Лисодевочки для тотального уничтожения. Книга 2

Нил Алмазов
Лисодевочки для тотального уничтожения. Книга 2

Глава 7

Чистейшее прекрасное создание, она хлопала длинными ресницами, изучала меня взглядом, полным интереса и любопытства. Карие, но с красным оттенком глаза лисички заставили меня испытать чувство неловкости, но не смотреть на неё я просто не мог. Кожа лица лисодевочки белая-белая, почти как её одежда, а волосы, льющиеся с плеч на грудь, огненно-рыжие, чуть темнее, чем у стоящего рядом лиса. Что же о фигуре, то и в этом она превосходна. Несмотря на свободную одежду, я заметил приличный округлый бюст, осиную талию, в зоне которой футболка перевязана коричневой верёвочкой, и полные, выразительные бёдра. Лисичка отличалась от лиса ещё и тем, что её ушки больше, чем у него, и намного пушистее, хотя у обоих в сравнении с кошкодевочками они достаточно велики и несколько другой формы: заострены, с белёсыми ворсинками на краях. То же самое касалось и хвостов, но только хвостик лисодевочки показался мне невозможно пушистым. К сожалению, пока разглядеть его не получалось, ведь она стояла ко мне лицом.

– У бизларни англайди?– лисичка взглянула на лиса. Тот пожал плечами.

– Ўйлайман, нима йўқ. Бу ижарачи, ва уда бошқа тил. Менингча, у бери осмондан. Ақалли, осмонига кўрсатди.

– Ва нима у қилиш?

– Авроқчисига гачайсан. Беради унга истеъдод сўзлаш бизнинг тилига ва англаш бизларнинг.

Слушать их беседу приятно только из-за голоса лисодевочки, ведь он, словно пение русалки, что завлекает путников, чтобы потом утопить. Я очень надеялся на то, что это не похожий случай…

Из-за спины вдруг послышался шум воды, будто бы подплывала лодка. На этот звук я отреагировал машинально, обернулся и чуть не подпрыгнул от внезапного появления монстра со дна. На суше он казался ещё более жутким, с ромбовидной головой и несметным количеством лап, на каждой из которых метровые клешни. Долго не думая, я развернулся и пробежал мимо лис. А они стояли, как ни в чём не бывало. Лисичка даже хихикнула, посмотрела на меня и подошла к этому существу. Монстр пытался дотянуться до ветки с зелёной листвой сперва одной клешнёй, потом второй, но так ничего и не получилось. Так он травоядный, получается?

Девушка сломала веточку и протянула животному. Он приоткрыл небольшую пасть и поглотил пищу, тщательно пережёвывая. Лисичка взглянула на лиса.

– Сен ҳакли бўлди. У бу ерда, – искренне расплылась она в улыбке и погладила монстра по голове.

– Қани мен сўзлади, нима келади. Бизлар унга ёрдам берамиз, ва у яшашни бўлади анча.

– Мен шундай уни севаман. Кўз қиймайди, нима у яшашни бўлади доимо, – тяжело вздохнула девушка.

– На ким эмас бақоли, ҳамшира, вақт тез чаккайди.

Вот ни слова непонятно. О чём они? Вряд ли обо мне. Наверное, про это чудище морское, которое, оказывается, ручное, да ещё листья ест, а я со страху как профессиональный пловец удирал от него. Если б лисы это знали, наверное, смеялись бы долго и громко. Чего уж там, мне и самому стало смешно.

Пока восхитительная лисичка кормила монстра, лис подошёл ко мне и начал что-то объяснять:

– Ижарачи, энди мен, меники ҳамширам ва сен, – он указал на себя, на девушку, а затем на меня, – борамиз бизларига гачайсан. Ваъдалашаман, бизлар қилма сенга зиёниганинг. – Мужчина покачал головой и показал руками крест. Не на моей ли могилке крест будет стоять?

– Ничего не понимаю. Мы все, – я начал показывать пальцами по очереди на всех, – сейчас куда-то пойдём? Так?

Лис будто бы понял или просто сделал вид и закивал.

– Ҳа. Бизлар борамиз бизларга. Ва бинойн бўлади. – Он поднял указательный палец вверх и обернулся к лисице: – Ҳамшира, борамиз уйга. Бизларга кез.

– Бахайр, ака, – отозвалась она, сломала ещё несколько веточек и положила монстру. Перед тем, как отойти от него, в который раз погладила по голове, и произнесла: – Бизлар келамиз сенга бугун.

Оба местных жителя позвали меня с собой жестами, и мы двинулись через густой, насыщенный влагой лес, а чудище осталось на берегу, чтобы доесть своё лакомство.

Они шли впереди. Я же, пробираясь сквозь плотные заросли, следом за ними, что и позволило увидеть, какой же хвост у лисодевочки. Когда-то я удивился двум хвостам Диких, а у этой юной особы насчитал их несколько штук, но точное количество так и не определил, ведь она постоянно ими шевелила. Все её хвостики столь пушистые, что вполне сойдут не только вместо подушки, но и заодно исполнят роль одеяла.

Вскоре мы выбрались на слегка протоптанную тропу. Лис с лисицей постоянно о чём-то говорили, а мне оставалось лишь разглядывать окружающую природу. Здесь летало невероятное количество разноцветных насекомых, чем-то похожих на бабочек и жуков, и повсюду произрастали замысловатых форм кустарники и цветы, большинство из которых напоминали двухметровые бутоны, тянущиеся прямо из земли к небу. Лес, можно сказать, сказочный, прекрасный и безопасный. Именно такое сложилось первое впечатление.

Когда же я вдоволь налюбовался природой, то смотрел в основном на лисичку. Конечно, из-за её хвостов разглядеть форму попы невозможно, но всё же приятнее смотреть на красавицу со спины, нежели туда, где уже всё довольно хорошо просмотрел.

Спустя некоторое время тропа вывела нас на широкую сельскую дорогу. Теперь по правую руку можно видеть протекающий узкий канал, за ним – зеленеющие поля, плавно переходящие в приземистые горы. Слева тот лес, из которого мы вышли. У меня в пути возникло множество вопросов. Как жаль, что языковой барьер не позволил нам полноценно общаться.

Дорога постепенно уводила нас влево, где возвышалась очередная невысокая гора, а за ней – ещё одна. И когда мы миновали первую, свернули на равнину, которую обе горы закрывали почти со всех сторон. Я увидел первое поселение местных жителей. Оно представляло собой несколько десятков домиков довольно интересной формы. Каждый такой дом выглядел одинаково и имел форму перевёрнутого треугольника, будто бы вкопанного остриём в землю. У каждого построения свой огород и загон с животными. Звери по размеру примерно со свинью, но внешне чем-то походили на буйвола и козла в одном существе. Шерсть этих животных в основном белая, реже встречалась чёрная. Местные жители, увидев меня, отреагировали спокойно, без каких-либо восторгов и эмоций. Стоит отметить, кошкодевочки в этом плане вели себя совсем иначе. Возможно, дело просто в том, что на меня они смотрели как на сексуальный объект, а у лис с этим проблем быть не должно, ведь среди девушек я заметил немало мужчин. И у всех по одному хвосту, чего не скажешь о лисицах. Из этого я сделал вывод, что это одна из отличительных черт мужчин.

Насколько я понял, мне довелось попасть в деревушку, какой на планете кошкодевочек днём с огнём не сыщешь. Самое главное, что это место мне сразу понравилось своим спокойствием, уютом и комфортом. Возможно, это ещё потому, что поселение окружали горы, что в свою очередь создавало ощущение некоей закрытости и защиты. Чисто психологический момент.

Наконец, мы остановились у одного из домиков. Издалека дома мне казались совсем маленькими, но вблизи это довольно большие строения высотой в два этажа. Цвет наружных стен словно специально подбирали в тон земле и леса. Нижняя часть окрашена в светло-коричневый, верхняя – в натурально-зелёный. Материал, из которого изготовлены дома, судя по всему, крепкий. Двери похожи на деревянные, но массивные, красивые, тоже в форме перевёрнутого треугольника. Впрочем, учитывая большие размеры домов, вряд ли это могло доставлять какие-либо неудобства.

Лис жестами попытался объяснить, что мне стоит подождать. По крайней мере, я его так понял. Он вошёл в дом и закрыл за собой дверь, а лисица осталась со мной. Пока была возможность, я решил снова внимательнее изучить её лицо. Благо, она на меня в это время не смотрела. И вот тогда я обратил внимание ещё на одну особенность: разрез глаз у лис чуть более узкий, чем у кошек, но при этом нельзя сказать, что они чем-то похожи на тех же японцев. Если признаться честно самому себе, то на самом деле она меня просто очаровала своей особенной внешностью. Не сказать, что влюбился, но просто таких никогда ещё не видел. Да и время от времени в голове всё равно всплывал образ Мионны, какой я видел её в последний раз: исхудавшая, в грязной одежде, с обрубленным хвостиком и обрезанными волосами. Во мне снова проснулись те негативные чувства к Диким, каких я не испытывал, наверное, никогда. Не все из них, конечно, виноваты, но я бы с радостью нашёл тех, кто с ней это сделал. И несмотря на худшее положение, Мионна всё равно нашла в себе силы, смогла улыбнуться, когда увидела меня, и произнесла имя, которое подобрала сама. Воспоминания нахлынули волной и вырвали меня на некоторое время из реальности. Я даже не сразу заметил, как лис позвал меня на своём языке, приглашая жестом руки войти в дом.

Глава 8

Лисица вошла первой, а после неё я. Дом обставлен самой обычной деревянной мебелью, по углам расположены горящие свечи, а в центре печь с трубой, уходящей прямо в потолок. Вместо кроватей вдоль стен вымощены двухъярусные нары, но красивые, широкие и аккуратно заправленные зелёными покрывалами. Внутри довольно просторно, несмотря на форму дома.

За треугольным толстым столом сидел старый морщинистый лис в просторной белой одежде, в которой ходили все остальные. На шее висела массивная цепь серебристого цвета с жёлтым амулетом в форме треугольника, на запястьях – такие же браслеты. У них, наверное, целый культ этой фигуры. На меня он не смотрел, будто бы не видел. Лисица отодвинула стул и указала на него рукой, чтобы я сел.

После того как я занял место, она вместе с другим лисом отошла от стола и встала у стенки. Старец поднял взор, изучая меня серо-пепельными глазами. Он долго изучал моё лицо и вдруг заговорил на понятном языке:

– Человек, ты сейчас меня понимаешь?

– Понимаю, – кивнул я и только тогда заметил, что губы старика даже не шевельнулись. Выходит, что он со мной связался каким-то другим способом.

 

– Значит, я сделал всё верно, – повторился его голос в моей голове. – Я дарую тебе знание нашего языка, а ты обязуешься жить по нашему укладу, поклоняться нашим Богам и не вредить нашим жителям.

Он замолчал. Мне подумалось, что старый лис ждёт ответа, поэтому я произнёс вслух:

– Обязуюсь.

Старец поднял правую руку, что-то промычал, после чего я почувствовал себя сонным. Не смог сдержаться, положил руки на стол и обронил на них голову, окончательно провалившись в сон.

Когда проснулся, почувствовал себя столь бодрым, будто проспал не один час. На самом деле всё было совсем не так, потому что, подняв голову, я увидел того же старого лиса. За моей спиной по-прежнему стояла пара, которая привела меня сюда.

– Отныне он знает наш язык, – хриплым голосом произнёс старик. – Забирайте его.

Лисица подошла ко мне, чуть пригнулась и посмотрела прямо в мои глаза.

– Человек, ты точно меня понимаешь?

А ведь действительно сработало. Их слова теперь воспринимались мной как родной русский язык.

– Да, очень хорошо понимаю.

Тут подскочил молодой лис, осуждающе взглянул на лисодевочку и проговорил:

– Никогда не смей сомневаться в способностях Элимаса.

– Простите, виновата…

Старец посчитал нужным не ругать девушку, а просто объяснил:

– Атрия пока ещё молода, потому многого не знает. Нам всем свойственно ошибаться в юности.

– Спасибо большое за помощь, Элимас. – Лис поклонился перед стариком и перевёл взгляд на меня. – Вставай, человек. Пойдём в наш дом знакомиться и общаться.

Мы покинули жилище этого колдуна и уже через минуту подошли к другому дому.

– Вот здесь ты будешь жить. Проходи и садись за стол.

Он открыл дверь, пропуская меня вперёд. Я хотел было уступить девушке, но мне сразу объяснили, что у них в дом первым всегда проходит мужчина, кем бы он ни был. Женщины входят после всех остальных.

Пока мы располагались за столом, Атрия начала разогревать на печи жидкую кашу и жареное мясо. Лис начал знакомство, глядя на меня с интересом.

– Меня зовут Отектор Эорум. А это, – он кивнул в сторону девушки, – моя сестра Атрия Эорум, хотя её имя ты уже слышал. Представься и ты.

– Фортис Аманс. Правда, это моё ненастоящее имя.

– Но зачем ты его называешь?

Мне пришлось вкратце пересказать всё случившееся со мной с момента попадания на планету кошкодевочек до начала войны.

– Тогда что ты ищешь у нас? – недоумевал Отектор. – И как здесь оказался?

Атрия поставила перед нами еду. Какой формы тарелки, по-моему, уже можно не рассказывать. У них даже ложки треугольные, а вот вилки отличались наличием целых девяти зубцов. Они предназначались для мяса. Я решил не стесняться и начал смело есть кашу, попутно рассказывая о моей цели прибытия. Оба слушали с интересом, но в то, что их планета может в будущем подвергнуться атаке, так и не поверили.

Меня всё время напрягало, что Атрия стояла у стола и садиться не собиралась. Когда я предложил ей сесть, она отказалась, ссылаясь на обязательство стоять, пока мужчины едят. Это не так уж и плохо, раз мужской пол у них в почёте, но могли бы и позволить своим женщинам посидеть. Впрочем, не моё дело – лучше не лезть в устоявший у них уклад. Тем более я сам пообещал этого не делать.

После каши мы приступили к мясу. Атрия в это время ушла на улицу мыть первую грязную посуду, но быстро вернулась и разогрела для нас питьё. Первый глоток мне пришёлся по вкусу. Что-то похожее на чай, но даже вкуснее и сладкое само по себе. В общем, встретили и приютили как дорогого гостя. Когда же с трапезой было покончено, Отектор пригласил на прогулку по посёлку, где мы и продолжили беседу. Вернее, теперь расспрашивал я.

– У меня накопилось столько вопросов, что не знаю, с чего начать.

– Подумай хорошо, потом говори, – предложил он. – Спешка ни к чему.

– Тогда лучше по порядку. Что это за чудище в воде живёт? Я думал, оно меня сожрёт, когда увидел.

– Это не чудище. Это санкрус. Одно из святых животных, поэтому бояться его не нужно. Он питается листьями.

– Ну, это я уже понял. Так вы просто там гуляли или специально к нему приходили?

– Мы ходим к нему два раза в день. Санкрусу уже более тысячи лет. Он очень стар, поэтому не в состоянии сам достать до веток. А ест он не всё подряд, вот поэтому мы помогаем ему поесть, иначе умрёт без нашей помощи. Мы верим, что именно санкрус является защитой от всяких бед для нас и всех жителей планеты. Это одна из причин, по которой я просто не верю в нападение извне. Зачем им это нужно?

– Не им, а ему. Всего одному типу по имени Ферокс Бастардис. Затем, что ваша планета богата ресурсами. Да и в принципе больше по размерам, чем их планета.

– Из этого мы делаем вывод, что эта крошечная планетка не способна развиться до такого уровня, чтобы нам как-то навредить. Так что ты зря беспокоишься, Фортис. Это мы живём здесь так, как нам нравится – в уединении с природой. Но у нас, если нужно, всегда есть поддержка от Никсов и Грисеолов.

– Кто это такие? Наверное, те, кто сбили меня?

– Конечно. Ты же на их просьбы из твоего рассказа не ответил, поэтому они были вынуждены открыть огонь. Могу с уверенностью сказать, что это сделали Никсы, ведь они живут не так далеко от нас. Мы ничем особо не отличаемся. Только цветом шерсти. И немного цветом кожи. Например, Никсы ещё белее, чем мы. У них и шерсть почти как снег. А вот Грисеолы чуть темнее и имеют серебристо-чёрный окрас шерсти. Вот и вся существенная разница.

– То есть у вас никаких междоусобиц не было?

– Не было, нет и не будет.

– Удивительный у вас мир. И всё-таки я должен просить о помощи, если не вас, то Никсов и Грисеолов. А ещё интересно, есть ли у вас на планете эфир?

– Есть. Им пропитана вся планета.

– Вот это просто отличная новость. Но в то же время плохая, ведь Бастардису эфир очень нужен, так что он сюда рано или поздно отправит флот.

– Не верю. А почему отличная новость? Ты имеешь какое-то отношение к эфиру?

– Немного. Могу сквозь препятствия при надобности проходить.

– Не удивил. Наш Элимас может и не такое. Пойдём, Фортис, домой. Если остались вопросы, то можешь вечером спросить. Пока же у меня есть занятие. Но кое-что можешь спросить и у Атрии. Если она согласится провести с тобой время, то погуляете. Но не вздумай её чем-то обидеть.

– Намёк понял, но я и не собирался её обижать.

– Вот и замечательно.

Когда мы вернулись, Атрии в доме не было. Она ушла за водой, о чём сообщила в записке, написанной чем-то похожим на карандаш, поэтому Отектор ушёл по своим делам, оставив меня дожидаться его сестру и не сообщив, куда и зачем пошёл сам.

Глава 9

Сначала мне показалось странным чрезмерное доверие лисьего народа. Вот так просто оставить человека в доме и уйти – как-то безрассудно. Потом я хорошо обдумал сложившуюся ситуацию, поставил себя на их место и сделал вывод, что ничего странного не произошло. Во-первых, я один на незнакомой планете, а во-вторых, мне просто никуда отсюда не деться. Так чего же им переживать?

Большую часть времени я просто просидел за столом, глядя то на нары, то на печь. Уютненько и тепло у них, наверное, в зимнее время. Эти лисы, по-моему, что-то вроде индейцев или африканцев, что живут племенами вдали от цивилизации. Но если их устраивает такой образ жизни, то почему бы и нет?

Чуть позже в дом вошла Атрия.

– Фортис, ты один?

– Ну да.

– А где мой брат?

– Не знаю. Он просто ушёл и не сказал ничего.

– Понятно, на охоту отправился. Ужин будет вкусным. Тогда я пойду на сборы фруктов, а потом купаться. Идёшь со мной?

– Иду, конечно. Одному сидеть в доме мне совсем не интересно.

Она подошла к нарам, наклонилась и достала из-под низа пару треугольных корзин с затуплённым дном. Судя по всему, для того, чтобы корзинки не падали, когда их ставишь на землю. Затем лисица повернулась ко мне и с улыбкой произнесла:

– Пойдём. Нужно успеть до того, как вернётся брат.

Я поднялся из-за стола и предложил:

– Давай одну корзину мне. Тоже буду собирать. Только показывай, что можно брать, а что – нет. Хорошо?

– Нет, я сама, – возразила Атрия.

– Ты вообще никакую помощь не принимаешь?

– Нет, почему же. Иногда принимаю. Но сбор фруктов – исключительно женское дело.

– Ну хотя бы донести потом я могу тебе помочь? Я же должен приносить хоть какую-то пользу.

– Посмотрим. Идём.

– Идём-идём. У меня как раз много вопросов, ведь Отектор не успел мне всё рассказать.

– Я расскажу.

Мы вышли из дома и направились по дороге к одной из гор. Пейзаж поистине красивый, успокаивающий. Возможно, и сам бы остался тут жить. В пути я начал расспрашивать Атрию обо всём, что мне любопытно.

– А почему у вас почти всё в виде треугольников? Это культ какой-то? Или с чем-то связано?

Лисодевочка задумалась ненадолго и дала ответ:

– Это много с чем связано. Например, на планете нас три вида: Никсы, Грисеолы и мы, Урантьяки. Если смотреть с большой высоты, то все поселения на планете расположены как треугольник. Кроме того, мы верим, что мир строится на трёх важных вещах в мире: дружба, взаимопонимание и любовь. Всё остальное лишь временно, а это вечно, поскольку передаётся из поколения в поколение.

– Вот как оказывается. Теперь стало понятнее. Ну а дома тоже из-за этого такой формы?

– Не совсем, лишь отчасти. Тут мы учитываем особенности мужского и женского организма. Наши мужчины не любят простор и жару, поэтому спят на первом ярусе, где всегда прохладнее и меньше места. А мы, женщины, наоборот, теплолюбивые. Нам нравится больше открытого места. Это причины, почему мы спим на втором ярусе. Особенно там хорошо в зимнее время, ведь горячий воздух от печи всегда по законам физики поднимается наверх. Вот поэтому у нас такие дома.

– Интересно. Я даже об этом и подумать не мог. Логично, всё сходится. Но если ты с братом в одном доме живёшь, как вы спите? Ну, надо же раздеваться, а вы друг на друга не должны же смотреть. Или нет? В доме-то всего одна большая комната.

Атрия заулыбалась, посмотрела на меня.

– Ты чего? У нас есть ширма, которая делит дом на три комнаты. И никто никого не видит. Ты просто её не заметил. Вот в третьей ты и будешь жить.

– А, ну хорошо. Просто любопытно, вот и спрашиваю. А умываться где? В туалет ходить куда?

– Ты такой невнимательный. Это всё есть на улице, рядом с домом, а зимой мы переносим в дом необходимые нам удобства, кроме туалета, конечно же.

– Всё ясно, потом увижу. Правда, надолго задерживаться я не могу. Мне очень нужна помощь ваших военных.

– Ты всё-таки думаешь, что нам грозит опасность?

– Конечно. Не сегодня и не завтра, но очень может быть, что в скором времени. Это и в ваших интересах – разобраться с Дикими, ибо они – серьёзная угроза.

– Ну нет, Фортис, я в это не верю. И просто так тебе никто не поможет. Должен быть в этом хоть какой-то смысл.

– Да это понятно, что из-за одной просьбы невесть откуда взявшегося человека никто не пошевелится, но я должен попытаться. Кто-то из ваших сможет меня проводить к Никсам или Грисеолам? Ведь только у них есть военная техника, которой нет у вас.

– Всё правильно понимаешь. Не знаю. Если никто возражать не будет, то могу я проводить. Или мой брат. Ну а люди у нас не такая редкость. Как-то был один год или два назад, тоже просил помощи, но потом его не стало. Родители рассказывали, что и до этого было много похожих случаев.

– Это как – не стало?

– Он просто исчез и больше не появлялся. Уж не знаю, что ему судьба уготовила.

– Так вот почему вы не очень-то удивились, когда меня нашли.

– Ну да. – Атрия замедлилась, потом остановилась, оглядываясь по сторонам. – Вот туда сегодня пойдём. Там я ещё не собирала ничего в этом году.

Она выбрала нужную тропу, которая впоследствии вывела нас из густого леса на большую поляну с множеством деревьев. Точнее, это даже скорее сад, нежели поляна. Фруктов висело на ветках просто невероятное количество. Такой плодоносности можно только позавидовать. В основном здесь росли круглые твёрдые фрукты красного, синего и жёлтого цветов. Но изредка были среди них серого цвета. Атрия объяснила, что эти фрукты ещё не созрели, поэтому их рвать не нужно.

Сбор прошёл легко и с интересом. Почти все фрукты, что я собирал, пробовал на вкус, и все понравились, а один кисло-сладкий – особенно. Лисодевочка рассказала, что именно его они используют обычно, когда жарят мясо на костре, потому что сок этого фрукта придаёт новые вкусовые качества готовой еде. Воображение разыгралось быстро, поэтому у меня, как говорится, даже слюнки потекли, когда я представил, насколько аппетитным может быть ужин.

Вскоре после сбора мы отправились к тому же озеру, куда я, мягко говоря, приземлился. Корзинки носили с собой, а перед тем, как искупаться, оставили их на берегу. Атрия даже позволила помочь ей, так что половину пути эти ноши я нёс сам.

 

– Вот мы и пришли, – вздохнула лисица. – Очень люблю это место. Здесь всегда так тихо и хорошо, что я не представляю своей жизни без озера. Жалко только, что санкрус долго не проживёт.

Я поставил корзинки неподалёку от берега и встал рядом с ней.

– Мы не можем этого изменить. Ничто не вечно.

Атрия взглянула на меня, вскинула брови.

– Ты в точности как мой брат говоришь. Я понимаю это, но мне всё равно тяжело смириться с постоянным течением времени. Но не будем больше о грустном. Нужно искупаться и идти домой.

– Да, давай.

Не долго думая, лисица сняла с себя футболку и… Я подумал было, что мне показалось, но она теперь стояла с обнажённой грудью. Хоть и сбоку, но я точно видел, что Атрия без лифчика. Она тем временем, совершенно не обращая на меня внимания, скинула обувь и стянула с себя штанишки. Тут я ещё больше поразился – лисичка полностью голая, ведь на ней не было не только бюстгальтера, но и трусиков. Атрия повернулась ко мне, показав фигурку анфас. Она роскошна, красива до каждой мелочи. Плавные изгибы её тела, полные бёдра, осиная талия и приличные груди начали незамедлительно меня возбуждать. И я лишь спустя пару секунд одумался и из приличия отвернулся.

– Что-то не так? – Лисица, похоже, недоумевала. Впрочем, и я пребывал в том же состоянии.

– Всё так. Просто ты полностью без одежды, и я не должен на тебя смотреть. Это как бы не хорошо.

Она усмехнулась и проговорила:

– Нет, напротив, ты должен смотреть на меня, иначе это неуважение. Мы не стесняемся своего тела. И если ты не повернёшься, то я обижусь. Ты тоже раздевайся, и пойдём купаться.

– Вот как. Я просто не знал. У нас так, например, нельзя, если пара, конечно, не имеет никаких близких отношений.

– Это у вас. Не смущайся, повернись. У нас не так много времени осталось.

Самое интересное, что я и не смущался, если быть честным. Не хотелось поворачиваться и раздеваться перед ней из-за эрекции, остановить которую именно в этот момент было просто невозможно. И кто знает, как она отреагирует на это.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru