Litres Baner
Дельфинодевочки для неземного удовольствия. Книга 3

Нил Алмазов
Дельфинодевочки для неземного удовольствия. Книга 3

Глава 6

Когда я вернулся к кровати и сел рядом, лисица, не переставая улыбаться, ласково произнесла:

– Давай начинать?

– Давай. Вот только подобные ситуации меня иногда в тупик ставят.

– Что ты имеешь в виду?

– Всё должно само собой происходить, а не вот так, как сейчас: сели рядом и начинаем.

– Я поняла. Нужна доля романтики? Давай что-то придумаем быстренько.

– Да нет же, Атрия, я не про это. И романтика тут ни при чём. Как бы тебе объяснить…

Пока я задумался, нежная ладошка лисицы легла на мою шею. Не сказав ни слова, она осторожно прильнула и слабо коснулась мягкими губами моих, а после горячо выдохнула на ухо и прошептала:

– Так ты хочешь?

Ощутив первый прилив возбуждения, я притянул Атрию к себе и поцеловал уже как положено. Она ответила взаимностью мгновенно, пуская свой юркий язычок и давая ему волю, причём у неё это столь изящно получалось, что эрекция усилилась мгновенно. Я не сдержался и повалил лисицу на кровать, не прекращая целовать. Только теперь поцелуи стали более жадными и страстными. Я наслаждался каждым мгновением, каждой секундой, словно больше подобного не повторится. Дыхание участилось как у меня, так и у неё, поэтому дышать только через нос стало сложнее. И тогда я на миг оторвался от вкусных губ Атрии.

– Как ты быстро завёлся, – отметила она, глядя на возбуждённый стеснённый одеждой прибор.

– Это всё ты. – Вновь впился поцелуем, но потом отстранился, чтобы снять с лисицы и себя всё лишнее. – И я уже готов как никогда.

Атрия приподнялась на кровати и стянула с меня футболку. Следом я освободил её от халата. Как оказалось, она не надевала нижнее бельё, словно знала, что сегодня мы будем в постели вместе. И поэтому моему взору предстала красивая фигурка, нежное тельце, желающее наслаждений. Но больше всего я удивился, когда увидел грудь третьего размера лисицы. Тогда даже подумал, что она не настоящая, ибо больше похожа на силиконовую. Всё из-за того, что груди не расплывались, когда Атрия лежала на животе: они стояли и имели чёткую округлую форму при таком размере. Но откуда у них в том мире силикон? Очевидно, там даже не слышали про это.

– Ты чего застыл? – с явным недоумением посмотрела на меня лисица.

– Просто не ожидал. Почему они настолько безупречно выглядят? – кивнул я на груди.

– Так они всегда у меня такие, – улыбнулась она и помяла их игриво. – А что тебя удивило?

– Их форма, – коротко бросил я и потянулся, чтобы пощупать. Мне, конечно, не приходилось трогать силиконовые груди, но эти на ощупь особо ничем не отличались от других. – Кажется, действительно настоящие.

– Фортис, я тебя не понимаю, – усмехнулась Атрия. – Но продолжай, я люблю, когда их трогают. Можно и покрепче немного, только не слишком сильно.

– Скажу прямо: просто у наших человеческих девушек такая форма возможна либо при небольшом размере, либо после пластической операции. То есть в основном грудь будет расплываться в лежачей позе. А у тебя совсем не так.

– Так ты про это, – засияла она. – Это наша особенность, да. И пора бы уже переходить к делу. С тебя начнём?

– Если ты про…

– Да, – не дала мне договорить Атрия. – Иди ко мне. – Она притянула меня к себе, позволяя снова наслаждаться поцелуем. Лишь несколько секунд спустя оторвалась и прошептала: – А теперь просто получай удовольствие и ничего не говори. Хорошо?

Я лишь кивнул в ответ.

В следующий момент мы поменялись местами. Лисица умело стащила с меня брюки вместе с трусами и с огоньком в глазах посмотрела на готовый инструмент, а затем наконец наклонилась и коснулась головки влажными и жаркими губами. По телу сразу же прошлась волна удовольствия, тем более это самый первый раз, когда Атрия решилась сделать мне минет. Надо сказать, было приятно даже само предвкушение.

Умело обхватив губами пенис, лисица плавно опустила голову вниз, тем самым насадившись на него до конца. Как она его проглотила, я даже не успел заметить, но чувства обострились мигом. После Атрия вынула член изо рта и вновь погрузила, обдавая жаром и влагой полости. И так несколько раз. Затем лисица разнообразила ласки, включая поцелуи, облизывания и даже подключила в дело сочные, объёмные груди, причём, судя по реакции, ей и самой подобное нравилось делать. Она взяла инициативу полностью в свои руки. Мне-то и сказать нечего было, поскольку всё устраивало абсолютно.

Немного позже, закончив с оральными ласками, Атрия уселась на меня в позе наездницы, плавно опустившись на член. Её смазка позволила прибору проникнуть без труда, но всё равно чувствовалось, что у неё достаточно узко, чтобы получать наслаждение.

Когда лисица села как ей удобно, она наклонилась ко мне и активно задвигала тазом, настолько профессионально, что мне оставалось только лежать и слушать её стоны, что Атрия издавала прямо на ухо, обдавая его горячим воздухом. Чтобы доставить себе и ей ещё больше наслаждения, я ухватился за аппетитную попку и принялся с силой опускать в такт движениям таза лисицы. Мы поймали один ритм, благодаря чему секс стал более жёстким, и по комнате раздавались характерные шлепки, смешивающиеся со стонами. Но это не длилось слишком долго.

– Хочешь закончить? – выпрямившись, но продолжая насаживаться, поинтересовалась Атрия. Единственное, что в этой позе немного непривычно, так это чувствовать ногами пышные хвосты лисицы. С одной стороны, они очень приятные и мягкие, но с другой – иногда становилось от них щекотно. Вот только засмеяться во время секса равно тому, что закончить его на некоторое время, чего мне очень не хотелось.

– Конечно хочу, – хрипло ответил я.

Атрия немедленно слезла с меня и вновь принялась делать минет, но только в разы быстрее и даже, если уместно так выразиться, агрессивнее. И самое приятное и вызывающее сильное возбуждение было в том, что она не просто сосала член и скользила по нему, но ещё и как-то умудрялась втягивать в себя воздух. Благодаря этому мой прибор по ощущениям чуть ли не засасывало внутрь, сжимало, но насколько это было классно, словами трудно передать. И совсем скоро пик оргазма настиг меня внезапно. Казалось, Атрия буквально чувствовала всё то, что чувствовал я, и в самый нужный момент развила необычайную скорость. Это заставило меня бурно кончить, издав глухой стон и последующий хрип от наслаждения. Я моментом обмяк, ноги словно отнялись, а лисица всё равно продолжала сосать, но теперь ласково, нежно и аккуратно. Её сладкий язычок крайне осторожно обходился со стволом, что в целом позволило мне расслабиться и испытывать блаженство уже после оргазма. И не менее приятно было кончить ей в рот. Это радовало, что она, как и остальные, совсем не брезгует и готова глотать моё семя, позволять спускать в неё всё до капли. Кажется, я самый счастливый человек на всём белом свете.

– Пока отдохни, – вырвала меня из впечатлений Атрия, когда перестала обслуживать моё достоинство, – но потом твоя очередь делать мне приятно.

– Шарики?

– Они, – подмигнула она и легла рядом.

Шарики так шарики. А пока нужно чуть-чуть прийти в себя. И чтобы это стало приятнее, я обнял лисицу и притянул плотнее к себе. Улыбнулся, потрепал её за мохнатые ушки – ещё одна особенность Атрии, ведь у Мионны и Гентлы они раза в два меньше. Но каждая из них хороша по-своему, поэтому я доволен всеми тремя девушками.

Глава 7

Некоторое время мы лежали молча. Атрия мерно дышала, думая о чём-то своём, а я поглаживал её нежную спину и пытался представить, как же будут выглядеть весьма необычные ласки с шариками. Казалось бы, всё довольно просто, но в то же время смешно, особенно если посмотреть на подобное действо со стороны. Но раз уж ей так хочется, попробуем…

– Ну что, готова? – обратился я к лисице.

– Да, – выдохнула она и невольно вытянулась, делая изящный изгиб. В то же время её хвосты распушились, из-за чего я замолчал и залюбовался ими. – И так терпеливо ждала, не беспокоила тебя.

– Даже так… – покачал я головой. – Не ожидал.

– Давай уже ближе к делу, – пропела Атрия, легла на спину и широко раздвинула ноги. – Хочется поскорее ощутить лучшее, что может быть.

– Хорошо. Только не забудь говорить, если что-то будет не так или надо делать как-то иначе.

– Обязательно. – Она прикрыла глаза и запустила руку между ног, неспешно играя с клитором. – Не затягивай, пожалуйста.

– С какого начнём? – бросил я взгляд на разнообразные шарики.

Не открывая глаз, Атрия ответила:

– С овального. Тот, что поменьше. Боюсь, круглый сейчас рановато использовать. И ещё, – она сделала короткую паузу, – обязательно смочи слюной, прежде чем вставлять.

– Ну это и так понятно, – произнёс я, взяв в руки шарик и немного намочив его слюной. – Проще ведь войдёт.

– Ага. – Атрия наконец прекратила себя ласкать и закинула руки за голову. Вот деловая рыжая. – Я жду.

– Сейчас, секунду.

– Я вся в предвкушении.

Вот после этой фразы захотелось, мягко говоря, попросить её наконец замолчать, но предпочёл ничего не отвечать и начать действовать. Просто-напросто она отвлекала меня разговорами, не позволяя сосредоточиться.

Когда я подобрался к лисице ближе, оказавшись меж её ног, мой прибор стал приподниматься и быстро твердеть: вены набухли, стали выраженно лиловыми, а ствол приобрёл былую крепость. Да, всё-таки Атрия возбуждает не меньше остальных. Реакция на неё довольно сильная. Но пора бы начать.

Стоило мне коснуться пальцами нежного и чуть влажного лона, лисица едва заметно вдохнула и выдохнула. Затем я принялся вставлять шарик, но даже одним пальцем не удалось толком войти. Вроде и её природная смазка уже присутствовала, но узость не хотела меня пропускать. Тогда пришлось чуть сильнее надавить. Лишь после этого она поддалась, и шарик вместе с пальцем всё-таки проник внутрь. Атрия же вмиг задышала чаще, глубже. Судя по её закрытым глазам, она уже от этого получала наслаждение. И когда я попробовал просунуть уже два пальца, лисица взяла меня за руку и тихо проговорила:

 

– Давай сначала без шарика, пожалуйста. Ты сам. Кажется, если сразу, то шарик доставит больше боли, нежели удовольствия.

– Я сам? Что ты имеешь в виду?

– Ну, своим…

– А, так бы и сказала, что членом. Не стоит стесняться называть всё своими именами.

– Да… Хорошо.

Временно вынув шарик и отложив его в сторону, я проник в Атрию и постепенно стал ускоряться, внимательно глядя на неё: сейчас пока не до своих ощущений – нужно постараться, чтобы она получила максимум удовольствия. И это, стоит отметить, получалось. Лисица полностью расслабилась, наслаждаясь процессом: ей теперь не нужно особо стараться – просто лежать и испытывать блаженство. Тем не менее, она всё равно вскоре начала двигать тазом в такт моим движениям. И теперь, как бы я ни старался думать только о ней, возбудился пуще прежнего. Вдобавок вздохи и приглушённые стоны Атрии усиливали эрекцию. Чтобы не кончить так быстро, пришлось немного замедлиться, после чего лисица обняла меня, притянув к себе, и прошептала:

– Мог бы и закончить, если так хочется. Только потом обязательно сделай то, о чём я просила.

– И как ты умудряешься всё замечать…

– Я не замечаю. Я чувствую. А теперь продолжай. Можешь даже закончить, как ты любишь. Или вообще делай что хочешь со мной, – игриво проговорила лисица.

– Тогда сначала туда же, – я двинул тазом, чтобы войти до конца, а затем приложил палец к губам Атрии, – а потом сюда.

– Да…

Что ж, раз уж она не против, чтоб я ещё раз кончил, стоит оторваться как следует. Именно поэтому не стал медлить, настроившись на удобный для меня ритм, и продолжил уже откровенно и быстро трахать Атрию. Она же, как и прежде, постанывая, ухватилась за спинку кровати.

Прошло совсем немного времени, и я ощутил всем телом, что скоро кончу. Тогда резво вынул член, перебрался поближе к голове лисицы, которая уже приготовилась: приоткрыла рот и закрыла глаза. Вот только сразу кончить я не был готов, а потому погрузил своё достоинство в рот Атрии и продолжил движения, но только не так жёстко. Учитывая, как она заботливо и плотно обхватила его губками, продержаться долго уже не получится. Ещё несколько раз всунул-вынул – и оргазм окатил всё моё тело, а горячее семя стекло в рот лисицы. С наслаждением выдохнув, достал пока ещё торчащий член и сразу перешёл к шарикам, ибо если бы лёг, то подняться было бы сложнее. Атрия тем временем сглотнула, вздохнула и произнесла:

– Тебе бы больше сладкого есть, вот было бы ещё вкуснее.

Я скривился: нашла тему для обсуждения.

– Давай об этом потом поговорим.

– Как скажешь.

Взяв шарик, я уже с лёгкостью погрузил его во влагалище лисицы. Она улыбнулась: наконец-то дождалась. А вот дальше самое интересное.

Мне пришлось лечь на живот, чтобы расположиться точно между ног Атрии. Как только я взялся за шарик и коснулся его губами, чтобы начать надувать, меня пробрал смех, да такой, что не смог остановиться.

– Фортис, – лисица приподнялась немного, глядя на меня, – ну что опять? Чего ты смеёшься?

С трудом прекратив смех, я ответил:

– Просто не могу отделаться от мысли видеть себя со стороны, надувающим шарик у тебя между ног. Это же вообще жесть какая-то.

И снова раздался мой хохот.

– Так не пойдёт, – перешла она на серьёзный тон. – Я же тебе делала приятно, всё было, как ты хотел, а мне не хочешь сделать приятно. Обидно, что ты всё портишь.

– Подожди, – смог я угомониться. – Настроюсь – и всё будет нормально, правда.

– Уже лучше, – улыбнулась Атрия. – Я помогу советом. Можно?

– Конечно.

– Представь, словно ты делаешь куннилингус. Будет проще.

– Ну, знаешь, такое я не всем, так сказать, делал. Только избранным.

– Началось… Я прошу вообще через шарик меня удовлетворить.

– Всё, прекращаем болтать. Дай начать хотя бы. Ложись и не смотри на меня. Просто говори при необходимости.

– Хорошо, давай.

Вторая попытка…

Вновь расположившись удобно, взял шарик, откинул все мысли, способные меня рассмешить, и попробовал надуть. Вот тут-то стало совсем не до смеха. Я забыл банальную физику: шарик надуть легко, когда он ничем не зажат, а когда внутри, где со всех сторон его стесняют стенки влагалища, надувать – то ещё удовольствие. Это тяжело.

При первой попытке, как мне показалось, шарик вообще не надулся, вот совсем нисколько. Пришлось вдохнуть побольше воздуха, а после приложить немало усилий, вдувая всё внутрь. Кажется, я даже покраснел от столь непростого занятия. Но зато эффект, судя по состоянию, Атрии появился, ведь она начала потихоньку извиваться, изгибаться и прерывисто делать вздохи, при этом не выдыхая. И вот когда выдохнула, томно проговорила:

– Как же мне хорошо. Ещё, так же. У тебя хорошо получается. Можно даже сильнее.

Да, если бы это ещё мне давалось просто…

Следующая попытка снова увенчалась успехом: лисица чуть ли не стала завывать, цепляясь ногтями за матрас. Затем я попробовал ещё сильнее, отчего буквально покрылся потом. Зато с губ Атрии сорвался громкий и протяжный стон. Она уже не находила себе места. Пора попробовать почаще. Лишь бы воздуха хватило в лёгких.

Очередной раз – лисица завелась, не переставая изнемогать в наслаждении. После я начал, не отрываясь, быстро надувать-сдувать, при этом старался делать это как можно чаще и быстрее, хоть и чувствовал, насколько же тяжело даётся мне такое дело. Но Атрия уже чуть ли не задыхалась. Она всё громче стонала, дышала, временами сдвигала ноги, крепко сжимая мою голову. Вот в такие моменты было особенного неудобно что-либо делать, поэтому я хватался за её бёдра, намекая, что лучше сильно не давить. Лисица вроде понимала и либо ослабляла хватку, либо и вовсе разводила ноги. А я продолжал пыхтеть, дожидаясь, когда она кончит.

– Ещё… – постанывала она. – Ещё… Сильнее… Прям насколько тебя хватит, прошу…

Из последних сил ещё несколько раз выпустил воздух, а потом вдохнул особенно глубоко и вдул всё в шарик. Мне даже показалось, что внутри у неё он надулся чересчур сильно. И я испугался на мгновение, когда Атрия закричала: думал, причинил боль. Да ещё она мгновенно отскочила от меня, свела ноги вместе и забилась в конвульсиях, свернувшись калачиком. Из-за внезапности происходящего, на мгновение растерялся, не зная, что делать. Лисица же, к моей радости, перестала дёргаться и разлеглась на кровати, широко раскинув ноги и руки. Глаза не открыла, но на лице засияла улыбка.

– С тобой всё хорошо? – на всякий случай уточнил я.

Она вздохнула и произнесла:

– Нет, не хорошо, а просто чудесно. Как давно я не испытывала такого бешеного оргазма… Представляю, как будет, если потом использовать большой круглый шарик. Наверное, с ума сойду от блаженства. Иди ко мне, – Атрия открыла глаза и поманила меня вялым движением руки. – Нам надо теперь просто лежать.

– Оргазм действительно бешеный, – подобрался я ближе и лёг. – Мне сначала показалось, что тебе больно.

– Нет, что ты. Если боль и была, то небольшая. И то она, вероятно, лишь украсила мои ощущения. Это к лучшему.

– Лишь бы вреда организму не было.

– Всё хорошо, я же чувствую.

– Радует.

После подобного опыта могу твёрдо заявить всем любителям фразы «я бы вдул»: не стоит, это тяжело делается. Заниматься обычным сексом куда проще. Но зато Атрия наконец получила удовольствие, и теперь мы оба довольны. Вот только пока не ясно, стоит остаться ещё с ней или всё-таки пора навестить Мионну с Гентлой.

Глава 8

Первой нарушила тишину Атрия.

– Как-то подозрительно тихо у них там. Неужели договорились?

– Ну так я же сказал им, чтобы готовили вместе. Надеюсь, начнут ладить друг с другом со временем.

– Да, хотелось бы. Не люблю я перепалки. Хочешь к ним или ещё отдохнём?

– Снова с шариками?

– Нет, – улыбнулась лисица и выдохнула. – Я пока больше не хочу. Мне вообще не так часто требуется секс, как остальным. Всё же мир духовный мне ближе, чем плотские утехи. Но и совсем без них тоже никак нельзя.

– Тогда нужно сходить в душ, а потом посмотреть, как дела у Мионны с Гентлой.

– Иди. Я – после тебя. Пока полежу ещё, если ты не против.

– Без проблем.

Подниматься совсем не хотелось, но любопытство взяло надо мной верх, поэтому вскоре я покинул комнату Атрии, ещё раз взглянув на роскошное обнажённое тело и пушистые хвосты. И всё-таки она замечательная, как ни крути.

В кухне, к моему удивлению, действительно проходило всё хорошо. И Мионна, и Гентла мелко нарезали овощи и даже о чём-то негромко говорили. Вот только если вторая старалась улыбаться, то первая сохраняла обычное выражение лица, а порой и хмурилась. Долго за ними не стал наблюдать, подхватил полотенце и ушёл мыться.

После душа вернулся в кухню.

– Ну как дела у вас?

– Всё хорошо, – сразу отозвалась Гентла, стоящая за плитой. Она зажаривала пока что только лук. Аромат об этом сразу сказал.

– Да, но этот овощ заставил нас прослезиться, – недовольно пробурчала Мионна.

Я по-доброму улыбнулся.

– Это просто лук. Бывает, что такой попадается, злым его называют. Чтобы меньше было слёз, нужно чаще нож в воду макать. Тогда будет немного легче.

– Знали бы мы сразу, – пожала плечами Гентла.

– А что вы готовить решили всё-таки? – Я сел рядом с Мионной, обнял её за талию и немного потискал. Она не отреагировала, продолжая резать свёклу. Впрочем, я догадался, что они надумали сделать.

– Это называется в книге рецептов борщ. Интересно, насколько вкусно будет? – задумалась Гентла.

– Насколько вы постараетесь, – подмигнул я. – Кстати, вы бы хоть мясо поставили вариться. Это в первую очередь нужно было сделать.

– Вот! Я же говорила, а ты не слушала. Потом да потом… – Мионна, судя по всему, снова нашла повод задеть Гентлу.

– Сейчас сделаю, – не обращая внимания на лёгкий выпад, Дикая достала кастрюлю, положила туда мясо, налила воды и поставила на плиту.

– И столовую ложку соли добавь. Ну и лавровый лист, – указал я на шкаф, где можно было всё это найти.

– Хорошо-хорошо.

Я вновь задумался о поведении Мионны. Вот никак не думал, что она станет зачинщицей конфликтов. Одними словами, наверное, тут не помочь. Она просто при любом удобном случае цепляется к Гентле, а та реагирует спокойно, не подавая виду. Да и в принципе всё делает без пререканий, что бы я ни сказал. Нужно то же самое попробовать с Мионной. Что будет, если сделать замечание?

– Нужно потоньше резать, – тут же указал я. – Просто потом есть неудобно.

– Теперь всё перерезать? – Мионна уставилась на меня, нахмурив брови. – Надо было сразу сказать, а не… – Она замолчала, но всё-таки начала нарезать тоньше.

– Что «не»?

– И сам знаешь.

– Я вообще не понимаю, что ты хочешь сказать.

– Иди и у Атрии спроси. Нам тут очень хорошо было слышно всё. Даже не представляю, что ты там такого ей сделал, что она так кричала от удовольствия.

– Вот оно что, – вздохнул я. – И что ты предлагаешь делать?

– Фортис, – вдруг обратилась ко мне Гентла. – Может, не стоит вам ссориться?

– Погоди, – остановил я её. – Пусть Мионна расскажет, как она собирается уживаться со всеми нами. Вижу, не устраивает никто. Видимо, и я близок к этому. Да?

Наверное, перегнул палку, потому что Мионна отложила нож в сторону, закрыла лицо руками и выбежала из кухни.

– Опять, – протяжно выдохнул я. – Ну что с ней делать? Всегда думал, что она чуть ли не идеальная, а тут такие сцены закатывает. Наверное, не зря её сёстры держали в ежовых рукавицах. В таком случае вообще их не осуждаю за чрезмерную строгость.

– Скажу честно, – заговорила Гентла, не отрываясь от сковороды, – мне всё нравится. И ко всем отношусь хорошо. Но с Мионной не так просто. Я даже с ней пыталась поговорить, узнать, откуда столько негативных эмоций. Она по этому поводу ничего не сказала. Могу только предположить, что с ней это происходит из-за ревности. Да, она вроде понимает, что от нас тоже никуда не денешься, но смириться с этим никак не может. Не знаю, пройдёт ли это. Если не пройдёт, тебе придётся делать выбор, мне кажется.

– Ну уж нет, – возразил я сразу, – никакого выбора делать не буду. Пусть привыкает. Тем более знала изначально, как всё будет.

– Знала, но не понимала, как себя будет чувствовать.

– Ты права. Об этом я не подумал. Без неё тоже не хочу. Постоянно её упрашивать мириться, бегать за ней – и это не выход.

– Ещё важно для неё, чтобы ты уделял больше всего времени именно ей. Может, она спокойнее станет, хотя бы ненамного. Точно! – Гентла повернулась ко мне, сияя улыбкой. – У меня есть идея!

– И какая? – заинтересовался я.

– Здесь же недалеко лес, а там встретить людей шансов не очень много. Я правильно понимаю?

 

– Ну не то чтобы не очень много, но в целом так. Особенно если куда-то далеко заехать.

– Вот. Проведите остаток дня наедине, погуляйте на природе. Это поможет, я думаю. А я пока приготовлю еду. Атрия мне поможет. В общем, мы найдём чем заняться. Ну, как тебе?

– Можно попробовать. Только бы её успокоить ещё для начала.

– Это ты уж сам. Я точно буду лишней в таком деле.

– Знаешь, – я встал и подошёл к Гентле, обняв кошку за талию и посмотрев в глаза, – ты слишком хорошая.

– И что это значит – слишком? – улыбнулась она шире обычного.

– Не могу словами описать. Лучше так. – Я погладил её по нежной щеке и неторопливо поцеловал в губы. – Спасибо за идею.

– Пожалуйста. Лишь бы всё хорошо было. По-моему, горелым начинает пахнуть. – Гентла развернулась к сковороде и принялась там помешивать. – Да, немного подгорело, пока разговаривали.

– Если немного, то это не страшно. Ладно, я пойду. Атрии передай то, чем поделилась со мной. Ждите и не выходите никуда без меня, пожалуйста.

– Всё будет в порядке, не волнуйся, – ответила Гентла, когда я почти вышел из кухни.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru