Юнис

Николай Н. Плетнёв
Юнис

Глаза постепенно привыкали к темноте. Но из-за того, что над ямой росли плотные джунгли, света не хватало. Гладкие стены, переплетение корней высоко наверху. А на полу катаются сухие ветки. И что-то тёмное и бесформенное виднеется в дальнем углу.

Юнис напряг глаза, пытаясь определить, что же это такое. Воображение рисовало разные невероятные картины. Сначала казалось, что это камень, потом – большой зверь или куча тряпья. Вот уже кажется, что доносится хриплое дыхание и чудится движение. Вот послышался звук, похожий на сдавленный хохот или плач. Нет, это не воображение. В темноте что-то пошевелилось, и раздался отчётливый сиплый шёпот:

– Воды…

Сознание Юниса нашло спасительное объяснение. Наверняка при падении он ударился головой, и сейчас лежит в отключке, а воображение подбрасывает бредовый сон. С этим хотя бы можно взаимодействовать.

– У меня… у меня нет воды, – прошептал Юнис в ответ.

– Стены… влага. Собери капли рубашкой, – голос с трудом выдавливал слова через сипение.

Неровные стены действительно покрылись конденсатом, будто потом. Снимая с себя рубашку, и отрывая от неё кусок, Юнис подумал, что всё это слишком реалистично для сна. Он протёр холодный камень намокшей тканью и осторожно пошёл в угол пещеры. Там лежал человек. Он скорее угадывался в ворохе тряпья. Покрытая струпьями кожа обтягивала череп. Практически скелет. И как в этом теле может держаться жизнь?

Юнис выжал несколько капель в полуоткрытый рот, но человеку и этого хватило, чтобы беззвучно закашляться. Он в бессилии откинулся на тряпьё, и не отвечал на вопросы, терзавшие Юниса:

– Кто ты? Откуда здесь?

Снова собирая воду, Юнис спотыкался о ветки на полу. Они казались белыми во мраке пещеры. А кое-где валялись светлые булыжники. Прикоснувшись к одному из них, Юнис отпрянул. Никакой это не камень, а человеческий череп. А ветки, хрустевшие под ногами – это кости.

В ужасе Юнис прижался к холодной стене. Капли влаги проступили через испорченную рубашку, и неприятно намочили спину, но не это беспокоило его.

Человек в углу хрипло заговорил:

– Ты не первый, Юнис. Как же долго ты шёл.

– Что? Откуда ты знаешь моё имя?! Кто ты, чёрт возьми?!

Глупые предположения наперегонки носились в голове. А человек не спешил отвечать. Пошамкав сухим языком, он сказал:

– Вот что такое дежавю. Совсем как тогда, – он умолк, задумавшись, или впав в беспамятство. Юнис испугался, что сейчас человек умрёт, так ничего и не рассказав. Он бросился к живому скелету, собираясь трясти его. Но увидел что-то знакомое в его глазах. Да и тряпьё, в котором он лежал, состояло из помятых, рваных, грязных, но точно таких же рубашек и штанов, как на Юнисе. Перед ним лежал его исхудавший двойник.

– У тебя есть паёк… – в голосе второго Юниса слышалась мольба и тревога. Он знал, что паёк есть, но боялся ошибиться.

Рейтинг@Mail.ru