Однажды зимним вечером

Николай Александрович Мальцев
Однажды зимним вечером

Глава 7

Теперь можно было и отдохнуть. Но вдруг в темноту коридора ворвался свет, и тихий голос спросил:

– Что за шум?

Друзья оглянулись. На пороге одной из квартир стояла маленькая старушка в валенках, с тёплым платком на плечах.

– В чём дело? – повторила она. – Что случилось?

– Извините, пожалуйста… – начал Гена жалобным голосом.

– Это не мы, это всё хулиганы! – поспешил поддержать его Снеговик.

– Мы спасаем звезду, – пояснила Кукла.

– А хулиганов мы прогнали! – гордо добавил Дружок.

Старушка, казалось, нисколько не удивилась ожившей кукле и говорящему псу. Она ещё шире раскрыла дверь и сказала:

– Ну, проходите, рассказывайте!

Друзья переглянулись – и пошли за ней следом.

Старушка провела их на кухню, усадила за большой старый стол и принялась готовиться к чаепитию.

Гена с удивлением озирался по сторонам. Всё здесь было каким-то необычайным. На газовой плите стоял медный чайник с узором на круглых боках. Рядом с привычными ложками лежал деревянный резной половник. На холодильнике возвышался подсвечник с пятью свечами, а на стене висел старинный барометр. Больше Гена ничего рассмотреть не успел, потому что старушка разлила по стаканам чай, и, нарезав кекс большущим кривым ножом, пригласила всех ужинать. Только Снеговику она вместо чая положила в стакан мороженое. Тот очень обрадовался, потому что уже давно с тревогою ощущал, как от домашнего тепла у него по спине катятся капельки талой воды.

– Ну, рассказывайте! – сказала старушка, и, причмокнув от удовольствия, откусила сразу половину от своего куска.

Друзья, перебивая и дополняя друг друга, рассказали ей всё с начала. Старушка молча пила чай и покачивала головой. А когда рассказ был окончен, спросила:

– И что же вы будете делать дальше?

– Как что? – сказал Гена. – Вернём звезду на прежнее место!

– А как? – спокойно осведомилась старушка.

Гена растерянно посмотрел на товарищей. Они тоже были здорово озадачены. Действительно, ведь никто даже не думал, как же они отправят звезду обратно на небо.

– Я выстрелю её из рогатки, – не очень уверенно предложил Гена.

– Не долетит, – авторитетно заявила старушка. – Звезда – это тебе не щебёнка. К тому же, если не попадёшь точно в прежнее место, она опять упадёт, и её уже не отыщешь. Тут надо наверняка…

– А как? – с надеждой спросил Гена.

– Стрелять нужно с такого места, от которого до неба – рукой подать, – задумчиво продолжила старушонка.

– С крыши! – обрадовалась Кукла.

– С горы! – поправил Дружок.

– С самой высокой вершины в мире, – догадался Гена. – С Эвереста!

– Нет, Гена, – ответила старушка. – От Эвереста до звёзд ещё далеко. Да и путь к нему тоже не близок. Есть только одна гора, с вершины которой можно дотянуться до неба. Это Гора Детских Снов.

– А где она? – осторожно спросил Снеговик. – Вы нам покажете?

– Конечно же, покажу. Она есть везде, где есть дети. И сейчас она тут, совсем рядом. Идёмте!

Хозяйка встала из-за стола и пошла в коридор. Друзья, на ходу дожёвывая угощение, поспешили за ней. На улице старушка остановилась и тихо сказала:

– Ну, вот и она.

Гена, Снеговик, пёс и Кукла застыли на месте. Посреди двора возвышалась огромная и крутая ледяная гора. Вершина её терялась в чёрном зимнем небе. И оттуда, сверху, один за другим, съезжали в хрустальных саночках маленькие человечки.

– Это и есть Гора, – пояснила старушка. – А человечки в санках – детские сны. Они съезжают по ней в каждый дом, где есть дети, и навевают им приятные сновидения.

– Но почему же мы раньше не видели этой горы? – удивился Гена.

– Ничего странного. Обычно её не видит никто, хотя может увидеть каждый. Просто люди забыли о чудесах!

Старушка печально вздохнула и тихо добавила:

– Ну, ребятки, отправляйтесь наверх. Доброго вам пути!

– Спасибо! – так же тихо, но от всего сердца сказали друзья и полезли вверх по Горе Детских Снов.

Глава 8

Крутой и скользкой оказалась Гора Детских Снов. С трудом цепляясь за малейшие неровности льда, подсаживая и подтягивая друг друга, лезли наши герои всё выше и выше. Скоро уже пропала из виду маленькая старушка, долго стоявшая внизу, задрав голову. Исчез в темноте и большущий дом, в котором она жила. Теперь и сверху, и снизу была одна чернота, усыпанная мерцающими огоньками: на небе светились звёзды, на земле – едва различимые окна. По гладкому льду проносились вниз санки со снами, и чем дальше, тем их становилось всё больше – дети ложились спать. Саночки ещё больше затрудняли подъём – приходилось не только цепляться за скользкую гору, но и уворачиваться от хрустальных полозьев.

– Хорошо им катиться вниз, – думал Гена, и тут же успокаивал сам себя: – Ничего, скоро и мы так поедем. Вот вернём звезду на место – и вниз. С ветерком!

И он упорно лез дальше, цепляясь за лёд замёрзшими пальцами.

Никто не заметил, что вокруг замелькали крошечные колючие снежинки. Ветер, сначала едва ощутимый, стал дуть сильнее. И, наконец, ревущий снежный буран обрушился на путешественников. Он выл, хохотал, слепил глаза и норовил сдуть их с горы. Задыхаясь, Гена упорно полз дальше, вперёд. Рядом пыхтел снеговик, повизгивал немного отставший Дружок, несущий в зубах уставшую куклу.

И тут из снеговой кутерьмы раздался голос волшебника:

– Отдайте звезду! Иначе я сдую вас в пропасть!

Ему никто не ответил. Все продолжали подъём, хотя каждый шаг давался с огромным трудом.

– Одумайтесь! – орал из бурана Длинный. – Вы все погибнете!

– Заткнись, – мрачно посоветовал Гена.

– Ах, так! – завыл в темноте волшебник. – Ну, я вам задам!

Ветер завыл ещё ужасней, так, что двигаться вперёд стало совсем невозможно. Друзья прижались к горе и за́мерли. Вдруг среди снежной мглы послышалось зловещее карканье, и на них налетели большие чёрные птицы. Рассмотреть их было никак невозможно, но Гена заметил, что глаза у каждой горели, как раскалённые угли, а вместо обычных птичьих голов на голых шеях торчали какие-то страшные рожи. Чудовища налетели на путников и принялись бить их крыльями, рвать когтями и толкать прочь от вершины.

– Посмотрим, как вы справитесь с моими кошмарами! – захохотал вдалеке голос Длинного.

Рейтинг@Mail.ru