Боевой пекинес Мавка в поисках клонов

Наталья Эдуардовна Манусаджян
Боевой пекинес Мавка в поисках клонов

Оригинальная обложка создана автором – Натальей Манусаджян – в программе Corel.

Глава 1. Мавка, Ильдико и Голубка Рея

– Мавка, ты где?

Я постарался отмолчаться. Очень не хотелось вылазить наверх из уютного шалаша, сделанного по всем правилам маскировочной науки. Вот так всегда! Как только хочешь уединиться и подумать, так обязательно кто-то начинает тебя искать. Впрочем, Ильдико, дочь Лотты и Сима, не проведешь. Она все равно меня найдет.

– Мавка-а-а… Я знаю, ты тут. Выходи. Новости есть.

Если Ильдико говорит, что новости есть, то это значит, что их целая куча. Она очень сдержанная девушка. А красоты такой неописуемой, что просто рассказать невозможно. Одни белокурые волосы до пояса чего стоят. Вся в Сима, а лицом Лотта, только глаза зеленые с рыжей искринкой. Очень мне нравится на Ильдико смотреть! Я получаю настоящее эстетическое наслаждение.

Я демаскировался. Ильдико невозмутимо заметила:

– Я же знала, что ты тут. Тебя там командир ищет, а ты делаешь вид, что стал Робинзоном.

Я, в очередной раз подумал, что Сим хорошо подготовил Ильдико. В Нашем Мире слово «Робинзон» знают немногие. Недаром она с трех лет осваивала историю Земли.

– Я не стал Робинзоном. Надо же осваивать и искусство ниндзя, если ты знаешь, кто это.

Ильдико хмыкнула:

– Ты чего, забыл? Я ВСЮ историю Земли проходила и прохожу! Ниндзя из тебя пока плохой. Яму вырыл, замаскировал, а землю вокруг оставил. Тоже мне, ниндзя.

Я решил обидеться, но Ильдико засмеялась и обиду, как рукой сняло.

– Пошли. Командир ждет. Велел всех нас собрать, значит что-то серьезное.

Всех нас – это значит меня, Ильдико и Голубку Рею. Что касается Ильдико, то я ее уже представил. Мои же родители – Мава и Бонифаций – живая легенда Нашего Мира. Мава – родная сестра Боевого Пекинеса Мавки. Моё имя и мои предки стали моим тяжким бременем. Я должен был быть не просто лучшим, а вот так – ЛУЧШИМ!!!

Да, Боевой Пекинес Мавка спас Наш Мир, но он же подверг его опасности. Я это очень быстро понял, лет, эдак в шесть. Но первый же вопрос на данную тему привел к тому, что мой отец применил ко мне Запрещенные Действия. Попросту говоря, высек. И моя прекрасная добрая мама его поддержала! И глаза ее стали жесткими! Я был потрясен. Обычно она меня перед отцом всегда защищала, а тут слова не сказала, стояла и смотрела, пока отец сам не угомонился. Так я понял, что герой – личность неприкосновенная и все его ошибки форматируются, если он все успел исправить, да к тому же ценой своей жизни.

После наказания отец отвел меня в Горячую Роту со словами: «Хватит дурью маяться, займись делом.» Так я попал к гному Сибелиусу, лучшему командиру Горячей Роты. Суровый и неприступный, как все гномы, он совершенно спокойно относился к моей родословной. Я был, как все. И поэтому, надо отдать должное Сибелиусу, стал человеком. Это я фигурально выразился.

Заболтался я что-то. Надо и Голубку Рею представить. Голубка Рея была Трансформер. До Первого Вторжения Трансформеров в Нашем Мире не было. Были разумные и неразумные растения, были разумные и неразумные животные. Впрочем, животными называли только неразумных. Остальные делились на расы. Я, например, Собакк.

После Первого Вторжения, когда Лоттаниэль, прабабушка Ильдико, разбудила все растения, произошла странная метаморфоза: неразумные растения стали разумными, а разумные стали стремительно эволюционировать дальше, превратившись в Трансформеров. Они научились по обстоятельствам быть то растениями, то животными. И разум их стал другим, я бы сказал более высоким.

Имена Трансформерам давали лет через десять после рождения, отслеживали, в кого чаще всего предпочитал или предпочитала трансформироваться разумная личность. Вот и Рея стала именоваться Голубкой, когда выяснилось, что чаще всего она трансформируется в голубя. Второе имя – Рея – она взяла, когда узнала миф о древнегреческой богине, матери Деметры. Магу Дёме Рея была очень благодарна, ведь именно Дёма привезла с Земли семена, из которых в Нашем Мире выросли разумные деревья – предки Реи.

Трансформер Рея обладала также способностью излучать из глаз мыслительную энергию. Проще говоря, умела передавать телепатически мысли, а поскольку мысли – это образы, а не слова, то Рея была незаменимым переводчиком в любой точке Вселенной. Эти её способности привели Рею в Горячую Роту. Так наша тройка и собралась.

Ну вот, вроде о всех наших рассказал. Пора идти к командиру. Точно что-то стряслось, рудиментами чую.

Глава 2. Задание

– Командир Сибелиус, разрешите войти.

Как старший тройки, я вошел первым и обратился, как положено. Гном Сибелиус, командир Горячей Роты, был непривычно серьезно-строг или строго-серьезен. Кому как нравится. Это не значило, что Сибелиус обычно был мягок и позволял делать, что кому вздумается. Он был строг с нами всегда, но это была другая строгость; скорее, строгость старшего по возрасту, который одним словом, причем словом едким, может остановить любую ссору. Остроту речи Сибелиус оттачивал в разговорах с моим отцом. Было очень забавно слушать их, когда они начинали вспоминать прошлое, перебивая друг друга, как дети.

– Заходите, Ведущая Тройка.

Структура Горячей Роты была очень хорошо продумана. В основе формирования групп лежало Вселенское Правило Гармонии, которое гласило: «В основе гармонии всего мироздания лежит стабильность, создаваемая числом 3». Три точки, через которые можно провести только одну плоскость; тройная точка воды – строго определенные значения температуры и давления, при которых вода может одновременно и равновесно существовать в виде трёх фаз – в твердом, жидком и газообразном состояниях; кварки делятся на три поколения и одновременно на три цвета. Словом, примеры можно приводить бесконечно.

Группы в Горячей Роте тоже формировались по принципу гармонии числа 3. Группа, в которую когда-то входили наши с Ильдико родители и отец-командир, тоже не была исключением. Там стабильность и гармонию числа 3 обеспечивали три представителя сильного пола. Поэтому четвертой была девушка – Лотта. Можно было также сформировать группу из трех представительниц слабого пола и одного юноши. Но четверки на основе тройки были, все-таки, редкостью. Наши родители выполнили свою миссию, и потому что были подобием четверки Первого Вторжения, как стали их называть в официальной истории Нашего Мира, и потому что их выбрала сама Великая Мать – наша планета.

Но я отвлекся. Сибелиус не предложил нам сесть, а это означало, что дело действительно серьезное и нашего мнения никто спрашивать не будет. Просто будет отдан приказ.

– Я вызвал вас потому, что вы уже достигли Совершеннолетия Портала.

Мы переглянулись. Да, мы все ровесники, родились 25 временных единиц назад. Однако достижение возраста Совершеннолетия Портала хоть и важное событие, но совсем не столь серьезное, как можно было ожидать от подобного срочного вызова.

Сибелиус продолжил:

– Нечего головами вертеть. Вас вызвали вовсе не из-за вашего возраста, хотя это тоже имеет значение. Вас вызвали потому, что восстановительные работы в Гномьем Кряже начались в последнем зале – Зале Проклятых Мастеров.

Вот это да! Да, мы знали, что восстановительные работы шли в Гномьем Кряже полным ходом. Но мы как-то не задумывались, что всего за 25 временных единиц можно восстановить все залы и добраться до самой загадочной части Кряжа – Зала Проклятых Мастеров. Никто в Нашем Мире не знал, что было в этом зале, потому что все защитники Гномьего Кряжа погибли еще во время Первого Вторжения, а оставшиеся воспитатели были тогда слишком молоды и что было в том зале не ведали. Слова отца-командира означали только одно – в Зале нашли что-то необычное, раз вызвали нас. И не потому, что мы были какие-то особенные. Просто нашу тройку изначально развивали как универсальных полиглотов Вселенной.

Про способности трансформера я уже упоминал. Но и Ильдико умела считывать информацию чуть ли не из вакуума – способности Лотты у нее усилились, может быть потому, что у отца Ильдико Сима также были эльфийские предки. И Ильдико уже не надо было прикладывать руки к стене, земле или к растениям, она заплетала волосы в две тугие косы, закрывала глаза и прикладывала косы к векам. Волосы прекрасные космические антенны – нужно просто уметь ими пользоваться, а наша Ильдико умела это делать отлично.

Что касается меня, то моя мать стала учить меня древним земным языкам еще в детстве. Она помнила их несколько, потому что слуги, ухаживавшие за пекинесами во дворце были из разных частей Поднебесной Империи. В Горячей Роте меня обучили также всем видам известных на то время единоборств. Нет, мы не захватывали на Земле знающих учителей. Просто директор Планетарного Хранилища Правнук Сим сумел разработать и внедрить методику наблюдения за нужным человеком в нужном месте Земли через Великий Хребет – цель Эмблемы и маголвов. Наши учителя даже не подозревали кого они учат.

Сибелиус, не дождавшись от нас вопросов счел за лучшее закончить свою маленькую речь словами:

– Вы направляетесь в распоряжение Совета Мудрейших. Конкретнее, в распоряжение Лотты. Через час вы должны быть у Портала Совета Мудрейших. Все необходимые формальности уже урегулированы.

Глава 3. Мудрейшая Лотта

– Ну и что вы думаете, по поводу этого приказа?

Как всегда первой высказалась самая нетерпеливая из нас – Ильдико. Впрочем, она опередила оставшихся всего лишь на доли секунды. Я собирался спросить то же самое, поэтому просто пожал плечами. А Ильдико продолжила:

 

– Раз маму послали в этот зал, значит нашли что-то важное. Я думаю, это касается артефакта Мавки.

– Я тоже так думаю, – сказал я, а Рея добавила:

– Раз нас посылают, значит торопятся прочитать надписи Зала. Специалистов не хватает.

Про надписи Зала знали все. Это та информация, которую успел поведать старый гном Слим перед тем, как навсегда упокоиться.

– Давайте не тратить энергию на пустые предположения, – сказал я на правах старшего. – Через час всё узнаем. Собирайтесь. Встречаемся у Портала.

– А мне и собираться не надо, – проворчала трансформер.

Действительно, ей же ничего не нужно! Захотела есть – стала деревом, из земли энергию забрала, захотела дальше лететь – обратно трансформируется в голубку. Ни одежды не нужно, ни вещей.

В назначенное время мы собрались у Портала Совета Мудрейших. Непосвященный никакого портала не заметил бы. Планетарное Хранилище после Второго Вторжения было огорожено высоким забором из гранита без всякого намека на вход. В определенных местах были сделаны метки – это и были ворота, которые открывались только тем, у кого были пропуска в Хранилище. О том, что метка номер семь была на самом деле не воротами, а Порталом Совета Мудрейших – знал только ограниченный круг на планете. Мы, например, узнали об этом в день достижения возраста Совершеннолетия Портала и только потому, что служили в Горячей Роте.

Портал Совета Мудрейших не был воротами в Совет. Это был действительно Портал. Через него можно было попасть в любую точку Нашего Мира. Решение о создании Портала было принято после Второго Вторжения, когда стала известна история о заваленных односторонних гномьих Порталах, Тогда всем стало ясно, что в пределах Нашего Мира должен существовать коридор быстрого, я бы сказал, стремительного передвижения.

Правом прохождения через Портал Совета Мудрейших имели все Мудрейшие, командир Горячей Роты и директор Планетарного Хранилища. Из частных лиц этим правом обладали только двое – мои родители. Остальные могли войти в Портал только в сопровождении кого-либо из Мудрейших. Вот почему без Лотты мы никуда не попали бы. Почему без Лотты? Потому что именно она была Первым (или Первой?!) Мудрейшей. Добавлю, самой молодой за всю историю существования Совета.

Пожалуй, стоит рассказать историю о том, как Лотта стала Первой Мудрейшей. Я был совсем щенком, когда в Нашем Мире произошло невиданное – Первый Мудрейший решил сложить с себя все обязанности, чтобы заняться исследованием свойств хрусталиков. Постоянные контакты с Кристом – Разумным Кристаллом – заставили Первого Мудрейшего задуматься: «А что, если хрустальные додекаэдры разумны тоже? Быть может именно поэтому хрусталики запоминают всё?». Родившись, эта мысль уже не оставляла Первого Мудрейшего. И очень скоро он стал настолько рассеянным, что это заметили не только в Совете.

Разговор Второго и Третьего Мудрейших с Первым так и остался планетарной тайной, но после этого разговора Первый объявил, что уходит из Совета и будет назначена процедура КРИК – Коллективное Рассмотрение Иной Кандидатуры.

Совет Мудрейших обязан был выставить на рассмотрение, самое меньшее, три кандидатуры. При этом, новый Первый должен был распознавать иные языки, достичь Возраста Мудрости, который зависел вовсе не от пройденного со дня рождения времени жизни, а от приобретенного опыта жизни, и сделать что-нибудь важное для Нашего Мира. Две кандидатуры нашлись быстро – солидные ученые мужи, сотрудники Планетарного Хранилища. А третьей кандидатуры все не было: то одно условие не выполнялось, то другое, то третье. Время КРИК приближалось. Сроки были назначены и пересмотру не подлежали – это было бы неуважение к обитателям Нашего Мира. И тогда в Совет пришел Сибелиус – новый командир Горячей Роты. Откашлявшись, он произнес самую короткую речь, сказанную когда-либо на заседании Совета Мудрейших:

– Уважаемый Совет, я тут подумал… Великая Мать уже выбрала Лотту, так почему мы должны искать еще кого-то?

И замолчал. Тишина повисла в Совете. Сибелиус был прав. Но… Слишком молода была Лотта! И все-таки СИБЕЛИУС БЫЛ ПРАВ!!! Лотта достигла Возраста Мудрости в силу обстоятельств. Любой язык не был секретом для Лотты, потому что эльфийские способности помогали ей понимать любое существо. И главное!!! Наш Мир – Великая Мать – наша планета говорила с ней. Единственной из ныне живущих на планете.

И Совет принял предложение!

И обитатели Нашего Мира выбрали Лотту!

И больше всего была удивлена сама Лотта!

А я-то откуда все это знаю? Да так, инфразвуковой шепот Сибелиуса – обстоятельство достаточное, чтобы молодому щенку начать подслушивать разговор взрослых.

Уф… Признался наконец! Даже легче стало.

Глава 4. Информация к размышлению

– Вы опоздали!

Мы дружно загалдели, оправдываясь. Но Лотта была неумолима.

– Вы опоздали. Портал работает с атомной точностью. К тому же вы нарушили субординацию, позволив себе спорить со мной.

Мы опомнились. Перед нами стояла Первая из Мудрейших. Мы на задании, а не дома, в гостях. Нет матери Ильдико, нет подруги моих родителей. Мы выросли, а это значит приняли ответственность за судьбы Нашего Мира.

– Приносим свои извинения. Больше не повторится.

Я командир и, значит, должен ответить за всех. Украдкой скосил глаза. Да-а, видок у нас… Лотта быстро указала нам наше место.

– Мы готовы, Первая Мудрейшая.

– Вы опоздали, и теперь должны успеть выскочить из Портала ОДНОВРЕМЕННО! К этому, надеюсь, вы готовы?

Я растерялся. Как это одновременно? Надо же было забыть сверить часы. Разница в несколько секунд – и вот я пришел на несколько мгновений позже. Думай!!! Как быть!

– Да, готовы. Рея – на плечо! Ильдико – на спину!

Я отдал приказ и они меня поняли. Портал открылся мгновенно, Лотта впрыгнула (по другому и не скажешь) внутрь, а мы, то есть я, с висящими на мне Ильдико и Реей, за ней. Через мгновение все повторилось в обратном порядке. Рея и Ильдико вцепились в меня так, что какое-то время я так и стоял, увешанный девушками. Лотта рассмеялась.

– Да отцепитесь от Мавки! Уже прибыли.

Мы огляделись. Мы были в пещере. Но догадались мы про пещеру только потому, что не было неба над головой. Пещера была огромная и сводов ее не было видно. Это, скорее, был огромный подземный зал. Очень красивый. Совершенно непонятно было откуда струился свет. Слабый, но вполне достаточный, чтобы рассмотреть все вокруг и заставить сиять камни, украшавшие колонны, уходящие ввысь (чуть не сказал «заоблачную»).

– Осмотрелись? Мы прибыли в Зал Проклятых Мастеров.

– Такой красивый!? – вырвалось у Ильдико.

– Конечно. – Лотта оставалась невозмутимой. – Гномы все залы делали красивыми и неповторимыми, к тому же. В недрах Гномьего Кряжа вы не найдете двух одинаковых залов. Поэтому, когда мы начали восстановление Гномьего Кряжа, мы легко ориентировались, в каком именно зале находимся. Слим успел составить схему залов.

Лотта предвосхитила наш вопрос о том, как узнали об отличительных признаках пещер.

– Я понимаю, что главный вопрос, который вы мне хотите задать: «Зачем мы здесь»?!

Мы молча кивнули.

– В самых общих чертах – потому, что не хватает переводчиков.

Мы переглянулись. Оказывается, мы попали в точку со своим предположением. Лотта снова рассмеялась:

– Обсудили и пришли к тем же выводам? Я угадала?

Мы опять молча кивнули.

– Как вы молоды, и как вы напоминаете нашу четверку! Мы также понимали, и, надеюсь, понимаем друг друга. Самое лучшее взаимодействие в команде, когда слова уже не нужны. А еще о чем вы догадались?

– Больше ни о чем, – честно ответил я.

– Хорошо. Тогда слушайте. Во-первых, мы воспользовались Порталом, чтобы не терять времени. Во-вторых, вы будете жить и работать здесь, чтобы также не терять времени. В углу зала мы оборудовали для вас нечто, вроде общежития. В-третьих, по окончании работы здесь, вам, скорее всего, придется отправиться на Землю. И, чтобы, также не терять времени, вас будут готовить к этой миссии одновременно с вашей работой здесь.

– Так что же произошло?! – не выдержала Ильдико.

– Ильдико, вы слишком торопитесь и постоянно нарушаете субординацию!

– Ого, дело серьезное, – подумал я. – Моя мама тоже стала «железной», когда я выкинул фокус с очернением Мавки Первого. Нужно навострить уши!

И я навострил. Они у меня висячие, поэтому я поднял оба уха руками.

– Что с Вами, старший? – удивленно спросила Лотта.

– Докладываю. Я навострил уши.

Лотта стала смеяться так, что я забеспокоился, как бы ей не стало плохо. Но главное было сделано, атмосфера разрядилась и Ильдико была спасена. Отсмеявшись, Лотта сказала:

– С вами не соскучишься. Перейдем к делу. Итак, мы в Зале Проклятых Мастеров. О существовании этого зала нам сообщил Слим. Он же рассказал, что зал был создан специально, чтобы историю создания Гибельных Вещей гномы помнили и не повторяли своих ошибок. Но трое повторили. В конечном итоге, гордыня этих мастеров и погубили обитателей Гномьего Кряжа.

Глаза Лотты наполнились слезами и я понял, почему Первый Мудрейший не должен был быть слишком молодым. Эмоции плохое подспорье мудрым решениям. Но Лотта быстро справилась с собой, голос ее стал еще более сух, лицо еще более неподвижно.

– Этот зал мы стали восстанавливать последним. Мы считали, что Слим нам все рассказал, все Гиблые вещи уничтожены. По сути своей музей, может и подождать.

– Простите, Первая. А что Слим что-то не рассказал? – я позволил себе задать промежуточный вопрос, потому что почувствовал, что сейчас лопну от желания узнать тайну.

– Слим рассказал все, что знал, но он был также молод и нетерпелив, как вы, и не слушал своих наставников. А потому не помнил, что было написано в зале! – голос Лотты нарастал, а я уже начал жалеть, что вообще вылез со своим вопросом.

– Если вам кажется, что я так долго и подробно рассказываю, потому что решила вас помучить, то вы очень ошибаетесь. Придет время, когда вы поймете – вам пригодится любая мелочь. Поэтому слушайте и не перебивайте меня, потому что самое общее прочтение записей Зала, привело нас к выводу, что Нефритовый артефакт – уникальная по своим свойствам Гибельная Вещь и, самое главное, МЫ НАШЛИ ДНЕВНИК КОРНЕЛИУСА!

Глава 5. Дневник гнома Корнелиуса

– Корнелиуса?! А это еще кто?

Наши возгласы слились в один. Лотта, помолчав, тихо сказала:

– Вы заметили, что задали вопрос о Корнелиусе и ничего про дневник? Неужели вы подготовлены хуже, чем мы предполагали? Ребята, дело очень серьезное. Дневник толстый, а времени, судя по начальной расшифровке очень мало. Скажу главное – нефритовая статуэтка может размножаться. И от того, как скоро мы расшифруем весь дневник, зависит, быть может, будущее и Земли, и Нашего Мира.

Я не могу сказать, что произвело на меня большее впечатление – тихий, с ноткой отчаяния, голос Лотты или то, что она сказала. Статуэтка может размножаться!!! Как это может быть! Страшное нашествие, гибель всех взрослых обитателей Гномьего Кряжа, нарушенная добрая магия нашей планеты и, наконец, гибель Мавки во имя спасения всех… И все это может снова повториться!!!

Ужас обуял меня. Никогда в жизни мне не было так страшно. Мама, отец, сестры, мои друзья, все жители Нашего Мира – все они снова могут оказаться на грани гибели. Лицо Ильдико вытянулось. Рея упала с моего плеча и превратилась в сухую осину – степень крайнего беспокойства у трансформера. Казалось, время остановилась, тишина зазвучала у нас в ушах. И тут мы стали взрослыми. В Портал шагнула тройка дураков, ждавшая приключений и развлечений. Шелуха опала и мы поняли, что каждый из нас с этой минуты сделает все, чтобы остановить новый кошмар.

– Мы готовы приступить к работе прямо сейчас. Что мы должны сделать? – спросил я. Мой голос прозвучал тихо.

– За короткий срок – расшифровать дневник. Дело в том, что Корнелиус, именно это имя мы прочли на первой странице, тот мастер, который сделал нефритовую статуэтку. Он единствен-ный из мастеров не понес наказания, потому что исчез со своей Гибельной Вещью. Его искали, но не нашли. Историю о нем и его статуэтке высекли в Зале и стали рассказывать гномьим детям уже о трех Гибельных Вещах. Хорошо, что гномы решили не утаивать информацю о том, что третьего мастера так и не нашли. Иначе Слим, последний из тех, кого водили в этот Зал, не рассказал бы нам об этом.

– Но был же дневник! – вырвалось у Реи.

– Дело в том, что про дневник никто не знал. Его нашли два дня назад, – ответила Лотта.

– Вот почему ты и отец два дня не ночевали дома? – спросила Ильдико.

– Да, все мы были здесь и успели сделать главное – расшифровать информацию о том, что нефритовая статуэтка умела творить свои клоны, то есть абсолютно идентичные по качеству и свойствам нефритовые статуэтки.

 

– А как же мы будем работать? – задала вопрос Рея, успевшая снова превратиться в голубку. – Дневник один, а нас трое.

– А вы и не будете работать с Дневником. Он отдан на сохранение в Совет Мудрейших, так как нуждается в реставрации и надежной охране, – ответила Лотта. – Вы будете работать с точными копиями, записанными на хрусталиках.

– Ну да, – подумал я, – нетрудно было догадаться, но не догадались.

– У вас у каждого свой хрусталик. Принимайте.

Лотта подала мне сумку, которую, признаться, я не заметил, когда мы влетали в Портал. Я открыл сумку, извлек три хрусталика и понял, что они именные. Информационные волны додекаэдров были настроены на наши биологические параметры. Как я это понял? Два додекаэдра стали нагреваться, даже раскаляться, а один оставался по-прежнему нейтральным. Я поспешил избавиться от хрусталиков с подогревом, отдав их законным владелицам.

Именные додекаэдры – лучшая защита носителя от нежелательных посягательств на него. Считать информацию с хрусталиков мог только истинный владелец, остальных просто обжигало. А истинный владелец должен был взять хрусталик в руки или в прочие конечности и просто замереть. Информация сама начинала звучать в мозгу. Информация действительно звучала! Мы слышали хриплый голос, который тягуче и, в то же время быстро (как это получилось?!), произносил слова. Впечатление было странным. Как будто начала разговаривать старая деревянная скрипучая дверь. И этот скрип мешал сосредоточиться, чтобы понять, разлить отдельные слова.

– Мы все знаем язык гномов, но это ни на что не похоже! – воскликнула Рея.

– Он вел дневник на праязыке гномов, – ответила Лотта. – Прагномы жили на Земле и как они переселились в Наш Мир мы уже не узнаем, но мы знаем, что праязык гномов вобрал в себя разные диалекты жителей Земли.

– Этакое вавилонское столпотворение, – добавила Ильдико.

– Вот-вот. Именно земная история о смешении языков очень подходит под определение праязыка. Добавлю, что дневник на праязыке доказывает, что Корнелиус действительно был неординарной личностью. К моменту создания нефритовой статуэтки гномы точно уже не владели прязыком. Это нам Крис информацию подкинул из своих информационных архивов.

– И от этого Корнелиус возгордился? – спросила Рея.

– Возможно, – ответила Лотта, тяжело вздохнув.

– Печальная история, – подвел итог я.

– Да, печальная. Но давайте уже, приступайте к работе.

– Рады Служить на Благо Планеты, – отчеканили мы, положенную по форме фразу и соредоточились на наших хрусталиках. А Лотта, помахав рукой, вошла в Портал.

1  2  3  4  5  6  7  8  9 
Рейтинг@Mail.ru