Асы против асов. В борьбе за небесное господство. 1941–1945

Олег Смыслов
Асы против асов. В борьбе за небесное господство. 1941–1945

Моему отцу Сергею Васильевичу и брату Алексею Сергеевичу посвящается


В оформлении обложки использованы фотоматериалы, предоставленные МИА «Россия сегодня»

От автора

До сих пор интерес к отечественной истории авиации не уменьшается. Более того, все чаще и чаще выходят книги, претендующие на открытие тайн в этой необъятной, как воздушный океан, теме.

История истребительной авиации сегодня занимает в ней, пожалуй, одно из самых ведущих мест.

При том, что спорными и еще неизвестными остаются тысячи вопросов, очень часто мы сталкиваемся с непрофессиональной оценкой и слабым пониманием тех или иных сторон войны в воздухе, в которую свою особую лепту внесли летчики-истребители. Не случайно именно из элиты этого рода авиации многие державы мира получили выдающихся воздушных бойцов-асов.

В этой книге рассказывается о рождении и эволюции истребительной авиации в ходе Первой мировой войны, о ее развитии и совершенствовании в межвоенный период, о борьбе за господство в воздухе между Германией и Советским Союзом. В ходе этого противостояния асы люфтваффе оказались чрезвычайно сильным, а самое главное – опытным противником. Им удалось на протяжении 1941–1942 гг. сохранять полное господство в воздухе, одерживая победы в воздушных боях. И прежде чем сталинские соколы сделали «небо голубым», они потерпели сокрушительное поражение в 1941-м, оправились от катастрофы, перестроили тактику, а с численным ростом и радикальной перестройкой ВВС, с накоплением опыта, резервов и установлением технического превосходства – нанесли ответный удар врагу, чтобы потом последовательно разгромить его. В книге собраны уникальные архивные документы времен Гражданской войны, межвоенного периода и Великой Отечественной войны. Не менее уникальны воспоминания и свидетельства непосредственных участников войны в воздухе. В ней присутствуют «рыцари неба», мастера воздушного поединка и люди – легенды воздушного океана.

К сожалению, сегодня некоторые исследователи истории авиации и ветераны пытаются оспаривать «астрономическое» количество побед фашистских асов, прибегая порой к сомнительным доводам, основанным лишь на сугубо личном мнении. При этом прежде всего страдает историческая истина. С помощью фактов и авторитетных мнений с обеих сторон я попытался ответить и на этот волнующий всех вопрос.

К слову сказать, моя двадцатилетняя служба в ВВС, в том числе семь лет обучения в стенах Высшего военного авиационного училища штурманов и Военно-воздушной академии, бесценный опыт архивной работы значительно помогли мне в написании этой книги.

Июнь 2006 г. Монино – Москва

Часть 1
Экскурс в далекое прошлое авиации

Глава первая
Начало истории, или первый опыт

1

Первый опыт боевого применения авиации был получен во Франции в 1910 г., когда во время проведения пикардийских маневров аэропланы показали свое преимущество перед дирижаблями как средство ведения воздушной разведки. Дело в том, что при ветре 9—10 м/с дирижабли летать не смогли, а аэропланы гораздо легче выполняли задания при скорости ветра 13 м/с и представляли разведданные в более сжатые сроки. Словом, накануне Первой мировой войны самолеты стали чаще использовать в военном деле, что не могло не способствовать бурному росту авиации.

Во-первых, это произошло благодаря их специфике, которая отсутствовала у других средств вооруженной борьбы, а во-вторых, немалую роль в этом сыграл положительный опыт ее боевого применения.

В 1907 г. начавший свои успешные полеты А. Фарман выпускает один из своих аэропланов под названием «военный». Эта машина обладала скоростью всего около 80 км/ч, и с нее можно было очень хорошо видеть землю, так как авиатор находился на переднем краю нижнего плана.

Пройдет всего 7 лет, и к началу Первой мировой войны в шести крупнейших государствах мира (Германия, Франция, Англия, США, Россия, Австро-Венгрия) будет насчитываться более тысячи самолетов. В одной только Германии Воздушные силы были вооружены 232 самолетами, главным образом двухместным бипланом «альбатрос» и монопланами «таубе». В России самолетный парк насчитывал 263 самолета, и практически все они были французской конструкции. Таким образом, прежде всего количественный рост самолетного парка крупнейших держав мира создал условия для формирования авиационных подразделений.

В Русской армии были сформированы 39 авиационных отрядов (штат 38 человек, 8 самолетов и 6 летчиков), в Германской – 34 авиационные роты и 7 отрядов, во французской армии – 25 эскадрилий. Если в России и Германии авиационные подразделения насчитывали по 6–8 аэропланов, то в Англии и Франции несколько больше: по 10–15. В качестве фронтовых органов материально-технического снабжения авиационных частей были развернуты: в России – 6 авиационных рот (для снабжения 4–7 авиационных отрядов), в Германии – 5 батальонов, во Франции – 18 авиационных центров. Все они готовили аэродромы, линии связи, имели ангары, ремонтные мастерские, склады авиационного топлива. Неудивительно, что все эти страны имели свои особенности и в организации военной авиации. Так, центральным органом управления авиацией в России был Отдел по устройству и службе войск Главного управления Генерального штаба, а снабжением войск авиатехникой занималось Главное военно-инженерное управление.

В Германии авиацию возглавила инспекция авиации и автомобильных сообщений, а во Франции – специальное управление при военном министерстве. При этом в России и Германии практически все разведывательные отряды находились в распоряжении командиров армейских корпусов или начальников гарнизонов крепостей, а во Франции все разведывательные эскадрильи являлись средством армейского и Главного командования.

Стоит обратить внимание и на тот факт, что с момента появления первых самолетов вплоть до 1913 г. полеты производились главным образом в горизонтальной плоскости. Тогда существовало твердое убеждение об опасности разворотов с большим креном, поэтому крены более 20 ° очень долгое время были запрещены. К полетам, совершаемым под небольшими углами относительно земной поверхности, летчики прибегали обычно во время набора высоты и при планировании.

Русский военный летчик Петр Николаевич Нестеров впервые в мире совершил «мертвую петлю», описав в вертикальной плоскости замкнутую кривую. Следовательно, ему удалось на практике опровергнуть до сих пор существующее мнение и доказать возможность полета в вертикальной плоскости. Но прежде Нестеров опроверг ложную теорию о неустойчивости самолета в воздухе, став также первым исследователем мелких и глубоких виражей с креном более 45 °. Он доказал, что на самолете, имеющем достаточную скорость, можно вполне осуществить и вертикальную петлю. Уже позже на основе его открытия в технике пилотирования многие летчики того времени с помощью экспериментов в воздухе стали искать новые фигуры высшего пилотажа, ставшие видоизменением его знаменитой петли: боевой разворот, иммельман[1] и ранверсман[2].

«Вертикальные виражи и скольжение, перевороты и петли должны быть обязательной программой для летчика, который не захочет на войне играть роль курицы», – считал основоположник высшего пилотажа.

2

Первая авиационная школа была основана во Франции в 1909 г. в городке По (у подножия Пиренеев) Вильбуром Райтом, затем были организованы авиационные школы у Фармана, Блерио и других.

В России началом создания системы подготовки летных (военных) кадров послужило открытие в 1910 г. в Гатчине при Офицерской воздухоплавательной школе Авиационного отдела по подготовке первых военлетов. В ноябре этого же года открылась Офицерская школа авиации в Севастополе, а в июле 1914 г. Авиационный отдел был выведен из Гатчинской офицерской воздухоплавательной школы и на его основе была создана Гатчинская военная авиационная школа. В 1912 г. начала работать группа от Гатчинской воздухоплавательной школы в Варшаве. Подготовку и гражданских, и военных летчиков также осуществляли Всероссийский и Одесский аэроклубы, а кроме того, Московское общество воздухоплавания. При учебных заведениях России было открыто большое количество курсов. Немало летчиков для отечественной авиации готовились и за границей. В январе 1913 г. для летчиков были установлены возрастные цензы. В соответствии с ними предельный возраст для военного летчика определялся в 35 лет, для начальника авиационного отряда в 50 лет, для командиров и штаб-офицеров авиационных рот в 50 лет.

Обязательный теоретический курс будущего летчика включал: основы аэродинамики, метеорологии, авиационной техники, воздушной разведки и другие дисциплины. После прохождения этого курса начиналось обучение полетам (4 этапа). Прежде всего это 12 полетов с целью ознакомления с особенностями эксплуатации материальной части и освоения техники пилотирования на основных этапах полета (1-й этап).

 

Затем шел самостоятельный полет по кругу (2-й этап). Далее летчики летали с пассажирами, осваивали полеты на высоту и пилотирование самолета с выключенным двигателем (3-й этап). А в заключение практического курса обучения отрабатывались навыки в проведении внеаэродромных полетов и в ведении воздушной разведки.

Выпускной экзамен включал выполнение полета продолжительностью не менее 1,5 ч, в процессе которого не менее 30 мин летчик должен был находиться на высоте 1000 м, а затем совершить планирование с выключенным двигателем с высоты 100 м. Кроме того, выполнялся полет по кругу на аэроплане незнакомого типа и решалась практическая задача по ведению воздушной разведки. Но и это было не все. Летчики выдерживали экзамен по знанию материальной части самолета. Они разбирали и собирали мотор.

К концу 1913 г. Военное ведомство России располагало 211 военными летчиками (36 летчиков из нижних чинов, остальные – офицеры). А в 1914 г. Россия получила еще 97 военных летчиков. Для сравнения: военная авиация Германии насчитывала более 250 летчиков.

3

Петр Николаевич Нестеров, осознавая необходимость вооружения самолета, неоднократно обращался к своим начальникам с просьбой о разрешении ему установить пулемет на своем аэроплане. Однако и прямые, и непосредственные начальники все время оставляли на его рапорте одну и ту же резолюцию: «По штату авиационным отрядам пулеметов не положено». Но надо было знать Нестерова, которого подобные ответы удовлетворить не могли. Не получив пулемета, он самостоятельно вооружил свой аэроплан. Сзади фюзеляжа установил длинный острый нож, чтобы при его помощи разрезать в воздухе крылья противника. Кроме того, русский летчик привязал к своему аэроплану на длинном стальном тросике груз. При помощи его он готовился выводить из строя винт самолета неприятеля и заставлять последнего приземляться на нашей территории. К тому же Нестеров высказал мысль, что можно принудить противника к посадке различными эволюциями в воздухе и угрозой сбить его живой массой своего самолета.

П.Н. Нестеров


Считая возможным применение тарана в воздушном бою, П.Н. Нестеров утверждал: «Такой маневр не будет более опасным, чем, например, столкновение конника с конником на земле. Если же при ударе о самолет противника аппарат и сломается, то это еще ничего не значит, а жертвенность собой есть долг каждого воина».

Однажды офицеру Генерального штаба из штаба армии полковнику Бонч-Бруевичу, который укорял летчиков за «наглые полеты австрийца, собиравшего важные разведданные, оскорбленный Нестеров дал честное слово русского офицера, что тот перестанет летать». И он сдержал его! Восьмого сентября 1914 г. самолеты противника подошли к расположению русских войск на высоте не более 1000–1200 м. Петр Николаевич тут же поднялся в воздух. Поравнявшись с противником, он вынужден был таранить его аэроплан колесами своей машины, так как сам не имел авиационного вооружения. Совершив первый в истории авиации таранный удар, Нестеров погиб, выполнив свой долг до конца. А первый воздушный бой на Западном фронте произошел только 5 октября, почти через месяц после воздушного боя Нестерова.

Выдающийся русский летчик Петр Николаевич Нестеров прожил недолгую жизнь. Он родился в 1887 г. После окончания кадетского корпуса и Михайловского артиллерийского училища в Петербурге (по первому разряду) Нестеров выбирает местом службы 9-ю Сибирскую стрелковую артиллерийскую бригаду во Владивостоке. В 1912 г. заканчивает офицерскую воздухоплавательную школу, а в 1914-м штабс-капитан Нестеров уже начальник 11-го корпусного авиационного отряда. Незадолго до гибели Петра Николаевича австрийское командование назначило особую премию за сбитие его самолета. А 23 апреля 1915 г. Высочайшим приказом Нестерова посмертно наградили орденом Святого Георгия 4-й степени. Самой уважаемой и почитаемой в России боевой наградой.

4

Удивительно, но только поиск путей борьбы с воздушными разведчиками и бомбардировщиками способствовал созданию в 1915 г. самолета-истребителя для ведения воздушного боя, который превосходил другие типы самолетов по скорости полета, маневренности и скороподъемности. И действительно, с 1914 г., начала Первой мировой войны, для авиации наступает новая эра, когда аэроплан получил самое широкое применение на театрах военных действий. Именно во время этой войны авиация добилась колоссальных успехов. Так, одна за другой появляются новые машины, превосходящие предыдущие по своим летным качествам. Если перед войной в России ежемесячно выпускалось около 40 самолетов, то уже в 1917 г. только завод «Дукс» в Москве производил по 75—100 самолетов в месяц. В 1914 г. в России было выпущено 535 самолетов, в 1915-м—1300, в 1916-м—1870, в 1917-м—1897. А всего более 5600 машин. Для сравнения: в Германии в 1914 г. было выпущено 1348 самолетов, в 1915-м – 4532, в 1916-м – 8182, в 1917-м—19 746, в 1918-м—14 123.

5

В целом развитие авиационной техники в 1914–1918 гг. происходило по нескольким направлениям.

Первое. Улучшались конструктивная компоновка и аэродинамические формы самолетов. По сути, в ходе войны был завершен переход от громоздкого реечно-расчалочного типа фюзеляжа к закрытому фанерно-полотняному. Кроме того, предпринимались попытки создания самолетов с металлической обшивкой фюзеляжа и крыла. Например, в 1918 г. в Германии было выпущено небольшое количество цельнометаллических истребителей-монопланов «Юнкерс Д-1», при этом подавляющее число самолетов-истребителей Первой мировой войны строилось по схеме биплана, их пропорции, формы и компоновка не изменялись, а летные и боевые качества улучшались прежде всего за счет повышения мощности и надежности моторов, совершенствования оборудования и увеличения мощности оружия. Второе. Совершенствовались силовые установки самолетов. На всех типах самолетов в основном применялись поршневые 6-цилиндровые авиадвигатели водяного или воздушного охлаждения. Все они были неподвижного или вращающегося типа. В годы Первой мировой войны скорость истребителей возросла со 120 км/ч (1915) до 220 км/ч (1918), а потолок с 3 до 5–7 км. Время набора высоты (2000 м) сократилось с 30–60 минут до 6–7, а дальность полета увеличилась с 200 до 350 км. Третье. Повышалась живучесть самолетов. Проводились работы по защите наиболее уязвимых мест самолетов, таких, как двигатель, кабина пилота. В России еще в 1912–1914 гг. конструкторы предполагали бронирование снизу и с боков находящихся на вооружении самолетов. В дальнейшем немцы безуспешно пытались решить эту проблему в 1917 г. на разведчике «Юнкерс Д-1». Четвертое. Улучшалось оснащение самолетов навигационно-пилотажным, фото– и радиооборудованием. Использовались компас, часы, указатель скорости, высотомер, указатель поворота и скольжения, тахометр. Для ведения воздушной разведки применялись бинокли и ручные кассетные фотоаппараты для перспективной съемки.

В конце 1914 г. в Германии на самолетах стали устанавливать радиопередатчики двух видов. У одних в качестве источника питания использовалась гальваническая батарея, у других – динамо переменного тока, приводимое в действие набегающим потоком воздуха. Антенной служила свисающая вниз проволока длиной 30 м, которая перед посадкой наматывалась на катушку. Радиопередатчики первого вида имели дальность действия до 30 км, второго – до 60 км от самолета до наземных станций. Впервые приемо-передающая радиостанция была установлена на самолетах в 1916 г. В последующем создавались для истребителей радиостанции с дальностью действия до 20 км. В 1918 г. истребители оснащались преимущественно двумя синхронными пулеметами, смонтированными на неподвижной установке. Их скорострельность достигала 600 выстрелов в минуту. В это же время на некоторых типах истребителей Германии и Франции была предпринята попытка установить гладкоствольную 37-мм пушку.

Однако повышение роли военной авиации в вооруженной борьбе стало возможным прежде всего благодаря росту численности самолетного парка основных стран (более чем в 2, 2 раза). Если в России количество самолетов в действующей армии возросло с 263 (1914) до 590 (1918) (в 2,2 раза), то в Германии за этот же период удалось увеличить численность самолетного парка с 232 до 2710, т. е. в 11, 2 раза.

Таким образом, рост численности и повышение боевых возможностей самолетов и вооружения, а также другие факторы оказали значительное влияние на совершенствование организационной структуры военной авиации в годы Первой мировой войны. Если летом 1914 г. в военной авиации преобладали самолеты-разведчики (905 и более), то в 1918 г. в составе военной авиации истребительная авиация занимала 40 %. В 1915 г. самолеты-истребители были объединены в армейские авиаотряды и эскадрильи. Так, в 1916 г. в России были созданы 12 истребительных авиаотрядов (по одному на полевую армию) и истребительная авиагруппа Юго-Западного фронта. А на 1 октября 1917 г. в России уже имелось 96 авиаотрядов, из них только 17 были истребительными. Между тем во Франции в первые годы войны наблюдалась тенденция сокращения численности армейской авиации и некоторого увеличения численности войсковой (корпусной) авиации. В Германии и России, наоборот, увеличивалась численность армейской авиации. В целом усложнение организационных форм военной авиации привело к зарождению авиационных частей, таких как эскадрилья, группа и бригада. Они, в свою очередь, включали в себя отряды и звенья. Так, в русских общевойсковых армиях, действовавших на фронте, были сформированы авиационные дивизионы, куда вошли авиационные отряды. Летом 1917 г. в Германии приступили к формированию истребительных авиационных групп численностью в 40–50 самолетов. А во Франции в 1918 г. была создана воздушная дивизия.

При русском Военном министерстве было организовано управление Военно-воздушного флота, на которое возлагалось руководство всей боевой авиацией.

6

С началом Первой мировой войны потребовалось увеличение количества военных летчиков. Например, в 1915 г. было принято решение об открытии частных школ авиации военного времени. Только в течение 1915 г. эти школы подготовили более 230 летчиков из нижних чинов и «охотников». В 1916 г. все учебные заведения России подготовили для авиации 497 летчиков, а к Февральской революции Русская армия имела в своем составе свыше 700 летчиков. Летом 1915 г. в Петрограде была открыта Первая офицерская школа морской авиации, а осенью – ее филиал в Баку, который уже в 1917 г. стал самостоятельной школой. В 1917 г. в Петрограде открыли еще одну морскую школу высшего пилотажа, а в Евпатории точно такую же, но только для авиации сухопутных войск. В ходе войны в военные авиационные школы доступ расширили и для гражданских добровольцев. Так, для поступающих в эти школы в Москве при высшем техническом училище осенью 1914 г. были открыты «Теоретические курсы авиации» со сроком подготовки 4 месяца.

Всего эти курсы подготовили более 240 кандидатов для поступления в авиационные школы. В ходе учебного процесса в целях повышения качества теоретической и летной подготовки выпускников военных авиационных школ внедрялись и новые методики.

Например, в конце 1915 г. в Севастопольской авиашколе приняли решение о внедрении французского метода обучения (три ступени): вывозка, тренировки и освоение боевого самолета. При вывозке проводилось первоначальное обучение летному искусству под руководством инструктора. На втором этапе обучаемый получал 8 ч налета на «фармане» и 12 ч налета на «моране», тем самым ознакомившись с бипланом и монопланом. После получения диплома летчик налетывал еще не менее 12 ч на боевом самолете.

1Иммельман – фигура высшего пилотажа, при которой самолет делает резкий подъем до момента, когда машина окажется в положении вверх колесами, а затем с помощью рулей вращается вокруг продольной оси и переходит в горизонтальное положение, летя в противоположную сторону по сравнению с началом исполнения фигуры.
2Ранверсман – фигура высшего пилотажа, позволяющая быстро изменить направление полета на 180° прохождением пути типа петли в вертикальных плоскостях.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru