Влюбиться в демона. Неприятности в академии

Наталья Мамлеева
Влюбиться в демона. Неприятности в академии

Глава 1

Раскинувшийся сад утопал в сумерках – в Подземном царстве была ночь круглый год. Но я находила в этом свою красоту: в Сумеречных долинах белые листья слегка светились, словно отражали свет Земной луны, и я могла наблюдать за ними часами.

Я потянулась рукой к одному из листьев, когда сзади меня раздался голос моей личной служанки:

– Тисса Льерита, вас зовёт матушка.

Я едва поморщилась. Ничего хорошего ждать не следует, если меня зовёт «матушка». Эта женщина редко говорит добрые слова, а все ее приказы для меня сводятся к очередной неприятности.

– Да, уже иду, – отозвалась я и направилась вслед за Вирой.

Вира, моя личная служанка, была человеком, специально приставленым ко мне, хотя остальные слуги дворца – бесы. Мы с ней не были подругами, что неудивительно – ее так часто наказывали по моей вине, причем за сущие пустяки, что странно, как она не сбежала. Я бы сбежала. Я все еще не теряю надежды, к тому же до дня моего совершеннолетия рукой подать!

– Ты не знаешь, что хочет сказать мне тисса Мальяна?

– Вы же знаете, что она не посвящает никого в свои дела, лишь отдает приказы, – старательно пряча взгляд, пролепетала Вира.

Слабоосвещенными коридорами я добралась до покоев жены главы клана. Тисса Мальяна ожидала меня в своем будуаре. Две женщины-беса стояли у стены, склонив головы, а моя единокровная сестра Риала застыла за спиной матери. Она выглядела виновато. Неужели вновь свалила на меня вину за какой-то свой проступок?

– Льерита, дорогая, – сладко начала «матушка», встав с пуфа и выпрямившись во весь свой могучий рост. – У меня для тебя прекрасные новости!

Я напряглась. Прекрасные новости моей «матушки» редко бывают таковыми для меня. Точнее, вообще никогда. Так что задумала эта старая интриганка? Я не отводила от неё взгляда, ожидая услышать что угодно, но никак не это:

– Ты выходишь замуж!

Слова удивительным образом совпали с порывом ветра, открывшим окно. Две женщины-беса тут же поспешили его закрыть, поэтому мое замешательство осталось незамеченным, а его хватило, чтобы вновь взять эмоции под контроль.

– Конечно, ты не достойна своего жениха, по крайней мере наполовину, – продолжила женщина и обошла меня по кругу. – На свою худшую половину, разумеется. Так что ты должна быть благодарна нам.

– Могу я узнать, кто же мой жених? – осипшим голосом спросила я, и мать усмехнулась.

– Наследник Сумеречных долин.

Я подняла на неё изумленный взгляд. О том, что наша семья давным-давно заключила союз с каганом Сумеречных долин, на тот момент еще занимавшим пост Вельзевула, я знала давно. Его наследника, Вийона Розенталя, прочили в женихи моей единокровной сестре… так как оказалось, что теперь её место должна занять я?

Именно это я и озвучила вслух:

– Но разве он не жених Риалы?

Мачеха повела бровью и слегка поморщилась, будто вопрос был ей крайне неприятен. Признаю, подобные разговоры были не в чести в этой семье, да и вообще упоминание имени Вийона Розенталя, единственного демона-альбиноса, не приветствовалось, но разве я сейчас не могу побороться за свои права?

«Как будто у меня когда-нибудь были эти самые права!» – мысленно подумала я, а вслух сказала следующее:

– Смилуйтесь, матушка.

Женщина даже не удостоила меня взгляда. Я застыла. Мои глаза умоляли, как не умоляли никогда. Я всегда была строптивицей, но сейчас готова стерпеть унижение, лишь бы не выходить замуж за демона! Нет-нет-нет! Я семнадцать лет прожила среди демонов, которые презирали и ненавидели меня, и надеялась вскоре покинуть это негостеприимное место, отправившись в Средний мир, к людям. Ведь на них я похожа больше, чем на демонов.

Да и что скажет будущий муж-демон, как сильно возненавидит меня, узнав, что ему подсунули «бракованную»? Мой род хочет совершить подмену, но вся тяжесть этого поступка ляжет на меня.

– Ты смеешь о чем-то просить, полукровка? – спросила женщина, и я отвела взгляд.

Полукровка, да. Отец не сдержался и переспал с людской магичкой накануне свадьбы, а результатом стала я. Родная мать, когда узнала, что отец женился на другой и уходить от молодой жены не собирался, не просто не провела ритуал, чтобы дать мне принадлежность либо к расе людей, либо к демонам, она еще и подбросила меня в дом моего отца. Лучше бы оставила в приюте, я была бы благодарна!

– Клянусь, что больше ни о чем не попрошу, – взмолилась я, но женщина оборвала мои слова жестом руки.

Я заткнулась мгновенно. Её воля была сильнее моей, и я буквально не могла произнести ни слова, лишь молча глотала воздух. Благо не слезы. На это силы хватило.

– Твой брак – дело решенное. Глава клана дал свое одобрение. Теперь ступай и собери вещи. Завтра за тобой прибудет жених.

На негнущихся ногах я развернулась и направилась в свои комнаты. Вира, которая ждала меня в коридоре, поспешила за мной. Я была отчасти демоном, а оттого импульсивной и порой жестокой. Мне и сейчас хотелось развернуться и накричать на Виру – хотя бы за то, что сообщила мне дурную весть. Чем дольше бы я не знала о своем замужестве, тем дольше оставалась бы в счастливом неведении.

– Оставь меня, – прошептала я у дверей своих покоев, совладав с бурей в душе. – Я хочу побыть в одиночестве.

– Вам что-нибудь принести, тисса?

– Просто скройся с глаз моих, – пробормотала я и вошла в покои.

Только закрыв резную дверь, я прислонилась к ней спиной и оглядела комнату, визуально разделенную на две части – гостиную и спальню. Обилие невесомой ткани, цветочный орнамент и яркие цвета были ключевыми особенностями интерьеров Подземного царства. Я выросла в этой обстановке, в этом комфорте, который всегда меня душил. Так неужели я не готова от него отказаться?

Сомнений не было. Была непоколебимая решимость. Я бросилась к своему шкафу, вытащила оттуда чемоданы и начала складывать свои многочисленные пожитки – как придется, пусть мнутся, я все равно не собиралась все это брать с собой. Оттолкнув их от себя и заодно выместив злость, я достала сумку – красивую, узор на которой был вышит бисером. Я купила её на ярмарке, которые так любила посещать. Это одно из немногих развлечений в Подземном царстве. Демоны нижнего джуза[1] отличаются куда большей простотой, чем старшего.

Вывернув сумку наизнанку, спрятав всю красоту, я начала складывать в неё более скромные наряды, в которых и выбиралась на ярмарки. Отец порой выдавал мне деньги, поэтому увесистый кошель со звонкими монетами так же полетел в сумку, как и переговорный артефакт, внешне похожий на карманное зеркальце с крышкой. Хотела прихватить с собой и украшения, но одумалась: по ним меня легко будет выследить, а я не знаю, какие из них относятся к разряду артефактов.

Недолго думая, переоделась в удобные шаровары и темно-фиолетовую тунику, подпоясанную тканевым кушаком. Закутавшись в темный плащ, я направилась к выходу. У дверей застыла и призадумалась. Остановят ли мне? Думаю, нет. «Матушка» явно не ожидает от меня побега, так чего я боюсь? Сейчас или никогда!

Выбежала в коридор и прошмыгнула к черному ходу. К счастью, во мне все же текла кровь моего отца, Главы клана Ходящих в сумерках на землях Сумеречных долин, поэтому и черный ход легко открылся мне. Последний раз оглянувшись на коридоры дворца, я скрылась в темноте.

Факелы на лестнице зажигались при моем приближении. Я заметно торопилась, поэтому пару раз чуть не покатилась кубарем. Чудом удавалось восстановить равновесие! Меня подгонял страх. Страх, что меня найдут и накажут. «Матушка» любила наказывать, а отец не вмешивался. Он считал, что она в своем праве из-за его измены. Но ведь в этом виноват он, а не я!

Смешанные браки были не редкостью. Всевышние, демоны и люди свободно женились, вот только над будущим чадом проводили ритуал еще в утробе матери, чтобы присвоить ему расовые черты одного из родителей. Но я была выродком – у меня не было второй ипостаси, зато была гнетущая аура, присущая демонам, а не людям. Казалось бы, мелочь, но мои глаза синего цвета и рыжие волосы вкупе с демонической аурой замечают все демоны и отводят взор, как от второго сорта. В этом мы, пожалуй, были похожи с Вийоном: оба при рождении получили не то, чего хотели.

Вийон Розенталь

– Проходи, мальчик мой, – сказал отец, едва Вийон пересек порог его кабинета.

Бывший Вельзевул, ныне каган Сумеречных долин, сдал позиции за последние годы. Он постарел, осунулся и вот-вот готов был уйти на покой. Прошло уже двенадцать лет, когда титул Вельзевула перешел кагану Бескрайних морей, Дэну Диалтону, и отец Вийона смог спокойно вздохнуть. Но именно это спокойствие его и губит. Некогда сильный властитель теперь не выдержит даже простой дуэли Смерти.

– Что-то хотел, отец?

– Нам давно следует поговорить, – начал правитель и, положив старый томик стихов обратно в шкаф, сел в широкое кресло.

Вийон внимательно посмотрел на него, ожидая начала разговора, но отец глядел на него с улыбкой и не спешил начинать беседу. Редко кто смотрел на демона с такой же теплотой. Вийон не слишком пользовался популярностью у старшего джуза, ведь они считали его выродком – альбиносом, который не способен занять место нынешнего правителя. Ведь он будто пятно, недостойное высших слоев общества. Только вот беда – все они боялись открыто бросить ему вызов, поэтому предпочитали строить козни.

 

– Я весь внимание, отец, – подтолкнул его Вийон, расслабившись и закинув ногу на ногу. – Признаться, я готов к любому твоему поручению, хоть жить в Земном царстве – последнее время дворец стал на меня давить, хочется немного свободы.

Существовало три великих царства – Поднебесье, Подземный и Средний миры. Насчет Среднего мира вопросов не возникает, там жили люди с их примитивной магией и лишь отголосками того могущества, что было сосредоточено в руках всевышних и демонов. Всевышние те еще занозы в заднице, пытаются казаться праведниками, но на самом деле идеалисты, которые ради своих приоритетов и желаний готовы разрушить мир до основания. Демоны же были в этом плане проще. Они искали наслаждение в простых вещах, например, в плотских утехах. Особыми мастерами были суккубы и инкубы, а воителям, как Вийон, оставалось испытывать лишь десятую долю тех наслаждений, что доступна более удачливым собратьям. Иногда Вийон жалел, что родился не инкубом.

Земли демонов разделены на девять каганатов, в каждом из которых есть свой суверен. Верховный каган носит звание Вельзевула, ныне это Дэн Диалтон, каган Бескрайних морей. Вельзевул выбирается каждую сотню лет на съезде каганов, и ему вручается ярлык на великое правление. У всевышних похожая система с аэраби, только вот верховный правитель у них не выбирается. Главным всегда был правитель первого аэраби. А еще они демонов называют дикарями! Как бы не так! В Подземном царстве хотя бы есть свобода выбора…

Кстати, о ней.

– Свободы, говоришь, – повторил каган и поджал губы. – Тебе уже сотня лет, а ты говоришь о свободе?

– Мне напомнить, что ты женился, когда тебе стукнуло почти четыреста? – с усмешкой спросил Вийон, и отец поморщился.

– Оставим мою историю. Чем она обернулась? У меня есть три старших сына-бастарда, совершенно бесполезных для правления, и один сильный наследник, которого не слишком-то принимает народ.

– Заметь, только старшие джузы, – ответил Вийон с привычной иронией. – Средние и младшие джузы во мне души ни чают!

– Женщины, – поморщился отец. – Ты слишком много внимания уделяешь женщинам. Почему бы тебе не остепениться, как это сделали твои друзья? Насколько мне известно, и Дэн Диалтон, и Раал Орденаталь вполне счастливы в своих браках.

– Даже слишком счастливы, – заметил Вийон и поднял руки вверх. – Если я стану таким же счастливым, пусти в меня некрошар! Это же скука!

Отец усмехнулся, а затем передал сыну «арт»[2] с открытым магоснимком. На нем была изображена красивая девушка, даже слишком. Утонченные черты лица, надменный взгляд. С такой было бы интересно поиграть. Оценив её внешность, Вийон отдал «арт» обратно отцу.

– Понравилась?

– Красивых девушек много, – философски заметил демон, получив одобрительную улыбку от отца, и ехидно добавил: – Но главное ведь умения, правда?

– Вийон! Ты невыносим, – откликнулся отец и вздохнул. – Это Риала Кардеваль, дочка того самого Кардеваля.

– Мятежника, – заключил Вийон.

– Не мятежника, – отец вновь поморщился. – Скорее, демона, которого следует держать поближе, чтобы следить за его планами. Ты знаешь, его семья нас недолюбливает, род настолько же богатый и древний, как и наш, поэтому когда-то давно я изловчился и подгадал момент, чтобы заключить с Главой помолвку между нашими наследниками. К счастью, у него родилась дочь…

– Какое счастье! – воскликнул Вийон. – А не то ты бы меня и на мужчине женил ради спокойствия в каганате.

– Не ерничай, Вийон, – вставил отец, наградив сына грозным взглядом. – Завтра ты отправишься во дворец Главы клана Ходящих в сумерках и привезешь оттуда невесту.

– Мое мнение не учитывается?

– Это нужно для спокойствия в каганате.

– Интересно, а насколько невеста в восторге от этого договора? Я так понимаю, что на теплый прием рассчитывать не приходится?

– В его дворце о теплом приеме можешь забыть, но невесту ты привезти обязан.

Встав, Вийон поклонился отцу и вышел из его кабинета. Нужно выпить. Недолго думая, наследник отправил приглашение Раалу Орденаталю, кагану Багровых степей. Быть может, он захватит с собой пару бутылочек лионса[3]?

Глава 2

Льерита Кардеваль

Дворец я покинула без эксцессов. Натянула капюшон пониже, чтобы меня однозначно никто не узнал, и перебежками отправилась к главной площади. Сумеречные долины никогда не спали, здесь было круглосуточное движение и торговля. Какие-то лавки открывались, какие-то закрывались, но в целом город не спал.

Ну как город… городок Ходящих в сумерках, управляемый Главой, моим отцом, был небольшим. Он, городок то есть, а не Глава, находился на границе с каганатом Порывистого ветра, поэтому здесь часто можно было встретить чужаков. В пограничных селениях особенно страшно: украдут, и потом ищи светлого в темной обители – бесполезное это дело. Поэтому я была крайне осторожна, пока пробиралась по этим улочкам – выгляжу я как человек, даже второй ипостаси не имею, поэтому следует быть вдвойне осторожной.

До площади мне удалось добраться целой и невредимой. Видимо, удача на моей стороне. Я огляделась в поисках подходящего экипажа. Возницы во вторых угрожающих ипостасях стояли возле карет, плывущих прямо над землей с помощью темной материи, клубящейся черным дымом. Демоны были огромными, в широких шароварах, с кожными наростами на руках, спине и даже лице, с изогнутыми рогами и черными глазами, смотреть в которые страшно даже мне – полукровке.

Вдохнув воздуха, я все же сделала уверенный шаг вперед и подошла к одному из возниц. Демон из младшего джуза опустил голову вниз и смерил меня задумчивым взглядом. Надо же, когда стоишь рядом, они кажутся и не такими страшными – моя аура более подавляющая, поэтому при желании я даже смогу сломить его волю. Смогу в качестве обороны, естественно.

– Куда? – гаркнул он.

Плащ отлично скрывал мою внешность, а подавляющая черная аура, доставшаяся мне от отца, делала свое дело, поэтому он даже не заподозрил во мне полукровку. Да и как бы он заподозрил, когда полукровок просто-напросто не существует? Родители, если они относятся к разным расам, всегда проводят ритуал, чтобы причислить будущее дитя к расе одного из родителей, будь то демон, всевышний или человек. Но я стала роковой ошибкой для своей матери, а поэтому и невозможным феноменом – полукровкой, не человеком, не демоном, а так, смеском. Живым доказательством нелюбви со стороны своих родителей. Ведь насколько я была нежеланна, если они не провели необходимый ритуал?

– В столицу, – ответила я. – К Призрачной академии подбросишь?

– К Призрачно-ой? – протянул мужик и хмыкнул. – Могу, канешн! Туда сейчас все едут, поступление же. Хотя ты припозднилась. Отбор-то скоро закроют!

– Но мы же успеем? – с нажимом спросила я.

– Смотря сколько заплатишь, – осклабился демон, и я отсыпала ему заранее приготовленные монеты. Пересчитав, возница добавил: – Домчим к началу краота!

В сумеречных долинах не было утра или вечера, как в Среднем мире, да и сутки здесь длились дольше, пусть и ненамного. Первая треть дня называлась асфодень, вторая – найродень, третья – краот. Считалось, что асфодень мы должны проводить за работой, найродень – с семьей, друзьями или коллегами, а вот краот посвящать себе – сну, самопознанию, боевым искусствам и всему, чему пожелается. Сейчас заканчивался асфодень, поэтому ехать нам… несколько часов, я полагаю. Кивнув, я залезла в карету и откинулась на мягкое сиденье. Призрачная академия находилась в самом сердце Сумеречных долин – в столице Алзмоте. Решив, что путь долгий, а мне необходимо выспаться, я прикрыла глаза и погрузилась в блаженный сон.

Проснулась я незадолго до приезда. Города Подземного царства отличались от Земных – никто не ограждался крепостной стеной, просто в один момент сельские равнины сменялись двух-трехэтажными домами, а между улицами пролегали пешеходные мостовые. Карета парила над камнями, я осторожно выглядывала из окошка, но капюшон не снимала, надвинув его на глаза. Наконец карета остановилась перед кованым забором. Я открыла дверь, выпрыгнула на мостовую и перекинула сумку через плечо.

За забором высилось красное трехэтажное здание академии. С виду небольшое, но внутри… Как я слышала, там множество переходов, ходячие лестницы и двери-ловушки, в которых можно легко заплутать. Призрачная академия не зря получила свое название. Лишь половина студентов, поступивших сюда, оканчивали её, большинство отсеивались еще во время обучения, но была и та часть, которая просто терялась в стенах. Я слышала от служанок, что иногда здесь находили скелеты, но чаще не находили ничего. Студенты просто исчезали.

Но Призрачная академия мое единственное спасение. Она предоставит мне укрытие на все время обучения – даже брачные договоры или уверенные доводы родителей ничего не будут значить до самого окончания академии или отчисления. Тут уж как повезет, но какое-то время у меня все равно будет в запасе. А там, глядишь, Вийон Розенталь откажется столько ждать и мачехе придется выдать замуж свою родную дочь.

– Ну и очередь тут! – присвистнул возница и добавил: – А я ведь тебя раньше доставил, мчал, как мог! – Поняв, что лишние монеты за быстроту ему не светят, он продолжил уже между прочим: – Уверена, что тебе оно нужно? Я б лучше пошел в какой-нибудь трактир. В «Пасти яррота[4]» была? Нет? Э-эх, многое упускаешь! Знаешь, какие там суккубы работают? До сих пор с дрожью вспоминаю одну…

– Спасибо, – оборвала его я, дабы не услышать чего лишнего, и уверенно пошла вдоль забора.

Очередь действительно была немаленькая – множество карет выстроились на мостовой до самых ворот, а уж у ворот творилось и вовсе удивительное: студенты окружили их и пытались пройти внутрь, но демон-охранник во всей своей мощи преграждал им путь. Я встала позади толпы и приподнялась на цыпочках, попытавшись хоть что-то увидеть за широкими спинами демонов – многие из них предпочитали ходить во вторых ужасающих ипостасях, а они намного крупнее человеческого тела. Раза в полтора-два. И чего тут ловить такой малявке, как я?

Неожиданно чьи-то руки легли мне на талию и вздёрнули мое тело вверх. Я даже пискнуть не успела, лишь испуганно положила руки поверх массивных ладоней. Демон, а это был без сомнения он, приподнял меня и усадил на плечо. Надо же, как мило с его стороны приподнять меня! Я едва удержалась и схватилась за рог неожиданного помощника. Посмотрев вниз, встретилась взглядом с демоном, чьи губы были изогнуты в усмешке.

– Спасибо, – мягко поблагодарила я, и демон кивнул.

– Даррон, к твоим услугам, – пробасил он.

– Рита, – ответила я, сократив свое имя, и взглянула на территорию академии, которая теперь была для меня словно на ладони. – А почему нас не пускают?

– Подводят итоги прошлого отбора. Смотри, за забором видишь демонов в саду?

Там и правда разместилась приличная группа, не меньше, чем сейчас стояла за забором. Я вытянула шею, хотя с такой высоты все было прекрасно видно. Даррон даже среди демонов отличался могучим ростом.

– Они ждут оглашения результатов? – догадалась я.

– Да, малышка, – утвердительно кивнул он, из-за чего его рог дернулся, и мне пришлось вцепиться второй рукой за шип на плече демона. – Отбор проводится каждые четыре часа, после чего подводятся итоги и вывешиваются списки.

– И каков процент зачисленных?

– Ты уверена, что хочешь это услышать? – с усмешкой спросил Даррон.

Пожалуй, нет. Только нервничать больше стану, а у меня и так шансы на поступление ой какие крохотные. Поэтому желательно прощупать почву, ведь о Призрачной академии я знаю катастрофически мало!

– Какие же критерии отбора, раз столько демонов уходят ни с чем?

 

– Да кто ж их знает? – пожал плечами демон, а я вновь покрепче вцепилась в рог и шип. – Я первый раз иду поступать. Говорят, что там смотрят на причину поступления, взвешивают её с шансами окончить академию, а потом добавляют личные характеристики – готов ли ты к обучению или нет. Слышал, некоторые демоны поступали только с пятидесятого раза, когда достигли точки отчаяния. Это ведь лучшая академия во всем Подземном царстве, сюда съезжаются со всех каганатов.

– Удивительно, – прошептала я и другими глазами посмотрела на академию.

Смогу ли я сюда поступить или лишь тешу себя глупой надеждой? Быть может, надо бежать подальше? В другие каганаты или вовсе в Средний мир или Поднебесье? Но вместо этого я лишь приблизилась к дворцу своего суженого.

Я бросила взгляд в сторону – там, дальше по мощеной дороге, была главная площадь, а на ней и дворец кагана. Какова будет вероятность встретить наследника в столице? Мне хотелось верить, что нулевая.

– Неужели здесь совсем не смотрят на уровень темной магии? – уточнила я, и демон усмехнулся.

У меня была огромная надежда на мой уровень! Пусть я не обученный, но потенциально сильный маг! В конце концов, я дочь своего отца, одного из сильнейших демонов Подземного царства.

– Нет, не смотрят. Они обучают любого демона, обладающего достаточно сильным желанием…

Даррон будто запнулся. Я приподняла брови и продолжила за него с вопросительной интонацией:

– Обучаться?

– Нет, – осклабившись, будто такого вопроса и ждал, ответил демон. – Просто желанием. Любым достойным желанием остаться в этой академии.

– Занятно-о. Но как же они определяют уровень желания?

– Говорят, там сидит всевышний, а всех поступающих на миг просят ослабить силу воли.

Я непроизвольно поморщилась, и Даррон заметил мои искривленные губы и усмехнулся. Дело в том, что всевышние действительно чувствуют желания окружающих, но у демонов есть от них защита – несгибаемая сила воли, которой они способны закрываться, словно щитом. Наши две расы давно ведут негласную борьбу (а когда-то и открытые войны), но пока победителей среди нас нет. Есть сильнейшие у нас, есть и у них.

Слов у меня не было. Я смотрела на академию, гипнотизировала ворота взглядом и обдумывала слова Даррона. Вскоре демон пересадил меня на другое свое плечо, но отпускать не спешил, за что я была ему лишь благодарна. Время текло медленно, абитуриенты вокруг перешептывались. В один момент поступающие за забором дружно потекли к стене, на которой вывесили результаты. Я с жадностью ловила их эмоции, хоть и находилась на приличном расстоянии от них. Демоны были импульсивны и не скрывали своих эмоций, поэтому кто-то прыгал от счастья, кто-то пытался разбить кулаком стену. Последних Призрачная академия отшвыривала за забор в прямом смысле. Нам оставалось лишь следить за их полетами. В общем, осталось демонов пять, остальным же пришлось покинуть территорию. Мы расступились в стороны, выпуская тех, кому не повезло сегодня. Я ярко представила себя в этой толпе – такие же опущенные плечи, натянутый пониже капюшон и сумка, перекинутая через правое плечо. Повезет ли мне и пройду ли я отбор всевышнего?

Наконец наступил тот час, когда стрелки на главной башне пробили краот. Мускулистый демон-охранник с усмешкой отошел в сторону, открыв для нас массивные ворота. Я по-прежнему сидела на плече Даррона, когда он прошел внутрь. Спустил он меня лишь у двери академии. Это не были распашные двухстворчатые двери, нет. Это была одна массивная дверь с тяжелой ручкой. Абитуриенты переглядывались, пока один из них не решился постучать. Секунды две ничего не происходило, а потом дверь со скрипом отворилась. Демоны, кучкуясь, прошли внутрь и застыли в холле. На стенах начали зажигаться светильники, пока не осветили весь холл и заинтересованных нас.

Всего три этажа. И множество двигающихся лестниц и различных дверей. Именно различных – деревянных, кованых, железных, даже шторы были! Лестницы бесконечно двигались, не задевая друг друга, и вставали у дверей, словно в ожидании кого-то. Но, если двери не открывались, они продолжали свое движение. Я переводила взгляд с каждой из них, пытаясь уловить, какая же откроется для нас.

Лестницы переставлялись, пока дверь на втором этаже не открылась. Лестница замерла, и по ней медленно спустился полноватый человек. Именно человек, а не демон. Он остановился у подножия и окинул нас цепким взглядом. На него смотрели со смесью удивления и пренебрежения. Но маг – а это, бесспорно, был он – будто не чувствовал давящей ауры демонов.

– Добро пожаловать, абитуриенты, – поприветствовал. – Меня зовут Альфэд Рамынски, я куратор всех первокурсников. Прошу вас, разделитесь на группы по пять поступающих.

Мужчина терпеливо дождался, пока все поделятся на группы. Некоторых оказалось больше пяти, других – меньше, поэтому все кучковались и перетасовывались. В нашей с Дарроном группе оказалась еще одна демоница, демон-воитель в ужасающей ипостаси и один инкуб. Последний призывно улыбался девушке, но та решительно отвергала его манящий взгляд.

– Даже не пытайся, – в итоге сказала она. – Я не та, кто будет тебе по зубам. Я не собираюсь отвлекаться на плотские утехи.

– Мы еще вернемся к этому разговору, – протянул инкуб, прикрыв глаза и любуясь девушкой.

– Первая группа, прошу следовать за мной, – объявил тисс Рамынски тем, кто стоял ближе всех к нему.

1Среди кланов существовало деление на три джуза: Старший, Средний и Младший. Разделение было по силе демона, которая передавалась поколениями, хотя бывали переходы из разных джузов вследствие рождения сильного или слабого наследника.
2«Арт» – сокращенно переговорный артефакт.
3Лионс – горячительный напиток.
4Яррот – здесь опасное хищное животное с вытянутым носом, непробиваемым мехом и хвостом с ядовитым наконечником.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru