Притчи, легенды и сказки для детей самого старшего возраста

Наталья Завершинская
Притчи, легенды и сказки для детей самого старшего возраста

Серия «Поэты XXI века»


© Наталья Завершинская, 2020

© Общенациональная ассоциация молодых музыкантов, поэтов и прозаиков, 2020

Легенда о четвёртом волхве

Поклонялся праху прах,

Воспевала кривду лира,

А уже лежал в яслях

Царь совсем другого мира.

И звездою Рождества

Озарённою тропою

Приходили три волхва

И дары несли с собою.

А четвёртый опоздал –

Продавал своё именье,

Чтобы самый лучший дар

Поднести как знак почтенья.

И, в лохмотьях и босой,

По дороге к Вифлеему,

От волненья сам не свой,

Нёс он дар – алмаз бесценный.

А пока он шёл туда –

Видно, дней прошло немало –

Вифлеемская звезда

Над Египтом засияла.

Но, желанием горя

Этой тайне причаститься,

Иудейского Царя

Увидать и поклониться,

За мерцающей звездой

Он пошёл, куда – не зная,

Драгоценный камень свой

Крепко к сердцу прижимая…

Он бы смог туда дойти,

По звезде бы путь нашёл он,

Да попалось на пути

Поселенье прокажённых.

В поселенье – крик да плач,

Причитанья и стенанья.

Умоляют: нужен врач!

Просят все: останься с нами!

«Я не Бог, чтоб вас лечить».

«Но обучен ты науке.

Нас тому же научи –

Станут легче наши муки».

«Нужно дело сделать мне,

Не могу остановиться».

«Задержись на пару дней…»


Задержался. Лет на тридцать.

Он лечил и хоронил,

Он учил и сам учился,

О звезде-то не забыл,

А с мечтой уже простился…

Только вдруг несётся весть:

Ходит с избранными где-то

То ль учёный человек,

То ль пророк из Назарета.

«Это Он! Он где-то тут!

Я бы мог быть с ними рядом…»

Но – опять его зовут,

Вновь помочь кому-то надо…

Вдруг летит другая весть:

Тот, кому Мессия имя,

В главный праздник будет здесь –

Рядом, в Иерусалиме.

«Не смогу себе простить,

Если там не побываю.

Это пара дней пути.

Успеваю. Успеваю!»

Он, как тридцать лет назад,

За мечтой своей погнался,

И алмаз в его глазах

Как звезда переливался.

Но молчала та звезда

О грядущей катастрофе…

«Я Его увижу, да!» –


И увидел. На Голгофе.


Пал на землю, зарыдал,

Головой о камни бился:

«Опоздал я! Опоздал!

Я зачем на свет родился!

Я всю жизнь к Тебе иду,

Вот алмаз – мой дар нетленный!..» –

Повторял он как в бреду

И метался, как блаженный…

Вдруг очнулся: перед ним –

Ни зеваки, ни солдата;

Жив, здоров и невредим,

На камнях сидит Распятый.

«Ты печалишься? О чём?

Разве ты не понимаешь,

Что, идя Моим путём,

Никогда не опоздаешь?

Из-за камня столько слёз?

Люди, люди! Где ж ваш разум!

Дар, который ты принёс,

Больше тысячи алмазов».


Это было или нет?

Если было – так ли было?

Есть в Истории ответ,

Но она его сокрыла…

Маша и медведь

…А на белом свете,

В дальней стороне,

О которой сведений

В летописи нет,

В годы стародавние

На краю болот

Было православное

Русское село.

Домики убогие,

За домами лес.

Церковь у дороги –

Деревянный крест.

Люди небогатые,

Совестью живут –

И у всех достаток,

И у всех уют.

Жёны работящие,

Старики мудры –

Сказка настоящая,

Что ни говори!


И именье графское

Было в той глуши.

Лет пятнадцать, двадцать ли

В нём никто не жил;

В наглухо зашторенных

Окнах – ни свечи,

Лишь окошко сторожа

Светится в ночи.

Запустенье вечное,

Сад как лес зарос,

С вечера до вечера

Спит дворовый пёс;

Розы с незабудками

Меж густой травы,

Да ночами жуткое

Уханье совы,

Чтобы гость непрошенный

Стороной прошёл…

Был тот дом заброшенный

Виден хорошо

Из избушки маленькой

На краю села,

Где сиротка Марьюшка

С бабушкой жила.


Марьюшка – красавица,

Марьюшка умна,

И в округе славится

Скромностью она.

«Скоро ль можно к Машеньке

Сватов засылать?» –

Станут бабку спрашивать

Парни из села.

Люди небогатые

Любят пошутить:

«Коли граф посватает –

Мне не запретить…»

Только нашей Машеньке

Не до женихов:

Всё дела домашние

С ранних петухов.

В поле, в огороде ли –

Маша, поспевай!

Курам ли, корове ли –

Корму задавай!

А ещё бы надо бы,

Если время есть,

По грибы, по ягоды

С девушками в лес…

Ну а после ужина

К бабушке бежит:

«Бабушка, голубушка,

Сказку расскажи!»


Рядышком устроится

С ней перед окном –

И тотчас откроется

Мир совсем иной:

Что ни есть в избушке,

В поле и в лесу –

Всё имеет душу,

Всё имеет суть;

Дерево сухое,

Мёртвое на вид,

Станет вдруг живое

И заговорит;

Хоровод русалки

Водят у реки;

Леший им фиалки

Носит на венки;

Волки да медведи –

В сказочной стране

Добрые соседи,

Мирные вполне…

А ещё любила

Бабка иногда

Приукрасить в былях

Прежние года,

И в её чарующих

Сказах о былом

Оживал пустующий

Старый графский дом.

Что там правдой было,

Выдумкою что –

И сама забыла

Бабушка про то.


«…В год твово рождения,

Ягодка моя,

В том жила имении

Графская семья:

Граф Михайло юный –

Мужество и стать,

И графиня Юлия,

Старше лет на пять.

Ах, каким прекрасным

Лик графини был!

До чего же страстно

Граф её любил!

Сколь ни любовался

На жену свою –

И не догадался,

Что пригрел змею.

Чтобы жизнь сложилась –

Прошлое в огонь!..

Только спать ложилась

С думкой о другом…

Вдруг на именинах

Матушки своей

Встретила графиня

Друга прежних дней.

Долг, и честь, и счастье –

Вот уже напасть! –

Смыла в одночасье

Пагубная страсть.

Ни платка, ни платья

В доме не взяла,

Бросилась в объятья

Друга – и ушла…

Почернев от боли,

Вскоре граф исчез,

Чтоб не видеть боле

Этих мрачных мест.

И никто не знает,

Где же нынче он…»

Маша засыпает…

Маша видит сон:

Звякает и брякает

Где-то за рекой –

То ль лягушки квакают,

То ли водяной;

Граф Михайло юный ли

Бродит, душу рвёт;

Иль графиня Юлия

Милого зовёт?..


Как же бедной девушке

Жить без снов таких!

Графа безутешного

Встретив у реки,

Вот она – невеста,

С графом под венцом;

Вот с супругом вместе

Входит в графский дом;

Нежно обнимает

Граф жену свою…

Маша обмирает…

Петухи поют.

Где-то ночи белые,

А у нас – темно…

Ждёт малина спелая

Девушек давно.

Вся работа сделана,

Всё длиннее дни…

Не гуляйте, девицы,

По лесу одни!

Не ходите в чащу,

Мама не велит:

Где малина слаще –

Там медведь шалит.

С ним в снегу под деревом

Холодно зимой…

Успевайте, девицы,

До зари домой!


Лето, лето радует,

Праздник у земли!

По малину-ягоду

Девушки пошли.

Катя, Даша, Зиночка,

Машенька, эгей!

Ну-ка, кто корзиночку

Наберёт быстрей?


Ягода за ягодой…

Тишина в лесу.

Поаукать надо бы,

Только недосуг…

Деревце за деревце…

Всё темней вокруг…

Разбрелися девицы,

Не видать подруг…

Вот корзинка полная,

Девочки, моя!

Марьюшка опомнилась:

Где же это я?

Небеса погашены,

И закат уплыл…

Обступают Машеньку

Чёрные стволы;

Ей бы той же тропкою –

Да из леса вон,

Но болото топкое

С четырёх сторон;

А к кусту, с которого

Ягоду брала –

В ту ли, в эту сторону?

Всё накрыла мгла…


Опыт ей советует

На сосну залезть,

Сесть и до рассвета

Оставаться здесь.

Вдруг в болоте булькнуло,

Да зловеще так!

Девушке испуганной

Чудится сквозь мрак:

Вся увита тиною,

Из глуби болот

Поднялась кикимора,

Прямо к ней идёт…

От виденья страшного

Разума лишась,

Кинулася Машенька

Со всех ног бежать…


Не восславить гимнами

И не описать

Вас, непроходимые

Русские леса!

Пни, коряги с брёвнами,

Ямы да кусты,

Да трясины тёмные

На местах пустых;

Чаща непролазная,

А между стволов –

Рожи безобразные,

Бороды из мхов…


Так бы и не выбралась

Из беды она,

Да над лесом выплыла

Полная луна.

Помолилась шёпотом:

«Сгинь ты, нечисть, сгинь!» –

И глядит: протоптана

Тропка меж осин.

Рейтинг@Mail.ru