Litres Baner
Мы здесь одни…

Нил Алмазов
Мы здесь одни…

Глава 9

Я допил остатки виски, ещё раз посмотрел на спящую красавицу: что ж с ней делать? Ну нельзя же так. Это хорошо, что со мной рядом оказалась, а не в какой-нибудь компании, где её состоянием воспользовались бы без всяких угрызений совести…

Попытки разбудить Алину не увенчались успехом. Я тряс, обращался по имени с просьбой проснуться – ноль эмоций. Выход один – нести в дом.

Её длинные волосы мешали нормально взяться, чтобы поднять на руки. Пришлось их закинуть на неё. Аккуратно встал, чтобы убедиться в том, что могу идти нормально – не хотелось бы упасть с ней вместе. Что после этого будет, даже представлять не стал. Зато, мне кажется, точно проснулась бы.

Путь до дома преодолел без проблем, но с предельной осторожностью. Ручку входной двери открыл при помощи колена. Правда, с нескольких попыток. То же самое проделал и с дверью в комнату Алины. Свет включать не стал, прошёл к кровати и уложил её. Она что-то сонно пробормотала. К сожалению, понять и разобрать сказанное так и не получилось.

Я долго смотрел на неё и думал, стоит ли раздеть и укрыть, чтобы спала, как положено. Вдруг проснётся, пока буду пытаться стянуть платье? С большой вероятностью можно утверждать, что подумает, будто я решил поиметь её, и тогда рухнут последние надежды сблизиться. Хотя она так крепко уснула, что вряд ли что-то может понять. Была не была…

Приступил к раздеванию смело: скинул лямки и потянул платье вниз. Алина зашевелилась, выгнулась, чем очень помогла.

– Артём, я могу и сама. Ну пожалуйста, не надо…

Этого ещё не хватало, чтоб меня Артёмом звали. Она явно бредила, что подтолкнуло меня к мысли: а ведь они, наверное, уже были в постели. Значит, не девочка уже. Может, её отец застал их в постели, поэтому вышвырнул парня. К чёрту эти мысли и догадки. Мне от них не лучше. Только голову забивают, будто подумать больше не о чем.

Когда я снял платье, сложил его на прикроватной тумбочке и почувствовал что-то твёрдое под ним. Поднял, чтобы проверить, что там лежало. Надо же, паспорт. Какой соблазн заглянуть и посмотреть, но что я там не видел? Место жительства? Возраст? Так она сама говорила, что день рождения через три дня. Какой смысл не доверять, особенно после такого вечера, когда понял, что я во френдзоне. Да и ей зачем врать? Так и не решился открыть и положил на место. Не могу я так, не хорошо это – рыться в чужих документах.

Перед уходом полюбовался прекрасным телом в белоснежном нижнем белье, накрыл покрывалом и ушёл в свою комнату. Приготовился ко сну, ляг в кровать и долго не мог уснуть. Никак не мог успокоиться, когда вспоминал про её попытку самоубийства. Это ведь на самом деле ужасно, если человек на такое решился. Не исключено, что Алина среди ночи проснётся и опять попробует, пока я сплю. В голове моментально появился чёткий кадр: она лежит в кухне, рядом нож и много крови вокруг руки. Как быть теперь? Не идти же спать к ней. Утром точно обалдеет, когда увидит меня в кровати. Единственное, что я смог придумать, так это спать в её комнате на полу. Потом можно будет всё объяснить.

Перенёс матрац и все свои постельные принадлежности. Расположился прямо рядом с кроватью Алины. Если она встанет ночью, то наступит на меня, и я сразу проснусь, смогу предотвратить её любые попытки отправиться на тот свет. Лишь тогда перестал волноваться и в скором времени уснул.

Проснулся я от чего-то холодного на моём плече. Оказалось, это Алина опустила ногу на меня и тут же убрала.

– Дэм? – удивилась она и прикрылась покрывалом. – Ты что тут делаешь?

– И тебе доброе утро, – зевнул, потянулся и посмотрел на её сонное нежное личико. – Тебя сторожу, как видишь.

– Зачем меня сторожить? – взглянула на своё левое запястье и сообразила. – А, ты про это…

– Именно, – подтвердил я.

– А мы вместе сюда пришли или ты позже? Что-то не помню, чтобы ты со мной в комнату заходил. Я же вроде не допила, поняла, что не смогу больше и ушла спать.

Отличная версия! Ага, так всё и было. Я еле удержался, чтобы не засмеяться, но она, наверное, истинно верила в то, что мне рассказала. Смущать её правдой не стал и якобы согласился:

– Да, я немного позже пришёл. А ещё только что вспомнил, что в беседке всё осталось как есть. Надо будет там прибраться.

– Надо, – кивнула Алина. – Ты собираешься вставать? Я же не буду при тебе одеваться.

– Собираюсь, конечно.

– Я отвернусь, а ты давай к себе. На кухне встретимся.

– Хорошо-хорошо.

Состояние, мягко говоря, у меня весьма печальное: голова больная, в ушах непонятный гул. Каждое движение давалось с трудом. Тем не менее, я быстро покинул комнату и перешёл в свою. Первым делом подошёл к мобильнику, посмотрел время: двенадцать часов! Вот это поспали. Это ещё ничего, но когда я увидел пятнадцать пропущенных звонков от отца, в тот же миг понял: разговор предстоит серьёзный, а у меня ещё не появилось ни одного оправдания.

Глава 10

Я нервно покрутил смартфон в руке, прекратил движение и перезвонил отцу. Надо сказать, трубку он поднял очень быстро.

– Алло. Дамиан, в чём дело? Полдня не могу дозвониться.

– И тебе привет, пап.

– Не язви.

– Да ни в чём. Просто спал долго, и беззвучный режим был включен.

– А с Алиной что? Ей тоже никто не может дозвониться. Ты там глупостей не наделал?

– Да нормально всё с ней. Могу трубку дать, если сомневаешься.

– Не надо. У неё свой отец есть, пусть он и беседует.

– Ладно. Как мама?

– В порядке. А вообще мог бы и позвонить ей, а не у меня спрашивать.

– Так и сделаю.

– И больше не включай свой беззвучный режим, чтобы мы не переживали за вас.

– Да я это уже понял.

– Мне нужно идти по делам, перезвоню позже. Ведите себя там хорошо, особенно это касается тебя. Ты понял, о чём я.

– Конечно.

– Молодец. До связи, сын.

– Пока, пап.

Вроде обошлось. Кинул мобильник в карман и отправился в ванную приводить себя в порядок. Правда, там уже занято – Алина принимала душ. Пришлось подождать. Заодно позвонил маме и поговорил с ней. Порадовало, что у них тоже всё в полном порядке.

Когда Алина закончила, наступила моя очередь: почистил зубы, побрился, помылся. После всех этих процедур почувствовал себя бодрее, свежее, но состояние всё же оставляло желать лучшего. Затем надел чистую одежду в комнате и пошёл в кухню, где застал сидящую Алину со стаканом воды в руке.

– Плохо себя чувствуешь? – поинтересовался я и сел напротив.

– Ну не совсем плохо, но слабость какая-то и голова чуть-чуть болит, – она сделала глоток, вздохнула. – А у тебя как самочувствие?

– Пойдёт. Бывало и хуже. Надо сходить в беседку, убраться, – я поднялся со стула и добавил: – Ты со мной или тут будешь?

– С тобой. Мы же договорились, что я буду рядом. Или ты забыл уже?

– Нет, не забыл. Кстати, ты отцу перезвонила? А то нам обоим никак не могли дозвониться.

– Да. Уже выслушала всё по этому поводу.

– У меня примерно то же самое было. Ладно, идём. Что время зря тратить.

Алина кивнула и медленно встала. Лишь тогда я обратил внимание на короткое жёлтое платье, благодаря чему прекрасно видны подтянутые стройные ноги. Она потянулась на носочках и заметила, как я откровенно пялился на её привлекательные формы, но ничего не сказала. Стало даже немного стыдно, поэтому молча пошёл к выходу.

В беседке мы быстро убрали всё лишнее. Остатки еды пришлось выкинуть – всё испортилось. Алина собрала посуду и понесла в дом. Я с бутылкой виски и пустыми от шампанского пошёл за ней. В кухне она всё помыла и разложила по местам.

– Будешь немного? – я сначала налил себе в бокал.

– А что это? – она недоумённо взглянула на меня.

– Это виски. Мы же после шампанского его пили с тобой.

– Так вот почему так плохо. Наверное, это было лишним для меня.

Похоже, она многого не помнит.

– Так что? Налить? Будет немного легче.

– Ну, – Алина замялась на мгновение. – Давай. Только совсем чуточку.

Налил ей меньше четверти бокала и передал в руки. Она осторожно понюхала, поморщила носик.

– Неужели я вчера это пила? Кажется, я не всё помню…

– Пила. Бывает, что некоторые моменты выпадают из памяти, если перебрать с алкоголем, – я сделал первый глоток с удовольствием.

Алина последовала примеру и с виновато опущенной головой заговорила:

– Прости меня, пожалуйста, за вчерашнее.

– Всё хорошо. Я зла не держу, ты что.

– Нет, я не только про это, – она подняла перебинтованную руку. – Ещё про то, что жаловалась на жизнь, на отца…

– Вот ты о чём, – задумчиво проговорил я и одним глотком добил остатки виски. – В жизни всякое случается. Тебя никто не судит, не переживай.

Она помолчала, выпила до конца и, как ни в чём не бывало, задалась:

– Ты поесть не хочешь? Я могу что-нибудь приготовить.

Из любопытства сначала хотел согласиться – просто интересно, как готовит, но всё-таки отказался, ведь ещё будет время узнать это.

– Нет, спасибо. Давай лучше на озеро сходим. Мне кажется, сейчас нам не помешает развеяться.

– Ну, можно, конечно. Только надо купальник надеть.

– Так надевай и пойдём.

– Хорошо, – она вроде пошла в комнату, но в дверном проёме вдруг остановилась. – Дэм, ты случайно мой паспорт в комнате не видел?

– Нет, – пожал я плечами. – Поищи. Не думаю, что он мог куда-то пропасть. Может, положила где-то и забыла.

– Наверное. Ладно, я сейчас.

Алина ушла, а я задумался: почему она вдруг спросила про паспорт? Документ же на видном месте лежал. Видимо, до сих пор не брала платье, которое я положил как раз на паспорт. Я ведь тоже не мог ей рассказать, что она не сама пошла спать, что раздевал её. Тем не менее, странно как-то. Возможно, конечно, что это обычное беспокойство за важный документ. С другой стороны, если она вспомнила, что паспорт лежал на видном месте, то могла предположить, что я заглянул туда. Может быть, Алине всё-таки есть что скрывать? Хотя, наверное, это всё мои ничем неподкреплённые догадки. Да ещё и отец напомнил при телефонном разговоре, чтоб я глупости не делал. Скорее всего, на этом фоне у меня и начались дурацкие мысли. Нет, не полезу я искать что-то в её паспорт. Только в крайнем случае, какого произойти не должно, если постоянно следить за ней, находиться рядом. К тому же надо срочно выбираться из френдзоны. Вчерашний вечер буду считать первым свиданием, а это значит, что к решительным действиям переходить уже можно и нужно. Если же затянуть, то шансов останется ничтожно мало.

 

Глава 11

Алина управилась весьма быстро, и уже через пять минут мы шли к озеру. Прогулку портила только беспощадная жара, но когда знаешь, что сможешь совсем скоро окунуться в чистое озеро, становится сразу приятно на душе.

По пути мы взяли квас и мороженое. Как и многие девушки, Алина – большая любительница сладкого, чего не скажешь по её фигуре. Я же ел мороженое нехотя, в основном, чтобы поддержать. Хорошо ещё, что не забыл зайти в аптеку, чтобы купить лекарство от головной боли для Алины.

Как назло те места для купания, что нам приглянулись, оказались заняты. Да и вообще хотелось куда-нибудь в укромное местечко, и в этом наши мнения с Алиной сошлись. Она хотела спокойно поплавать, без лишних людей, а я в принципе никогда не любил суету. Несомненно, радовало, что и в этом мы с ней похожи.

По берегу побродили около двадцати минут. Стоит отметить, не зря – удалось найти подходящее место. Вряд ли мы бы ходили дольше, ведь озеро не такое маленькое, и понадобился бы как минимум час, чтобы обойти его по кругу.

Расположились, заблаговременно расстелили полотенца на берегу. Настроение Алины заметно улучшилось. В чём причина, я точно не мог понять: или от прогулки на свежем воздухе, или от того, что головная боль прошла.

– Ну что, идём купаться? – она лёгким движением сняла платье и аккуратно сложила на камнях.

– А что, без меня не пойдёшь? – улыбнулся я и глотнул квас.

– Так я же без тебя теперь никуда, – Алина подмигнула и пошла к воде.

– Вот только не переигрывай. Главное, чтобы ты на виду была, – снял футболку, шорты и побрёл следом за ней.

Для меня было явной неожиданностью, когда она дошла до воды и тут же игриво окатила меня брызгами воды.

– Это вызов? – я принялся подходить ближе и шуточно заговорил: – Смотри, буду мстить.

– Ну попробуй, – Алина плюхнулась в воду и новая волна брызг взбодрила меня ещё больше.

– Не, ты точно напрашиваешься, – уже вошёл в воду по пояс, а она поплыла подальше от меня.

– Ты только догони сначала, – сделала всплеск ногами и принялась плыть ещё быстрее.

– Без проблем!

Я нырнул и без спешки поплыл за ней. Искренне верил, что догнать Алину не составит труда, но, как оказалось, глубоко заблуждался. Она стремительно набирала скорость и с каждой секундой становилась дальше. Тогда я решил, что нужно поднажать, иначе точно не догнать.

Вскоре доплыл до неё и схватил за лодыжку. Алина засмеялась, прекратила попытки плыть и повернулась ко мне.

– Ну всё, догнал.

– Так нужно ещё поймать, как полагается, – отпустил её ногу, нырнул под воду и открыл глаза, чтобы подплыть к ней сзади.

Максимально тихо вынырнул и обнял, при этом старался руки сильно не распускать – заключил их замком, чтобы даже её живота не касаться.

– Вот теперь догнал и поймал. Так что ты никуда от меня не денешься.

– Да ты охотник, как я посмотрю, – проговорила она и попыталась толкнуть легонько меня попой в живот, но попала прямо в зону паха, что мгновенно отразилось на моём эмоциональном состоянии. – Блин, от тебя точно никуда не деться.

– Ты аккуратнее с такими действиями, а то мало ли что, – усмехнулся я и намекнул: – Я ведь мужчина всё-таки.

Алина сделала вид, что прослушала.

– Отпускай уже. Я хочу поплавать.

– Не отпущу, пока не повернёшься ко мне лицом, – выдвинул я условие.

– Зачем? – её тон сменился на серьёзный.

– Хочу посмотреть в твои честные глаза, – ляпнул что-то бредовое, по-моему. – Кстати, паспорт нашла?

Она развернулась и взглянула на меня каким-то необычным взглядом.

– Нашла.

От этой близости к её лицу я даже слегка оцепенел. Мокрые волосы и загадочный взгляд сделали Алину как никогда сексуальной. Сознание выходило из-под контроля, и я осторожно положил руки на её талию.

– Это хорошо, что нашла, – старался смотреть только в глаза, но в них разглядеть хоть какую-то реакцию невозможно.

– Ну, теперь отпустишь? – она незаметно убрала мои руки. – Или так нравлюсь, что не хочешь отпускать?

– Ты уже себя освободила сама, – решил я уйти от вопроса.

Алина расплылась в улыбке.

– Кто, если не я? – и медленно погрузилась под воду.

В моих глазах это выглядело как сцена из фильма для взрослых, будто она вот-вот начнёт делать мне приятно прямо под водой. Конечно, это лишь моя бушующая фантазия. На самом деле Алина просто проплыла подо мной, а я чувствовал себя, мягко говоря, некомфортно. Вроде и случай был хороший, но что-то не то. Если бы я сделал попытку поцеловать её, возможно, только ухудшил положение. Торопиться тоже не нужно. Кто же знает, готова ли она? Или долго ещё будет страдать по тому парню, к которому у меня само по себе отвращение, хоть и не знаком лично? Кажется, я начал уже путаться. Да и возможно разве спланировать это? Всё-таки не учёба, не бизнес, чтобы следовать определённым правилам и планам. Тут ведь множество факторов, которые вроде и не видны, пока не столкнёшься с ними. Потом становится ясно, что даже детали очень важны, и один неправильный шаг может привести к провалу. Изменить что-либо будет вряд ли возможно. Меня порой сильно раздражало, что много анализирую происходящее. Это зачастую очень мешает настроиться и поступать так, как действительно нужно.

Я вздохнул, попытался освободить голову от размышлений и поплыл постепенно к берегу. Пусть Алина отдохнёт. Как надоест, сама приплывёт. Пока можно подумать насчёт вечера и создать подходящую атмосферу для сближения.

Глава 12

Как назло в голову не приходило ни одной интересной идеи. Снова пить в беседке? Нет, не пойдёт. Пойти в кафе? Тоже как-то не очень интересно, и не факт, что Алина захочет, а насильно туда тащить – ещё хуже, ведь будет сидеть с большой вероятностью с кислой миной. Чтобы ещё такого придумать? Простая прогулка по вечернему Абрау-Дюрсо? Ну, может быть, и неплохая мысль, но опять же: что в этом действительно интересного? Хотя… Если во время прогулки сделать какой-нибудь приятный сюрприз, то определённого эффекта добиться вполне реально. Например, подарить ей неожиданно цветы. Да, это хороший искренний подарок. К тому же весьма романтично. Как известно, большинство девушек любят романтику, даже те, кто пытается это твёрдо отрицать. Так что решено. Следующий вечер моментально нарисовался сам собой: возьмём самую красивую расписную лодочку, шампанское, исключительно произведённое на местном заводе, и поплывём… Ну а днём можно будет сводить Алину в музей шампанского. Я-то там был уже, а вот она вряд ли.

Время пролетело незаметно, и скоро Алина вышла из воды. Она не спеша шла ко мне, покачивала бёдрами, будто специально соблазняла. Грациозно поправляла волосы и улыбалась. Всё это навело на мысль: для чего, зачем? Ведь только вчера плакалась о своей несчастной любви.

– А ты чего так быстро вылез из воды? – поинтересовалась она и легла спиной на полотенце. – Обиделся на меня, что ли?

– На что я мог обидеться? – я упёрся локтем и привстал, чтобы в положении лёжа мог смотреть в её глаза. – Просто не захотел больше.

Она встретилась со мной взглядом, хитро прищурилась.

– А вдруг ты хотел что-то… Ну… Ладно, всё молчу.

– Так не пойдёт. Раз уж начала, то говори до конца.

– Не, я не буду. Забудь. Считай, что не говорила, – Алина перевела взгляд на небо и вздохнула. – Как тут хорошо. Красиво, тихо, никакой суеты, но чего-то не хватает.

– Я даже знаю чего, – улёгся удобнее, направил взор на водную гладь.

Она тут же полюбопытствовала.

– И чего же?

– Забудь. Считай, не говорил.

– Это вообще-то мои слова, – возмутилась Алина и легонько ткнула меня кулачком в бок. – Давай рассказывай.

– Не, не буду.

– Ну, Дэм, – настаивала она и продолжала терроризировать меня лёгкими толчками. – Что ты как этот? Мне же интересно теперь, о чём ты подумал.

Тут я решил немножко ответить – коснулся её бока и легонько пощекотал. Реакция последовала сразу: она засмеялась, задёргалась и пыталась убрать мою руку.

– Ну, всё, прекращай! Мне щекотно!

– Так и быть, помилую тебя, – перестал щекотать и резко сменил тему, чтобы она забыла о своём любопытстве. – Как насчёт прогулки вечером по набережной? Или, может, у тебя есть какие-то идеи, чем заняться ещё?

– Твоё «чем заняться ещё» звучит так, знаешь… Как будто ты на кое-что намекаешь, – медленно, с расстановкой изъяснилась Алина.

– Нет, я ни на что не намекаю. Я ж не знаю, что у тебя в голове. Может, у тебя есть свои предложения относительно вечера.

– Точно не намекаешь? А то смотри…

– А вот это уже почти как угроза, – усмехнулся я. – И так смотрю.

– На меня? Ну да, я знаю, как ты смотришь, – пропела она и совсем неожиданно бросила: – Я же нравлюсь тебе? Скажи честно.

Вот так задала. Отвечать на такие прямые вопросы всегда тяжело, особенно когда ответ положительный. Чего она только решила добиться, вообще непонятно. Единственное, что стало сильно заметно, это изменение в поведении: то смелая, то поникшая, то вовсе загадочная.

– А зачем тебе это знать? И вообще, мы с тобой обсуждаем, каким будет будущий вечер, а ты уже совсем о другом заговорила.

Алина довольно улыбнулась.

– Я поняла. Значит, нравлюсь, раз ты избегаешь ответа. Ты можешь думать, что я маленькая ещё, но не дура, и всё вижу.

Я уже откровенно начал нервничать из-за её упорства доказать самой себе, что она мне нравится.

– Ладно, – намеренно повысил голос и посмотрел на неё. – Да, Алина, ты мне нравишься. Довольна? Ты же и сама знаешь, что нравишься многим. Хотя бы просто потому, что красивая. Это самый честный ответ.

– Ну, то, что ты это подтвердил, мне приятно слышать. Но когда просто за красоту ценят, не очень хорошо. У всех ведь есть ещё свой внутренний мир.

Ну да, ну да. Началось: надо любить не за красоту, а за глубокий внутренний мир и так далее. Это я уже тысячу раз слышал. Все об одном и том же. Возьми и не скажи ничего о красоте, так достанет потом по типу «ну скажи же, что я красивая». Нет, как бы я ни старался, а женский разум понять, наверное, никогда не получится.

– Согласен, но, как говорится, встречают по одёжке… Вот так же и при знакомстве – смотрят в первую очередь на внешность. И только потом изучают, так называемый, внутренний мир.

– Немного жаль, что так происходит. Но, знаешь, я тебе признаюсь: ты мне тоже нравишься, Дэм…

Правой ногой я почувствовал лёгкие и ласковые поглаживания вверх и вниз. Быстро бросил взгляд, чтобы посмотреть, что происходило, и в прямом смысле обалдел от увиденного: Алина ступней поглаживала меня и дарила нежнейшую улыбку. По телу пробежались мурашки, нахлынула волна возбуждения, и мне пришлось от неудобства перед ней поменять позицию и лежать на животе, чтобы меня не выдавали явные признаки того, насколько она мне нравится.

Я уже не понимал, что с ней творится. Ещё ночью вроде страдала, а тут такое выдала. Это уже прямо-таки по-взрослому. Так ещё и нравлюсь, хотя сам себя записал во френдзону. Наверное, всё не так уж плохо, как показалось, но чувство чего-то неправильного и довольно странного не позволяло окончательно расслабиться, чтобы дать себе полную свободу действий здесь и сейчас.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru