Воздух Клондайка

Николай Александрович Мальцев
Воздух Клондайка

Том только крякал от эдакой наглости и всё ожидал, что дело кончится мордобоем. Однако деньги, очень уже солидные, продолжали течь в карман Вестермана. Было, конечно, немало скептиков, но их голоса утонули в общей буре восторга.

Космическое турне закончилось тем, что в начале весны на Клондайк приземлилась небольшая флотилия строительной корпорации. Деловито обследовав узкий пояс возле экватора, подходящий для жизни, специалисты в считанные недели возвели комфортабельный корпус первого на планете курорта. Обслуживающий персонал появился, когда всё уже было готово, и встретил первых гостей по высочайшему классу. До наступления зимы курорт посетило три смены, и все до последнего отдыхающего считали, что потратили деньги не зря. Неизвестный фактор Клондайкского воздуха влил в их тела и души новые силы.

***

Короткая осень кончалась. На одних деревьях пожелтели и осыпались листья, на других посинела хвоя. Нудный дождь и колючий снег без конца сменяли друг друга. Этот период был временем отдыха, когда ни летних, ни зимних работ делать никак не возможно. Клондайкцы сидели в салуне Ванессы, резались в домино, распевали старые песни. Теперь, получивши первую прибыль от курорта «Воздух Клондайка», они могли себе это позволить.

В дальнем углу за столиком собрались Вестерман, Том, учитель и мэр. Перед ними стояли несколько блюд с деликатесами из дальнего космоса и дюжина банок пива с планеты Будвайзер.

– Ну, что, – улыбнулся Захария, – начало положено!

– Да, – согласились все, – неплохое начало! Выпьем по этому поводу!

Все четверо отхлебнули из банок. Учитель слегка поморщился. Том, страшно стесняясь, отодвинул напиток в сторону и попросил Ванессу принести самогонки. Отведав деликатесов, он хотел уже заказать и тушёнку, но не решился.

– Итак, что мы имеем, – сказал Захария, доставая из кармана планшет. – Первый курорт принёс держателям акций пятисотпроцентную прибыль. При том, что за лето построено ещё четыре объекта, это прекрасно. При сохранении тенденции, следующим летом прибыль можно смело умножить на пять. Тогда можно будет подумать о зимних курортах. Вы представляете, это же просто денежная река!

Учитель завистливо посмотрел на самогон в стаканчике Тома и печально сказал:

– Это при сохранении тенденции. Захария, ты, конечно же, аферист, но долго ли можно пудрить людям мозги? К тому же это… Ну… Не порядочно…

Вестерман улыбнулся и заскользил по планшету пальцем.

– Друзья мои, ситуация великолепна. По всей галактике только и разговоров, что про Клондайк. Слабые возгласы скептиков тонут в буре народного ликования! Я всё продумал.

Во-первых, все кандидаты на посещение санатория проходят строгий медицинский отбор. Нам не нужны богатенькие старухи, которые здесь загнутся на третий день от повышенной гравитации. Те, кого пропускает комиссия, и так обладают хорошим здоровьем, а пара недель чистого воздуха и постоянной лёгкой нагрузки его ещё прибавляют. К тому же – престиж. С дорогого курорта не принято приезжать недовольным.

Тот персонал, который набран из местных, является лучшей рекламой. А те, кого нанимают извне, получают такие хорошие деньги и грамотный инструктаж, что не будут болтать ничего нежелательного. Учёные? Они уже приезжали. И ничего нового не сказали. Их выводы можно трактовать, как угодно. С нашими теперешними деньгами – так, как угодно нам.

У компании «Воздух Клондайка» чудесное будущее. Ваша планета станет богатой и популярной. Посмотрите, уже сейчас у каждого третьего свой вездеход с запасом горючего, почти у всех в домах интернет – терминалы. А это!

Вестерман указал ладонью на столик с деликатесами, чуть тронутыми его собеседниками.

– Да, в общем, ты прав, – сказал мэр. – Жизнь у нас изменилась к лучшему. Последнее время я часто думал о том, что у Клондайка нет перспектив, и, в конце концов, он придёт к деградации и вымиранию. Теперь же – дело другое. Финансы, строительство, новые люди. Так, пожалуй, и нужно. Что ж, поживём богачами! Ваше здоровье!

Вытирая пивную пену с губы, учитель спросил:

– А себе, Захария, ты домишко ещё не построил?

– Построил, – кивнул головой Вестерман. – Только не здесь. На Геале. Не обижайтесь, но местный климат мне лично здоровья не прибавляет. К тому же и дел вне Клондайка полно…

– Это понятно, – кивнул головою Том. – Но ты же будешь к нам приезжать? Хотя бы на лето? Лучшей тушёнки, чем у Ванессы, всё равно нигде не найдёшь!

***

За четырнадцать лет сеть курортов Клондайка расширилась и окрепла. Теперь благотворность местного воздуха стала притчею во языцех, появились даже научные работы, подтверждавшие это. Кроме так называемых летних, открылись зимние горнолыжные курорты. Возникли сафари, в том числе с охотой на приполярных чудовищ, о которых коренные клондайкцы даже не знали. В последнее время Захария Вестерман, пользуясь исключительным правом на развитие планеты, начал бурить в ледниках многокилометровые лабиринты, включающие отели и бары со стенами изо льда и привлекавшие тучи туристов. Как туристические объекты эти пещеры существовали не долго, по окончании их прокладки там начиналась добыча полезных ископаемых, а пятизвездочные гостиницы превращались в общежития для рабочих, уже многократно себя окупившие. В последние несколько лет широчайших масштабов достиг экспорт с Клондайка целебной ледниковой воды, которая продавалась во внешнем космосе по ценам марочных вин. Менеджеры советовали Захарии наладить продажу клондайкского воздуха, но он пока ещё колебался.

В общем, Клондайк превратился для Вестермана в золотоносную жилу. Прошлая самодеятельность с покером в дальних экспрессах и организацией поисков бриллиантовых астероидов канула в прошлое. Теперь Захария был уважаемым всеми генеральным директором компании «Воздух Клондайка» и обитал в роскошных апартаментах на планете Геаль – одной из богатейших в Содружестве.

Именно там, в рабочем своём кабинете, он и сидел над кучею документов, когда секретарь доложил о неожиданных посетителях. Растерявшись вначале, Вестарман крикнул поспешно:

– Впустить! – и с радушной улыбкой откинулся в кресле.

В огромнейший кабинет, озираясь, вошли Том и Ванесса. Одеты оба были по местной моде, разве только не по сезону – слишком легко. На Томе красовалась лёгкая маечка и короткие шорты, Ванесса же облачилась в едва прикрывавший её сарафан. Впрочем, томова борода оставалась на месте.

– Здорово, дружище! – гаркнул Ли, огибая стол и сжимая застонавшего Вестермана в объятиях. – Сколько лет, сколько зим!

– Много, приятель, много! – в тон ему ответил Захария. – Кажется, восемь?

– Без малого десять, – усмехнулась Ванесса и без приглашения села в одно из кресел.

– Чай? Кофе? Виски? – предложил Вестерман, немного теряясь от неожиданного визита.

– Лучше уж чай, – пробасил в ответ Том, плюхаясь рядом с Ванессой. Кресло под его тяжестью жалобно застонало. – Ваше виски… Как бы сказать… Лучше чай!

Захария заказал в микрофон три чая с печеньем и в ожидании уставился на гостей.

– Мы, того, неожиданно, – сказал, застеснявшись, Том. – Проездом, надумали навестить.

– И куда вы собрались? – спросил Захария. – На отдых? Или же по делам?

– Скорее на отдых, – отвечала Ванесса.

– Куда?

– На Юкон – девятнадцать. Знаешь такой?

Вестерман попытался припомнить. Что-то смутное копошилось в мозгу, но что именно… Ну, конечно! Это одна из новых колоний, ледяная планета в далёком космосе, где лето, весна и осень ближе к экватору занимают не более трети года!

– Вы с ума не сошли? – удивился Захария. – Дома-то что не сидится?

– Как бы тебе сказать… – промямлил Том Ли. – Конечно же, на Клондайке теперь жизнь другая. Для местных особенно. Можно вообще ничего не делать, а деньги текут. Представляешь, в городе ни одной старой избы не осталось! Все построили новые, в два и три этажа, с электрическим отоплением. В каждой комнате – терминал с новостями и фильмами. В каждом сарае по вездеходу, а то и по три. Только на охоту и на рыбалку никто почти что не ездит. Разве что мы, старики, по привычке. А так – у экранов сидят. Пиво это поганое – я извиняюсь! – сосут, да чипсами заедают. Молодёжь разжирела, что твои кабаны! Вначале ещё хоть кто-то на курортах работал, а теперь, когда акции подорожали… Да, и то – что там была за работа? Пройтись, показать, какой ты здоровый и сильный, и всё. А дамы залётные и мужички – тут как тут! Испортили ребятишек. Помнишь, как у нас было в начале? Теперь уж не то. Представляешь, в домино в салуне играть перестали! Да и салун превратился не знамо во что. Местные туда и не ходят, одни туристы.

Рейтинг@Mail.ru