Litres Baner
Академия света и тьмы. Заклинательница духов

Настя Любимка
Академия света и тьмы. Заклинательница духов

Глава вторая

Проснулась от непонятной тревоги. Казалось, что кто-то долго и пристально разглядывает меня. За Лилом такое поведение точно не водилось, а потому я испугалась. Рывком поднялась и тут же упала обратно на подушку – мышцы на ногах свело судорогой. Судя по всему, пролежать мне пришлось долго.

Пока взгляд фокусировался, лихорадочно соображала, куда занесло мое тельце на этот раз? И куда девался мой котенок? Если бы он был тут, то сразу бы заметил мое пробуждение, а значит, кинулся бы обниматься. Этого не произошло, следовательно, тут его нет. Но ощущение подглядывания никуда не исчезло!

– Кто здесь? – потребовала ответа, когда не смогла найти глазами источник своего беспокойства.

– Я, – раздался мелодичный голос откуда-то сзади.

– Покажись, – потребовала, внутренне холодея.

Что ж, лучше встречать опасность лицом к лицу, нежели томиться в ожидании неизвестного.

Каково же было мое удивление, когда мой гость материализовался надо мной. Просто завис в воздухе. Передо мной совершенно точно была Леди Ниэль! Невредимая! Что вообще происходит-то?!

– Она проснулась, – радостный вопль Лила раздался справа. Скорее всего, там находился вход.

Мой пушистый комочек мигом вскочил на кровать и принялся обнимать меня.

– Я так испугался за тебя! – тыкаясь мокрым носом в шею, сообщил друг. – Ты так долго спала. Эти изверги в тебя «сонаром» запустили.

Еще бы я долго не спала после такого-то! «Сонар» – вид заклинания, направленного на усыпление сознания. Является вторым по мощи в своем классе. Более сильное заклинание «коман» применяют, когда требуется долгое и болезненное лечение человека, тогда несчастный проспит полгода, а в некоторых случаях и дольше, но зато лишится всей прелести боли и страданий.

– Очухалась твоя зазноба, – беззлобно сообщил голос от двери.

Мне был знаком этот голос, он принадлежал тому брюнету, который приказал вырубить меня.

– Да вижу я, – вздохнул Локи. – Как себя чувствуешь?

Он подошел к кровати и опустился рядом на стул.

– Эээ… – мое удивление сыграло плохую шутку, не давая внятно ответить, да и Лил все еще висел на шее.

Локи ухмыльнулся и сделал пару пассов над моим телом.

– Теперь должен быть порядок, – самодовольно сообщил он.

Мой организм был с ним полностью согласен, судороги прекратились, к тому же такой заряд бодрости появился, словами не передать, – хотелось вскочить и срочно заняться делами, всем, чем угодно, лишь бы не лежать.

– В чем дело? – Я осторожно отлепила Лила и села. – С чего такая дружелюбность? Почему она здесь?

Взглядом указала на непрошеную гостью.

– Смотри-ка, опять за свое, – скривился брюнет. – В себя прийти не успела, а туда же.

– Прошу прощение, а что вы здесь делаете? – я пыталась быть вежливой, хотя все равно злилась на брюнета.

У него не было абсолютно никаких прав причинять мне вред.

– Мы приняли во внимание твою просьбу и выполнили ее, – мягко сообщил Локи.

– Да?!

– Конечно, ты очень переживала за этого духа, и нам показалось, что так будет правильно, – пряча глаза, продолжил целитель. – И ведь это ты сняла печать.

– Именно поэтому вы лишили меня сознания? В чем именно проявилось ваше понимание? – моя речь плавно перешла в шипение.

– Рик, я сдаюсь. Нельзя переспорить человека, который ссылается на доказательства, – развел руками Локи.

– Она настырная, – хмыкнул брюнет, он же Рик. – Мне нравится.

– А вы мне – нет, – отрезала и прикусила язык.

Образовалась гнетущая тишина.

– Мир, они хорошие, – еле слышный шепот Лила прозвучал довольно громко.

– Да? – И это я сиплю?

– Да, – уверенно повторил котенок.

В таком деле анимас можно доверять, но моя обида за «сонар» еще не прошла.

– Ну, раз мы все выяснили, заключайте контракт, – хмыкнул Рик.

– Какой контракт? – округлила глаза.

– С ней, – копируя мое выражение лица, указал Рик.

– С Леди Ниэль? – Они издеваются, что ли?

– Господа маги, – хрустальный голосок привлек внимание всех, кто находился в комнате, – оставьте нас с леди Мирой наедине.

Пока я приходила в себя от удивления, меня еще раз повергли в шок. Все, абсолютно все маги, включая моего котейку, пошли на выход!

– Леди Мира, позвольте для начала поблагодарить вас, – обратилась ко мне Леди Ниэль, когда дверь закрылась.

Ага, вы мне еще памятник при жизни поставьте и занесите в книгу «Величайшие маги Триниона».

– Мне очень жаль, что я напала на вас, – дух оказался напротив меня, будто не замечая моей ухмылки. – Простите меня.

Она так искренне это говорила, что мой сарказм сдулся, а на место веселья пришла серьезность. Уверена, мне поведают что-то очень важное.

– Вы не виноваты, – сказала я, как думала. – Вы просто не смогли защититься.

– Нет, – вдруг перебила меня Леди Ниэль, – я сама позволила поставить печать. Мне было все равно.

«Э… А так бывает?» – вскользь подумалось мне.

– Не понимаю, – выдохнула вслух.

– Скажите, вы ведь тоже читали историю обо мне? – с проскальзывающей в голосе грустью спросила Ниэль.

– Д-да, – я почему-то замялась с ответом.

Глаза духа блеснули, в них отчетливо плескалась ярость.

– Там ни слова правды, – выкрикнула она и тише добавила: – Все было совсем не так.

– Вы еще скажите, что в Лионе войны не было, и вас не снасиль… ой, – нет, ну почему из меня гадости-то лезут?

Точно. Это просто привычка. Я же всегда отстаивала свое мнение, а мальчишки постоянно критиковали романтические истории. Тут, видимо, сработал рефлекс – защищать то, что мне интересно.

– Извините, история о вас входит в число моих любимых легенд и преданий, – вздохнула, – а критиков всегда хватало. Вот я и…

– Не продолжайте, – рассмеялась Леди Ниэль, – я поняла вас. Вам знакомо имя Нирэль Гром?

– Конечно, – я даже подпрыгнула на кровати. – Это же величайший архимаг!

Вот он-то как раз и есть в книге.

– Это я, – просто сказала Ниэль.

– А? Быть не может, он же мужчина!

Дух рассмеялся.

– Неужели вы думаете, что в мое время женщин обучали магии? – покачала она головой. – Практически всю жизнь я скрывала свой пол, а вместо меня в Лионе жила моя сестра-близнец Самина. Все считали, что она умерла во время родов, но повитуха смогла сохранить ей жизнь.

Я жадно слушала, не сомневаюсь, что с открытым ртом.

– Вся благодать ушла на меня, я получила колоссальный дар, а сестра была слишком слаба. Она редко встала с кровати и часто болела, молниеносно подхватывая любую заразу, – глаза Ниэль зло сузились. – Именно над ней надругался лорд Вайрос. Он посмел тронуть калеку! А я опоздала.

Кажется, я совсем забыла, как дышать. О лорде Вайросе мне также доводилось слышать. Насколько помню, именно он должен был защищать Лион от вторжения вражеских войск, а выходит, он глумился над жителями вверенных ему территорий.

– К тому моменту, как я прибыла в Лион, Самина была мертва, она утопилась в море. Ее жениха, сына повитухи, также убил лорд. Как тут было не обезуметь? Я наказала обидчиков, но со своей болью справиться не смогла.

Леди Ниэль виновато улыбнулась.

– Часть истории про блуждающую по берегу женщину – это уже про меня, – дух вздохнул. – Конечно, это не умаляет моих грехов, – у каждого из нас имеются свои боль и страшная тайна. Только я оказалась слаба.

– Мне жаль, – я наконец отмерла и украдкой вытерла выступившие слезы.

– Не плачьте, не стоит. Сейчас я могу отпустить прошлое.

Уже не скрываясь, вытерла щеки ладонью. Ну да, я очень сентиментальна. И мне действительно жаль леди Самину! А Вайроса этого нужно убрать из списка героев нашего мира!

– Леди Мира, у нас будет еще время поговорить об этом, – вкрадчиво позвала Леди Ниэль. – Господа маги скоро вернутся, а мы не перешли к главному.

Ах да, точно, контракт. Но с какой стати мне заключать его с ней?

– Зачем вам контракт? Вы же можете вернуться к создателю, в «мир высших духов», – напрямую спросила духа.

– Я хочу оберегать вас, – ни капли не смущаясь, ответила Леди Ниэль, – вы напоминаете мне сестру, она всегда отчаянно хотела защитить меня.

– Но… контракт с высшими духами заключается на всю жизнь. Даже если я захочу, отпустить вас буду не в силах, – в том, что она высший дух, сомнений не было. Шутка ли, архимаг при жизни!

– Я согласна на это.

– Это неправильно. Да и почему отряд карателей вас не уничтожил? – Вот чувствовала я подвох.

– Они не смогли.

– Как это? – каюсь, от изумления вскрикнула.

– Не смогли, потому что я заключила договор с вами, а вы были без сознания, ни подтвердить, ни опровергнуть его не могли.

– То есть вы использовали меня, – глухо переспросила.

– И да, и нет. Я знаю, что буду полезной вам, – не стала лукавить Леди Ниэль.

– Знаете, я не вижу смысла в заключении контракта. Во-первых, мне не до конца понятна ситуация с печатью, во-вторых, я не начинаю дружбу со лжи.

Дух недоуменно посмотрел на меня. Наверное, ее удивили мои слова о дружбе. А вот и зря, плодотворный союз между заклинателем и духом получится только при взаимном уважении, а еще лучше – при дружеском отношении друг к другу.

– Простите меня. Я правда думала, что буду полезной для вас. А печать… не знаю, для чего она нужна была, но хорошо помню того, кто ее поставил.

– Помните?

– Не имя, конечно, внешность. Только я не могу объяснить свои поступки под воздействием печати, простите, – она опустила голову, – мне неведомы замыслы этой женщины.

Дверь в комнату распахнулась и вошел Рик.

– Как я и думал, девчонка отказалась, – хмыкнул он, образуя в руках шар чистой энергии. – Уговор дороже золота, Ниэль.

Если во мне была хоть капля уважения к почившей женщине, то лорд совершенно забыл и о нем, и о совести! Но Леди Ниэль словно не заметила ни обращения, ни наглого тона брюнета.

 

Дух покорно поднялся над кроватью. Каратель ее сейчас уничтожит?

– Союз стихий, небожители, будьте свидетелями, agnum vertende, контракт заключаю! – Вот и что я наделала?

Кулон обжег тело, я запоздало срываю его с шеи и держу в ладони. Ничего не происходит. Неужели мне нельзя иметь такого сильного духа? Наверно, не хватает волшебной энергии. Я и так исчерпала лимит на количество имеющихся духов.

– Девочка, – как-то глухо произнес Рик и уже громче рявкнул: – Ты совсем дура?!

Я пораженно посмотрела на него. Почему он ругается и кричит на меня?

– И чему вас только учат в этой вашей Академии Света и Тьмы, – сокрушенно покачал он головой, убирая пульсар. – Договор с таким духами, как она, заключается на крови.

Впервые о таком слышу!

– Ты не сказала ей? – недовольно спросил брюнет у Леди Ниэль.

– Подождите, на крови? – влезла я.

– Да, на крови. Ее не удержит здесь твое волшебство, подпиткой пойдет твоя жизнь, – хмыкнул маг, – такова расплата за владение сильным духом.

– Жизнь? – эхом отозвался Лил, невесть как оказавшийся на кровати.

Я пропустила его появление.

– Не поняла… – покачала головой, – ужас какой-то.

– Знаешь ли, может, кому и ужас, но вот, в частности, с ней ты сможешь стереть в порошок полстраны, – раздраженно произнес Рик.

– Н-не надо в порошок, – шокированно выдохнула я.

– Условия теперь знаешь, каково твое решение? – быстро сменив тему, потребовал ответа Рик.

– Мы отказываемся, – твердо заявил Лил.

– Прости, – выдохнула, собравшись отказаться от такого могущества, но, кинув быстрый взгляд на опущенные плечи Леди Ниэль, произнесла другое, – я согласна.

Дух просиял. Рик нахмурился, Лил округлил и без того большие глаза.

– Жалостливая ты, – наконец выдавил Рик. – И не жаль, что постепенно она съест твое время?

– Съест время? – я, кажется, совсем растерялась.

– Так, лекции не мой конек, – махнул рукой Рик. – В академии узнаешь.

– Мира, ты же пошутила? – вкрадчиво спросил Лил. – Я не хочу тебя потерять.

Еще чуть-чуть, и это чудо расплачется. Честное слово, как маленький ребенок.

– Мира, нужно сотворить руну света, а на нее наложить слепок своей ауры – закрывая за собой дверь, произнес Локи.

– Руну кровью чертить? – деловито уточнила, опускаясь на пол.

– Да, – кивнул Рик, – идиотка, в воздухе!

– А?

– Мысленно представь себе руну света, – подсказал Локи. – Она проявится, если волшебства хватит.

– Спасибо, – поблагодарила целителя.

Вздохнув, прокусила палец на левой руке. Руна света состоит из круга и трех параллельных линий, входящих в него. Прикрыла глаза, сконцентрировалась. Кулон на шее обжег. Резко открыла глаза. Что это за сопротивление?

– Не отвлекайся, или… – Рик уставился на мою шею, – да быть не может.

Брюнет нагнулся и вцепился в мой амулет.

– Откуда у тебя этот кулон? Ай, – а нечего трогать чужую собственность.

Понятное дело, кулону не понравилось, что его бесцеремонно схватил посторонний. Он выдал мощный заряд, а то, что и мне досталось, так это предупреждение – нечего считать ворон и позволять такое непотребство.

– Откуда у тебя кулон Эсхила? – непреклонно требовал ответ Рик.

– Мира, он тебе не по распределению достался? – вдруг вмешался Локи. – Это подарок?

– По распределению, – фыркнула, обиженно поглаживая участок обожженной кожи, – кто такой Эсхил?

Дело в том, что вызывать духов и заключать с ними контракты мы можем только после того, как получим амулет. Обычно это происходит на первом курсе, во второй половине учебного года. Тогда-то мы впервые и заключаем контракты. Амулет служит проводником между миром живых и потусторонним миром, помимо того он накопитель волшебной энергии заклинателя.

– Неважно, – выдохнул Рик. – Продолжай, я извиняюсь.

Последнее он сказал серьезным тоном, мало того, клянусь, амулету, а не мне!

Я вновь закрыла глаза, представляя руну света. Еще не видела результат своей мысли, но была уверена, что все получилось.

– Мира, повторяй за мной, – тихо позвал Локи. – Disergo ni unt saartio.

Послушно шепчу заклинание. Кулон, вновь протестуя, накаляется, я не обращаю на это внимания, концентрируясь на словах.

Секунду ничего не происходило, лишь Леди Ниэль выгнулась. Затем что-то вспыхнуло, проморгавшись, я поняла, что сверкает мой амулет. Внутри него, переливаясь всеми цветами радуги, сияла цифра шесть.

Номер моего контракта.

Леди Ниэль вскрикнула и исчезла.

– Получилось, – облегченно выдохнула. Почему-то я сильно устала.

– Мира, я переговорю с твоим ректором о переводе, – вдруг заявил Рик. – Ты должна учиться в Высшей Академии Небес и Хаоса.

– Она туда не пойдет, – ожил молчавший до этого Лил, – даже если вы и переведете.

– У тебя спросить забыл, – фыркнул Рик.

– Так, стоп. Я никуда не переведусь, – раздраженно бросила брюнету. – И не смей обижать моего друга!

– Его никто не обижал, но его мнение я спрошу в последнюю очередь, – отмахнулся Рик, – впрочем, как и твое.

– Не слишком ли вы самоуверенны? – окрысилась я.

– Девочка, в твоих руках небывалая сила, – гадко ухмыльнулся Рик, – а ты элементарных вещей не знаешь!

– Может, перестанете кричать? – демонстративно потерла ухо. – Не думаю, что мне придется пользоваться силой Леди Ниэль.

Под скептическим взглядом Рика добавила:

– Часто так точно не собираюсь.

– С этого все и начинается, – выгнул бровь брюнет, – с «не часто», а потом власть вскружит голову, и ты…

– Мира не такая, – вступился за меня Лил.

– Что ж тогда позволили заключить контракт, – я вскинулась, зло прожигая взглядом брюнета.

Мужчина замялся, Локи отвел взгляд. Вот нутром чувствую, что-то тут не так. А если вспомнить поведение амулета, так втройне не так!

Что я натворила?

– Давайте поговорим об этом в более подходящем месте, – перевел тему Локи. – И Миру уже ждут.

– Кто ждет? – удивилась я.

– Тирш, он даже переход открыл, полюбуйся, – с этими словами Рик резво подскочил к двери и распахнул ее.

Вместо коридора мне открылась совсем иная картина – зияние черного сублимированного пространства. Стоит сделать шаг в него, и можешь попасть куда угодно, при условии, что зияние хаотичное. Если верить словам Рика, то конкретно это зияние приведет нас к главе Академии Света и Тьмы.

– Что ж, мы и так на двое суток задержались, – пожал плечами Локи, – пора возвращаться.

Мужчины синхронно направились к выходу, а я завороженно провожала их взглядом.

– Вы что же, своих бросите? – отмерла и вскочила на ноги.

– Своих? – обернулся целитель. – Они давно в столице.

– Вперед, мелкая, – пропустил меня вперед Рик.

Я слегка замешкалась, прежде чем войти в портал, но моему замешательству пришел конец вместе с мощным толчком в спину. Даже не оборачиваясь, я знала, кого за это благодарить.

Глава третья

Моим страхам не суждено было сбыться. Мы действительно оказались в столице, в кабинете моего ректора, лорда Тирша ар Кагло.

– Света тебе, дитя мое, – приветствовал он мою тушку, стоящую на коленях.

– Локи, смотри-ка, они его на коленях приветствуют, – громким шепотом поделился своим наблюдением Рик.

– И кому за это спасибо сказать? – не удержалась от злой реплики. – Мало тебе от амулета досталось?

К сожалению, это было единственное, чем я могла припугнуть этого парня.

– Рикхард, Мира, прекратите! – вяло возмутился ректор.

– Господин ректор, попрошу не вмешиваться, – ядовито произнес брюнет. – Сейчас воспитанием этой леди занимаюсь я.

– Не в стенах этой академии! – холодно бросил Тирш, вся его дружелюбность улетучилась.

На его лице появилось жесткое выражение, которое я никогда прежде не видела. Как-то привыкла к нашему доброму и мягкому ректору. А сейчас в его глазах плескалась ничем не прикрытая злость.

– Мира Ночная, вас ожидает господин Рад, – не глядя на меня, сообщил ректор.

Я уже было повиновалась его сухому сообщению, как до меня донесся писк анимас.

– Мира, ты меня забыла! – на меня упал мой котенок.

Уже лежа на полу, размышляла над своей глупостью. Мало того что до сих пор не поднялась с колен, так еще посмела при переходе забыть о друге! И как я могла так поступить? Оставить его в той комнате! Бессовестная я!

– Лил, прости, – поднимаясь, покаялась, состроив виноватую мордочку.

– Мира Ночная, вас ожидают, – напомнил ректор.

Никогда прежде я не видела его таким – властным, холодным и… чужим.

– А вы не приказывайте ей! – взвился молчавший до этого Локи.

Было чему поразиться: насколько я успела его изучить, этот парень всегда был спокоен. Куда делась его невозмутимость?

– Она имеет право знать, – поддержал подчиненного Рик.

– Лорд Тирш, – поднимаясь с пола, обратилась к ректору. – Я действительно не думаю, что это хорошая идея – отослать меня. Я хочу знать, почему меня отправили в Лион.

Лорд побагровел.

– Это было вашим заданием, адептка Ночная, – гаркнул ректор. – А они, как вам известно, не обсуждаются.

– Покажите приказ, – невозмутимо потребовал Рик.

А ведь действительно, когда мы отправлялись на задание, нам всегда выдавали приказ. В этот раз я не видела его, да и отправлена была прямо с постели. Если бы дело было днем, я бы еще потребовала бумагу, заверенную гербовой печатью ректора, а так мозги плохо соображали. Помимо того мы должны были расписаться в полученных средствах в регистрационном бланке. Но и этого не было! Мне просто сунули кошель с золотом и толком ничего не объяснили.

– Рикхард, не лезьте не в свое дело, – шепотом, от которого по всему телу пошли мурашки, потребовал ректор.

Вот за чем мне явно не хотелось наблюдать, так это за перепалкой моего ректора и главой Королевского Отряда Карателей.

– Многонеуважаемый лорд Тирш, как раз таки это вы влезли в дело, которое не входит в вашу компетенцию, – чеканя каждое слово, сказал Рик. – Я буду вынужден обратиться в Комитет Союза Чародеев и подать прошение о вашей отставке.

– Вы не посмеете, – посерел ректор.

– Мира, подожди нас за дверью, пожалуйста, – тихо попросил Локи.

Я послушно выполнила его просьбу и, не успев переступить порог кабинета ректора, попала в чьи-то крепкие объятья.

– Ты цела? Девочка, ничего не болит? – этот голос я узнаю из тысячи.

Мой куратор, а также декан факультета Хранителей Времени, Рад Аргард обеспокоенно смотрел в мои глаза.

Убедившись, что видимых повреждений нет, отпустил и отступил на пару шагов.

– Мира, клянусь, я не знал, что задание стоит в черном списке, – тихо сообщил он. – Я так рад, что ты в полном порядке.

Почему-то мне показалось, что он врет.

– Мира, отойди от него, – трансформируясь, потребовал Лил.

Хорошо потолки в академии высокие, а то ударилось бы мое чудо, потом замучалась бы лечить.

– Лил, в чем дело? – благоразумно прячась за спиной друга, спросила я.

– Он под чарами, – зорко следя за куратором, ответил Лил. – Пригнись, он атакует.

Испугавшись, зажмурилась. Что же это происходит в таких родных стенах академии? Может, это просто дурной сон? Но нет, происходящее не было сном, я словно со стороны наблюдала, как Лил отшвыривает куратора, как тот падает и тут же встает. В его глазах – огонь, бешеное пламя.

– В сторону, – слева от меня раздался спокойный голос Локи.

Секунда – и мое оранжевое чудо возвращается в прежнюю форму. Куратор же безвольно лежит на полу, надеюсь, он жив.

– Вот гад, – вдруг выругался Локи.

– И не говори, обвели нас вокруг пальца, – раздраженно бросил Рик. – Эй мелочь, иди-ка ты к себе.

– А?

– Рик, будь вежливей, – грозно посмотрел на друга целитель. – Мира, тебе действительно лучше пойти к себе. Но обещаю завтра навестить тебя и все рассказать.

Я послушно кивнула. От всего происходящего голова кругом идет и виски пульсируют так, что придется отвар пить, а его еще сделать нужно.

– Мира, я тебе массажик сделаю, – пообещал Лил, прекрасно учуяв мою головную боль.

– Хорошо, – улыбнулась, мысленно представляя этот самый массажик. Говоря откровенно, толку от него было мало, зато голова после превращалась в воронье гнездо.

Медленно мы спускались вниз, – покои ректора находились на последнем этаже здания, именно здесь были его владения. Кабинет находился ближе к выходу, а дальше по коридору были личные комнаты. На первом курсе мне стало любопытно, зачем ему столько комнат. Я это выяснила, за что была наказана на неделю – убирала ванные комнаты в его владениях. А их там было пять штук, и каждая не меньше, чем общие душевые для адептов!

 

В тех покоях жили гости как нашего мира, так и мира Отражений. Лила я тоже нашла там, а он привязался ко мне. Насколько я поняла, мой котенок был подарком для королевской дочери на предстоящее совершеннолетие, но он выбрал меня. Принцессе достался иной подарок.

Удивительно другое, гость из Отражений ни капельки не расстроился тому, что его «подарок» выбрал другого хозяина. Мужчина лишь улыбнулся, глядя на Лила, который трясся у моих ног. Он помог мне лучше понять природу анимас, подсказывал, как следует реагировать на те или иные изменения в облике магического существа. На самом деле, только благодаря этому человеку нам с Лилом удалось настолько подружиться.

Вы, наверно, удивлены, однако привязка для анимас не является самым счастливым моментом в их жизни. Для них это не только страшно и отвратительно, но и означает окончание свободы – теперь они принадлежат не столько себе, сколько своему хозяину.

Правда, они воспринимают нас как своих подопечных.

Конечно, проводя вечера за рассказами о магических существах, я влюбилась в гостя лорда Тирша. А разве могло быть иначе? Обаятельный молодой человек, завораживающий не только своими внешностью и нежным голосом, но и знаниями.

Мне он представился как лорд Ник, а позже я узнала, что он – Николас Третий, будущий король Аттранса в мире Отражений.

Собственно, узнала из объявления о помолвке нашей принцессы с Николасом. Главная газета страны – «Королевский голос» – пестрела моментами передачи брачных браслетов, целомудренным поцелуем в ручку бледной принцессы и холодным спокойствием на лице Николаса.

Было ли мне обидно за обман? Нисколько. Кто я и кто он? В целях конспирации он не выдал своего настоящего происхождения. Если бы я оказалась болтушкой – его инкогнито было бы раскрыто. Если он желал объявить о себе раньше празднования совершеннолетия принцессы, то вряд ли бы жил в Академии Света и Тьмы.

Какое-то время я, конечно, повздыхала о своей горе-любви, однако учеба заняла все место как в голове, так и в душе. На личные терзания не осталось ни сил, ни времени.

Правда, иногда мне снятся события прошлого. Наши чаепития с Ником, его объяснения и доброжелательная улыбка.

Могу подвести итог: к моим двадцати трем годам личная жизнь не удалась. Или просто я привередливая.

– Мира, ты чего застыла? – вкрадчиво поинтересовался Лил.

– Прости, задумалась, – в спешке зазвенела ключами, опустив голову, чтобы друг не заметил вспыхнувшего на щеках румянца.

Дверь отворилась с третьей попытки – у меня всегда имелась проблема с открытием замков. А все моя соседка по комнате виновата, Илга со своей мнительностью заставила понавесить аж пять замков. Но я слишком привязалась к подруге, чтобы противиться ее просьбе.

Комната встретила меня пустотой и пылью. Илга еще не вернулась с задания.

– Лил, сколько я проспала? – чувствуя ком в горле, прошептала другу.

– Три дня, – короткий ответ.

Илга ушла на задание ровно восемь дней назад. Пора бить тревогу. Я и тогда не хотела отпускать ее, но меня отвлек куратор, и она ушла.

Включив свет, прошла в спальню, где на стуле возле кровати лежала наша с Илгой тетрадь портационной переписки. Где бы мы ни находились, всегда могли послать друг другу весточку. Я очень надеялась, что там что-то появилось, ведь с ее отъезда на задание в тетради было пусто.

Я оказалась права. Как только тетрадь угодила в мои руки, она ощутимо нагрелась, показывая наличие послания.

Я жадно перелистывала страницы, чертыхаясь на все лады. Водилась за этой вещицей одна неприятная особенность: чтобы узнать, хозяин или чужак взял ее в руки, она требует не меньше пяти минут пролистывания страниц. Пусть сейчас меня это бесило, но для защиты этот метод был, несомненно, полезным.

Наконец тетрадь распознала во мне владелицу и послушно открылась на нужной странице. Я разобрала округлый почерк подруги и волосы на моей голове встали дыбом. Слезы струились по щекам, а тело пробила нервная дрожь. Я боялась поверить своей догадке, но все указывало на одно.

Илга мертва. И той, кто убил ее, стала Леди Ниэль. Куратор отправил мою подругу на то же самое задание, что и меня, только несколько раньше.

Я не сдерживала рыданий. Слезы стояли перед глазами пеленой и буквально душили. Моя подружка, как же так… Илга, зачем ты поехала на это задание? И почему я не сумела удержать тебя?

– Мира? – взволнованно позвал Лил.

В ответ еще громче разрыдалась. С Илгой я познакомилась сразу по приезде в столицу. Она тоже была сиротой, но, в отличие от меня, ее родители были живы. Они отказались от нее только потому, что потенциал магии был слишком мал. Проклятые аристократы отказались от своего ребенка из-за того, что знак на ее плече не появился сразу. Такое иногда случается, пусть и редко. Родители Илги решили, что ребенок не стоит их высочайшего внимания и отдали ее в приют. Слабенький дар пробудился в ней в восемь лет. Он требовал много усилий и тренировок, но она не унывала. Доказала и отстаивала свое право учиться в академии.

– Мира, успокойся, миленькая, – ползал у моих ног Лил. – Я сейчас… я целителя позову.

Меня заколотило сильнее. Часть души вырвали из груди, и теперь там зияла черная пустота. Крепко прижимала к себе тетрадь, а в голове проносились картинки прошлого. Как мы вместе ездили на практику, самую первую в нашей жизни. Как ругались по поводу дурацких замков на двери. Как она выставила прочь родителей, вдруг признавших ее существование. Как отказалась от их опеки и материальной помощи. Я помню все: ее слезы, радость, непослушные кудряшки золотистого цвета, вечно длинные ногти, крашенные в черный цвет.

За пять лет она стала моим самым близким и дорогим человечком. Она и Лил – единственные, кому я могла доверять.

– Мира?! Что с ней? – меня сгребли в охапку.

Я не пыталась сопротивляться. Мне было все равно. Моя боль не знала границ. Боль и всепоглощающая ненависть.

– Она такая после прочтения послания от подруги, – словно издалека донесся до меня ответ Лила.

– Тише, девочка, тише, – зашептали мне, бережно покачивая на руках, как маленького ребенка.

Уже не было громких всхлипов, только слезы стекали по щекам.

– Рик, отпусти ее, – вкрадчиво попросил знакомый голос, обращаясь к тому, кто держал меня, – мне нужно успокоить ее.

– Нет, – меня сильнее прижали к груди, – ты ей ничем не поможешь, Локи.

Сколько я просидела в объятьях Рика, не знаю. Время остановилось. Оно словно проходило сквозь меня, напоминая о боли, рвущей сердце на части.

В какой-то момент я стала отчетливо слышать жаркий шепот брюнета.

– Все люди знают о времени, но не понимают, что оно значит. Ведь время – это тайна. Время помогает забыть. Оно проходит, меняемся мы. И нет ничего хуже, чем помнить то, что причиняет боль.

Невольно стала прислушиваться к его словам.

– Позволь времени утешить тебя. Не дай ненависти и горечи поглотить свой разум и душу. Поверь времени, оно убаюкает, приласкает и залечит твои раны. Ты Хранительница Времени, так не поддайся чарам зла. Они привлекательные, но разрушительны.

Его шепот стал громче. Он прожигал изнутри и камнем падал на мою голову, заполнял меня, отодвигая на второй план жажду мести.

– Время – одна из тайн, разгадав которую, постигнешь мудрость. Всепрощению учит время, но и хранит благородное чувство долга. Сможешь жить по его законам – обретешь спокойствие, Мира. Научишься ценить то, что действительно дорого, – меня крепче обняли. – Позволь времени сохранить счастливые мгновенья, не заполняй его страданием. Иди вперед, не оглядываясь, прошлое не стоит того, чтобы желать его вернуть. Это судьба, подвластная только времени.

Никогда прежде я не слышала, чтобы кто-то говорил так о времени. На лекциях нас учили тому, что мы вершители судеб, нам подвластна манипуляция с чужими жизнями, а значит, и их временем. Но выходит, все это не более чем иллюзия.

– Мира, – Рик слегка отстранился, – прошлым жить нельзя, но и полностью забывать его не стоит.

Он ласково потрепал меня за волосы. Невольно улыбнулась ему. Мне стало легче, гораздо легче.

– Спасибо, – прошептала одними губами.

– Пожалуйста, выпей это, – в поле моего зрения появилась кружка с чем-то дымящимся.

Подняла голову. На меня нежно смотрел Локи.

– Это успокоительный сбор, – пояснил он, – для снов без сновидений.

Я оценила его заботу. Слегка дрожащими руками приняла питье и одним махом осушила кружку. Сон без сновидений, это действительно то, что мне требуется.

– А теперь ложись, – забирая кружку, сказал Локи, – тебе нужно поспать.

Рик, не отпуская меня, осторожно поднялся. Так же бережно уложил в кровать и накрыл одеялом. Лил устроился под боком.

– Спи, маленькая, – нежно сказал Рик.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru