Юнис

Николай Н. Плетнёв
Юнис

Юнис достал из кармана штанов брикет, запечатанный в фольгу. Собрав ещё влаги, он смочил кусочек сухой еды, и положил умирающему в рот. Тот долго рассасывал пищу, не в силах жевать и глотать. Лишь спустя несколько минут он смог открыть глаза и сказать:

– Моя первая еда за столько дней, – захлебнулся слезами, – Даже не знаю сколько именно. Здешние сутки длиннее земных, а кроме как спать, делать нечего. Не очень получается считать дни. Но я здесь уже никак не меньше месяца.

– Как ты сюда попал?

– Так же, как и ты, балбес. Заблудился, поскользнулся на камне и упал.

Второй Юнис рассказал, что точно так же прилетел в исследовательском корабле. Минерва описала эту планету, и дала задачу собрать образцы и найти водоём. Всё точь-в-точь как в истории Юниса первого.

– Это какая-то аномалия? – предположил он, – Временная петля, искажение реальности, отправляющая раз за разом исследовательский корабль со мной на борту к этой планете.

– Не совсем так, – голос второго Юниса немного окреп, и теперь звучал до боли противно – будто слушаешь себя в записи. – У меня было слишком много времени, чтобы подумать об этом. Скажи, вот ты помнишь, что было до полёта? Кто ты, кто твои близкие? Как ты согласился лететь, и как получил знания о биологии и обо всём остальном?

– Ну да, – начал Юнис, но осёкся.

В подсознании всегда казалось, что прожита целая жизнь до того, как начался полёт. Просто появилась интересная задача – исследовать планету, поэтому мысли о прошлом, о Земле были не к месту. А вот теперь оказалось, что в голове один сплошной пробел. Знаний много, а память начинается лишь с пробуждения из стазиса. Хватаясь за последнюю соломинку, он предположил:

– Может, это последствия долгого перелёта? Со временем память восстановится.

– Пока факты говорят, что мы клоны или биороботы-исследователи, созданные или активированные Минервой на космолёте. Посмотри на свои пальцы – у тебя нет отпечатков. Как и волос, да и в остальном мы отличаемся от человека, если вспомнить биологию. Раз за разом нас посылают исследовать мир, и мы постоянно выбираем одинаковую дорогу, попадая в одну и ту же ловушку. Ходим прямо по кругу.

Всё это не укладывалось в голове первого Юниса. Он ощущал себя человеком, личностью. Какие ещё биороботы? Мало ли, что взбрело в голову сошедшему с ума от одиночества. Или сначала он тоже был тут не один?

– Эти черепа… Когда ты попал сюда, здесь тоже кто-то был?

– Да. Был второй я. Обезумевший от голода, но ещё способный драться. Он напал на меня, но я смог его убить. А когда голод стал сводить с ума и меня, я съел своего двойника. Знаешь, трупы здесь почти не разлагаются. Очевидно, низкая бактериальная активность…

Юнис прервал собеседника:

– А выбраться ты пробовал?

– Только этим я и занимался первые несколько дней. Но всё бесполезно. Это каменный мешок, созданный процессами эрозии. Впрочем, о геологии ты, как и я, знаешь всё то же самое. Наверх не залезть. Так что, ты останешься тут, ожидая следующего Юниса, который убьёт тебя, чтобы продержаться на несколько дней дольше. Прости, что съел твои запасы. Я пытался сдержаться, но знание о том, что у тебя в кармане еда, сводило с ума. Советую тебе убить меня, как только усну, вспороть желудок, и достать содержимое, пока оно не переварилось. Когда-то тебе придётся съесть и желудок, и всё остальное, так что, поверь мне, твой паёк – это самая ценная и вкусная пища здесь. Ещё раз прости за это. Но прошу тебя, убей так, чтобы я ничего не почувствовал. Воткни обломок кости в мозг через глазницу, или…

Рейтинг@Mail.ru