Litres Baner
Клановая междоусобица. Книга 1

Нил Алмазов
Клановая междоусобица. Книга 1

Глава 39

Пока я укладывался спать, слышал, как Дакси ходила туда-сюда, что-то делала, ругалась и нервничала. Когда ж ты уляжешься, беспокойная? Представляю, как будет «весело», если ей придёт в голову идея всё-таки добиться своего и зайти ко мне. Что сделать в таком случае? Можно будет, конечно, ещё более убедительно объяснить ей, как вести себя непозволительно, а можно дать ей то, чего она хочет. И пусть попробует потом в чём-то обвинить. Я даже улыбнулся сам себе при этой мысли.

Вопреки моим предположениям Дакси не пришла. Видимо, гордыня не позволила, да и тихо стало. Судя по всему, легла наконец-то спать. Мне же, наоборот, не спалось. Как обычно, начал размышлять о возможном будущем. В который раз почесав спину, сделал себе зарубку, что в первую очередь завтра попрошу Рику провести обследование.

Не помешает ещё провести диагностику работы обоих имплантов на наличие конфликтов программ, ведь неспроста же у меня голова раскалывалась. Благо что сейчас ничего такого не происходит. Интересно, почему «Джуриам» не сказали мне держать с ними связь? Не могли ли они что-то ещё установить такое, о чём я сам не в курсе?

Возможно и такое, а все эти указы якобы выяснить отношение «Чёрного оснита» к ним – всего лишь прикрытие. Для чего бы им оно могло понадобиться? Если они до сих пор думают, что я действительно попал к ним, то нет смысла вовлекать меня в их дела напрямую. Но не факт, далеко не факт, что так оно и есть.

Уже запутался окончательно, что происходит и что от кого и кому здесь нужно. Заигрались, по-моему, обе стороны. А ведь есть ещё две, которые со стороны наблюдают с ухмылкой и делают свои дела. Вариант? Вариант. Утро вечера мудренее. Надо всё-таки отдохнуть, ведь вставать снова придётся рано.

Пытаясь не думать обо всём, о чём думал последние дни, я старался уснуть. Пусть и не так быстро, но всё-таки уснул.

Во время пробуждения первым делом начал чесать как следует спину. Что за ерунда со мной творится? Вот-вот глаза открыл – и уже вчерашний дискомфорт вернулся. Насколько получилось, прощупал место, где последнее время сильно чесалось, и ничего не почувствовал – вроде, всё как всегда.

Глянув в нейросети на время, начал вставать с кровати. К моему удивлению, проспал на час дольше, чем обычно меня будила Дакси. Всё пошло не по расписанию. Может, после вчерашнего она сама ещё мирно сопит в подушку?

После того как привёл себя в порядок и оделся, пошёл в кухню, где и обнаружил Дакси за плитой. Одетая в халат, она что-то готовила, стоя ко мне спиной. Приятный и едва уловимый аромат донёсся до моего носа, и я с удовольствием втянул запах – что-то мясное жарится.

– Доброе утро, – поздоровался я с ней.

Дакси чуть дёрнулась от неожиданности и обернулась.

– Доброе. Садись, сейчас завтрак будет готов.

– Вовремя, – довольный, я сел за стол.

– Да. Я просто не стала тебя будить раньше: решила, что можешь и отдохнуть.

– Сама-то хоть выспалась?

– Вполне.

О вчерашнем молчит, словно ничего и не было. Наверное, стыдно. Ну конечно, после такого-то – бессовестно домогалась человека сама мастер боевых искусств, которой доверили участие в спецоперации на чужой планете. Дома, на родной планете, она бы точно подобное не сотворила. А тут можно, тут вокруг одни истриситы. Ну и я среди всех как бельмо на глазу.

– Слушай, мне вот интересно, а почему ты…

– Прости, такого больше не повторится. Я всё помню, не напоминай, пожалуйста. Спасибо, что поступил правильно. Честно говоря, от тебя не ожидала и была приятно удивлена поутру.

Я улыбнулся, посмотрев на неё.

– Дакси, вообще-то, я не об этом хотел поговорить.

– А о чём? – Она закончила готовку и поставила две тарелки с плотным аппетитным завтраком. Затем села. – Мне правда стыдно.

– Забудь. Бывало, и я напивался сильно, тоже всякое творил, особенно в студенчестве. Но не о том речь. Я хотел спросить, какой смысл тебе находиться здесь? Ты же давно выполнила свою задачу. Я б на твоём месте уже домой отправился.

– У нас есть договор с «Чёрным оснитом», в котором всё чётко прописано. Я должна быть здесь до конца, тем более, отвечаю за тебя. Это мы им помогаем сейчас, а не они нам.

– Ну, это-то я понял. Всё равно странно как-то.

– Давай есть.

– Давай.

Когда мы позавтракали, я поблагодарил Дакси и первым делом связался с Рикой. На мою просьбу она ответила, что в течение часа договорится и меня осмотрят вне очереди. Так что оставалось только ждать сообщения.

Так как пока делать было нечего, я постучался в комнату Дакси. Получив разрешение, открыл дверь и вошёл. До этого ещё не был у неё. Комната ни чем особым от моей не отличалась. Мой взгляд сразу привлекли кристаллические цветы, которые я дарил Дакси.

– Цветут и очень красиво выглядят, – заметил я.

Она же, сидя за столиком и что-то делая с ногтями, кивнула.

– Да. Обязательно заберу их домой.

– Чем занята? – спросил я, подходя к ней.

Прекратив своё занятие – наверное, просто ковырялась – Дакси встала.

– Да так, ничем особенным. Записался на приём?

– Конечно, – подойдя вплотную, обнял её за талию. Удивительно, даже ничего против не сказала. Скорее всего, из-за вчерашнего.

– И когда тебя примут? – пряча взгляд, она отвернулся в сторону окна.

– Скоро. Рика сообщит. А пока есть время для…

– Нет. – Дакси упёрлась ладошками в мою грудь. – То, что было вчера, прошло. Ты же сам сказал, что можно забыть. Вот я и забыла.

– Забыла только на словах, разве нет?

Повернувшись, она встретилась со мной взглядом. Уверенно глядя, ответила:

– Не буду врать, только на словах. Но я так не могу.

– Ты хоть понимаешь, чего я хочу?

Чуть сильнее взяв её за талию, рывком придвинул к себе. Она от этого движения аж ахнула. И снова не возразила. Ну наконец-то, перестала играть роль независимой женщины, которая мне очень не нравилась. Теперь же, когда верх стал брать я, стало куда комфортнее.

– Понимаю.

– И чего же, раз понимаешь?

– Секс.

Я улыбнулся как можно шире и произнёс:

– Ты правда думаешь, что мне нужен только секс? Нет, конечно, я как нормальный мужчина нуждаюсь в сексе постоянно, но это вовсе не значит, что мои желания на этом заканчиваются.

– Тогда что ещё?

– Сама подумай. Я подарил тебе их, – указал кивком на цветы. – Я связывался с тобой, когда был в другом городе. И даже вчера не стал пользоваться ситуацией, хотя мог запросто это сделать. Наверное, не просто так это всё?

– Не знаю, – вздохнула она и попыталась высвободиться из объятий. Я держал крепко. Конечно, если бы Дакси по-настоящему хотела вырваться, ей бы это не составило труда. – Я боюсь, понимаешь?

– Чего? Что я окажусь, как твой бывший?

– Нет, но…

– Значит, да. Хорошо. Ещё, наверное, смущает, что я всего лишь человек.

– Нет, это здесь ни при чём. Ничего плохого в этом нет. Вот Фортис же живёт…

– Да что мне твой Фортис? – перебил я. – Его знать-то не знаю.

– Ладно. У нас есть ещё один человек, у него тоже супруга из наших. И всё у них хорошо.

– Выходит, люди не такие уж плохие.

– Я и не говорила, что плохие.

Я вздохнул и негромко серьёзно произнёс:

– Не глупи, Дакси. Ты мне нравишься. И не как просто сексуальный объект, а больше…

Она замолчала. Тем временем я потянулся к ней, поскольку уже устал говорить и что-то объяснять. Действие всегда лучше болтовни.

Кошечка ответила взаимностью. Она просто не смогла сдержаться, когда я, едва коснувшись её губ, остановился. И вот тогда ощутил в полной мере нормальный, неторопливый поцелуй с удовольствием.

Сравнивать нехорошо, но после неопытной Визуйи с Дакси целоваться куда приятнее. Она точно умела, и умела хорошо, зная, как и что делать. Я просто наслаждался процессом, вкушая вкусные, мягкие и влажные губы, которые от удовольствия иногда покусывал. Дакси эта игра понравилась, и она тоже начала делать похожее.

Вдоволь насытившись, я прижал её покрепче и погладил по спине. Как удобно, когда нет никаких плавников. Она же положила голову на моё плечо и неожиданно для меня обвила хвостом ногу. Вот это необычно. Спрашивать не стал, что это значит, но предположил, что таким образом Дакси могла выразить симпатию и доверие. Будет возможность – ещё понаблюдаю. Разговаривать не хотелось. Было просто приятно ощущать её тепло и тихое дыхание. Неужели свершилось наконец то, чего я ждал всё время?

Мои мысли прервались снова зачесавшейся спиной.

– Что случилось? – спросила Дакси, глядя на моё недовольное лицо, когда я принялся чесать спину.

– Не знаю. Уже второй день подряд чешется спина. Это одна из причин, почему я хочу провериться.

– Не ударился нигде?

– Нет. И никто не бил. Когда били, тогда же и вылечили.

– Дай-ка я посмотрю.

Она встала сзади, а я задрал рубашку вверх.

– И что там у меня? Наверное, всё красное, расчесал же.

– Если бы красное… – задумчиво протянула Дакси.

Я сразу забеспокоился.

– Что-то хуже? Не молчи, говори. Вдруг заразился чем-то.

– У тебя кожа посинела и стала здесь, – она обвела пальцем круг в районе позвоночника,– немного прозрачной. А вот тут, – Дакси чуть надавила пальцами, отчего мне стало жутко больно, – что-то похожее на плавник истриситов внутри, прямо под кожей.

Стиснув зубы, я попросил:

– Всё, не дави больше, больно.

– Не буду, извини.

Когда боль отступила, я осознал в полной мере, что сказала Дакси.

– У меня там плавник под кожей растёт?

– Я не знаю, но похоже на то. Никогда такого не видела.

– Замечательно, я теперь ещё в мутанта превращаюсь. Уж чего-чего, а такого точно не ждал. Надо срочно что-то с этим делать.

– Успокойся, паниковать не надо. – Она обняла меня покрепче и добавила: – Сейчас я сама свяжусь с Рикой, всё объясню. Это откладывать нельзя, даже на час.

 

Пока Дакси договаривалась, я сел на стул, постепенно теряя самообладание. Что ни день, то какая-то ерунда случается. Такое чувство, что это никогда не кончится…

Глава 40

Рика отреагировала на ситуацию крайне быстро, поэтому спустя пару минут в специальном биологическом центре материализовался я с Дакси. Наследнице «Чёрного оснита» пришлось бросить все свои дела, чтобы выяснить, что со мной произошло. Не теряя времени на разговоры, она сразу отвела меня к специалисту, который должен проверить меня и выявить причину мутации. Хотя кое-какие мысли на этот счёт у меня уже были…

После анализа с помощью приборов и различной техники доктор нашел ответ, но мне лично сообщать не стал. Вместо этого он позвал Рику, но с ней, конечно же, была Дакси. Интересно, у кошки просто любопытство или она переживает за меня? Было бы приятнее, если второе, но кто её знает.

– Ну что я могу вам сказать? – начал доктор, когда девушки вошли и сели, чтобы выслушать диагноз. – У нас очередное открытие. Оказывается, обмен бактериями между истриситом и человеком вызывает у второго мутацию. Замечу, прогрессивную мутацию. Анализы показали, что мутация началась приблизительно два-три дня назад. Из этого следует, что тогда и был произведён обмен бактериями. Было бы интересно понаблюдать за тем, кто получил человеческие бактерии. – Специалист перевёл взгляд на меня. – Вы можете назвать того, с кем обменялись бактериями, и как это произошло? Быть может, ели из одной посуды? Целовались? Или имел место секс, например?

На его вопросы я бы ответил сразу, но они сейчас очень неудобны для меня, ведь только наладил с Дакси хорошие отношения, и не хотелось бы, чтобы она знала правду. Хотя мне есть на кого ссылаться, поэтому лучше всё рассказать, как было.

– Могу, – ответил я, мельком бросив взгляд на Дакси. Она глядела на меня с особым интересом. – Это была наследница «Джуриам». Визуйя. Именно с ней был обмен бактериями через поцелуи. Всё.

Повисла неловкая пауза. И вдруг Дакси выдала:

– Вот ты… – но вовремя опомнилась и замолчала.

– Что я? – не смог я промолчать. – Я там был как игрушка, делал то, что она хотела. Рика, между прочим, – бросил взгляд на неё, – мне сама говорила, чтобы я хоть в постель ложился, только бы увеличить шансы добыть информацию. Вот и делал всё, что было в моих силах.

– Так, успокоились оба, – вмешалась Рика. – Свои личные дела оставьте на потом. – После она посмотрела на специалиста. – Нам важно знать, возможно ли остановить мутацию? Как это повлияет на Кирилла?

– В теории – возможно. Но я не уверен, что будет тот результат, которого мы ждем. На моей практике это первый подобный случай. Мы можем остановить процесс, даже удалить ненужную растущую конечность, однако гарантировать полное восстановление к прежнему набору клеток человека я не могу. Он уже изменился. Если же попытаться всё-таки сделать всё возможное, боюсь, он не выдержит. – Доктор сделал паузу, явно намекая на летальный исход. От этой мысли мне стало не по себе, аж неприятный холодок пробежал по телу. – Но я не могу сказать, что эти изменения плохо скажутся на общем состоянии здоровья.

– Значит, ничего страшного не будет? – уточнила Рика.

– Не должно. Человек существо своеобразное, способное изменяться и получать в дополнение к уже существующему что-то новое, чего не скажешь о нас. И о вашем виде тоже, – специалист посмотрел на Дакси и продолжил: – Это и стало причиной того, что мы имеем на данный момент. Я бы провёл исследования взаимодействия между человеком и другими видами.

– Извините, что вмешиваюсь, – вклинилась в разговор кошка, – но у нас есть человек, у которого несколько супруг, и три из них отличаются от моего и вашего вида. С ним за всё время ничего не произошло. Получается, что такая реакция у людей на истриситов.

– Хорошая мысль, – задумался доктор. – Не отрицаю такую версию. Надо наблюдать, анализировать, экспериментировать, чтобы всё понять до конца. Пока же других данных предоставить я не могу.

– Кирилл, – обратилась ко мне Рика, – удаляем тебе растущий плавник? Сейчас выбор за тобой. Можешь стать похожим на нас, если хочешь.

– Ну уж нет, – сразу выразил я протест. – При всём уважении к истриситам, мне не хочется ходить с плавником. Я всё-таки человек с рождения, вот человеком и хочу остаться.

Специалист хмыкнул и едва заметно улыбнулся.

– Но вы же слышали, что вы уже не совсем человек?

– Да, слышал. Это не значит, что мне нужен плавник. Хотя бы внешне я должен остаться человеком. Тем более мне ещё возвращаться к «Джуриам», – посмотрел я на Рику. – Если они узнают об этих изменениях, придётся и там ложиться на операционный стол.

– Тут ты прав как никогда, – согласилась Рика. – Признаю, этот момент я только что упустила.

– Вот видишь. Поэтому делайте операцию, уберите плавник, который мне совсем ни к чему.

Моё решение я посчитал истинно правильным, поэтому никаких сомнений не возникло. Мне эти их плавники сразу не понравились, и жить с точно таким же, который будет только мешать, я не собирался.

Операция должна занять чуть ли не весь день. Специалист не стал называть точных сроков, ведь, как он упомянул уже не раз, для него такой случай в новинку. Мне даже показалось, что доктор переживает, хотя внешне он старался делать вид, будто бы абсолютно спокоен. Вспомнив про моё новое устройство, я обменялся с ним несколькими фразами на нужную тему, благодаря чему лишь подтвердил свою догадку. Судя по эмоциональному фону, доктор действительно был взволнован, но в то же время в нём горела искра любопытства: ему хотелось поскорее приступить к этой операции, которая, возможно, сулит какие-то новые открытия. По крайней мере, мой так называемый полиграф выдал что-то вроде этого.

Когда до момента отключения моего сознания оставалось совсем немного, попросил доктора приложить максимум усилий, чтобы я остался живым. Он же заверил, что для него это большая ответственность, и за все действия будет отвечать перед Рикой. Тогда я немного успокоился, ведь она всё-таки наследница, поэтому доктор просто обязан сделать всё в лучшем виде.

***

Как ни странно, пробуждение прошло абсолютно нормально. Я словно плавно вышел из приятного сновидения, открыл глаза и увидел стоящего над собой доктора. Он что-то говорил, а я не слышал его. Попытался сам заговорить, но ничего не вышло. Тогда повертел головой в разные стороны, попробовал подняться – не получилось. Я оказался пристёгнутым к кровати. Доктор тем временем начал улыбаться, затем повернулся назад, махнув рукой, как будто кого-то подозвал. Может, помощницу?

Какого же было моё удивление, когда я увидел Визуйю. Как она здесь оказалась? Наследница «Джуриам», как всегда одетая в красивое пышное платье, подошла ко мне и коснулась рукой щеки, что-то говоря и смотря в мои глаза. А я ни слова не мог услышать. Зато теперь смог говорить, вот только не слышал себя, из-за чего мне показалось, что я чуть ли не кричу, вместо того чтобы говорить спокойно.

Визуйя нахмурилась и отошла от меня, как будто бы я её чем-то обидел. Доктор же, как и прежде, стоял рядом. Взяв её за плечи, он что-то на ухо сказал ей. Она кивнула и только собиралась выйти, как внезапно выгнулась в неестественной позе, упала, а под ней сразу образовалась лужа тёмно-алой крови. Увидев это, я задёргался в попытках вырваться. Что за чертовщина здесь вообще творится?! Пока тщетно старался вырваться из плена медицинских оков, рухнул и доктор без сознания. Я начал орать во всю глотку, чтобы хоть кто-то пришёл на помощь.

Вспышка золотистого света подарила мне надежду, ослепив на несколько секунд. Ютси явилась, наконец-то! И в тот же миг надежда канула в лету: ангел начала не просто растворяться, её буквально поглотило в никуда.

Мгновение – и её не стало…

Вместо неё появился архангел. Я вновь загорелся надеждой, но зря. Архангел, одетый примерно как Ютси и светящийся бело-золотым сиянием, недобро улыбался и медленно подходил ко мне. Когда до меня ему оставалось буквально пару метров, в его руке материализовался короткий клинок, словно сотканный из энергии ослепительно-белого цвета. Я не поверил глазам, когда архангел остановился рядом, поднял руку, направив остриё прямо в мою грудь, и что-то сказал. Но, как и до этого, я ничего не смог услышать.

В последний раз закричав от безысходности, я крепко зажмурился. Удар клинка пробил мою грудь. Затем второй удар. Ещё один. Дикая боль охватила всё тело. Я мучился в агонии, дёргался, как будто бы это поможет облегчить страдания. И облегчение наконец пришло. Мне стало легко, свободно, беспечно. Сама бесконечность обволокла меня, приняв в свои ласковые руки забытья.

Отступление 3

По завершении очередного рабочего дня Фортис решил навестить Ипулари. Ей нравилось заниматься с детьми, обучать их плаванию, поэтому она два раза в неделю выделяла время на вечерние занятия для тех, кто хотел научиться большему. Разумеется, дельфидентка делала это не ради денег – платили и так достаточно. Впрочем, и доходов Фортиса прекрасно хватало на содержание всех его жён. Другое дело, что не хватало времени – дни пролетали очень быстро.

В специально отведённое помещение с бассейном он вошёл тихо, чтобы не привлекать к себе внимания. Правда, его, стоящего недалеко, Ипулари заметила довольно быстро. Она лишь махнула рукой пару раз и продолжила заниматься с детьми.

Фортиса умиляла эта картина. Здесь он забывал о ежедневной суете, проблемах и постоянных делах. Ему нравилось наблюдать за детишками, которым плавание давалось непросто из-за ушей и хвостов. Когда шёрстка намокала, вес увеличивался, поэтому в плавании человек точно будет превосходить их.

Однако, более внимательно приглядевшись, Фортис заметил, что некоторые маленькие пловцы пытались подражать Ипулари: они активно работали не только руками и ногами, но и пытались помогать себе хвостом. Конечно, получалось у них это плохо, да и сама дельфидентка рекомендовала не пользоваться хвостом. Одно дело, когда у неё настоящий массивный и сильный дельфиний хвост, и совсем другое – кошачий, не предназначенный для плавания.

Увы, нашлась парочка друзей, упрямых и старательно добивающихся своего. Именно они с вызовом заявили, что научатся пользоваться хвостом и для плавания. Кто знает, может быть, их воля и усердие действительно помогут в этом деле.

Фортис терпеливо дождался, когда занятия закончатся. Дети поблагодарили Ипулари и ушли мыться, переодеваться, а после собираться по домам.

– Как твой рабочий день прошёл? – поинтересовалась дельфидентка, подплыв к краю.

– Да как обычно. Хотя даже лучше, чем обычно. – Фортис сел на корточки, в то время как Ипулари ловко вынырнула, оказавшись рядом. На её хвосте был надет специальный купальник – она не могла при детях показывать обнажённый хвост, хоть там было и непросто разглядеть признаки половой принадлежности.

– Как же мне неудобно в этой штуке, – высказалась Ипулари и стянула этот купальник, положив его рядом. – Не хочешь поплавать со мной? – подмигнула она и отстегнула бюстгальтер.

– Дети точно сюда больше не зайдут? – посмотрел Фортис в сторону выхода.

– Конечно нет. Они очень дисциплинированны, можешь не переживать.

– Тогда я не против. Вообще, хотел бы ещё поговорить.

– Если обгонишь меня от этой точки и вот до той, – Ипулари обозначила начало и конец бассейна, – то тогда поговорим.

Фортис лишь улыбнулся этой шутке, но согласился, хотя знал: обогнать её вариантов никаких.

Раздевшись догола, он прыгнул в бассейн, вынырнул рядом с Ипулари. Затем поцеловал её и улыбнулся.

– Ну что, начнём? На раз, два, три…

Стоило ему только сказать «три», как дельфидентка, врезав хвостом по воде и вызвав шумный всплеск, устремилась вперёд. Она за считанные секунды преодолела большое расстояние, в то время как Фортис отставал в разы. И всё равно он упорно грёб, стараясь показать хотя бы не такие плохие результаты самому себе.

Когда Ипулари уже отдыхала, ожидая Фортиса, он преодолел лишь треть расстояния. Наконец доплыв, тот расположился рядом и выдохнул.

– Теперь можно и поговорить.

– Но ты же не обогнал меня, – расплылась она в улыбке.

– Зато поучаствовал, – отмахнулся он. – А вообще я серьёзно.

– Что-то случилось? – улыбка с лица Ипулари сразу пропала.

– Ничего серьёзного. Просто есть шанс, что мне придётся всех вас покинуть ненадолго. Это касается проблем истриситов.

– Об их проблемах я знаю. Но ты здесь причём?

– Во-первых, там землянин, свой человек. Во-вторых, он может попасть в беду, а вытащить его, как считает Керра, могу только я. Мне не хотелось бы, но нам нужны территории, которые выделят истриситы, если всё сложится удачно.

– Не надо, Фортис. Я наслышана об истриситах, они очень опасны. Да, они не могут уже давно трансмутироваться, как мы, но они очень развиты технологически. И физически по своей природе более сильные и ловкие, чем мы. В силе с ними могут сравниться только орцинусы.

 

– Неужели истриситы такие же огромные?

– Нет, они как мы, но это не мешает им быть сильными. Да те же технологии… Я считаю, что тебе лучше остаться. Как же мы без тебя будем? – Ипулари прижалась к нему поближе и обняла. – И я хочу ребёнка.

Фортис задумался, замолчал на некоторое время.

– Всё у нас будет. Ты, главное, не волнуйся. Мне уже пообещали в помощницы представительницу рюбр… – Он сбился, поскольку не смог выговорить название вида рюбрюм-лютум. – В общем, это разумная красная слизь. Мне о них уже многое известно. Это одни из самых живучих созданий в этой галактике. Выживают при любой радиации, при очень низких и высоких температурах, им не страшны даже самые мощные взрывы. Они чуть ли не бессмертны. Кроме того, могут принимать самую различную форму, могут спрессовываться, умещаясь в карман. Я думаю, это лучший помощник, которого только можно пожелать.

– Интересно, я и не знала о существовании таких. А как с ними вышли на связь и договорились?

– Этого не знаю, в политические дела стараюсь не лезть, мне и так хватает других занятий с головой. Всю информацию скинула Керра, чтоб я ознакомился и ещё раз подумал.

– Но даже если ты согласишься, то какая тебе от этого личная выгода?

– Личной – никакой. Вот об этом я и хочу поговорить. Мионна сказала, что ей ничего не надо, Линния примерно тот же ответ дала. Гентла хочет домик на курортной планете, который у нас и так почти есть. Атрия говорит, что просто хочет заниматься и дальше своим делом. В общем, получается, что всем всего хватает.

– Мне тоже нечего пожелать, всё нравится и так. А что ты сам хотел бы?

– Я… – он сделал паузу, обдумав варианты. – Об этом я думал, конечно же. Мне бы хотелось взять один большой отпуск, чтобы заняться домиком на курортной планете лично. Ещё бы увеличил участок, чтобы нам там хватало места. Может, в будущем мы все туда переберёмся.

– Ну вот и озвучь эти условия. Рисковать просто так не стоит, должна же быть какая-то польза от этого. Но я всё равно против, лучше останься с нами. А домик… Да поместимся, время найдём на всё. Хочешь, я могу помочь тебе в обустройстве?

– Нет, ты что, – улыбнулся Фортис. – У меня руки из нужного места растут, так что сам справлюсь. Подумаю ещё. Радует, что пока, вроде бы, там всё идёт хорошо, никаких проблем не случилось, земляк жив. Вот такие дела.

– Интересно, а кто за тебя работать будет, если ты согласишься?

– Ты, – усмехнулся он и ласково подёргал её за нос.

Она поморщилась, улыбнулась.

– Нет, мне это не подходит. Мне и с детьми нравится заниматься.

– Шучу я, знаешь ведь. Найдут замену.

С детьми Ипулари действительно очень нравилось. Сегодня Фортис в этом в который раз убедился. Он вспомнил все события, произошедшие на Бититуде, какой тогда безжизненной и поникшей была дельфидентка. Ещё бы – от неё отвернулся целый народ. Может, когда-то этот народ и поймёт, что она ничего плохого не сделала. Напротив, прекратила начинавшуюся войну и спасла тем самым огромнейшее количество жизней. Благо, всё это в прошлом. Теперь Фортису приятно смотреть на счастливую Ипулари: в её глазах всегда горит огонёк жизнелюбия.

– Ты всех предупредил, что зайдёшь ко мне на тренировку? – игриво спросила она. – Может, прямо здесь кое-что сделаем?

– Всех. Кое-что сделаем, говоришь? – Он ещё раз оглянулся, чтобы убедиться, что никого нет. – С удовольствием.

Дождавшись, когда хвост Ипулари трансмутируется в ноги, они посвятили время друг другу, позабыв обо всём и наслаждаясь ценным временем, ведь не всегда есть возможность остаться наедине. Пусть все девушки и не против таких отношений, каждая желала хоть иногда проводить время с Фортисом наедине.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru