Litres Baner
Медицинские байки

Николай Александрович Мальцев
Медицинские байки

Изречения пациентов

Много лет проработав врачом, я собрал коллекцию изречений своих пациентов и анекдотических случаев с их участием. К сожалению, часто весь юмор заключается в неправильном понимании и искажении медицинских терминов и названий лекарств, а потому требует специальных знаний. Однако нашёлся и целый ряд просто смешных изречений и ситуаций.

***

Сижу в поликлинике на приёме. Входит очередная пациентка, средних лет дама, одетая с претензией на последнюю моду. Причёска, косметика, золото во рту и на пальцах – всё как положено. Задаю обычный вопрос:

– Что беспокоит?

И получаю потрясающий ответ:

– А хто знат?…

***

Больной на врачебном обходе жалуется врачу:

– Доктор, запор у меня. Тружусь так, что можно и трактор выдавить – и всё бесполезно…

***

– Меня положили в больницу и анализировали двадцать и три дней. А потом говорят: «Езжай в областную больницу, пусть теперь там анализировают»…

***

Больной – медсестре, пришедшей в палату со шприцем:

– Ты чего это пришла мне укол делать!? Не видишь, я болею лежу!?

***

– Какие лекарства вы уже принимали?

– Пуговки. Ну, эти… Таблетки.

– Какие?

– Одни узенькие и длинненькие, другие мохнатенькие. И пойлу ещё назначали, по хлёбной ложке три раза в день. Вкус – отвращательный! А только для болезни ничего снизительного не получил, боль не утихывает. Всё как мёртвые припарки.

***

– У меня приступиальные явления, и плохота в сердце бывает.

***

– Мой диагноз – навяз неврозчивых движений.

***

– Я никак не могу до конца допозевать и отпозеваться.

***

– Ну, как ваш желудок?

– Доктор, у меня по четыре – пять дней не бывает желудка, а потом слабительное приму – и опять всё в порядке.

***

– Нерв пронизал меня всю, сцепило общую площадь спины, ноги остоменели, как у параличовых больных. Поди, весь центральный нерв оголился.

***

Женщина пришла на электрокардиограмму и требует:

– Дайте мне ленту!

– Какую ленту?

– Врач мне сказал, что я должна взять у вас какую-то ленту и ему принести!

(Электрокардиограмма записывается на бумажной ленте различной ширины, в описываемое время она чаще всего была узкой и длинной).

***

Напомню в качестве предисловия, что эндоскопия – способ обследования, при котором специальный аппарат вводится внутрь больного, что позволяет осмотреть органы (желудок, кишечник и т. д.) изнутри.

В кабинете эндоскопии медсестра объясняет больной, как следует подготовиться к осмотру прямой кишки специальным аппаратом:

– Перед исследованием сделайте себе клизму, литра на полтора – два, хорошенько промойте кишку…

Пациентка кивает и с пониманием продолжает:

– И всё это вам принести…


Случай в больнице

Случилось эта история где-то в восьмидесятых, как раз тогда, когда перевелись в больницах санитары и нянечки. Они-то перевелись, но больные остались. А им и подай, их и подвинь, и пол им помой, и горшок, пардон, поднеси. Врачи и медсёстры забегались, уже уколы делать не успевают, истории болезни по неделе не писаны. Вот и решило начальство из жалости к ним послать в больницу помощников.

Только где же их взять? Кто за гроши пойдёт (я опять извиняюсь) чужое дерьмо ворошить? Но в начальстве люди сидят хитроумные, и нашли они выход такой, что и волки вроде бы сыты, и овцы целы: прислали в больницу отряд алкоголиков из ЛТП – специального заведения для их принудительного лечения. И трудотерапия, обязательная для них, исполнена, и явная польза для всех.

Медики ужаснулись сначала, а потом махнули рукой. Пусть лучше уж алкоголики, чем грязные коридоры и переполненные горшки. Спирт, правда, прятать пришлось, но это уже пустяки.

Алкоголики за дело взялись добросовестно. Хоть они ни черта в медицине не смыслили и была она им до лампочки, но кантоваться в чистоте и тепле приятней, чем ямы копать и вагоны грузить. И всё шло прекрасно, пока не случился один конфуз, в котором, собственно, бедные пьяницы были почти неповинны.

***

Так случилось, что бабушку, которая сама не ходила, нужно было отвезти на рентген. Погрузили её в каталку – носилки такие высокие на колёсиках. Укрыли с головою простынкой от любопытных гляделок, и двое дюжих парней из новоявленных санитаров покатили старушку по коридору.

А навстречу им, как на грех, двое таких же помощников везли другую старушку, только уже прямо в морг. Сошлись они в коридоре, поздоровались, поговорили минутку – и двинулись дальше. Но каталки свои перепутали…

***

И вот, представьте себе, вместо морга мёртвая бабушка приехала на рентген. Врач, особа молодая и симпатичная, ей говорит: перебирайся, мол, бабушка, с каталки на аппарат, а вы, ребята, ей помогите. Бабушка ни гу-гу. Алкоголики простынку отдёрнули – а она синяя вся. Рентгенолог в крик, мужики в обморок – умерла по дороге!

Помчались к реаниматорам, укол на всякий случай вкололи. А по телефону новость в отделение летит: бабушка ваша преставилась!

У лечащего врача аж коленки согнулись. Пока до рентгена бежал, всё успел передумать – ведь не с чего ей пока помирать! А глянул на труп – камень с сердца упал. Не моя, говорит, старушка. Я её первый раз вижу.

Рентгенолог кричит:

– Вы что, издеваетесь?!

Алкоголики шепчутся, что доктор, мол, похоже, тоже запойный.

Шум, крик, ничего не поймёшь!

***

Живую старушку тем временем откатили на улицу и везут прямо в морг. А на улице, надо сказать, декабрь месяц. Под простынёй и в одной рубашке прохладно. Вот бабуля терпела – терпела и попросила жалобным голосом:

– Сыночки, накройте меня!

Да тихонько так, ласково. Один из алкоголиков, который шёл впереди, даже и не услышал. Зато второй аж каталку бросил.

– Слушай, она что-то бормочет…

– А я тебе говорил, – смеётся другой, – не надо таблетки у медсестры воровать! Тебе сейчас ещё чёрт померещится!

А старушка иззябла совсем, терпение у старушки лопнуло, откинула старушка простынку да как закричит:

– Да накройте ж меня, бесовы дети!

Тут санитары наши со страху кинулись удирать. А каталку с бабулей среди дороги оставили. А там, как вы помните, декабрь месяц.

***

Примчались они в больницу, орут, зубами стучат, объяснить ничего толком не могут. А в больнице тоже переполох с приблудной покойницей, тоже шум и базар. Насилу разобрались, что к чему, и кинулись за старушкой. Прибежали – а на дороге ни её, ни каталки. Врача чуть инфаркт не хватил. Закричал он на алкоголиков:

– Куда, уроды, старуху девали?!

Кинулись все искать, час без малого бегали, все сугробы обшарили. Никого не нашли.

А случилось-то вот что.

***

Бабушка под простынкой замёрзла, а сама слезть не может. Вот и давай она голосить:

– Помогите!

А тут как раз кто-то шёл. Посторонний, не из больницы.

– Куда, – говорит, – ты, бабуленька, едешь?

А та и сама не знает, куда её повезли и зачем на улице бросили.

Подошли ещё несколько человек, все не медики, видят – бабка уже коченеет. Подхватили её вместе с каталкой – и в приёмный покой. Всё же больная, в казённом белье, на тележке – куда же ещё? А там медсестра грудью двери загородила, не пускает – и всё. Потому что без направления от врача больных принимать не имеет права.

Старушка уже синеет и глазки заводит, люди не рады, что с ней связались. Ругань, базар, пыль до небес!

***

Не знаю, сколько уж времени этот сыр-бор продолжался, только в конце концов разобрались с бабулями и развезли по местам – одну в морг, другую пока на рентген. Всё кончилось хорошо. Алкоголиков только вот отругали. Да что им от этого? Как работали, так и работают. Куда медицине без них, без помощничков!

***

Историю эту мне рассказал очевидец событий летом 1988 года. А я за что купил – за то продаю…



Диалог на врачебном обходе

Как-то раз на утреннем врачебном обходе в терапевтическом отделении я подошёл к пациенту, который лечился уже дня три и на первый взгляд пошёл на поправку, с обычным вопросом:

– Ну, как самочувствие? Не получше?

– А с чего получше-то быть? – огрызнулся больной. – Меня же не лечат совсем.

Я, признаться, несколько испугался. Естественно, в первый же день в лист назначений было вписано всё, что нужно. Вот разве только медсёстры свою работу не выполняют? Но такого никогда не бывало, персонал был до того добросовестный, что за ним и следить не требовалось. Я осторожно спросил:

– Разве вам не дают таблетки?

– Дают, – неохотно ответил больной.

– А уколы делают? – продолжал разбираться я.

– Ну, делают, – буркнул больной.

– И в мышцу, и в вену?

– Да…

– И систему ставили?

– Ставили…

– В физкабинет на прогревания ходите?

– Ну, хожу.

– А на массаж?

– И на массаж.

– Так как же ничем не лечат? Что вам ещё предложить?

– Ну, я не знаю…

Признаться, я тоже не знал.

Дом номер семьдесят шесть

Мой врачебный участок, пригородный посёлок, строился в пятидесятых – шестидесятых годах. Как раз тогда в нашем городе появился крупный завод, населенье за счёт рабочих резко и значительно увеличилось, и квартир, естественно, не хватало. Поэтому пустырь как раз возле завода был отдан под частную застройку, которая и велась достаточно долго и несколько хаотично.

Нет, в самом начале посёлка дома стояли в линеечку и нумерация их шла по порядку. Но дальше…

Во-первых, посередине посёлка пролегал длинный извилистый пруд, деливший его на две части. Кое-где пруд был засыпан, так что пересечь его было возможно. Но вот улицы прямыми уже не получались никак, и дальние переулки иной раз кончались на одной стороне пруда напротив середины квартала, лежащего на стороне противоположной.

 

Кроме того, эти дальние переулки возникли тогда, когда фантазия городского начальства уже истощилась, и вместо звучных имён получили гибрид из названия главной улицы посёлка – улицы Калинина – и простого порядкового номера. Так появились первый переулок Калинина, второй переулок Калинина, третий… И даже шестой. Но иногда сами жители плохо знали географию своей малой родины и вполне могли сказать, что живут просто на переулке Калинина, не уточняя, какой он по счёту.

А особенно неприятным явлением было обозначенье домов цифрой и буквой. Очевидно, вначале дома на окраине строились рыхло, просторно. Но потом желающих поселиться становилось всё больше, и между, например, домом двадцать и двадцать два на чётной стороне улица появлялся дом двадцать «а». Затем возникал двадцать «б» и так далее. Однажды я долго искал такой дом, который стоял за чужим огородом и попасть в него можно было лишь через чужую калитку.

Так вот, меня вызвали с дом семьдесят шесть по пятому переулку Калинина. Я уже знал примерно нумерацию дальних улиц и сразу же вышел на уровень, где на чётной стороне стоял дом семьдесят два. Согласно здравому смыслу, следом должен был находиться дом семьдесят четыре, а далее – семьдесят шесть. Однако тут в ряд стояли семьдесят два «а», семьдесят два «б», семьдесят два «в», а потом почему-то дом номер восемьдесят.

Не веря глазам, я прошёл вдоль по улице ещё один раз. Ничего почему-то не изменилось. Тогда я попытался поговорить с населением. День был рабочим, три дома подряд оказались заперты. Наконец в одном мне открыл улыбчивый старичок, который сказал, что в огородах у них пока что никто не построился и дом семьдесят шесть должен быть где-то здесь.

Мы вместе прошли вдоль по улице, громко читая таблички с номерами домов, и вместе опять удивились. Тогда я назвал деду фамилию пациента, и он, долго и честно подумав, уверил меня, что здесь таких нет. Может, на той стороне пруда…

Но там, согласно здравому смыслу, должны были быть номера уже больше восьмидесяти, поскольку возле пруда стоял дом восемьдесят второй. Попрощавшись с дедом, я решил на всякий случай проверить нечётную сторону улицы, нашёл там добрую треть алфавита – и ни следа от дома семьдесят шесть.

Впадая в отчаяние, я решил наконец тупо пройти весь пятый переулок Калинина. На этой стороне пруда заколдованный дом не нашёлся, и я по дамбе перешёл на другую. Тут предо мной предстала иная проблема.

Я оказался у глухого забора как раз в середине квартала, и где продолжался переулок пятый, а где четвёртый, было совсем не понятно. Понадеявшись на удачу, я поплёлся направо. На углу таблички с указанием улицы не оказалось, и лишь через квартал я понял, что попал, конечно же, не туда. Впрочем, искомого номера дома не оказалось и тут.

Уже едва волоча уставшие ноги, я вышел на нужную улицу. И тут удача мне улыбнулась. Дом номер семьдесят шесть стоял тут как тут! Между восемьдесят вторым «д» и девяносто четвёртым…

Рейтинг@Mail.ru