Проект. Рассказ

Николай Викторович Игнатков
Проект. Рассказ

Вот уже середина марта, а весна не может договориться с зимой. Не желает зима отдавать свои полномочия и по-прежнему пуржит и морозит, заметая поземкой дороги. Или нагрянет бурей и сносит крыши с домов, разрушает ограждения, разбрасывая куски шифера и выворачивая металл. Оставляя после себя хаос, поваленные столбы и порванные провода. Вся надежда на весну, на ее тепло и перемены. А она так нерасторопна и пуглива, боится сказать зиме лишнее слово.

Так и депутаты Государственной Думы боятся сказать лишнее слово президенту, да и в целом всей ветви федеральной исполнительной власти. Что-то конечно делается, принимаются законы, идут бесконечные совещания и форумы. А что в результате? Люди стали жить лучше? Нет! И это очевидно. Разрыв богатых и бедных катастрофичен. Десять процентов богатого населения владеет больше 80 процентов состояния всех домохозяйств России. А на 90 процентов народа России приходится менее 20 процентов. Вы вдумайтесь в эти цифры… И этот разрыв увеличивается год за годом. С одной стороны растут миллиардеры, а с другой нищает народ. Что сделала власть за последние двадцать лет, чтобы изменить эту пропорцию? Ничего!

Как правило, депутатами становятся люди не по призванию. А главная миссия депутата Госдумы – нести перемены, созидать, изменять мир к лучшему. Все законы должны быть направлены на улучшение жизни людей сегодня и сейчас.

Двадцать лет находится у власти президент, но, сколько таких долгодумающих находится в Государственной Думе? А результата нет. Может, что-то в консерватории подправить? Помните, как говорил Жванецкий. И оппозиция там давно не оппозиция, у них просто другая позиция по каждому вопросу, а делают они одно дело. Но делают, так что работа кипит, но нет результата. Слова извергаются вулканом, но только пепел быстро оседает, а дым разносит ветер по бескрайним просторам России. Да и работа их оценивается ни теми показателями. Ни количество принятых законов или количество совещаний и заседаний, ни количество перерезанных ленточек и возложенных цветов должны ложиться в основу результатов, а улучшение жизни людей.

Несколько дней назад у Александра, бывшего федерального и регионального чиновника, состоялась беседа с давним товарищем Андреем Алексеевичем, также имеющим опыт государственной службы. Так вот Андрей упорно стоял на своем, что изменить ничего нельзя, даже те, кто и хотел что-то сделать, их засасывало политическое болото, и они быстро начинали плыть по течению. Александр пытался его переубедить, но тщетно.

– Меняются депутаты, меняются губернаторы, а система остаётся, – говорил Андрей в ответ. Кто-то там один наверху дирижирует оркестром государственной власти, и не дай Бог какой-то скрипки выбиться из общего ансамбля под названием «песни и пляски».

Убедить товарища Александр не сумел, и Андрей предложил положить основные мысли на бумагу. Что Александр и попытался сделать. Начал с главного. Как он понимает депутат Госдумы – стратег. Если у него нет такого качества, ему там делать нечего. Миссия депутата – созидать. Каждая мысль, каждая запятая в законе должна быть направлена на улучшение жизни человека. Если он не способен думать – ему там не место. Цель спора с товарищем это не критика действующей власти России. Критиков и критиканов, и без них достаточно. Но и называть черное белым они уже не могут. Все рассуждения ходили кругами вокруг президента, круги то расширялись, а то сужались, но в центре все равно оставался президент. Что сделал президент за двадцать лет своего правления? Уничтожена лучшая в мире система образования. Реформа медицины топчется на одном месте. Непрекращающееся пенсионная реформа не улучшает, а наоборот ухудшает жизнь людей с каждым витком нововведений. Что, разве это не видно? Нужны какие-то особые очки? Из ежедневных телевизионных роликов видно как президент внимательно слушает своего очередного посетителя – министра или губернатора и кивает, кивает и кивает, со всем, соглашаясь. Работает? Не с документами на даче как это часто делал Борис Николаевич, а в живой беседе в Кремле улучшает жизнь народа. Только улучшения эти касаются узкого круга приближенных. А народ – что народ? Но где это нечто, что может изменить Мир, может изменить к лучшему жизнь народа России? И если ли это нечто?

Уходя, Андрей сказал, – Рассматривай проблему и предлагай решение как будто ты президент России.

В свое время Александру довелось бывать в кабинете президента России, да и сам он в девяностые занимал кабинет первого секретаря обкома бывшей коммунистической партии, поэтому представить себя в этом статусе он мог. Но у президента столько разных задач, которые необходимо сиюминутно решать, что он вольно или невольно попадает сам в топкое болото, из которого выбраться уже не возможно. Если у президента нет собственного видения всей картинки в целом, что есть и к чему нужно стремиться, советники уже не помогут. Александр специально нагонял лирики, отдаляя то, что должен предложить товарищу. То, что, на его взгляд, может изменить качество самой жизни. Предложений слишком много, с чего начинать? Есть предложения по качественному изменению миссии судов. Есть предложения по изменению самой политической системы. Со многим из того что есть, придется смириться, например образование, отыграть назад уже не возможно. Многое необходимо скоррелировать с объективной реальностью так чтобы видны были результаты. Но начинать нужно с главного, с создания общенационального проекта в котором будет участвовать каждый гражданин России от рождения и до смерти, – размышлял Александр.

– Проект я бы назвал просто и понятно «Рай на земле», – беседуя сам с собою, говорил Александр. Небесный рай мы ещё увидеть успеем, а вот рай на земле создать так и не пытались. Топтание на одном месте принесли президенту свои результаты, он утрамбовал политическую систему так, что может находиться у власти вечно. Но любая стагнация предвестник большой беды. Ее можно оттянуть на какое-то время, но исход будет плачевным. Справедливым будет заметить, что стагнация это ещё не гибель. Мы видим, что происходит в соседней братской нам Украине. Вот они уже перешагнули черту стагнации и прямой или извилистой дорогой, но идут к неминуемому самоуничтожению.

Пропасть между бедными и богатыми, это не только философская категория под названием справедливость. «В античной философии справедливость рассматривалась как внутренний принцип существования природы, как космический порядок, отразившийся в порядке социальном. Аристотель понимал под справедливостью, с одной стороны, соответствие закону, а с другой стороны – справедливое отношение к окружающим. Социальную справедливость он видел в пропорциональном равенстве: владеющий большим состоянием делает больший взнос, а владеющий малым состоянием – меньший»1.

1[Электронный ресурс] Электронный минибар. https://e-minbar.com/(дата обращения: 15.03.2021).
Рейтинг@Mail.ru