Дети Великого Шторма

Наталия Осояну
Дети Великого Шторма

– Ты ее слышал?~

Мастер-корабел покачал головой.

– Она… – Крейн зажмурился и втянул воздух сквозь стиснутые зубы.

– С ней сделали что-то ужасное. Она умерла по-настоящему. Не превратилась, а умерла, потому что… захотела умереть. Так не должно быть.~

Над палубой «Невесты» повисло тревожное молчание. Эрдан удрученно молчал. Он не услышал голоса черного фрегата, хотя почувствовал что-то странное – словно арбалетный болт просвистел у виска, пронеся смерть совсем близко.

Это было неправильно.

Это было абсурдно…

Фрегаты превращаются, меняют форму и суть; фрегаты погибают. Да и кархадона можно убить, хотя он отличается от прочих морских хищников необыкновенной хитростью. Отчего все происходит так, а не иначе – то ведомо лишь богам, которые предопределили все сущее. Фрегат приходит из моря, чтобы служить человеку, но потом возвращается обратно, откуда пришел, а ему на смену идут новые мальки. Крепнут связующие нити, новые навигаторы учатся управлять фрегатами – все повторяется раз за разом. А если кархадон нападет на фрегат, все решит честный поединок.

Но фрегат не может умереть так глупо и страшно – развалившись на части, словно сгнив заживо!

– Кристобаль, посмотри на корабль, который мы спасли, – проговорил Эрдан. – Узнаешь?

Магус перевел взгляд на обездвиженный фрегат, который уже начал подавать признаки жизни. Его матросы свистели, кричали, радостно махали руками, и лишь один человек сохранял неподвижность. Мгновение Крейн смотрел на все это с легким недоумением, а потом на его лице появилась кривая усмешка.

– А-а, старый друг… – сказал он негромко.

Фрегаты стали медленно сближаться, пока не соприкоснулись бортами. Капитан второго корабля махнул рукой, приглашая Крейна перейти к нему, на что магус лишь покачал головой и повторил его движение не хуже зеркала. Капитан рассмеялся и пригрозил Крейну пальцем, но все-таки перешел на «Невесту» сам.

В этом высоком и широкоплечем человеке чувствовалась сдерживаемая сила, держался он спокойно и с достоинством. Он смахивал на светлую копию Крейна. Те же ироничная ухмылка и хитрый прищур. Русые волосы выгорели на солнце и стали почти белыми. Седины в них не было видно, и потому его истинный возраст выдавала лишь сеть морщин у глаз. Когда капитан перестал улыбаться, его лицо сразу сделалось усталым и обеспокоенным.

«Да, много хлопот у его величества…»

– Рад снова увидеть тебя, старый упрямый пират! – сказал Лайра Арлини, король Окраины. – Рад, что ты цел и невредим!

А вот о самом Лайре нельзя было сказать того же: кисть правой руки короля покрывали бинты, и не составляло труда заметить, что от мизинца и безымянного пальца осталось по половине. Однако он выдержал крепкое рукопожатие магуса, даже не поморщившись.

– Я тоже рад… – ответил Крейн. – Что за гадость завелась в твоих водах, величество? И как ты умудрился подставиться под удар?

Эрдан тяжело вздохнул – опять началось! Много лет назад Крейн внешне казался старше Лайры, теперь же все наоборот. Но внутри оба остались мальчишками и все так же пробуют друг друга на прочность.

Лайра в долгу не остался – тотчас же поинтересовался, отчего сражение с черным фрегатом заняло у Крейна так много времени и почему он не придумал какую-нибудь хитрость, чтобы взять того на абордаж. Крейн уже открыл рот для ответной колкости – но вместо этого оба дружно расхохотались.

– Ладно, шутки в сторону, – улыбка Лайры погасла. – Что ты здесь делаешь?

Крейн кратко и быстро рассказал ему о случившемся в Кеттеке и о Камэ. Чуть помедлив, поведал и о том, что «Невеста ветра» направляется на юг в поисках сокровища, но ни словом не обмолвился о Звездочете и об «Утренней звезде», ограничившись, как и Эрдан в разговоре с Камэ, пространным упоминанием о «древней карте». Арлини слушал, ничем не выдавая удивления, а потом попросил разрешения взглянуть на эту карту.


Магус нахмурился, будто подыскивая причину для отказа, но подходящей не нашлось. Он пожал плечами, махнул рукой, и разговор они втроем продолжили в его каюте.

– Это невероятно! – пробормотал Лайра, склонившись над пожелтевшим листом. – Она и в самом деле очень старая…

– Лет двести-триста, наверное, – хмыкнул Крейн.

– Ты прекрасно понимаешь, о чем я, – сказал Лайра, не поднимая головы. – Это копия с гораздо более древнего оригинала. Я такого никогда не видел…

Лайра был известным собирателем карт. Не обладая совершенной памятью сестры, он все же испытывал необычайную любовь к изображенным на бумаге островам и порою платил за старые карты очень дорого.

– Хотел бы заполучить ее в свою коллекцию? – с иронией спросил Крейн.

– Да, как и тебя, – тотчас ответил Арлини, словно давно ждал этого вопроса. – Мое старое предложение остается в силе.

– Как и мой ответ.

– Тогда подождем следующего раза, – с улыбкой отозвался король Окраины. – Я все еще надеюсь, что ты когда-нибудь передумаешь и присоединишься к нам.

– Я никогда не стану твоим врагом, разве этого мало?

– Да! – В глазах Лайры появился жадный блеск. Он смотрел на Крейна так, словно тот сам превратился в редкую карту. Магус пожал плечами: дескать, ну как знаешь… – И все-таки я удивлен. Ты всегда был равнодушен к богатству, а тут вдруг – сокровище! Сдается мне, там спрятано что-то необычное.

На лице Крейна не дрогнул ни один мускул.

– Возможно. А быть может, и нет.

Лайра рассмеялся:

– Ты так и не научился врать, Кристобаль. Ну, хорошо… хоть расскажешь мне потом, что тебе удалось там обнаружить? – Крейн кивнул. – Вот и славно!

– Теперь твоя очередь, – сказал магус. – Ты не выглядел удивленным, услышав про Кеттеку. Почему?

Арлини вздохнул и поведал такое, от чего Эрдана пробрал озноб и даже Крейн удивленно нахмурился. Оказалось, что уже две недели к Лайре со всех концов Окраины поступают тревожные вести: таинственный черный фрегат появляется то здесь, то там. Пришлось нанести на карту все места, в которых он был замечен, чтобы понять: то ли черный корабль на самом деле не один, то ли он перемещается с невообразимой скоростью.

– Кстати, такое возможно? – прервался Лайра, обратившись к корабелу. – Может появиться фрегат быстроходнее «Невесты»?

Эрдан ответил:

– Нет, исключено. Ну… только если не намного.

– Их несколько, – уверенно заявил Крейн. – По крайней мере два мы видели.

– Допустим, – усмехнулся Лайра. – То же самое, что и с Кеттекой, случилось пять дней назад в другом городе… и точно так же не оказалось ни одного свидетеля, заслуживающего доверия. Со стороны все выглядит как взрыв звездного огня. Жители в панике, история с каждым днем обрастает все более невероятными подробностями – уже говорят, что черные корабли принадлежат самому Великому Шторму.

Крейн фыркнул, а потом вдруг посерьезнел:

– Эй, а ведь это нехорошо. Того и гляди начнут болтать, что капитан-император заручился божественной помощью.

– Не начнут, – Лайра улыбнулся. – Я обо всем позаботился.

Магус одобрительно кивнул.

– Вот, собственно, и все, – подытожил Лайра. – Мне не оставалось ничего другого, кроме как отправиться в море. И даже долго искать не пришлось, он сам нашел ~Луну~…– Тут он помрачнел, вспомнив, в каком прискорбном виде Крейн застал его фрегат. – С ветром этому мерзавцу сразу повезло, но стрелять он в меня не пытался. Если вообще мог, конечно.

– А мог ли? – тотчас же спросил Крейн. – Что ты об этом думаешь?

– Пока сам не увижу, ничего думать не буду, – ответил король. – Но все очень и очень странно… Зачем им понадобилась Камэ, раздери меня кракен? Украли, потом отпустили. Э-э… Кристобаль, ты не хотел бы подзадержаться в здешних водах? Сезон штормов, можно сказать, уже у порога – тебе что, так сильно хочется на дно? А в Кааме хорошо – не хуже, чем в Облачном городе…

«Хочет, чтобы мы помогли ему разобраться с черными кораблями», – понял Эрдан.

– Охотно верю, – сказал магус. – Вот на обратном пути и задержимся.

– На обратном пути… – Лайра скривился. – Месяца через три, и то – если тебе повезет. Эх, Кристобаль! Как тебе не стыдно – бросаешь старого друга в такое нелегкое время…

Он хмуро уставился на Крейна. Тот покачал головой.

– Ладно! – Арлини махнул рукой. – Воля твоя, заставлять не буду. Но, чует мое сердце, мы встретимся очень скоро – и тогда тебе понадобится моя помощь. Вот тогда и побеседуем!

Крейн пожал плечами, а Эрдан подумал: «Надо же, он ведь прав! Кристобаль сам говорил, что не знает, где расположена вторая часть компаса, и что необходимо просмотреть старые карты. Нам и в самом деле придется просить Лайру о помощи…»

Но магус, по всей видимости, не думал о таком далеком будущем.

Болтая о пустяках, они вышли из каюты. «Луна» уже полностью пришла в себя. Эрдан вспомнил, отчего Лайра назвал свой фрегат именно так: ночью его паруса еле заметно светились. Это превращало корабль в отличную мишень. Но все неудобства компенсировала крепкая связь между Лайрой и «Луной», да и в остальном фрегат был хорош. Мастер-корабел ощутил теплую дружественную ~волну~ – «Луна» его узнала и приветствовала на свой лад.

– …И я сказал, что этого не будет. – Лайра вдруг осекся, на его лице отразилось изумление. Когда Эрдан понял, на кого смотрит король, им овладело нехорошее предчувствие. – Кристобаль, а кто это?!

– Наша новая целительница, – ответил магус, нахмурившись.

Лайра не обратил внимания на гримасу друга и потребовал немедленно познакомить его с «этой милой девушкой». Крейн с явной неохотой подчинился. Против всех ожиданий Эрдана, Эсме ничуть не испугалась Лайры, о нраве которого ходила довольно-таки дурная слава, – она спокойно вложила узкую ладонь в его изувеченную руку. Последовал галантный поцелуй, после чего Арлини спросил:

– Милейшая, не хотите ли перейти на «Луну»? Я обещаю втрое против того, что вам платит Кристобаль.

 

«Когда брат о ней узнает, обязательно захочет отобрать, – вспомнил Эрдан слова Камэ. – Чистая правда…» Чутье не подвело Арлини, ему не понадобилась даже демонстрация способностей целительницы, чтобы попытаться ее переманить.

– Шутите, ваше величество? – Эсме растерянно улыбнулась.

– Ничуть. Впятеро.

– Нет!

– Разорить меня хотите? Хорошо, плачу в семь раз больше… – Лайра уставился на Эсме горящими глазами.

«С ума сойти!» – пробормотал магус еле слышно, но не сделал попытки вмешаться. Эрдану показалось, что в ожидании ответа целительницы он затаил дыхание.

– Нет, – уверенно ответила Эсме. – Я никуда не уйду. Но чувствую себя обязанной отблагодарить вас за предложение…

Лайра все еще удерживал ее руку и пристально смотрел в глаза, поэтому не успел никак отреагировать, когда ладонь целительницы охватило золотистое сияние. Это длилось всего мгновение, после чего она сказала:

– Вот. Сделать как раньше я не смогу, но… не будет так сильно болеть.

Король недоверчиво взглянул на свою кисть, шевельнул пальцами – и его лицо осветила внезапная радость, а Эрдан понял: вот теперь идея переманить целительницу к себе овладела им без остатка. Лайра тем временем снова перевел взгляд на Эсме и низко поклонился, чем сильно смутил девушку.

– Везучий сын кракена… – Это относилось уже к Крейну, который тщетно старался спрятать довольную улыбку. – Ничего, до нашей следующей встречи я что-нибудь придумаю.

– Заступница в помощь! – сказал магус и вдруг хлопнул себя по лбу. – Ох, забыл! Нынче ночью перед штормом мы видели отряд мерров, и…

– Я тоже их видел, – перебил Лайра, вновь делаясь очень серьезным. – Думаешь, я попросил бы тебя остаться только из-за каких-то черных фрегатов? Кстати, заметь – я прошу об этом в третий раз за день…

– Прости, друг. Ты справишься без меня.

– Ну да, понятное дело… – проворчал Арлини. – Хорошо. Счастливого пути, старый пират! И не забудь – ты обещал навестить меня, когда будешь возвращаться!

– Не забуду, – вздохнул Крейн. – Удачи, величество!

Фрегаты разошлись, и каждый пошел своей дорогой.

Крейн стоял на корме, замерев в глубокой задумчивости, а Эрдан, заметив неподдельный интерес во взгляде, которым Эсме следила за удаляющейся «Луной», сказал:

– Кстати, Камэ – его сестра.

– Да? – удивилась девушка. – Не очень-то они похожи…

– Если появится шанс узнать их обоих получше, ты убедишься, что первое впечатление обманчиво. Я могу поведать о них много интересного, если тебе интересно.

– Очень интересно, – с улыбкой сказала Эсме. – И нам ведь все равно нечего делать.

Эрдан начал свой рассказ и за следующие десять дней, на протяжении которых им обоим по-прежнему нечего было делать, успел поделиться с любознательной целительницей многими историями. Кроме, разумеется, двух самых интересных историй – своей собственной и Кристобаля Крейна.

* * *

Эрдан каждое утро начинал с осмотра средней мачты, убеждаясь, что растет она весьма быстро. Спалось ему плохо: для того чтобы воссоздать недостающую часть тела, «Невесте» нужно было усиленно питаться – и она ~пела~, призывая корм, а ночью это слышалось особенно отчетливо. Мелкая и крупная рыба косяками шла в пасть фрегата, не сопротивляясь, и кораблю оставалось только переварить добычу. «Невеста» намеревалась съесть не больше, чем нужно, но аппетит у нее был отменный. Поэтому в своих снах Эрдан то превращался в рыбу и тупо плыл в бездонную тьму огромной пасти, то сам становился фрегатом и поглощал несчастных рыб сотнями.

~~~

Зато им не приходилось заботиться о пропитании: оглушенную ~песней~ фрегата рыбу можно было ловить в любых количествах. Велин даже мрачно пошутил, что, будь у нее руки, она сама бы себя потрошила и добровольно укладывалась на сковороду. Дня через три целитель и Унаги начали изнывать от безделья и придумали себе занятие – осматривать пещеры вдоль берега в надежде найти там «что-нибудь интересное».

Эрдану было не до них.

Он с тревогой наблюдал за Кристобалем, который то лежал без движения, уставившись перед собой пустым взглядом, то бредил. Корабел старался не слушать, но все равно узнал во всех подробностях историю о том, как десять лет назад последнему из рода Фейра удалось спастись. Она надолго лишила его сна.

И еще он никак не мог забыть того, что случилось совсем недавно.


…Магусу хватило одного удара, чтобы обрубить остатки мачты. «Невеста» издала глухой рык, а сам он упал навзничь. Тут Эрдан вспомнил кое-что и похолодел.

– Веревки, быстро! – заорал корабел. – Немедленно!

Наверное, на миг к нему вернулся командный голос, потому что Унаги тотчас сиганул в трюм. Веревками, которые он принес, Эрдан связал магусу руки за спиной и ноги, а оторванным от собственной рубашки рукавом кое-как завязал глаза. Велин и Унаги оторопело за ним наблюдали, а потом целитель спросил неестественно спокойным голосом:

– Что ты делаешь, а?

– Сейчас вы все поймете, – ответил Эрдан, у которого от страха тряслись поджилки. Как же он мог забыть? Магус ведь предупредил его, что есть особые правила. «Заступница, да мы сейчас куда ближе к смерти, чем ночью!»

Лежащая на палубе фигура вздрогнула. Казалось, Кристобаль пришел в себя, но Эрдан не двинулся с места и знаком приказал остальным не шевелиться. Магус несколько раз дернулся, проверяя на прочность веревки, потом изловчился и встал на колени. Его голова была низко опущена, взъерошенные волосы закрыли лицо – и поэтому, когда раздался смех, они не сразу поняли, что смеется именно он.

Тихо, хрипло и зловеще.

– Догадался все-таки, – послышался глухой голос, совсем не похожий на Кристобаля. Эрдан попятился. – Отпусти! Отпусти меня сейчас же!

Убедившись, что никто его не слушает, магус – или то, что им овладело, – снова принялся терзать путы, но они оказались достаточно крепки. Он зарычал, дернулся и упал; волны нестерпимого жара пошли во все стороны – а потом его тело окутало красноватое марево, в котором посверкивали искры.

– Веревка… – прошептал Унаги.

Эрдан покачал головой:

– Он не может пережечь веревку. Его одежда тоже не горит, видишь? Сейчас… скоро все закончится…

И в самом деле, все закончилось. Но до этого магус успел пообещать сделать с ними много разных вещей и самыми интересными способами – от этого перечня даже невозмутимый Унаги побледнел, а на Велина и вовсе смотреть было страшно. Эрдан терпеливо ждал – и дождался. В горле магуса что-то заклокотало, он захрипел, несколько раз дернулся и затих. Огненное облако постепенно растворилось; мастер-корабел смог приблизиться к своему ученику и освободить его от пут, не боясь при этом сгореть заживо.

Унаги и Велин помогли перенести бесчувственного Кристобаля в каюту, а потом уставились на Эрдана. И он понял, что отложить объяснение на потом не удастся.

– Пламенная сущность Феникса должна все время гореть, – сказал он, тщательно подбирая слова. – А Кристобалю приходится изображать обычного человека, загоняя первопламя в глубины души, – это все равно что зрячему человеку постоянно ходить с повязкой на глазах. Огонь накапливается и ждет подходящего случая, чтобы вырваться на волю.

– Я еще не видел его таким, – недоверчиво пробормотал Унаги. – А ведь мы знакомы много лет.

– В этом все дело, – ответил Эрдан. – Первопламя живое и умеет ждать, но даже его терпение не бесконечно. Он ведь и раньше мог поджечь что-нибудь в пылу гнева? Только не врите мне.

– Случалось, да… – сказал Велин.

Унаги кивнул.

– Боюсь, это только начало. – Эрдан присел рядом с магусом и положил ладонь ему на лоб – кожа была влажной от пота и холодной. Казалось, что юноша в глубоком обмороке. – Ему нельзя все время притворяться. Надо что-то придумать, как-то ему помочь.

Велин заупрямился:

– Все равно я не могу никак взять в толк, что произошло. Я многих магусов видел – да, они отличаются от людей снаружи и изнутри, но не до такой же степени! Он выглядел… одержимым. Безумным. Ты что-то от нас скрываешь, мастер.

«Да, – подумал Эрдан. – Потому что это не мой секрет».

Целитель все прочел по лицу и, сердито фыркнув, ушел. Унаги последовал за ним…


Вздрогнув, Эрдан проснулся – он и не заметил, как задремал. Стоило шевельнуть ногой – и ее тотчас пронзили тысячи иголочек. Корабел, не сдержавшись, помянул кракена – приближался очередной шторм.

– Будет буря, и очень сильная, – послышался хриплый шепот Кристобаля.

Эрдан поднял голову и невольно вздрогнул: такого выражения лица он еще ни разу не видел у молодого магуса. Кристобаль, исхудавший и заросший многодневной щетиной, смотрел на него с испугом, который тщетно пытался скрыть.

– Тебе бы стоило попросить Велина, вдруг…

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

– что-то можно сделать~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

~~~~~~~~~~~~~~~~~~ с твоим коленом~~~~~~

– Нет, – ответил Эрдан, стараясь говорить спокойно, хотя внутри у него все перевернулось от ужаса. – Многие пытались, но это следы… неудачного падения, которое случилось слишком давно. Как ты себя чувствуешь?

– бывало и получше~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

~~~~~~~~~ кракен бы побрал эту ~~ грозу ~~~~~~

Магус сел и зажмурился.

– голова кругом идет… ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

– Как ты догадался, что меня нужно связать?

– Не знаю, – неуклюже солгал Эрдан. Кристобаль хмыкнул.

«Мог бы и предупредить, что тебе не вынести такой сильной боли без последствий», – подумал мастер-корабел.

– Откуда мне было знать, что она окажется настолько… – тотчас же начал феникс и осекся.

Эрдан сокрушенно вздохнул: все, хватит притворяться, что ничего особенного не происходит.

– Я… слышу твои мысли. Что со мной такое, Эрдан?~~~

– Не знаю, Кристобаль. Я ни разу за всю свою жизнь ничего подобного не…

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~ЧТО со мной случилось?!~

Эрдан невольно подался назад и ощутил, как его захлестывает волна паники. А если Фейра сейчас опять превратится? Если вспыхнет всепожирающее пламя, которое не способен погасить даже бескрайний Океан? Он не хотел умирать, особенно так. Он хотел еще пожить – и разобраться в том чуде, которое по воле Светлой Эльги случилось у него на глазах, при его участии.

– Похоже, все действительно из-за грозы, – начал он и вынудил себя взглянуть Кристобалю прямо в глаза. «Смотри, смотри, старый идиот. Он доверился тебе. И что же ты с ним сделал? Превратил в чудовище…» – Точнее, из-за молнии. Она каким-то образом сплавила ваши с «Невестой ветра» чувства, а когда ты обрубил остаток мачты, все стало еще…

– Чувства, – повторил магус, и было заметно, что ему стоит немалых усилий говорить вслух. – Нет-нет, одним словом этого не передать. Дело не только в мыслях. Я смотрю на тебя, а вижу море и скалистый берег. И даже не берег, а остров целиком – мы у северной оконечности Рокэ, да? Да. Я рядом с ним – и над ним – и далеко от него, в тех морях, где успел побывать за последние несколько лет, во всех местах сразу.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~ У меня в голове~~~

– и компас, и карта, и еще~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

~~~~~~~~~~~~~~~ Шторм знает что. Я как будто~~~~

– стал одновременно рыбой и ~ ~ ~~~~~~~~~~~~~~~~

~~~~~~~~~~~~~~ птицей ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Он посмотрел на свои руки и горько рассмеялся.

– Что же теперь будет, Эрдан?

Мастер-корабел некоторое время медлил с ответом. Он знал, что нужно сказать, но не мог поверить в собственные слова – и это было ужасно, потому что Кристобаль без усилий читал его мысли. Почему, кстати? Они ведь даже не заключили ~договор~, он не стал частью команды «Невесты ветра». Как же… Нет-нет, об этом он подумает потом. Сейчас нужно было собраться и внушить тому, кто сделался не просто частью команды, но частью корабля, что в случившемся нет ничего страшного, что жизнь продолжается, что…

– Давай разберемся вместе. – У него защемило в груди от жалости при виде надежды, вспыхнувшей в разноцветных глазах Кристобаля; он почувствовал себя так, словно постарел лет на двадцать. – Ты по-прежнему феникс, последний из рода Фейра, тот, в чьем сердце живет древний огонь. И ты навигатор этого прекрасного фрегата с изумрудно-зелеными парусами, и у тебя есть друзья, которые всегда готовы в нужный момент… сунуть руки в пламя. И впереди по-прежнему Океан. Он твой. Теперь – в большей степени, чем раньше.

Магус медленно покачал головой:

– Ты не знаешь, о чем говоришь. Я вижу… я чувствую его безграничность. Там, в глубине, живут твари, по сравнению с которыми кракены, кархадоны и прочее – безобидные мальки. Там есть вещи… Я не смогу их объяснить, даже если потрачу сто лет на поиски нужных слов. И они… – Он вдруг побледнел.

 

– Они меня тоже заметили, Эрдан. Они знают, что я их вижу.~

Миг спустя мастер-корабел оказался под водой. Невидимое течение тянуло его вниз – туда, где клубилась тьма, за которой пряталось что-то живое – и не столько злобное, сколько немыслимо огромное и потому опасное. Существо без имени и без формы походило на ком влажной глины, из которой можно было вылепить что угодно, только вот лепили его не руки ваятеля – оно само перебирало всевозможные обличья с такой скоростью, что ни один глаз не смог бы их уловить, отличить одно от другого. Глубже, глубже. Эрдан не дышал, его сердце не билось, и все-таки он не умирал. Он падал навстречу участи, которая была страшнее смерти, пока между ним и неведомой тварью не возникла преграда – мерцающая сине-зеленая сеть, сотканная из… огня. Огонь светил, но не обжигал, и чем ближе подходила сеть, тем спокойнее становилось у Эрдана на душе. Он закрыл глаза, а потом открыл.

Он снова был в капитанской каюте.

«Мне ведь это… не померещилось?»

Кристобаль болезненно поморщился и пожал плечами, что могло означать и «да» и «нет». Выглядел он по-прежнему испуганным и жалким, однако что-то изменилось. Эрдан не мог объяснить, что именно, и все-таки чувствовал – как будто после долгого пути сквозь дождь и ветер оказался у очага, в котором постепенно разгоралось пламя. Он вдруг понял, что нужно сказать, – и поверил в сказанное еще до того, как слова прозвучали.

– Ты хотел стать хорошим навигатором, Кристобаль, и ты им стал. Не просто хорошим – единственным в своем роде.

На бледных губах молодого магуса мелькнуло подобие улыбки – такое зыбкое и мимолетное, что мастер-корабел мог его и не заметить, если бы моргнул в неподходящий момент. Но он заметил и сам чуть было не улыбнулся. Да, Шторм преподнес им обоим новое испытание – так ведь от Владыки глубин, Повелителя бурь, не стоило ждать чего-то другого! Они справятся. Этот храбрый мальчишка с огненным сердцем уж точно справится. А старая дряхлая развалина поможет чем сможет – и кто знает? Вдруг благодаря шальной молнии и впрямь появился навигатор, какого еще не видел свет?..

* * *

– Мерр прямо по курсу!

Эрдан вздрогнул от крика, неожиданно нарушившего тишину, открыл глаза и огляделся по сторонам. День выдался душный, сонный: измученные долгими штормами матросы засыпали на ходу, и даже Крейн вздремнул у себя в каюте – корабел почувствовал это по поведению «Невесты». Лишь трое не поддались чарам – ларим носился по палубе как угорелый, Эсме развлекалась, наблюдая за зверьком, а впередсмотрящий спать попросту не имел права.

– Мерр? – повторил корабельный мастер, подходя к фальшборту. – И где же он?

Тускло поблескивала вода, неспешно проплывало над горизонтом заблудившееся облако – и все. Ничего подозрительного Эрдан не заметил. Оставалось лишь предположить, что матрос все-таки уснул и мерр ему пригрезился.

– Я его видел, мастер! – Юноша оказался тут как тут. Он выглядел смущенным и расстроенным. – Ну, я видел… что-то. Какая-то темная штуковина, по размерам не меньше «Невесты», а то и побольше.

– Ну-ну…

Эрдан снова взглянул туда, где, предположительно, должен был оказаться «мерр», хотя не сомневался, что там ничего и никого нет.

Послышались знакомые шаги, и матрос испуганно вздрогнул при виде капитана. «Это же тот самый, который чуть было не опоздал к отплытию из Ямаоки! – вдруг вспомнил мастер-корабел – Как его… Грейдо? Гриди? Кракен меня побери, забыл». Парень почему-то очень разволновался в присутствии Крейна – казалось, он растворился бы в воздухе, если бы смог.

– Мерр, говоришь? – На горизонт магус даже не посмотрел – положил ладонь на планшир и застыл, закрыв глаза.

Эрдан тоже прислушался к ~ощущениям~ «Невесты», но между его восприятием и чувствами капитана лежала бездонная пропасть – ведь «Невеста» сама решала, что сообщить корабельному мастеру, а о чем смолчать. Зачастую она больше брала, чем отдавала. На мгновение ему показалось, что где-то рядом, но очень глубоко пронеслась тень, размерами и в самом деле превосходившая фрегат почти в два раза. Однако это случилось так быстро, что мастер решил: померещилось. К тому же «Невеста» ничем не проявила обеспокоенности.

Молчание капитана длилось очень долго, и матрос успел благополучно ретироваться. Эрдан наблюдал, как движутся глаза Крейна под опущенными веками. Неожиданно магус вздрогнул, и тотчас же его лицо сильно помрачнело.

– Мне это не нравится… – пробормотал феникс и, резко повернувшись к матросам, приказал: – Всем готовиться к атаке! Под нами кракен!

Команда бросилась выполнять приказ, а мастер-корабел с тревогой посмотрел на капитана:

– Кристобаль, под нами никого и ничего нет.

Было непривычно видеть Крейна сомневающимся. Магус снова протянул руку к планширу, но почти сразу отдернул ее. Нехотя он признался:

– Да, ты прав, но… я ощутил какую-то силу, не похожую на все, с чем нам приходилось сталкиваться раньше. Она меня тоже почувствовала – и сделалась невидимой. Как будто ее и не было…

– Эй, ты куда?! – раздался голос Эсме, и Крейн обернулся.

Целительница стояла у средней мачты удивленная и растерянная, а откуда-то сверху доносился стрекот Сокровища. Зверек раньше никогда не забирался так высоко, и уж подавно Эрдан не помнил, чтобы он когда-нибудь ослушался хозяйки. Странное поведение ларима встревожило его едва ли не больше, чем слова магуса.

– Час от часу не легче… – хмуро пробормотал Крейн. – Ну-ка, слезай оттуда…

Эрдан не успел даже моргнуть, как ларим шмякнулся прямо на руки Эсме.

– Идите-ка вы оба лучше по каютам, пока все не прояснится, – сказал капитан. – А то я за всеми уследить не сумею.

Эрдану оставалось лишь повиноваться. Он подошел к целительнице – ларим уже пришел в себя и тщетно рвался на волю – и проговорил, стараясь, чтобы голос звучал спокойно:

– Пойдем, нам нельзя здесь оставаться.

– Я услышала про кракена… – Эсме посмотрела на него с тревогой. – Это опасно?

– Нам уже случалось сталкиваться с этими тварями, – уклончиво ответил мастер-корабел. – Опасно, конечно. Но небезнадежно.

Она нахмурилась. Тем, кто вырос на суше, трудно поверить в возможность победить морское чудовище в его стихии, но взгляд целительницы выражал не только недоверие и страх – в нем было еще что-то.

– Эрдан… а какая из морских тварей самая опасная?

Он на миг застыл – и после этого она говорит, что не читает мысли? – а потом признался с неохотой:

– Безымянная.

– Почему? – удивилась Эсме.

– Потому что никто не выжил после встречи с нею и не придумал для нее имя, – мрачно сказал мастер-корабел.

Глаза целительницы широко раскрылись, но она не издала ни звука… и смотрела не на него, а куда-то в сторону.

Эрдан резко обернулся – и в тот же миг палуба под их ногами дрогнула, а «Невеста» издала глухой крик. Время словно замерло: матросы застыли, все звуки куда-то исчезли, даже ветер стих. По правому борту «Невесты» из воды поднялись три щупальца и, покачиваясь, словно наблюдали за тем, что происходит на фрегате. Хотя это были всего лишь слепые отростки, усеянные присосками, Эрдан чувствовал на себе взгляд – чужой, пристальный, хищный. Щупальца оказались намного толще и длиннее, чем у кракена, почти прозрачными: под обманчиво тонкой кожей светились какие-то нити, уходящие вглубь, к телу неведомой твари – размышляющей, наверное, о том, годится ли «Невеста» в пищу.

Спустя всего мгновение тварь решила: годится.

Над водой взметнулись еще три щупальца, потом – еще пять, а потом Эрдан перестал считать. «Все восемьдесят щупалец кракена», – говорили люди, но на самом-то деле их никогда не бывало больше десяти, а вот это чудовище, похоже, обладало полным набором. «Невеста» задрожала еще сильнее. Эрдан теперь чувствовал, что прямо под ними скрывается огромное тело, превосходящее фрегат не в два раза, а намного больше. Оно не имело постоянной формы – то растекалось широким и плоским блином, то сжималось опять, – и казалось, что тварь может принять и другой облик, став не кракеном, а чем-то пострашнее. Едва Эрдан успел об этом подумать, как ближайшее к нему щупальце отрастило зубастую пасть и…

«Заступница! Да у него есть глаза!..»

Красные глазки – штук семь, не меньше – злобно уставились на корабела и остолбеневшую от ужаса целительницу, но уже в следующий миг удар абордажной сабли разрубил тварь надвое. С этим ударом вернулись звуки – лязг оружия, крики, свист арбалетных болтов, – а Умберто с перекошенным от ярости и страха лицом заорал:

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95 
Рейтинг@Mail.ru