Власть любви. Академия сиятельных

Настя Любимка
Власть любви. Академия сиятельных

Глава пятая

– Юная госпожа, простите. – Мать Ривэна в мгновение ока вырвалась из рук отца и опустилась на колени. – Клянусь вам, это не…

– Достаточно, – прервал ее ректор и обратился к декану Сизери: – К его величеству мы отправимся вместе. А пока, студентка Прис, вы отстраняетесь от занятий и находитесь под наблюдением академии.

Зея не успела ничего сказать, как в кабинете появилась Хранительница общежития артефакторов. Она буквально обволокла собой студентку, и они обе исчезли.

– Абигель… – Ривэн осторожно забрал младшую сестру у ректора. – Поднимись, мама, мы свободны…

– Против артефактов рода сложно поспорить, – изрек лорд Альгар. – С этого момента вы подданные Первого Королевства, а Ривэн – приемный сын лорда Сизери.

Мать Ривэна, только начавшая подниматься, опять упала на колени и побледнела так, словно из нее только что выкачали всю кровь.

– Я оставлю вас на несколько минут, – изрек ректор. – Декан Сизери объясните все новым членам вашей семьи и определитесь с местом их жительства.

Ректор вышел, оставив нас разбираться с последствиями принятых решений. До меня только дошел весь масштаб произошедшего. Их же нельзя отправлять в наше поместье, там мама и Белла!

– Встаньте, пожалуйста. – Отец галантно предложил руку женщине, помог ей подняться с колен и подвел к одному из стульев. – Присядьте здесь.

Ривэн молниеносно оказался возле матери и передал сестру ей. Это немного успокоило женщину, но она все еще настороженно смотрела на нас и держала за руку сына, чтобы тот не отходил от нее.

– Я понимаю, что лучшим вариантом было бы оставить вас наедине с сыном, чтобы он все объяснил, но, к сожалению, времени у нас на это нет. Семейство Прис совершило преступление, за которое должно понести наказание. – Отец внимательно взглянул на женщину и неожиданно вздрогнул, а она опустила голову. – Но… позвольте спросить, вы так похожи на одну девушку…

Мы недоуменно переглянулись с Ривэном.

– Быть не может! – воскликнул отец, чем испугал малышку Абигель, и та сильнее прижалась к матери. – Леди Айлин? Почему вы не обратились за помощью к королю?!

– Ривэн, возьми Абигель, – тихо, но непреклонно потребовала женщина. – Оставьте нас наедине с лордом Сизери.

– Хейли, выйди, пожалуйста… – сказал отец растерянно.

Дважды просить не пришлось. Мы вышли за дверь, где с секретарем общался ректор.

– О, все-таки узнал, – задумчиво промолвил он, глядя на нас, и отвернулся.

– Ты хоть что-нибудь понимаешь? – шепотом спросила я Ривэна и улыбнулась чумазой малышке. – Привет, меня зовут Хейли.

Та спрятала личико на груди Ривэна.

– Нет, но маму зовут Айлин, – потрясенно выдохнул он.

Больше мы не проронили ни слова. Толку-то, если ни ему, ни мне ничего не известно? Терпеливо ждали, пока нас позовут обратно. Почему-то сомнений в том, что позовут, не было. Но вот ректор вдруг застыл на месте, а затем поспешил в свой кабинет. Нас никто не приглашал.

Мы опять переглянулись с Ривэном. Девочка на его руках продолжала тесно прижиматься к брату, отвернувшись от меня. Пытаться наладить с ней контакт я не стала. Малышка явно потрясена и боится. Может, позже, когда она немного успокоится и расслабится, я сумею подобрать ключик к ее маленькому сердечку.

– Ривэн, – голос отца заставил нас двоих вздрогнуть, – проводи леди Айлин и леди Абигель на преподавательский этаж, вас там встретят.

«Мы и так на преподавательском этаже», – хотела сказать я, но прикусила язык. Скорее всего, отец имеет в виду жилой этаж, где располагаются личные комнаты преподавателей, а не их кабинеты.

Леди Айлин вышла из кабинета ректора. Она выглядела смущенной и была в смятении. Постоянно теребила подол своего простого платья. Но, встретившись взглядом с сыном, улыбнулась.

– Идите, – мягко произнес отец, – и ни о чем не беспокойтесь, все позади.

– Благодарю, ваша ми… – Леди Айлин по привычке низко склонилась, но сама оборвала себя на полуслове: – Боюсь, я еще не скоро…

– Быстрее, чем вам кажется. – Папа подошел к ней и нежно сжал ее ладонь, помогая подняться. – Отдохните, проведите время со своей семьей, Ривэн сегодня освобожден от занятий.

– Спасибо. – На глазах женщины застыли слезы, но она улыбалась.

Я и моргнуть не успела, как они втроем покинули помещение.

– Студентка Сизери, аудитория восемнадцать, через пять минут начало лекции, – напомнил строгим голосом отец. – Поспешите, иначе опоздаете.

Мне оставалось лишь кивнуть и стрелой помчаться по коридорам и этажам. Просто потому, что аудитория под номером восемнадцать находилась за главным корпусом, в здании, отведенном Факультету Стражей. И за пять минут, честно говоря, успеть было нереально. Но… если у вас в друзьях нет некоего демона.

На улице меня «поймал» Асгар и за секунду перенаправил к нужному крыльцу. Опять же ступеньки я преодолевала бегом. В голове мыслей не было: желание успеть затмило все. От меня все равно ничего не скроют. Рано или поздно, но историю Ривэна и его матери я узнаю.

– Студентка Сизери, – отец уже стоял в дверях аудитории, а я мысленно чертыхнулась, ну ведь мог бы и меня переместить, раз вместе были, – займите свое место.

Впрочем, тогда бы поползли слухи, что декан делает поблажки своей дочери. А этого допускать не стоит.

– Ну что ж, приступим. Отложите свои ручки и учебники. Сегодняшнюю лекцию мы проведем в новом для вас формате. – Изир Сизери обвел взглядом аудиторию. – Студенты, сдвиньте столы к стене. Стулья можете поставить на них. Они нам не понадобятся.

Повторять дважды не пришлось. В полном молчании мы сложили учебники и письменные принадлежности в сумки. А затем ребята отодвинули столы.

– Отлично, – выходя в центр аудитории, заявил декан. – Встаньте полукругом. Да, вот так.

Заинтригованные, мы мгновенно выполнили и это. И затаили дыхание, пытаясь понять, что же хочет сделать декан и что показать.

– Не стоит думать, что все лекции будут подобны сегодняшней. Теоретическая часть у вас обширная. Сейчас я покажу вам, что представляет такой предмет, как «Пространственная материя».

Воздух вокруг отца засиял. Сначала это был просто блеск, какой бывает от мерцания звезд на ночном небе. А затем стал перерастать в яркий, как солнечный, свет, пока не образовал идеальный круг ярко-желтого цвета с двумя ослепительно белыми лучами. И что самое любопытное, глаза легко привыкли к этому сиянию.

– Часы? – удивленно спросил Евар.

– Пространство неразрывно связано со временем, – ухмыльнулся декан и поднял правую руку вверх. – Пространство, которое вы воспринимаете как окружающую нас действительность, не что иное, как положения материальных объектов и их взаимоотношения, существующие в определенный отрезок времени или момент времени. А вот материя – и есть окружающая нас действительность. Пространство и время – это формы существования движущейся материи.

Кто-то что-то понял? Я – нет. Прокручивала в голове сказанное отцом и остро жалела, что в моих руках нет ручки. Это явно требовалось законспектировать! Пока я предавалась сожалениям, аудитория быстро менялась. Исчезли пол, доска, столы и стулья. Остались только мы – студенты и декан, да пугающая темнота с зависшими в воздухе яркими часами и лучами-стрелками.

– Где мы? – задал вопрос папа.

– В пространстве, – мигом ответил Вольт.

– Почему вы так решили?

– Если присмотреться к тьме, то можно заметить колебание уплотненного воздуха, я бы сказал, тумана. Иными словами, частицы этой тьмы находятся в непрерывном движении, а вы только что заявили, что материя – окружающая действительность, пространство же – это форма движущейся материи.

– Мы тоже можем передвигаться, – сказал Тор и подошел к декану. – И мы материальны. Значит, являемся объектами и существуем в… вот этот отрезок времени.

Друг указал на одну из стрелок-лучей.

– Только что она находилась в другом положении. Следовательно, в этом пространстве также существует время.

Я чувствовала себя глупой. Они вот так легко усвоили сказанное отцом, а мне их слова казались просто набором букв и звуков. Кажется, с этим предметом у меня будут проблемы.

– Молодцы! – похвалил декан ребят. – Время – это отношение последовательности объектов, в данном случае меня, вас и, как выразился студент Вольт Брэн, тумана, сосуществующих в одной точке пространства. Это параметр, определяющий длительность событий. Кто мне скажет, в чем измеряется время в нашем мире?

– Часы, минуты, секунды, – робко произнесла я. – А что, есть другие миры?

– Это не доказано, – улыбнулся отец, – но чисто теоретически, если существует наш мир, почему не могут существовать иные?

– Действительно, – выдохнула я, – если человек не может дышать под водой, не факт, что другие формы жизни не могут этого.

– Верно. То, что не доказано, еще не означает, что этого нет. – Отец тепло мне улыбнулся. – Однако человек-маг дышать под водой может, особенно стихийник с даром водной стихии. Но теория о других мирах остается только теорией. Никаких подтверждающих фактов не имеется.

– А мир демонов? – вдруг спросил Евар.

– Мир демонов? – Отец нахмурился. – Кто-то плохо изучал демонологию на первом курсе. Я проведу на первой лекции опрос, чтобы выявить ваши пробелы.

– Евар! – шикнул Али. – Ну, спасибо!

– Итак, как я уже говорил, время и пространство неразрывно связаны. Это первое, что вы обязаны усвоить. Второе: и время, и пространство – формы движущейся материи. Материя же – это понятие, связанное с любыми объектами, существующими в природе.

Декан Сизери взял паузу, чтобы вернуть нас в аудиторию.

– Назовите мне предметы, являющиеся материей в этом помещении.

– Стол! – тут же отозвались студенты. – Стулья, пол, доска.

– Одежда, сумки, – подала я голос. – Воздух.

– Воздух? – рассмеялся Мэтт. – Это уж вряд ли.

Его смех подхватили другие ребята. Не смеялись лишь трое: Вольт, Тор и Али. Ну и, конечно, я.

 

– Студент Валруа, прежде чем высмеивать кого-либо, научитесь думать головой. Кто мне скажет, почему воздух является материей?

Руку подняли те трое, кто не смеялся над моим ответом.

– Али Аран.

– Воздух находится в непрерывном движении. Это проявляется и в виде ветра, и в пламени, а также в облаках.

– Верно, – усмехнулся отец. – Кто может дополнить ответ? Тор Сталлаг?

– Мой брат увлекался биохимией, – сглотнув, начал парень, а в аудитории воцарилась тишина. – Мне всегда было интересно, чем он занимается в своей лаборатории…

Друг замолчал, а я невольно подалась вперед, чтобы утешить его хоть как-нибудь, если это понадобится.

– И однажды я напросился к нему на эксперимент. Так вот, я точно знаю, что материя, какой бы она ни была и в каком бы виде ни представлялась, имеет вес или, как называл Алекс, массу. А частицы воздуха имеют массу. Следовательно, воздух – это материя. К тому же движущаяся, а значит, воздух еще и пространство?

– Хороший вопрос, – улыбнулся декан. – Пожалуй, я поставлю вам за него дополнительные десять баллов. Нет, воздух – это не пространство, это материя, которая заполняет собой пустые места пространства: щели в стене, ямы в земле, комнаты в домах и так далее.

Последующий час декан на наших глазах то расширял пространство, то сужал, да еще вместе с нами! Получалось, что мы становились не больше спички. То вдруг мы оказывались в ином помещении, реальном, как утверждал отец, и даже могли потрогать предметы.

В какой-то момент папа вдруг предложил сыграть в игру. Он материализовал в своей руке пульсар, а нам велел сесть на пол полукругом. Суть игры сводилась к тому, что отец называл какой-нибудь предмет или вещество, а мы должны были, ловя пульсар, отвечать, является ли названное отцом материей. Учитывая то, что материей являлось все сущее, загвоздка была в раздумьях студента, если он тянул с ответом, пульсар в его руках накалялся. Но одно отец прочно вбил в наши головы – материя есть все, и все – это материя.

– Осталось десять минут до окончания лекции, – сказал декан Сизери. – Ставьте столы на место.

Все еще находясь под впечатлением от игры и неудач особо долго думающих студентов, ребята выполнили приказ декана. Та легкость, с которой папа общался со студентами, не могла не вызывать восхищения. Откровенно говоря, я думала, что ему придется сложнее, и отчаянно этого боялась. Не хотелось бы борьбы на родном факультете. Слишком свежа память, когда я сама доказывала свою принадлежность факультету. А с другой стороны, настораживало то, что те немногие, уже прошедшие, лекции носили дружелюбный характер. Словно нас пытались заранее задобрить или сбить с толку.

А может, все дело в изменении учебной программы? Так или иначе, но эта неделя обещает быть непредсказуемой и, наверное, легкой в плане учебы.

– Вы уже выдвинули кандидата на титул короля Академии Сиятельных? – дождавшись, пока мы рассядемся на свои места, вдруг спросил отец.

А ведь я совершенно забыла об этом конкурсе! Да и последние события не особо располагали к празднику. В аудитории воцарилась тишина. Отец смотрел на Тора, староста же опустил голову. Ему ведь тоже было не до дурацкого конкурса.

– Посовещавшись, мы решили выдвинуть кандидатуру Тора Сталлага, – неожиданно заявил Мэтт и поднялся на ноги.

«Вот так удружил…» – подумала я, но вслух ничего не сказала. Тор послал Мэтту полный изумления взгляд и тоже промолчал.

– Возражения есть? Нет. Отлично. – Папа потер переносицу. – Значит, от второго курса мы выдвигаем Тора Сталлага, а от всего Факультета Стражей – Хейли Сизери. Это будет впервые, когда за звание королевы академии будет бороться страж.

– И, наверное, впервые, когда королевой станет страж? – невинно уточнил Али Аран, за что получил от меня полный праведного гнева взгляд.

– Наш факультет всегда и во всем был первым, кроме как в получении данной награды, – хмыкнул отец и посмотрел на меня. – Не хотелось бы, чтобы в этом мы были исключением, раз теперь у нас появилась возможность.

– Хейли не подведет! – загомонили ребята, я же вжала голову в плечи.

– Время покажет, – неопределенно заявил папа. – Все могут идти, Тор и Хейли, задержитесь.

Мы с другом переглянулись и остались сидеть на местах. Ребята быстро покинули аудиторию, но я знала, что они будут дожидаться нас за дверью.

– На самом деле, Хейли можно было и отпустить, – почесывая подбородок, заметил Тор. – Ей не придется участвовать в битве за титул королевы факультета.

– Все это так, – согласно кивнул декан. – Но ей будет полезно познакомиться с этой кухней изнутри, и чем раньше, тем лучше. Поэтому я прошу вас готовиться вместе.

– На нашем факультете борьба всегда велась честно, – пожал плечами Тор. – Если вы хотите познакомить Хейли с коварством участников других факультетов, то, боюсь, не выйдет. К такому вряд ли можно подготовиться.

– И к этому тоже. Хейли, ты наверняка уверена, что конкурс за звание короля и королевы Академии Сиятельных похож на Столичный Конкурс Невест?

Честно говоря, именно так я и думала, поэтому кивнула. Правда, мне ни разу не доводилось быть зрителем подобного конкурса. Знаю только, что он проводится раз в десять лет, а участницами являются невесты из благородных семей. Именно невесты, девушки, которые обручены, но еще не вышли замуж.

По рассказам мамы и статьям из «Вестника» я знала, что девушки должны пройти три этапа соревнований. Первый – это демонстрация манер и воспитания. Второй – знание законов и традиций нашего королевства. И третий – это демонстрация своей красоты и изящности.

– Столичный Конкурс Невест призван выделить одну леди, на которую после ее победы станут равняться все остальные. Пример для подражания, восхищения и, к сожалению, зависти.

– А разве с этим конкурсом не так? – нахмурилась я.

– Нет, конкурс на звание короля и королевы Академии Сиятельных – это в первую очередь борьба индивидуальностей. От вас требуется соблюдение правил, но вы не должны быть одинаковыми, словно сошедшие с витрин манекены.

– Неординарность, харизматичность и успешное выполнение заданий – вот основные критерии отбора, – подал голос Тор.

– К заданиям нужно подходить ответственно, но вместе с тем приветствуется креативность и инакомыслие.

– Да, к примеру, когда участвовал Алекс, одним из заданий для претендентов на звание короля академии было собрать самый прекрасный букет. И он это сделал, в стихотворении.

– А в то время, когда участвовал я, – папа вдруг широко улыбнулся, – нам требовалось доказать силу духа, при этом не прибегая к физическим нагрузкам. То есть мы не могли разыграть сражение или погладить, к примеру, одно из опасных магических существ на глазах публики.

– А почему сила духа измеряется страхами? – не поняла я. – То есть я хотела спросить, почему конкурсанты решили, что нужно сделать что-то, что доказывало их храбрость? Сила духа проявляется не только в этом.

– Вот! – радостно заметил отец. – Ты мыслишь иначе. Потому что большинство пришло к выводу, что нужно показать, насколько смелыми они могут быть.

– А что сделал ты? Прошу прощения, вы, – моментально исправилась я. Субординацию даже при друзьях следует соблюдать.

– На выполнение данного задания нам давали неделю. Это и на подготовку, и на заявку, и на выполнение. Я сразу же заявил, что все семь дней не буду спать. И получил высшие баллы.

– Хейли, твой отец очень скромный, – с какой-то странной интонацией произнес Тор. – Если бы ты, как и я, с детства грезила академией, то знала, что лорд Изир Сизери был королем Академии Сиятельных.

«А что я вообще знаю о своем отце?» – изумилась мысленно, но втайне чувствовала гордость. Если бы не мама, его жизнь была бы совершенно иной!

– Именно поэтому я буду помогать вам обоим, – серьезно сообщил папа. – Курирую я именно ваш курс, но и ребятам с других посильную помощь окажу. И лишь с вами стану заниматься дополнительно после занятий.

– И когда все начнется? – тихо поинтересовалась я, прикидывая, сколько всего меня ждет, и наверняка времени на отдых отведено будет очень мало.

– Через две недели. Конкурс будет конфиденциальным для каждого факультета, на всю академию объявят лишь победителей.

– Но тебе не о чем волноваться, – подмигнул отец. – Соревноваться тебе не с кем. Ты уже королева Факультета Стражей. Первая и единственная.

– Может, и не единственная. – Я сжала за спиной кулаки.

Если бы ты знал, папа, что я не хочу участвовать во всем этом безумии, то вряд ли бы сиял сейчас.

– Время покажет, может, когда-нибудь, кроме тебя, еще кто-нибудь поступит. Но не в этом наборе, хотя претендентки были, – поделился информацией декан. – Ну что ж, совместные занятия мы начнем уже сегодня. Помимо заданий на смекалку, у вас будет обязательная программа.

– Какая?

– Танцы, – прошептал Тор. – Мы должны будем танцевать.

– Не просто танцевать, – ухмыльнулся папа. – Ваши выступления должны быть незабываемыми.

– Подождите, но если Тор не выиграет, то моим партнером будет другой студент факультета, может, не стоит заранее репетировать и…

– Выиграю, – решительно заявил друг. – Я согласен на дополнительные занятия, декан Сизери, и благодарен вам за помощь.

Что-то в голосе старосты заставило меня вздрогнуть. Вот кто действительно горит желанием участвовать. А я-то думала, что ему не хочется…

– Замечательно. Значит, приступим к индивидуальным занятиям после ужина. Я буду ждать вас в актовом зале общежития.

– Актовом зале общежития? – эхом переспросила я.

– Он на первом этаже, – молниеносно откликнулся Тор. – В прошлом году там проходили наши собрания, где распределяли обязанности студентов на время Ночи Гуляний.

– А ты разве не участвовала? – нахмурился отец, а Тор потупил взгляд.

– Э-э, у меня в это время были индивидуальные занятия с деканом Ронгом, – не стала сдавать свой факультет и лорда Валруа.

– Понятно. – Отец сжал губы в тонкую линию. – Можете идти.

Еще раз поблагодарив декана Сизери, Тор решительно потянул меня на выход.

Как я и предполагала, ребята ожидали нас в коридоре, и на занятия с Картом Сандом мы шли вместе. Пусть после вчерашних нагрузок мышцы в теле еще отдавали болью, но сегодня мы все были более подвижны, что не укрылось от взора преподавателя.

И уж совсем неожиданным стало то, что он нас хвалил. Впрочем, за отработкой ударов, в моем случае уклонений от них, не особо прислушиваешься к речи преподавателя.

День пролетел так быстро, словно всего час прошел, но вот усталость была такой, как будто я неделю не спала. Ривэна я больше не видела, хотя высматривала его за ужином. Да и ребят слушала рассеянно. Если бы не Тор, который не сводил с меня цепкого взгляда, наверное, уснула бы за тарелкой с овощным рагу.

– Хейли, ты идешь? – видя, что я закончила с ужином, спросил Тор, поднимаясь из-за стола.

– А куда вы собрались? – тут же оживился Али. – Я с вами.

– Не выйдет, у нас индивидуальные занятия.

– Подготовка к конкурсу? – уточнила проницательная Элайза.

– Тоже участвуешь?

– Я еще не настолько выжила из ума, – хмыкнула магис, – а вот Асакуро собирался.

– Да пошутил я, – как-то вяло огрызнулся друг.

– Да? – Оборотень поправила очки указательным пальцем. – А я внесла твою кандидатуру в список желающих…

– Что ты сделала?! – Асакуро пролил чай. Хорошо хоть не подавился им, ведь почти поднес чашку ко рту!

– Ты был очень убедительным, прости, – «покаялась» Элайза и усмехнулась.

Этой рыжей девчонке явно было не до сожалений. И уж тем более извинения прозвучали почти издевательски. Интересно, когда они уже перестанут «кусать» друг друга?

– Отлично, значит, не удивляйся, когда и тебе придется бороться за звание королевы факультета, – решительно заявил Асакуро и стремительно поднялся из-за стола. – Всем доброй ночи, мне пора.

– И нам пора, – с нажимом сообщил Тор и вытянул меня из-за стола. – До завтра, ребят.

Мне не оставалось ничего, как повторить его последние слова и поспешить за другом.

– Молодцы, не стали затягивать с ужином, – первое, что сказал нам отец, когда мы ворвались в актовый зал.

Я с интересом разглядывала помещение. Примерно как две аудитории по площади, интерьер выполнен в песочных и золотых оттенках. У окна находился белоснежный рояль, а в конце зала ряд стульев с резными спинками, изогнутыми ножками и мягкими сиденьями с красной обивкой.

– Традиционный танец, открывающий конкурс, – вальс, – вывел меня из задумчивого созерцания голос отца. – Аккомпанировать нам будет леди Айлин. А вот и она.

И точно. Я даже не заметила, когда мама Ривэна успела войти. Если уж быть до конца откровенной, не ожидала, что она выполнит просьбу отца помочь ему сегодня. Все же ей стоило дать время отдохнуть и свыкнуться с мыслями о переменах в ее судьбе и жизни.

 

– Добрый вечер, студенты, – поздоровалась с нами она. – Для меня честь быть вам полезной.

– Это мы благодарны вам, что уделили часть вашего времени нам, – ответил за всех папа.

Женщина залилась румянцем и прошла к музыкальному инструменту.

– Хотелось бы заранее предупредить, что я давно не музицировала, и прошу снисхождения, если моя игра будет не настолько гладкой, как должна.

– А какой именно вальс? – понимая, что отец с леди Айлин еще долго могут любезничать, спросила я.

– Королевский, – ответил за всех Тор. – Леди Айлин, не стоит беспокоиться, ваша игра, несомненно, будет прекрасной.

Мама Ривэна еще сильнее залилась румянцем. А я поняла простую вещь, вот так непринужденно и легко вести светскую беседу и уж тем более расточать комплименты не умею.

То ли леди Айлин сильно занижала свои способности, то ли раньше она была прекрасным музыкантом. Но за все время репетиции я не заметила и капли шероховатости в ее исполнении. Мелодия была плавной, легкой и местами игривой. Чего не сказать о нашем с Тором танце.

Сколько за этот вечер леди Айлин заново начинала мелодию – сложно сосчитать. Отец вслух сокрушался тому, что мое исполнение па вальса, которое далеко от идеального, полностью его вина. Ведь он не удосужился нанять педагога для своей дочери. И тут же горячо убеждал, что исправит это упущение. Иными словами – тренироваться мне до седьмого пота. В этой ситуации мне было жаль друга. Ведь моим партнером был именно он.

Естественно, не могло быть и речи о том, чтобы начать репетировать не относящиеся к королевскому вальсу движения. Те самые, что сделали бы наш танец незабываемым. Так как мы оба являлись носителями дара огня, было принято решение продуцировать пламя на наши тела, точнее ладони, и обмениваться им во время танца. Вообще, я себе плохо представляла, как это должно выглядеть. Но Тор в отличие от меня идеей отца проникся и пообещал, что позже сам мне все детально объяснит.

Наверное, я должна была расстроиться из-за того, что не являлась идеальной партнершей по танцу, но почему-то меня это не заботило.

Было ощущение, что сегодняшний день так просто не закончится.

И я оказалась права.

Попрощавшись с отцом и леди Айлин, мы в полном молчании поднимались к себе на этаж.

Вот только Тор не спешил в сторону своей комнаты. Внутренне я напряглась, понимая, что за этим последует.

– Хейли, помнишь, ты обещала рассказать, как… – Тор тяжело сглотнул, но продолжения фразы мне не требовалось.

– Не думаю, что холл – это подходяще место. Приглашаю тебя к себе, – вымученно улыбнулась, зная, как нелегко дастся этот разговор.

– Спасибо, – выдохнул друг, и к моей комнате мы вновь шли в тишине.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru