Зеленая дверь

Наталья Мокроусова
Зеленая дверь

Эта книга – освобождение.

И тьма сгустилась.

Из тьмы вышел свет,

И тьма стала светом,

А свет – тьмой.

Вставить ключ в замочную скважину и повернуть;

толкнуть дверь от себя.

I

Скорый поезд прибыл на вторую платформу с небольшим опозданием, радушно запуская толпу внутрь. Он шумел и шипел, словно поторапливая заторможенных пассажиров: «Быстрее, быстрее!». Если бы он мог, наверняка стал бы постукивать своими колесами по рельсам в нетерпении, как шаловливый жеребенок, готовый поскакать далеко-далеко, насколько хватит сил.

Студенты, бабушки и дедушки, семейные пары и одиночки, прочие серьезные и несерьезные люди с чемоданами и без молча занимали свои места. Только шорох шагов и стук каблуков разряжали несвойственную электричкам тишину.

Поппи не обратила на это внимания, вбегая в вагон в поисках своего места. То и дело она сверялась с билетом и с нумерацией мест. Плюхнувшись на свободное сидение, она немного расстроилась от того, что придется провести всю поездку не у окна. Ее соседкой оказалась добрая на вид старушка с сумкой-переноской, где, свернувшись в клубок, спал черно-белый кот. Заметив взгляд девушки, старушка улыбнулась и без слов протянула ей пару шоколадных конфет. Синевато-черные пальцы вяло сжимали сладости, норовящие выскользнуть в любой момент.

– Нет-нет, спасибо большое! – Поппи отказалась, с трудом отнимая взгляд от рук старушки.

Та лишь пожала плечами и отставила руку с конфетами, повернув голову в сторону окна. Холодок пробежал по спине девушки, но она, слегка зажмурившись, прогнала тревожные мысли. Вставив наушники в уши и расположившись поудобнее, она устремила взгляд в окно по левую сторону, сидение возле которого было свободным. Решив, что пересесть сейчас будет невежливо, Поппи осталась на своем месте. Да и спящий кот выглядел довольно подходящим объектом, чтобы остаться запечатленным в потрепанном скетчбуке.

Наконец, состав тронулся, резко качнув взад и вперед. Пейзаж стал превращаться в абстрактные нескончаемые полосы, преимущественно голубого, зеленого и коричневого цветов. Изредка могло промелькнуть яркое пятно, но оно тут же терялось в этом однообразии, не задерживаясь в памяти. «Из реализма в абстракционизм» – хмыкнула Поппи, наматывая прядь волос на палец.

Она уже начинала дремать, когда двери вагона резко открылись и с грохотом захлопнулись. От неожиданности девушка вздрогнула и заерзала на месте, чем привлекла внимание вошедших молодых мужчин. Один из них, тот что повыше, одет в форму полицейского. Другой же, со светлыми волосами и пониже, очевидно, был контролером-кассиром. Парни переглянулись и, не сговариваясь, направились в сторону Поппи.

«Черт! Но я же ничего не сделала!» – девушка сдернула наушники, спрятав их в карман.

Старушка-соседка все также смотрела в окно, держа в ладони отвергнутые конфеты, которые начали покрываться белым налетом по краям. Поппи судорожно искала билет в отделениях рюкзака, от охватившего ее отчаяния готовая вывалить все его содержимое на пол. Между тем, контролер и полицейский уже стояли подле нее, с ухмылками наблюдая за ее тщетными попытками найти злополучный билет.

– Черт, черт! Он должен быть где-то здесь! – раздраженно шептала Поппи себе под нос.

– Я так понимаю, билетика у нас нет, – ее прервал контроллер, мягко притронувшись к плечу.

– Он есть! Просто я не знаю где!

– Ну-ну-ну, не волнуйтесь вы так… – начал было контролер, но Поппи не дала ему договорить, привстав с места, начиная заглядывать под сидения.

– Может он у меня просто выпал…

– Может и выпал. Давайте вместе поищем, – молодой человек согласился и начал делать вид, что тоже занят поисками, слащаво улыбаясь.

Поезд ускорился, из-за чего девушка потеряла равновесие и схватилась за полицейского, который лениво наблюдал за происходящим. Быстрым движением рук он пристегнул ее запястье к своему длинными наручниками. Поппи никогда таких не видела.

– Кончай ломать комедию! – заговорил полицейский, повернув голову в сторону окна, где цветные полосы сменились молочно-белой дымкой.

– Бабушка подтвердит, что у меня есть билет! – заскулила Поппи, все еще надеясь решить ситуацию мирно.

– Я не к тебе обращаюсь, – полицейский впервые взглянул на нее.

Взгляд холодных голубых глаз не предвещал ничего хорошего.

– Бабушка подтвердит? – контролер взвизгнул и чуть ли не начал прыгать на месте.

Поппи растерянно взглянула в сторону соседки. Увиденное заставило ее поежиться и отступить в страхе назад, вызвав новый приступ смеха у контролера. На месте старушки сидел скелет, на котором чудом держалась одежда. На полу валялись тронутые паутиной конфеты. Кошачий скелет «дремал» в сумке-переноске. Девушка медленно перевела взгляд на остальную половину вагона. Оказалось, что поезд был забит скелетами в одежде.

– Тебе здесь не место, – не дожидаясь вопросов Поппи начал полицейский. – Мы должны сойти с поезда! Сейчас же! Поняла? – он грубо схватил ее за предплечье и толкнул в сторону дверей.

– Но как же так? У меня был билет… Что вообще происходит? П-почему они все… – заикаясь, Поппи еле успевала за полицейским, который теперь уже сам шел впереди, таща девушку за собой как на поводке.

– Зайчик, тебе еще рано, – крикнул контролер ей в след, смеясь. – Увидимся в следующий раз!

Пока они спешно покидали вагон, каждый скелет поворачивал свою голову в их сторону. Кто-то из них начинал стучать зубами, которые со стуком падали на пол, другие пытались встать, но рассыпались на множество косточек, лишая себе шанса доехать до точки назначения целыми.

Полицейский резко втолкнул Поппи в тамбур, с силой хлопнув дверью. Чья-то кость хрустнула у него под ногами, но он не придал этому никакого значения, лишь пнул ее в сторону, не скрывая раздражения.

– А нельзя нажать на стоп-кран? – понимая, к чему все это ведет, начала было Поппи, прижимаясь спиной к стенке.

– А нельзя было не садиться не на свой поезд? – вскрикнул полицейский, открывая наружную дверь. – Будем прыгать на счет два.

– Но мы в наручниках!

Она вцепилась в свой рюкзак так, что костяшки пальцев побелели. Широко раскрытые глаза бегали от лица полицейского к дверям и обратно. Во рту пересохло, а язык не слушался, прилипнув к небу.

– И это все, что тебя смущает?

– Это какой-то бред!

Сердце Поппи набрало ход, как и поезд. Ощущая ужас девушки как свой собственный, парень обхватил ее руку, заглядывая ей в глаза. Словно гипнотизируя, не моргая, он плавно подводил ее к краю. Поппи, как завороженная, не смела отвести взгляд. Тревога и страх растворялись, уходили на второй план. Оттенки теряли свои очертания, растворялись, а окружающий мир плавно заполнялся дымкой. Казалось, что ничего не существует, да и никогда не существовало. Есть только эти голубые глаза, что переливаются словно перламутр на ракушках. Мысли испарялись, не успев сформироваться. Слова потеряли свой смысл. Слова больше вообще не имеют никакого смысла.

– Два, зайчики! – насмешливый голос неожиданно раздался из-за спины, за которым последовал сильный толчок в спины.

Они прыгнули в белый густой туман. Контролер, все еще улыбаясь, захлопнул за ними дверь. Нагнувшись и нашарив потерянную косточку, он положил ее в карман, вернувшись к пассажирам.

Поезд двигался дальше, не сбавляя скорости.

***

Сквозь серо-голубое небо пробивались несмелые лучи солнца, точечно подсвечивая пожухлые листья. Редкий крик птицы эхом раздавался по всему лесу, заставляя капли дождя падать вниз с острых игл сосен, крона которых уходила далеко-далеко ввысь, словно пронизывая густые облака насквозь. Запах уже подгнивших листьев, сырой земли и многочисленных грибов пробирал до самых глубин легких, опьяняя и затуманивая и так разошедшийся по швам разум.

– Так больше продолжаться не может! – громкий шепот раздался из ниоткуда, наполнив собою все огромное пространство и исчезнув так же быстро, как и появившись.

Сосны лишь продолжали покачиваться из стороны в сторону, тихо поскрипывая и стряхивая прозрачные капли на землю.

– Не может! Не может! – шепот стал переходить на звонкий крик разноголосья, сотрясая тяжелый холодный воздух.

Голоса замолкли так же неожиданно, как и возникли.

Полицейский первым пришел в себя. Быстро вскочил на ноги, неосознанно дернув цепь на себя, из-за чего девушка заскулила. Его глаза округлились от неожиданности, но виду не подал. Лишь неловко поставил Поппи на ноги, пока та пыталась осознать все произошедшее, оглядываясь по сторонам. Парень покусывал губы, притрагиваясь к наручникам, проверяя, можно ли их сорвать самому. Но нет. Наручники крепко сжимали запястье до боли. «Не исчезли, не рассыпались… Что делать?» – мысли топтались на месте, не давая ходу решению проблемы.

Между тем, к месту происшествия слетались вороны. Поблескивая глазами-бусинками, они подталкивали людей друг к другу, образуя вокруг них круг. Весь процесс сопровождался грозным карканьем: «Протокол! Протокол! Протокол!».

– Ладно… Ладно! – парень хлопнул в ладоши перед собой.

В эту же секунду птицы умолкли. Полицейский вцепился взглядом в растерянную Поппи.

– Назови мне свое имя, – он, прищурившись, осматривал девушку с головы до ног, держа наготове огрызок карандаша и невзрачный блокнот, появившиеся из ниоткуда.

Девушка схватилась за голову, еле-еле удерживая равновесие. Руки тряслись, а колени подгибались. Она все еще не отошла от шока.

– Поппи… Пенелопа, – пролепетала она, пытаясь осмотреться.

Полицейский записал ее имя в блокнот, который окрасился в белый, стоило парню отнять карандаш от бумаги. Убрав карандаш в карман и оставив блокнот в руке, он продолжил:

– Ну и зачем ты здесь, Поппи?

– Я не знаю, – после продолжительной и колючей паузы ответила девушка, переминаясь с ноги на ногу.

 

– Я бы удивился, если бы знала!

Он подбросил свободной рукой блокнот вверх, где он, вспыхнув, разлетелся на хлопья пепла и снега. Птицы, удовлетворенные результатом, улетели прочь, оставив людей одних. С минуту парень смотрел в сторону, ведя внутренний, весьма тяжелый для него, диалог. Вздохнув, он перевел взгляд на девушку, которая все это время безуспешно пыталась осознать произошедшее.

– Нам придется идти в главный офис. Это недалеко. О нас уже знают, – полицейский деловито отряхнулся и направился в сторону улетевших ворон. – Ну, пойдем.

Поппи оторопело смотрела на него, не двинувшись с места. Она уже увереннее стояла на ногах. Весь ее вид говорил о том, что то, что она еще жива – это настоящее чудо. Ее волосы запутались в грязи и в листьях, лицо измазано землей. Куртка, вернее то, что от нее осталось, распорота в нескольких местах, а из синтепона торчали ветки. Джинсы зияли дырами, а обувь… Когда-то это были чудесные ботинки на шнуровке. Рюкзак, с поблескивающими брелоками в виде звездочки и меча, валялся чуть поодаль.

– Я. Никуда. Не. Пойду, – отчеканила Поппи. – Что, черт возьми, вообще происходит?

Парня передернуло, но он лишь потянул цепь на себя, сдвинув брови. Поппи продолжила вопрошать, сделав шаг назад.

– А если бы я разбилась, прыгая с поезда, ты бы таскал за собой труп?!

– Теперь ты начала волноваться о своей жизни?

Полицейский снова с силой дернул цепь на себя, но девушка проделала то же самое. Со стороны это действие напоминало перетягивание каната. Секундное недоумение сменилось долгосрочной злостью – парень явно не ожидал, что ему дадут отпор. Отбросив попытки перетянуть девушку на свою сторону, он сам направился к ней.

– Нет! Нет! – начала было Поппи, но полицейский быстро сократил расстояние между ними, схватил девушку за руку и поволок за собою.

– Я объясню все по пути. Нам нужно идти.

Поппи сложно было сопротивляться – сил не осталось. Слабость навалилась как по щелчку пальцев. «Наверняка этот гипнотизер дурацкий приложил к этому руку» – Поппи предприняла вялую попытку воспротивиться крепкой хватке, но тело словно ее не слушалось. «Да и оставаться здесь – не самая лучшая идея». Разум отказывался включаться в работу, оставив автопилот в виде интуиции. Интуиция говорила, что надо идти, особого выбора нет.

– Мой рюкзак!

– Он тебе больше не понадобится.

– Там… Там мои вещи! Документы!

– Там-там! Вот именно, что «там»! А сейчас ты – здесь! – с каждым словом парень начинал раздражаться все больше и больше. – Мы идем в главный офис, где разберутся, что с тобой делать и куда тебя послать. Вороны уже им сообщили, что мы здесь. Если мы не придем туда сами – нам крышка. Если придем – нам тоже крышка, потому из-за тебя влип я! Наручники должны были исчезнуть, а ты должна была оказаться в своем мире. Но теперь, будь добра, уважай законы этого мира. Тебя не должно быть здесь!

Парень торопился, чуть ли, не переходя на бег, но постоянно себя одергивал, замедляясь время от времени. Он видел, как тяжело ковыляет Поппи, но ничего не мог с собой поделать. Страх подгонял его вперед. Девушка, шмыгая носом, еле поспевала за ним.

Его раздражение сбавило обороты, заполнив образовавшееся свободное место чувством вины. Он понимал, что ведет себя необоснованно некультурно и жестко, но понятия не имел, как исправить ситуацию. «Я влип. По полной». Проделав еще несколько шагов, полицейский не выдержал, нарушив сложившееся молчание:

– Вот уж не знаю, чей билет ты стащила!.. Раскисает теперь где-то на вокзале. Когда ты садилась, видела, где кабина машиниста?

– Н-нет…

– Еще бы, – прыснул он. – Тогда бы ты заметила, что поезд движется в обратном направлении. – Этот поезд перемещает людей из живого мира в мир мертвых. Моя работа – вытаскивать таких «зайцев», как ты, которые лезут… Раньше времени! Понахватают чужих билетов, а потом просятся обратно…

Парень вздохнул и перешел на медленный шаг, поравнявшись с девушкой. Было видно, что ему нелегко смириться со всей этой ситуацией, но он не мог заставить Поппи идти быстрее. Да и поможет ли это?

– Ты сказал, что мы идем в офис…

– Главный офис.

Поппи закатила глаза, но мысленно себя одернула, решив, что развивать конфликт из-за пустяка – не самая лучшая идея в сложившихся обстоятельствах.

– Что это за место?

– Место, где все расставят по местам. Скорее всего, произошла ошибка. С нас снимут наручники, тебя отправят домой, но перед этим сотрут память.

– А ты? – Поппи нахмурилась, выуживая листья из волос.

– А что я? Тебя не должно это волновать, – отрезал он, не желая продолжать бессмысленный для него разговор.

Какое-то время они шли молча. Тропа становилась все менее и менее различимой среди высокой сухой травы. Промежутки редкого неба между деревьев отдавали серым. Лес выглядел мертвым. Казалось, можно услышать то, как опадают иголки с сосен, потревоженные редким ветром.

– А этот контролер? – Поппи шла след в след, нарушив очередную короткую тишину первой.

– Местный Харон. Понравился? Познакомить поближе? – парень остановился, отчего девушка едва не врезалась в его спину. – Была тут одна… – он продолжил ход, а голос его стал грубее и громче. – Тоже «безбилетница». Все прыгала и прыгала, хотела быть с ним, якобы он ее «судьба». Жить без него она не в силах, – он издал едкий смешок, перешагивая через корягу и подавая руку Поппи.

Она приняла его руку, пряча непрошенный румянец. Цепкий взгляд голубых глаз и тепло шершавой руки ввели ее в смущение. «Самое время для романтики, Поппи! Ты оказалась непонятно где, непонятно с кем… А этот «непонятно кто» только что чуть тебя не угробил, заставив сигануть с поезда!» ‒ девушка пыталась отогнать нетипичные для нее мысли прочь, делая вид, что ее особенно заинтересовала здешняя флора в виде мха под ногами.

Поппи спрятала руки в карманы и слегка откашлялась:

– И что же дальше?

– Дальше? – парень вздернул бровь, бросив взгляд из-за плеча. – Она допрыгалась. Ее скелет доехал. Куда следует. Он же хохотал всю дорогу.

– Кажется, вы с ним не очень дружны.

– Не кажется… Его можно понять, он каждый день видит, как люди перестают быть людьми. Чокнулся, проще говоря. Его забавляют такие, как ты. Вот он и подыгрывает. Иной раз сам билетик всучит. Лучше скажи спасибо, что я тебя вытащил.

– Спасибо! – протянула Поппи, с трудом скрывая издевку в своем голосе. – А ту девушку… Почему ее не вытащили?

– Во-первых, не на каждого найдется свой полицейский, – парень самодовольно ухмыльнулся. – Во-вторых, она отмахнулась от своего… Кто бы он ни был.

Тропа вывела их к залитой светом поляне, в центре которой возвышался небольшой каменный дом. Фундамент порос мхом, деревянные стены скрывал бурно разросшийся плющ. Рамы окон и дверь выкрашены красной краской, местами облезшей и выгоревшей под лучами солнца. На крыше разрастался сосновый молодняк по соседству с черной трубой, из которой валил тонкий дымок. В целом, дом выглядел старым, но еще крепким. Вокруг был разбит аккуратный садик со множеством трав. Пряный запах действовал опьяняюще. Неожиданно, домишко «встал на ноги», показав две куриные огромные лапки.

Поппи оторопело пялилась на домик, пока тот не принял прежнее положение. Полицейский же наслаждался удивлением девушки, тщетно пытаясь спрятать непрошенную улыбку. То, что для него казалось обыденностью, для нее выглядело чудом из чудес. Это казалось таким странным и забавным одновременно.

– Главный офис? – девушка в нерешительности перевела взгляд на него, указывая рукой в сторону дома.

– Филиал, – парень дернул цепь наручников. – Таможня, перевалочный пункт… Называй как хочешь. Пойдем.

Двое двинулись к дому. Казалось, что парень здесь давний гость, дверь ласково замурчала и отворилась, стоило ему прикоснуться. На Поппи же она грозно рыкнула, но, все же, пропустила следом, чуть не защемив остатки куртки.

Взору предстала уютная гостиная, несоразмерная дому. Пара мягких диванов, шкафы, забитые книгами и всевозможными камнями всех форм и размеров, мягкий пушистый коврик, журнальный столик, заставленный свечами, в центре которого восседал хрустальный шар… Потолка не было видно из-за несметного количество пучков трав, окна задернутыми плотными шторами. Из гостиной вело несколько отличавшихся друг от друга дверей. Все выглядело так необычно, словно «избушка» была намного больше внутри, чем снаружи.

– Курочка, – из ниоткуда раздался громкий женский голос. – Милая, включи очиститель воздуха! Запах – невозможный!

Из темного угла раздался тяжелый вздох, за которым последовало включение упомянутого прибора, мягко зашелестевшего откуда-то снизу: по ногам пошел ветерок.

Не заставив себя долго ждать, к ним вышла сама владелица дома – хорошо слаженная миниатюрная женщина. Ее короткие волосы аккуратно обрамляли круглое лицо, на шее поблескивали очки на тонкой цепочке.

– Раймонд! Солнышко! – женщина вскрикнула и кинулась на шею полицейскому, отчего тот чуть было не потерял равновесие. – Как давно я тебя не видела! Совсем про меня забыл! Да ты не один! С девушкой!

– Да, здравствуй, Дивина… Ты, наверное, и так уже все знаешь… – парень растерянно смотрел вниз, сильно покраснев.

Поппи стояла рядом, нервно теребя края чудом сохранившегося свитера под курткой, испуганно всматриваясь в женщину.

– Да, нечасто у нас гости оттуда! Ой, да и не помню, когда в последний раз такое было. Да вы проходите-проходите… Курочка, чайник!

Дивина увлекла их за собой в одну из дверей. Как оказалось, это была кухня. В центре стояла побеленная печка, на которой, как по волшебству, материализовался чайник. Пока женщина суетилась, доставая чашки, блюдца и сладости, Поппи безуспешно пыталась выудить у парня хоть какую-то крупицу информации. Тот лишь тряс головой и отмахивался, погрузившись в раздумья. Наконец, когда приготовления были окончены, а чай разлит по чашкам, Дивина начала разговор, обратившись к Поппи.

– Солнышко, я – прорицательница. Во всяком случае, так я предстаю в вашем мире.

Девушка кивнула в ответ.

– А этот парень – Раймонд. Бьюсь об заклад, он тебе не представился! – она шутливо хлопнула парня по плечу. – Он у нас такой застенчивый!

«Застенчивый» парень лишь робко улыбнулся, избегая смотреть на Поппи, прикрывшись чайной чашкой. Девушка незаметно покачала головой из стороны в сторону, не соглашаясь с характеристикой, данной Дивиной Раймонду.

– В общем… В главный офис вам уже не надо. Натаниэль явится сама.

– Что?! – Раймонд соскочил с места, из-за чего чай расплескался по поверхности деревянного стола. – И ты так спокойно об этом говоришь?!

Парень вышел из-за стола, нервно расхаживая по небольшой кухоньке, напоминая дикое животное в клетке. Поппи лишь придерживала свободной рукой запястье с наручниками, что беспомощно качалось из стороны в сторону.

– Может кто-нибудь мне объяснит, что происходит… Я, кажется, ничего вообще не понимаю, – Поппи перевела взгляд с Раймонда на Дивину, в надежде услышать хоть какой-нибудь ответ.

– Натаниэль – смотрительница этого мира. Самая главная. Главнее всех главных! – заныл Раймонд. – Все пропало!

– Не мельтеши! Перестань ее пугать! – женщина ударила рукой по столу, призывая к спокойствию. – Ничего не пропало! Я же вижу! Все с тобой будет хорошо! Я… возьму вас под свою ответственность. Решим вопрос на картах. Лучше расскажи ей суть. Как ты и должен был, – прорицательница выразительно взглянула на парня, склонив голову.

– Я сказал все, что мог.

Женщина вздохнула, переведя свое внимание на девушку. Между тем, пролитый чай стекал на пол, оставляя липкие дорожки. Казалось, этот факт задевал только Поппи: Дивина и Раймонд и вовсе не придали этому никакого значения.

– Этот мир – мир для волшебных существ, не для людей, – Дивина заботливо сжала свободную руку Поппи, заглядывая ей в глаза. – Сюда нечасто попадают люди. Если и попадают, их, по возможности отправляют в свой мир. В обратном случае, по протоколу, такого человека должны предоставить в главный офис, для дальнейшего разбирательства. Главный офис – это сборище всех филиалов волшебных существ, осуществляющих свою службу для людей и не только. Феи, демоны, русалки, волшебники и прочие. Тебе бы там понравилось! Там так красиво! Такие росписи на потолке! А сам офис… Собор! Я видела подобный в вашем мире, но и он не сравнится красотой с…

– А что дальше? – Поппи перебила женщину, возвращая ее к сути.

– А дальше Раймонду придется обосновать ваше, Поппи, пребывание в этом мире. – незнакомый женский голос застигнул всех врасплох. – Для этого, ему было велено сопроводить вас в главный офис, чего, по всей видимости, не произошло.

Владелица незнакомого голоса появилась на маленькой кухне, чуть ли, не упираясь головой в потолок. Высокая худощавая женщина, одетая в белое, расшитое бисером платье, умолкла, в ожидании ответной реакции, которой не произошло. Ее золотистые волосы, заплетенные в косы, как корона, опоясывали голову. Светлые, светящиеся глаза ехидно улыбались, в то время как тонкие губы недовольно вытянулись в полоску. Высокий лоб, прямой нос, брови с изломом… Такое идеальное лицо, было усыпано веснушками. Из-под длинных рукавов платья виднелись сцепленные в замок руки, облаченные в белоснежные кружевные перчатки. На безымянном пальце красовалось кольцо с фиолетовым сердечком. Незнакомка едва поклонилась присутствующим, одарив каждого взглядом, задержавшись на Раймонде.

 

– Натаниэль! – умоляющим охрипшим голосом начал было Раймонд, но женщина прервала его выставленной вперед ладонью.

– Я понимаю. Ты был напуган. Поэтому пришел сюда, – женщина обвела взглядом кухню. – Впредь, пожалуйста, следуй протоколу. От этого зависит не только твоя жизнь, но и жизнь всех остальных. В качестве наказания, ты обязан сопровождать этого человека ровно столько, сколько ему потребуется. Так как прорицательница Дивина поручилась за вас, – в этот момент Дивина чуть ли не подскочила на своем месте. – Твое присутствие в Главном офисе необязательно. Выслушав ее предзнаменование, незамедлительно отправляйтесь в путь.

– А теперь ты, Поппи… – Натаниэль приблизилась к девушке, которая все это время жалась к стенке, думая, что ее никто не увидит. – Ничего не бойся, – она взяла ее за руки и наручники рассыпались на множество пылинок. – Ты со всем справишься. Ты все поймешь. Ты обретешь покой. Ты обретешь силу, – ее слова переходили на шепот, разобрать который могла только Поппи. – Береги его.

Натаниэль перевела взгляд на Раймонда.

– Береги ее.

Щелчок пальцев и Натаниэль как будто и не было. Лишь пылинки вальсировали в лучах случайно пробившегося солнца. Наступила тишина, которую можно было потрогать.

Из оцепенения всех вывела Поппи:

– Да-а, пафоса ей не занимать… – протянула она, занимая свое место. – И стоило ее так бояться?

Раймонд фыркнул, потирая запястье. Дивина старательно разглаживала складки на скатерти.

– Конечно, не тебе же потом отдуваться за то, что притащила невесть кого в свой мир!

– А мне кажется, Натаниэль – очень милая девочка, – в разговор вступила прорицательница, медленно вставая из-за стола. – Никто тебя не накажет, Раймонд. Все всё понимают.

Раймонд упер руки в бока, пытаясь всеми силами скрыть накатившую на него волну паники.

Рейтинг@Mail.ru