Воздух Клондайка

Николай Александрович Мальцев
Воздух Клондайка

Приблизительно через час все депутаты были на месте, и Захария начал. Он говорил кратко и убедительно. В первую очередь выразил благодарность за своё спасение и восхищение местной природой. Сказал, что бывал на многих планетах, но такого чистого воздуха и таких душевных людей ещё не встречал. И сообщил, что хочет отблагодарить населенье Клондайка. А именно – сделать планету богатой и известной на весь обитаемый космос.

– И как же это? – спросил с сомненьем учитель.

– Я берусь построить здесь сеть курортов, – скромно ответил Захария.

В зале повисла удивлённая тишина. Потом кто-то спросил:

– Курорты? У нас?..

– Да, курорты. Сюда повалят косяки богачей набираться здоровья. И повезут свои деньги. Появятся тысячи рабочих мест с приличным окладом. Охотиться и рыбачить можно будет просто для удовольствия. Кроме того, те, у кого будут акции, смогут по ним получать хорошие деньги просто так, совсем ничего не делая!

Зал загудел. Такая перспектива, похоже, понравилась всем. Вестерману пришлось объяснять механизм появления прибыли.

– Организация дела требует капиталов, и я хочу попросить их у вас. Вначале – попросту в долг. Но когда курорт заработает и начнёт давать прибыль, эта прибыль будет делиться между всеми, кто внёс свои средства, соответственно затраченной сумме. Бывает, что одна акция, купленная за пару маленьких слитков золота, ежемесячно станет приносить по нескольку крупняков.

Захария, чтоб его лучше поняли, перешёл на местное исчисленье финансов. И поняли его преотлично. Посыпались практические вопросы, на которые он едва успевал отвечать. К обеду все до единого были не против, особенно с учётом того, что нужное золото можно было намыть в ручье или вместо него расплатиться пушниной. Мэр обещал, что местные мастера в течение пары дней напечатают нужное количество бланков, и дело пойдёт. Но тут кто-то из собрания усомнился.

– Я что-то не очень верю, что кто-нибудь клюнет на наш курорт. Я бывал на курортных планетах – там всё иначе. Тепло. Главное, что тепло. А какой же отдых у нас? То метель с сугробами, то грязь по колено…

– Это я беру на себя, – заявил Захария. – У меня есть опыт и связи, при желании и умении можно любое дело продвинуть.

– Да, вы уж ему поверьте! – воскликнул мэр. – Знаете, кто стоит перед вами? Это же аферист межпланетного класса!

Вестерман побледнел и почувствовал резкую слабость. Вот и конец задуманной операции! А, быть может, и собственной жизни. Чёрт бы побрал этот космический интернет, раскинувший терминалы повсюду, даже в такой глуши! Ожидая, что сейчас его будут бить, Захария сжался в комочек.

– Кто такой аферист? – пробасили из зала.

– Это такой человек, который может кому угодно и что угодно убедительно доказать, – важно ответил мэр. – Так сказать, говорун высочайшего класса!

Толпа загалдела облегчённо и весело. К Вестерману уже тянулись руки со слитками золота, но мэр поспешил напомнить, что всё будет готово лишь через пару дней и проделано правильно и серьёзно. С документами, как у людей. Главное же условие – успеть до прилёта купцов и ни словом им ни о чём не обмолвиться. Иначе – хана всему предприятию.

Когда собрание разошлось и Захария остался с мэром наедине, он прямо спросил:

– Слушай, Генри, ведь ты человек образованный и не глупый. И, конечно же, знаешь, кто такой аферист. Почему ты мне веришь? Почему позволяешь поверить всем этим людям? Ведь девяносто девять шансов из ста, что я просто смоюсь отсюда с золотом и больше никогда не вернусь.

– Может быть, так и будет, – серьёзно ответил мэр. – Однако мы потеряем всего лишь деньги. А если получится, настанет новая жизнь, откроются перспективы. Не я один смотрю в будущее с тревогой. Кто не рискует – тот не выигрывает. А, кроме того, я хоть и жил достаточно долго вне пределов Клондайка, никак не могу поверить, чтоб тот, кто у нас стал своим, ел и пил с нами, плясал джигу в салуне и падал под стол, нас же и предал. Для нормального человека это ох как не просто. А ты же нормален.

***

Продажа акций новой компании «Воздух Клондайка» прошла быстро и слаженно. Каждый из покупателей – а ими стали все взрослые жители городка – получил старательно отштампованную бумажку, где размер вклада числился в золотом выражении. За несколько дней Вестерман сделался обладателем неподъёмного чемодана с благородным металлом и большого количества шкур. Купцы, прилетевшие через пару недель, вначале заподозрили в нём конкурента, но вскоре поняли, что это не так. Все местные говорили, что этот парень потерпел крушение на маломерной космической яхте и был вынужден зимовать на Клондайке. За это время Захария якобы проявил себя заядлым охотником, добыл множество шкур и так сдружился с аборигеном по имени Томас Ли, что пригласил его в гости, повидать другие планеты. Уроженец Клондайка был Вестерману необходим как образчик здоровья жителей этой планеты и как носильщик для чемодана со слитками золота, который сам он с трудом поднимал. Как бы там ни было, купцы, обменяв все товары и вдоволь навеселившись в салуне, взяли с собою Тома с Захарией и в один из летних погожих дней взмыли в бледное небо. Наступил основной этап задуманной операции.

Начать Вестерман решил на периферии. В течение нескольких месяцев он вместе с Томом путешествовал по планетам не самым значительным и богатым. Главным условием было наличие университета. Внедрение начиналось с оплаченной газетной статьи, повествовавшей о всеми забытой чудесной планете под названьем Клондайк. Довольно правдивое, но всё же смягчённое описание местных условий вытеснялось на задний план загадкой феноменального здоровья и долголетия жителей, всё ещё не разгаданной лучшими учёными человечества. Намекалось, что наука подозревает о наличии в атмосфере Клондайка неких таинственных, не определённых доселе факторов, которые и дают столь волшебный эффект.

Публика, подогретая публикациями, валом валила на платные встречи с профессором естествознания Вестерманом и уроженцем Клондайка Томасом Ли. Эти встречи являли собой нечто среднее между популярной научной лекцией и цирковым представлением. Готовился к ним Захария быстро, но тщательно – чаще всего звучали вопросы от проплаченных посетителей, нужные и для дела полезные, а прочие он обходил с изяществом и проворством. Такие встречи уже давали заметную прибыль, но главное – делали загадку Клондайка популярной и обсуждаемой.

Затем в процесс вступала наука. Обычно, раздражённые шумихою в прессе, учёные сами обращались к Вестерману и Ли с предложением пройти обследование. Вопреки их ожиданиям, ответом было полное, радостное согласие. Захария даже предоставлял для исследования пробы воздуха, по всем правилам взятые на Клондайке, и подготовленную по межпланетным стандартам справочную информацию от мэра. Естественно, учёные подтверждали феноменальные здоровье и силу Тома, а в воздухе не находили ничего не обычного. Официальное заключение, должным образом истолкованное, доказывало лишь то, о чём и твердил Вестерман: жители планеты Клондайк уникальны; загадка её не разгадана; подозрение о наличии в атмосфере неопознанных факторов вполне обосновано…

К тому времени, как наши друзья добрались до центров освоенного пространства, молва их уже обогнала. На космодромах бесновалась толпа, сотни тысяч жаждущих здоровья и долголетия требовали билет на Клондайк. Здесь Захария слегка изменил свою тактику – в газетах и лекциях зазвучало, что долгое пребывание в атмосфере Клондайка может причинить непривычному организму ущерб. В связи с этим правительство райской планеты, заботясь о людях, ограничивает её посещения. Впрочем, на планете уже существует акционерное общество, которое оборудует курортные зоны. Зоны эти будут стремительно расширяться, и уже через несколько лет каждый желающий сможет полечиться и отдохнуть на Клондайке. Первый заезд ожидается через несколько месяцев. Правда, стоить путёвка будет не дёшево, и платить придётся вперёд.

Рейтинг@Mail.ru