Однажды зимним вечером

Николай Александрович Мальцев
Однажды зимним вечером

В качестве предисловия

Эту сказку я написал очень давно, в конце 1982-го года, и через четыре десятка лет подправил лишь незначительно. За это время в нашей жизни многое стало другим, и кое-что покажется современному читателю нереальным. Однако поверьте, что тогда и правда дети гуляли одни даже по вечерам, подъезды не запирались, ребятишки бегали по дворам… Впрочем, в сказке это не главное. А Добро и Зло за годы не изменились, хотя желающих выдать одно за другое стало заметно больше.

Глава 1

В субботу, к вечернему чаю, мама затеяла испечь пироги. Она ушла на кухню и принялась месить тесто, а Гена с Мариной вертелись возле неё, изо всех сил помогали и заодно старались стащить сладкой начинки. Маме это скоро надоело, и она сказала:

– Ну, вот что! Если так дело и дальше пойдёт, то вместо пирогов придётся печь булки!

И она поставила блюдо с начинкой на кухонный шкаф, откуда ни Гена, ни тем более Марина его достать не могли. Девочку это, казалось, ничуть не расстроило. Она тут же попросила кусочек теста и принялась мять и тянуть его вместе с мамой. А Гена затосковал. С минуту он жалобными глазами полюбовался на недоступное лакомство, а потом, чтоб себя не расстраивать, отвернулся к окну и стал смотреть на улицу.

Уже темнело. Город сиял фонарями и разноцветными окнами, сверкал огоньками машин. Из парка слышалась музыка – там ярким заревом светился каток. Вокруг него возвышались укутанные снегом деревья, темнел замёрзший пруд, а дальше опять, до самого горизонта, пестрели окна и фонари.

Во дворе было пусто. Ребята постарше ушли на каток, малыши сидели уже по домам. Только рыжий пёс Дружок, который жил в подвале и ел, что придётся, слонялся от скамейки к скамейке.

Гена почувствовал себя таким же несчастным и одиноким, как ничейный Дружок. Он уже пожалел, что соблазнился будущим пирогом и не пошёл на каток вместе с друзьями. Но тут внимание мальчика привлекла большая куча щебёнки, неведомо для чего привезённая в дальний угол двора ещё летом. Сейчас её засыпали снегом, облили водой – и получилась отличная горка. А там, где были ступеньки, из-под утоптанного сотнями ребячьих ног снега торчали маленькие желтоватые камешки.

– Как раз для рогатки! – подумал Гена. – И как же я раньше этого не заметил!

Он быстро обернулся к столу. Мама с сестрёнкой занимались стряпнёй, и Марина уже успела вся обсыпаться мукой и уляпаться тестом.

– Мам, я пойду, погуляю? – вкрадчиво попросил Гена.

– Да ведь на улице темнеет уже! – удивилась мама.

Но сын посмотрел на неё так умоляюще, что она махнула белой от муки рукой и сказала:

– Ну ладно, беги. Только не долго!

Гена закричал «Ура!» и бросился в комнату. Там он открыл ящик письменного стола, и, запустив руку в тайник между учебниками, достал рогатку, спрятанную до весны за неимением снарядов. Потом быстро оделся и побежал вниз по лестнице, приговаривая:

– Пеките, пеките! А я займусь делами поинтересней!

Глава 2

Во дворе было по-прежнему пусто. Гена подбежал к горке, отколупнул вмёрзший камешек. Потом вложил его в рогатку, и, с удовольствием растянув резину, пальнул в стоящий неподалёку мусорный бак. В ответ раздался басовитый короткий звон.

– Попал! – восторженно крикнул Гена, нагнулся за следующим камнем и вдруг увидал, что рядом с ним на освещённый фонарём снег падает чья-то тень.

Мальчик быстро оглянулся. За его спиной стоял длинный худой человек в чёрном пальто, чёрной помятой шляпе и чёрных очках. На ногах его были большущие валенки, тоже чёрные, всунутые в галоши.

– Молодец! – сказал Длинный и улыбнулся. Под тонкими бледными губами показался ряд крупных жёлтых зубов.

– Как у лошади, – подумал Гена и поёжился.

– Наконец-то я вижу мальчишку, который не оставляет рогатки даже зимой, – продолжал незнакомец. – И совершенно правильно! Этот благородный вид оружия требует постоянной практики – только тогда можно достичь отличного результата. И, судя по первому выстрелу, ты уже близок к нему. Молодец, Генка!

– А откуда вы меня знаете? – насторожился Гена. – И кто вы такой? Я вас в первый раз вижу!

– Я, мой друг, знаю всё, – снисходительно улыбнулся Длинный. – Нам, волшебникам, так положено.

– А вы волшебник?! – обрадовался мальчик, но сразу же спохватился. – Хватит обманывать, дяденька. Я не маленький. Про волшебников моей сестрёнке рассказывайте – может, она и поверит.

– А ты, стало быть, не поверишь? – усмехнулся Длинный. – А откуда же я тогда твоё имя знаю? Молчишь… Как же вы, люди, отвыкли от чудес! Вы перестали замечать даже те из них, которые совершаются каждый день прямо на ваших глазах. Вот и ты – тоже, как все. Жалко! А я хотел взять тебя в сказочное путешествие. Мне как раз нужен меткий стрелок.

Длинный повернулся и сделал вид, что уходит.

– Дяденька, подождите! – закричал Гена, и, бросившись следом, вцепился в его рукав.

– Может, он и правда из сказки, – подумал мальчик. – Другого такого случая не представится!

А вслух сказал:

– Я готов вам помочь! Я верю в волшебников!

Длинный с готовностью остановился.

– Браво, Генка! Другого я от тебя и не ждал! – воскликнул он. – Но прежде, чем отправиться в сказку, покажи, на что ты способен. Готов ли ты к испытанию?

– Готов, – решительно ответил Гена. Он и правда сейчас был готов броситься и в огонь, и в воду.

– Тогда начнём.

Длинный сдвинул шляпу на лоб, почесал затылок и задумчиво произнёс:

– Покажи ещё раз свою меткость.

Гена весело побежал к горке и набил карманы камнями.

– Для начала попади в лоб вон тому снеговику! – скомандовал волшебник.

Гена слегка оробел. Слепленный детворой посреди двора снеговик был таким симпатичным, так широко улыбался ртом, выложенным угольками, что стрелять в него совсем не хотелось.

– Ну! – строго прикрикнул Длинный, и стёкла его очков зловеще сверкнули. – Стреляй, будь мужчиной!

Мальчик растянул рогатку… и выстрелил.

– Хорошо! – проурчал волшебник, подходя вплотную к снеговику. Камень попал тому прямо в лоб и пробил в плотном снегу глубокую дырку, напоминавшую рану.

– Нечего жалеть этого снежного болвана, – весело сказал Длинный, хлопая по плечу приунывшего Гену. – Продолжим! Следующее задание посложней. Нужно попасть вот в это! – и он указал тонким пальцем на одетую в синюю шубку куклу, сидящую на краю скамейки.

Рейтинг@Mail.ru