Я – твоя королева!

Настя Любимка
Я – твоя королева!

Ох, как же я плакала в первый раз, когда призрак, отправленный мной присматривать за Дереком, рассказал, как хороши сестры из Озерена! Леди Милана, младше меня на три года, и леди Виена, старше на пару лет. Обе пытались скомпрометировать Дерека, но ничего не вышло. Отчасти потому, что я заставила призраков пугать этих несносных девиц, отчасти потому, что и принц не горел желанием заводить подобные связи.

В итоге обе девушки отбыли вместе с посольством обратно в Озерен, и их дальнейшая судьба мне неизвестна. Если честно, думала, что одну из них точно увижу во время отбора, но ошиблась. Здесь была леди Инесс, средняя дочь графа Каварски, министра экономики Озерена.

– И это очень приятно. – Сваха опять улыбнулась и задала очередной вопрос, но я его уже не слушала.

И так понятно, что она собрала слухи обо всех королевствах и каждую девушку пыталась поставить в неловкое положение.

Мысленно вернулась в тот день, когда влюбилась в Дерека. Мы приехали в Анлесское королевство на празднование десятилетия наследника. Мне тогда едва исполнилось пять. Статус невесты был для меня чем-то эфемерным, малозначимым. Девочка-непоседа – такой я была. Непослушная принцесса, разговаривающая с мертвыми.

Перед балом мне удалось сбежать от няни. Конечно, не самостоятельно. Уже и не вспомню, чей призрак мне помог, его лицо, к сожалению, не сохранилось в памяти, но уверена, что это был один из почивших королей.

Мы вышли в парк с высокими деревьями и густой зеленью. По аллее гарцевал вороной конь. Пожалуй, именно в него сначала и влюбилось мое детское сердечко.

Жеребца пытались поймать конюхи, но он сбрасывал веревки, топтал слуг и не желал возвращаться в стойло.

Кудрявый черноволосый паренек появился будто из ниоткуда. Я пропустила этот момент, потому что мне было жаль «лошадку». Выскочив из кустов, я мчалась к ней, чтобы защитить от палок. Распаленный конюхами вороной бесился все сильнее, и, если бы не Дерек, я бы не просто получила копытом, а была бы безжалостно растоптана конем.

Страху я натерпелась, словами не передать. И уже не животное, себя стало жалко! Мое светлое платьице было порвано и изгваздано в грязи, лицо заревано и в соплях.

Дерек же, даром что десятилетний, не только угомонил коня, ухватив того за ноздри и опустив его голову к земле, но и протянул мне платок, заставляя высморкаться и утереть слезы. Потом снял рубашку и накинул на меня, прикрыв мое лицо от набежавших людей. Кроме наших семей так никто и не узнал, что за глупая малявка кинулась под ноги вороному.

А я влюбилась. И нянюшке рассказывала, как принц меня спас, как вел во дворец, еще и приговаривал, что я самая красивая девочка. Лгала, конечно, – отчитывал он меня, непутевую! Леди Гортензия все понимала, и ложь мою видела, и чувство, зарождающееся в сердце, разглядела.

А как я на бал бежала! Внимание принца привлекала, да только неинтересной малявкой для него была! Он общался со старшими, поглядывал на других девочек и улыбался не мне. А я плакала в подушку, криком кричала, что кругом все разлучники.

Вот тогда-то и получила самый первый совет от нянюшки: не показываться на глаза принцу лет пять, а то и больше. Запомнил он меня ревущей девчонкой, принцессой-крестьянкой, которая не умеет ни вести себя подобающе статусу, ни разговор поддержать. Зачем ему неумеха рядом, пусть и невеста? И пусть он муж будущий, а только станет искать утешения у фрейлин и фавориток, тех, кто заинтересует, привлечет внимание, обогреет красотой сердца и души, сумеет дать разумный совет.

Слушала я нянюшку, и с каждым словом пелена красная перед глазами появлялась. Звон в ушах раздавался, от злости сжимались кулачки. А она все говорила и говорила, но хорошо я запомнила последние слова. До сих пор помню: «Раз он самый лучший мальчик на всем свете, то и получить должен самую лучшую девочку».

Как разгневалась я, раскричалась, а потом, успокоившись, заявила, что стану для него самой лучшей девочкой. Именно тогда и началась совсем новая жизнь у принцессы.

– Леди Айрис, вы меня не слушаете? – сваха сладко щерилась, обращаясь ко мне.

– Вы только что говорили о представлении для их величеств, которое будет через три дня.

– Верно. – Леди Каталина недовольно поджала губы. – Но прежде чем состоится бал, вас ждет еще одно испытание. И его условия вы узнаете сегодня вечером.

Глава 3

Обед закончился мирно, больше не было язвительных и обманчиво добрых замечаний от свахи, а девушки следили за речью, чаще витая в своих мыслях, нежели желая поддержать беседу. Никому не нравилось ни поведение распорядительницы, ни ее постоянные недомолвки. Разве только Аделина выглядела слишком уверенной и спокойной на фоне остальных участниц.

Попрощавшись с леди Каталиной, мы отправились по комнатам. Девушки демонстративно не обращали на меня внимания, сами же между собой шушукались и даже зазывали друг друга в свои покои. Меня это пренебрежение только слегка кольнуло. Не сильно-то и хотелось! Плохо другое. Они сплачиваются, поддерживают друг друга, понятно, что до поры до времени, но выстоять одной против всех будет тяжелее, чем с поддержкой. С такими мыслями я вернулась к себе.

А в комнатах меня ждала Мирта с отличной новостью: доставили мой гардероб.

Я рассмотрела платья, что прислала матушка, и уже не удивлялась ни драгоценностям, ни косметическим средствам. Королевская семья решила в отрытую поддержать «опальную» кандидатку.

Когда Мирта наконец ушла, призвала нянюшку и несколько призраков, помогавших мне до этого приглядывать за Дереком. Не думали же они, что я перестану за ним следить? Понятно, что в кабинете у принца такая защита, что ни один призрак не просочится, но ведь не всегда важные разговоры обсуждаются только в личных покоях? Впрочем, даже крупица информации – уже огромная роскошь.

– Леди Айрис, прежде чем вы начнете их опрашивать, – кивок в сторону призрачных фигур, – я требую полного рассказа о том, что происходит и во что вы ввязались. И советую не юлить. – Леди Гортензия Тирна была непреклонна, глядела, сурово сдвинув брови.

Мне оставалось только поделиться своими горестями и печалью. Да, я приехала на отбор, чтобы доказать, что лучше меня Дереку не найти. К тому же мне необходимо знать, почему он так поступил, почему Дерека поддержал его величество.

Мы находились в спальне, и потому я не переживала, что нас могут подслушать. Расслабилась, выговорилась… Маму я любила, но с няней меня всегда связывала незримая нить, делающая нас необходимыми друг другу. Она могла меня отчитать, пожурить, наказать, но я всегда знала, что она меня любит как родную дочь. Любит всепоглощающе, до безумия, иначе не осталась бы ее душа подле меня, ушла бы за Грань для перерождения.

Я смотрела на молчаливую призрачную женщину, ожидая то ли приговора, то ли одобрения. Да только ответ последовал совсем не от того призрака.

– Вот, значит, как, – леди Файрина медленно выплыла из стены. – Ты слышал? Каковы нынче принцессы… а мы ей помогали, скрыли настоящую суть.

– Еще слово, и ты трижды пожалеешь, что не ушла за Грань.

Я впервые слышала, чтобы леди Гортензия кому-то угрожала. И опомниться не успела, как моя нянюшка оказалась возле Файрины и старичка, молча взиравшего на меня. А я не знала, что делать: то ли призвать свой дар и упокоить призраков, чтобы не выдали мой секрет, то ли довериться интуиции, что они не сулят неприятностей.

– Твои интриги, старый дракон? – Няня сурово смотрела на призрачного старика. – Айрис, это он увел тебя из дворца пятнадцать лет назад?

– Я не помню, нянюшка.

– По какому праву ты так обращаешься к…

– Файрина, замолчи! – потребовал призрак. – В смерти все едины.

Сложно поспорить, так и есть, хотя аристократы не меняют своих привычек и после оной. Вон как высокомерно держится Файрина. Хотя моя нянюшка при жизни тоже имела высокий статус. Но почему она говорит, что мужчина – старый дракон?!

– И все равно ваша зазноба вылетит сегодня же! – заявила Файрина. – Ритуал не скроет истину! Можете собирать чемоданы, принцесса! – И, гордо вздернув подбородок, отвернулась к стене.

– О каком ритуале речь? – отмерла я.

– Следующее испытание, – ехидно протянула призрачная леди. – Ты не скроешь свою суть!

Липкий холод пошел по спине. Речь точно не о зелье правды, развязывающем язык любому молчуну и шпиону.

– Ты заварил эту кашу, значит, и помогать тебе! – строго произнесла нянюшка.

– И помогу! Файрина, проследи за магами. Леди Айрис, никуда не уходите. Если придет служанка, отошлите ее прочь.

Старик дождался, пока напарница, высказав свое возмущение, исчезнет с наших глаз.

– А вы, моя прекрасная леди, пойдете со мной.

– Айрис, отзови соглядатаев, – потребовала нянюшка, кивнув в сторону безучастных призраков, которых я отправляла следить за Дереком.

И только после того, как я исполнила ее просьбу, она вложила призрачную ладонь в руку старика. Они испарились, оставив меня гадать, что же задумал этот интриган и что за испытание приготовила нам королевская семья.

Не находя себе места, шагала по комнате, пытаясь выстроить в цепочку все события. Что у нас получается?

Первое – отмена помолвки и объявление конкурса невест. Это самое главное и самое противоречивое действие венценосной семьи. Почему? Да просто, если бы им не подходила именно моя кандидатура, принц вполне мог объявить своей избранницей любую из девушек, одобренную родителями, а вместо этого пожелал провести отбор и устроил фарс для всех королевств. Словно мало девушек одного государства, а нужно найти одну-единственную на весь мир.

Второе – помимо странностей Дерека на первый план выступает сговор обитателей дворца. Иначе почему меня отправили в какую-то кладовку, не оговоренную заранее с устроителями испытания? Значит, есть девушка, которую советники или приближенные короля, а может, и принца, желают видеть будущей королевой. И это плохо. Потому как бороться с одним враждебным элементом еще можно, а когда таких «доброжелателей» набирается много, да со всех сторон, мне необходима не просто поддержка Лиерска и их величеств, а тяжелая артиллерия.

 

Увы, призраки, которыми я располагала, – не то средство. Вот если бы подчинить или склонить к сотрудничеству мертвых «жителей» дворца, мне было бы намного легче бороться с кознями.

Третье – старик, которого няня назвала драконом. Не понимаю его мотивов. Когда я была девочкой, он вывел меня в парк, где я увидела Дерека во всей красе. Мне, конечно, не хочется думать, что он поспособствовал моей влюбленности, однако не факт, что я не загорелась бы этим чувством во время бала. Призрак помогает мне, но как бы его помощь не стала для меня роковой ошибкой.

И самое главное: если нянюшка права, то старый лорд при жизни оборачивался в дракона! Я не могла в это поверить. Древняя легенда существует, но это же миф! К тому же мой отец дружен с его величеством еще с юности, думаю, уж он бы точно знал, что король Анлесска превращается в дракона!

В то же время и слова леди Гортензии игнорировать я не могу. Мертвые знают больше, видят самую суть, чувствуют и распознают ложь. Для них нет границ между столетиями, они берут информацию «из воздуха», картины прошлого для них как на ладони, и они могут поделиться сведениями о событиях, если посчитают нужным.

Мигрень настигла неожиданно. Вот он, итог волнений и тяжелых дум!

Обрадовавшись приходу Мирты, отправила ее к лекарю за каким-нибудь средством от головной боли. Та умчалась, пообещав быстро вернуться. И обещание сдержала, да только пришла с невеселыми новостями: до прохождения испытания девушкам запрещено что-либо принимать или есть.

– Но если вам очень плохо, постараюсь достать капли, – живо предложила она. – Я знаю, как они выглядят, могу отвлечь лекаря и выкрасть.

Во время монолога щеки горничной заливались густой краской. Я сделала вывод, что ей стыдно за то, что она говорит, и, возможно, за то, что предстоит сделать. По ее мнению, конечно.

– Мирта, ответь честно, ты ведь никогда раньше не занималась воровством, так почему сейчас решилась?

– Чтобы помочь вам, леди Айрис.

– Я всего лишь одна из претенденток. Не боишься, что из-за моего поручения останешься без работы во дворце?

– Я и так ее потеряю, – промямлила она.

– Объясни, пожалуйста.

– Таких, как я, наняли временно, – тихо произнесла Мирта, – если, конечно, вы не выиграете конкурс. В этом случае нас оставят во дворце и повысят до фрейлин.

– А сейчас ты не моя личная горничная?

– Ваша, но в то время, пока вам не нужна, обязана выполнять и другую работу, а не отдыхать.

– Значит, ты решила угождать мне во всем, лишь бы сохранить за собой место, а в будущем, если выгорит, занять более выгодное положение? Не боишься, что я потребую другую, менее склонную к авантюрам горничную?

– Не губите, леди Айрис! – девушка упала в ноги. – У меня матушка больна, отец уже стар, два младших брата, мне необходима эта работа. Прошу вас!

– Поднимись! – потребовала я. – Я не стану просить замену и клянусь, что и в случае проигрыша помогу тебе и твоей семье, а ты поклянешься мне в верности.

– Да, моя леди, я согласна!

Прежде чем отправить Мирту восвояси, взяла с нее клятву. Даже в том случае, если приказ поступит свыше, ей придется меня хотя бы предупредить. Заодно расспросила, где живут ее родные. Рассказ девушки произвел на меня неизгладимое впечатление. Обедневший род, старшая дочка прислуживает в доме герцога камеристкой, средняя стала горничной, а младшие братья не могут поступить в школу, потому как у родителей нет средств. Но они же аристократы! Обедневшие, нищие, в конце концов, но они не должны прислуживать!

Я вздохнула и потерла виски. Их отец нездоров и не может выполнять работу. Если бы глава рода и обратился за помощью к его величеству, все свелось бы к дарованию должности. А как может исполнять свои обязанности человек, который серьезно болен? Никак. Да и на иждивении королевской семьи не пробудешь. Даются пособия одноразово и, насколько я поняла, эти деньги давным-давно потрачены на маленький домик на самой окраине столицы, а старое поместье отдано за долги.

Я дала себе обещание, что непременно сделаю девушек фрейлинами, когда все закончится. А пока в ожидании нянюшки прилегла на подушки, желая унять пульсирующую боль. Может, кратковременный сон поможет?..

– Айрис, вставай, – строгий голос леди Гортензии ворвался в мою страну грез ураганом.

– Нянюшка, еще пять минуточек, – попросила я.

– Айрис, через полчаса начнется испытание!

Эти слова заставили меня подскочить, о чем я тут же пожалела – голова разболелась с новой силой.

– Ох…

Пока я привыкала к пульсации в висках, в спальне стояла тишина. Но стоило мне сфокусироваться на призраках, обомлела.

– Ваше высочество, – низко поклонилась мертвая кузина. – Рада быть вам полезной.

– Айрис? – выдохнула я. – Вы…

Слезы полились против воли, я так надеялась, что девушка ушла за Грань, а она, получается, осталась призраком. Как жаль!

– Все объяснения потом, – отрезала няня, – выслушай лорда дракона.

«Лорд дракон? Даже без имени?» – вскользь удивилась, но промолчала.

– Для того чтобы пройти следующее испытание, вам, ваше высочество, нужно уступить свое тело этой милой девушке.

– Вы шутите! Да я лучше признаюсь, что принцесса!

Нашли дурочку! Айрис, как и я, при жизни имела дар смерти! Да ей при желании не составит труда поработить мои тело и разум, а душу связать в узелок, засунуть в колбу и закупорить пробкой! Потому что в отличие от меня она училась управлять своей магией.

– Простите меня, дорогая сестра, за недоверие. Но будь вы на моем месте, вы бы, несомненно, отказались!

Губы девушки тронула улыбка, она кивнула, показывая, что разделяет мои страхи.

– Непременно, если бы мне не оставили залог, – вклинился призрачный старик.

– Залог?..

Сказать, что я о таком слышала впервые, не сказать ничего. Отец с детства втолковывал, что с мертвыми договариваться нельзя. Чего бы те ни сулили, ни обещали, чем бы ни клялись. Нельзя! Исключение – подчиненные призраки, да такие, как моя нянюшка.

– Вы становитесь медиумом на то время, пока проводится ритуал, впуская душу леди Айрис, а взамен…

– Я прошу принять мой дар, – закончила за него девушка.

– И в чем же заключается залог? Простите, но в моем понимании – кто-то должен что-то оставить, желательно ценное. После выполнения услуги забрать, а если договоренности не были исполнены, утратить. Ваше же предложение абсолютно не подходит. Вы хотите расстаться со своей магией, что странно, уж простите, но вы умерли!

– Маг, обладающий магией смерти и умерший неправильно, не может перейти за Грань, пока не передаст свой дар или пока не отомстит тем, кто его убил, – тихо промолвила Айрис. – Я не прошу о мести, я прошу дать мне шанс на новую, другую жизнь. Скорее всего, с иным даром и судьбой.

– И тем страннее, – парировала я. – Чтобы маг смерти не хотел отомстить тому, кто повинен в его гибели? Еще и неправильной? Нет уж, я не пущу в свое тело призрака!

– Тогда собирай вещи, принцесса, – жестко произнесла нянюшка. – Собирай и говори, что отказываешься от дальнейшего участия. Потому как опозорить свою страну я тебе не позволю!

– Няня?!

– А ты как думала? Узнают, что ты принцесса, и в ножки кинутся? – грозная леди надвигалась медленно, но страха нагнала такого, что я, не соображая, начала отползать на кровати. – Ты представляешь, какой скандал будет, узнай кто, что королевская семья была обманута ее высочеством Лиерска?!

– Не меньший, чем неблагородный поступок принца! – огрызнулась я и тут же прикусила язык.

– Ты обманула и своих подданных, Айрис! Каково им будет узнать, что их принцесса, которую они так рьяно защищают, сама пошла на поклон к мужчине, отказавшемуся от нее? Что у тебя гордости нет, я и так знаю, но то, что ты позволишь опозорить всю семью, не ожидала.

– Заметьте, леди Гортензия, принцессам это несвойственно, – мягко осадил няню лорд дракон, – вы замечательно воспитали ее высочество. Не ругайте девочку, она боится утратить себя, а это пострашнее всех кар, обещанных вами.

Мне вдруг стало стыдно. Я же приехала доказать всем, что принцесса Лиерска – лучшая девушка на всем свете. А пройдя уже немало, собираюсь поджать хвост и бежать сломя голову. Я же хочу выиграть конкурс, желаю узнать правду? Значит, должна бороться!

– Какой залог оставляет леди Айрис?

– Клятву, – будто нехотя признался старик.

– Клятву?! – думала, у меня истерика приключится, но сумела взять себя в руки.

– Она не сдержит своих слов, потому что мертва, а подчинять ее нет смысла, – выдохнула я. – Но… пусть дает свою клятву, у меня нет другого выбора.

В этот момент в дверь постучали, и я поспешила в гостиную. На пороге стояла сваха, и ее взгляд не сулил ничего хорошего.

– Леди Айрис, вы не слышали приказ об общем сборе? – недовольно спросила она. – Вы вынудили меня лично идти за вами!

– Прошу прощения, но мне никто ничего не передавал. Дайте минутку, я…

– Отлично выглядите, нет времени наводить красоту. Идемте.

Я пропала! Быстро надев туфельки, выскочила вслед за леди Каталиной. И куда подевалась Мирта?!

Глава 4

Стоя у стены ярко освещенного зала, щурилась от едкого света и дыма. Нет, это не пожар, это благовония щедро заполнили огромную комнату. Удивлялась, как еще глаза слезиться не начали от такого-то кошмара. Снова остро пожалела, что первой испытание проходит девушка, занимающая верхнюю строчку рейтинга, – леди Аделина уверенно и расслабленно взирала на нас из центра зала, пока вокруг нее расставляли свечи.

За нами зорко следили, не разрешили разговаривать и двигаться. Еще бы дышать запретили, бессовестные!

Когда в зал вошли маги в черных мантиях, мне стало по-настоящему плохо. От этих ничего не скрыть. Наверное, даже к лучшему, что со мной нет призраков и уж тем более внутри меня – маги смерти чуют их за версту.

Что ж, час моего позора практически пробил. Ничего не остается, как принять должное с гордо поднятой головой. И все же как неприятно! Этого бы никогда не случилось, если бы один принц не принимал решений за две семьи и два государства. Слишком яркий свет от множества люстр почти слепил, раздражая и распаляя меня еще больше. С трудом подавила в себе гнев, чтобы никто не заметил моих чувств. Каменное изваяние и то эмоциональнее.

Я внимательно наблюдала за кандидаткой и главным магом, специально не глядя в сторону людей в черных мантиях, послушно дыша отвратительным воздухом и не делая попытки сдвинуться с указанного свахой места. Чуть позже подошли маги в белых плащах – целители. В голову закралось нехорошее предчувствие. Ох и непростой ритуал предстоит!

– Леди Аделина, вы готовы? – раздался голос королевской свахи.

– Да, – уверенный ответ.

– Начинайте.

Одновременно зажглись все свечи, а свет в зале погас. Кто-то из невест вскрикнул, кто-то судорожно вдохнул и тут же закашлялся. Я не понимала слов заклинания, но отчетливо видела ритуальный нож в руках мага и большую чашу. Когда мужчина полоснул руку девушки и подставил сосуд, чтобы кровь стекала в него, я зажмурилась. Вот ведь изверги!

Невеста, стоявшая рядом со мной, с глухим стоном сползла на пол. Как бы ужасно это ни звучало, но леди стошнило прямо на платье. Я сделала небольшой шажок в сторону. И так нечем дышать, а тут еще это… Теперь понятно, почему нас просили не есть и не пить никакие зелья. Ворожить будут на крови, следовательно, никаких примесей в ней быть не должно.

– Леди Аделина, я задам вам несколько вопросов, на которые жду честных ответов, – предупредил маг.

– Конечно, лорд Зерус.

– Ваше полное имя – леди Аделина Алайна Итрейская?

– Да.

– Вам двадцать лет?

– Неполных, – моментально отчеканила девица, – через три дня исполнится двадцать.

– Вы любите его высочество Дерека?

– Да!

Она ответила так пылко, что я едва сдержалась, чтобы не фыркнуть. Что-то мне подсказывало, что леди больше любит власть, которую может дать положение королевы!

При каждом ответе девушки лорд Зерус смотрел на чашу с кровью. Если Аделина солжет, кровь должна потемнеть. Правда, это только мое предположение.

– Желаете ли вы зла королевской семье Анлесска и отдельным ее членам?

– Нет, – поспешно проговорила леди.

Жаль, я не видела лица мужчины, но случилась заминка, явно указывающая на то, что с чашей что-то не так. А затем Аделина вскрикнула. Я уже хотела рвануть к ним, но была остановлена одним из соглядатаев. Впрочем, и остальных тоже придерживали маги. Леди в центре круга свечей кричала так, словно ее пытали.

 

– Мы не поладили с третьим кузеном его высочества еще три года назад, – тяжело прошептала Аделина. – Я затаила обиду, но это не значит, что я желаю кому-то из королевской семьи, в частности ему, смерти, клянусь!

– И последний вопрос.

Интересно, только мне почудились ехидные нотки в голосе лорда Зеруса?

– Это вы придумали прозвище для нашей гостьи из Лиерска?

– Не понимаю, о чем вы.

– Я говорю о леди Айрис и прозвище Фальшивка Айрис, – жестко закончил он.

Если Аделина солжет, ее вновь скрутит болью, поэтому я не удивилась, услышав:

– Да, его придумала я.

– Ваша очередь, лорд Маркус, – отходя с чашей крови в сторону, произнес лорд Зерус, чем шокировал всех девушек. Правда, кроме Аделины.

Вот стопроцентно кто-то ее просветил, как будет проходить ритуал. Разве что сути вопросов не смог предсказать. Меня это так разозлило, что я приблизилась к надсмотрщику, закрывавшему обзор, и встала подле него, чтобы непременно видеть все, что будет делать маг смерти.

Со стороны казалось, что он касается воздуха вокруг леди, но там, где порхали его пальцы, появлялись руны. Я завороженно следила за знаками – где еще смогу повидать нечто подобное? И совсем не ожидала, что руны одновременно впитаются в тело девушки. Кожа, где были знаки, засветилась так ярко, что пришлось зажмуриться. Открыв глаза, поняла ужасную вещь: никто ничего не услышит! Место, где проходило действо, прочно экранировали от остальных участников.

Я от досады закусила губу. Видно же, что Аделину о чем-то спрашивают! Вон какой взгляд стеклянный, будто не сама она отвечает, а ее душа!

Нам ничего не оставалось, как терпеливо дожидаться конца экзекуции и, что лукавить, бояться той же участи. Кто же добровольно согласится отдаться на суд и милость незнакомому мужчине, который может легко оборвать жизнь? Мы сумасшедшие, а особенно я, потому что представляю не столько себя, сколько свою страну. Дочки герцогов и графов не в счет, я – принцесса, с меня и спрос больше.

Через десять минут все закончилось, фаворитку конкурса подхватили лекари и вынесли из зала. Воцарилась мертвая тишина. Леди Талия, что должна была идти после Аделины, упала в обморок, когда лорд Зерус заставил кровь в чаше вспыхнуть.

Честное слово, это не самое худшее зрелище! Могла бы и потерпеть, самое страшное уже случилось. Вздохнула, понимая, что пока не о чем беспокоиться, мне идти последней. Как же я ошибалась!

– Леди Айрис Маорис!

Внутри что-то оборвалось и стремительно полетело в пятки. Всемогущие Боги, что же мне делать? Сейчас признаться во всеуслышанье, что я не та, за кого себя выдаю, или опозориться уже в круге?

Я думала, а ноги несли меня к королевскому магу.

– Срочное донесение! Лорд Маркус! – В зале появился призрак леди Файрины.

Несколько девушек завизжали, и я сделала вывод, что леди специально проявилась для всех. Мою догадку подтвердило прозвучавшее повеление мага смерти:

– Скройся.

– Ох, что же я… Переволновалась!

Мгновение, и девушки облегченно выдохнули, я же продолжала видеть невидимую леди, которая вдруг стала и неслышимой. Опять экранировали от нас? Или от меня? Ведь я могу и видеть, и слышать призраков.

Я в очередной раз заблуждалась: не только лорда Маркуса и леди Файрину – я никого не слышала! И это очень напугало. А уж когда мое тело вдруг заледенело, ужаснулась не на шутку, даже дернулась в попытке сбежать, но тщетно, ноги стали чужими. И пусть я не покрылась корочкой льда, во мне поселилась стужа.

– Ты дала добро, – шепот кузины внутри меня, – и не бойся, я не причиню вреда.

Сознание уплывало, будто я была собой и в то же время меня не было. Ноги и руки двигались, но ими управляла не я! И видела смутно, будто кто-то выключил свет и наложил мне на глаза повязку. Вроде и к темноте привыкла, да только что подглядишь под тканью?

А потом произошло и вовсе невероятное: меня вытолкнуло из тела прямо к леди Файрине, а та, не будь дурой, схватила меня и скрылась из зала.

Неужели маги смерти ничего не заметили?! Только потом до меня дошло, что маги почувствовали двух призраков, и два призрака зал и покинули! Если бы я знала, что вообще не буду присутствовать при своих ответах, вряд ли согласилась бы на подобное! А еще я была каким-то неправильным призраком. Явно не таким, как леди Файрина и лорд дракон. Правда, четко сформулировать, что не так, не могла. Наверное, оттого, что я-то была живой, просто извлеченной из тела душой.

– Не бойся, милая, нянюшка рядом.

Я хоть и удивилась тому, что моя спальня стала для призраков штабом, но все равно была рада. Рано или поздно Айрис приведут сюда, значит, здесь и произойдет обратный обмен. Во всяком случае, я на это сильно рассчитывала.

– Справится ли она? – моему шипению могла позавидовать любая змея.

– Не болтай, – одернула няня, – не трать силы, они еще понадобятся. – И уже обращаясь к призрачной леди, торжественно произнесла: – Благодарю вас, леди Файрина, вы самоотверженная женщина!

Файрина поначалу зарделась, но потом фыркнула и отвернулась.

– Вот еще, ради вашей принцессы я бы и пальцем не пошевелила.

Нянюшка благоразумно промолчала, и я не стала тратить силы на разговоры. Куда больше меня интересовала кузина и происходящее в зале.

Время текло издевательски медленно. А может, это мне так казалось? Призрачные леди не утруждали себя разговорами, старик не появлялся. В какой-то момент я впала в полудрему: вроде и не спишь и в то же время не бодрствуешь.

Неожиданно меня напугал шум в гостиной, а когда в спальню внесли мое тело, я почти заорала. Платье, лицо, руки и ноги – все было в крови! Где-то уже запеклась, где-то ссадины были свежими. Полное впечатление, что тело столкнули с крутого склона! Арлин Каерс, приставленный ко мне лекарь, останавливал кровотечение и заживлял раны. Все молчали, лишь он отдавал приказы Мирте.

Что все это значит? И что произошло в зале?!

– Так нечестно, – вдруг заявила Мирта. – Только потому, что леди обладает магией смерти, ей досталось больше других!

– Помолчи и принеси теплую воду, – скомандовал лекарь. А когда горничная побежала исполнять поручение, пробормотал: – Честно или нет, но теперь никто не посмеет навредить леди. – Мужчина вздохнул. – Выдержать печать триединых и остаться в сознании! Сумасшедшая воля! Ничего, от ран и следа не останется, уж я постараюсь.

Что за печать триединых?!

Вернулась Мирта, а мое тело открыло глаза. Таким взглядом впору замораживать.

– Вон! – потребовала кузина.

– Леди Айрис, вы не в том… – начал лекарь, но был оборван на полуслове.

– Вон! И немедленно!

Даже мне захотелось выйти. Неважно куда, главное, чтобы не находиться в комнате с этой сумасшедшей.

– Я дам вам минут пятнадцать на передышку, но не больше, – предупредил Арлин и потащил упирающуюся горничную прочь.

– Отлично. Леди, возвращайте принцессу в ее тело, – потребовала кузина, дождавшись, когда дверь плотно закроется. – Вы же не думали, что я готова не только вытерпеть ритуал, но и страдать от его последствий?

Ничего себе!

Над моим телом проявился призрак нянюшки и неодобрительно покачал головой. Из стены вылетели лорд дракон и Файрина. Леди безмолвно протащила меня к телу, а затем большим крючком, будто сотканным из лунного света, подцепила призрак Айрис, и спустя пару секунд я оказалась на своем законном месте. Честное слово, можно было бы и повременить. Так паршиво я себя никогда не чувствовала!

– Ваше высочество, не смейте падать в обморок, – потребовала призрачная Айрис, – у нас несколько минут, чтобы вы приняли мой дар, а посему имейте мужество остаться в сознании!

Только злость не позволила мне уплыть в беспамятство. Кто же знал, что тело хранит память не только о произошедшем, но и память души, в него заключенной! На меня навалилась прорва информации, от которой началась такая мигрень, что из глаз брызнули слезы.

– Как ты посмела сказать, что наследник идиот?! – прошипела я, глядя на зависшего призрака.

– Что? – вскрикнула нянюшка.

– Это ты только последние ответы в голове уложила, – рассмеялась кузина. – Не благодари, ты бы сама ни за что не сказала подобного.

– Конечно, не сказала, это же…

– Правда! Несомненно, стоило отказаться от принцессы ради курятника, – ехидно протянула она. – Все вы, лорд, мне клялись, а она дала обещание. Не желаю находиться в этом мире!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru