Баяхчев В. Г. Изучение на предварительном следствии ситуации, предшествовавшей преступному поведению несовершеннолетнего // Проблемы предварительного следствия и дознания: Сборник научных трудов. М., 1995. С. 58.
2Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. Н. И. Ветрова и Ю. И. Ляпунова. М., 1998. С. 172.
3Энциклопедия Российского права: Электронный бюллетень. Февраль. 2000. № 2.
4Энциклопедия Российского права: Электронный бюллетень. Февраль. 2000. № 2.
5Аверьянова Т. В., Белкин Р. С., Корухов Ю. Г., Россинская Е. Р. Криминалистика / Под ред. Р. С. Белкина. М., 2000. С. 688.
6Каневский Л. Л. Криминалистические проблемы расследования и профилактики преступлений несовершеннолетних. Красноярск, 1991. С. 80–81.
7Особенности расследования уголовных дел о вовлечении несовершеннолетних в преступную и иную антиобщественную деятельность: Методические рекомендации / Информационный бюллетень Следственного комитета при МВД России. 1999. № 2. С. 36.
8Энциклопедия Российского права: Электронный бюллетень. Февраль 2000. № 2.
9Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. Н. И. Ветрова, Ю. И. Ляпунова. М., 1998. С. 168.
10Руководство для следователей / Под ред. Н. А. Селиванова, В. А. Снеткова. М., 1997. С. 440.
11Методические рекомендации по организации раскрытия и расследования преступлений, связанных с вовлечением несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий, совместно разработанные Прокуратурой г. Москвы и Главным следственным управлением при ГУВД г. Москвы в 2001 г.
12Энциклопедия Российского права: Электронный бюллетень. Февраль, 2000. Вып. № 2.
13Кладков А., Суспицына Т. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления и иных антиобщественных действий (ст. 150, 151 УК РФ) // Уголовное право. 2002. № 3. С. 26.
14Перминова А. П. Некоторые вопросы уголовной ответственности за вовлечение несовершеннолетнего в преступление и другие антиобщественные поступки // Вопросы уголовного права, процесса и криминалистики. Пермь, 1969. С. 68.
15Баяхчев В. Г. Изучение на предварительном следствии ситуации, предшествовавшей преступному поведению несовершеннолетнего // Проблемы предварительного следствия и дознания: Сборник научных трудов. М., 1995. С. 58.
16Ахмедова С. Ш. Ответственность за вовлечение малолетних и несовершеннолетних в антиобщественную деятельность: уголовно-правовые и криминологические проблемы. Дисс. …канд. юр. наук. Волгоград, 2001. С. 106.
17Обзор прокурорско-следственной практики по уголовным делам о вовлечении несовершеннолетних в преступную и иную антиобщественную деятельность. 1998.
18Трофимов Н. И. Субъективные признаки состава вовлечения несовершеннолетних в преступную деятельность // Вопросы борьбы с имущественными преступлениями несовершеннолетних (Материалы научно-практического семинара) / Отв. ред. Г. Б. Виттенбург. Иркутск, 1970. С. 34.
19Кладков А., Суспицына Т. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления и иных антиобщественных действий (ст. 150, 151 УК РФ) // Уголовное право. 2002. № 3. С. 27.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru