Провинциалка для сноба. Меж двух огней

Надежда Волгина
Провинциалка для сноба. Меж двух огней

– А я его знаю? – спросила Лариса, когда они парковались возле ресторана.

– Кого?

– Ну друга этого твоего?

– Вряд ли… Не так давно он стал именно другом. А началось все с бизнеса.

– Понятно… А прием будет на высшем уровне? Всякие там этикеты, куча приборов, накрахмаленные салфеточки, очередь поздравлений?..

– Вряд ли Димыч это все любит, – усмехнулся Алексей, представляя своего следящего за всеми модными трендами друга таким, как описала Лариса. – Скорее это будет современная тусовка.

– Замечательно! – умозаключила она и дождалась, когда Алексей обойдет машину и подаст ей руку. – Черт! Холодно-то как! – засеменила она на своих шпильках, цепляясь за рукав его куртки.

Вот сейчас точно в голову пришла мысль, что тащит он мешок картошки. И дело было не в том, что Лариса тяжелая и висит пудовыми гирями на нем, хоть и это он чувствовал. Просто, именно сейчас ему захотелось побыть одному, насладиться вечером и общением, а не тратить часть своего внимания еще и на нее. Но придется, раз уж был таким глупцом…

На выходе из гардероба их ожидал сюрприз. Да такой, что снова Алексей едва справился с собственными эмоциями, как и сразу же осознал, что вечер испорчен окончательно. Вот уж кого он точно не ожидал увидеть, так это ее в обнимку с Владом. Нет, то что друг будет на дне рождения, он знал. Они даже обсуждали предстоящее событие и не раз. Но что тот придет с ней – об этом он как-то не подумал.

– Ну надо же! Людмила, тебя не узнать, – пропела Лора, снова цепляясь за его руку. – Это в руках моего братика ты так преобразилась?

Люда только собралась что-то ответить, как ее опередил брат:

– Лорик, побереги свое остроумие для другого случая. И ты тоже выглядишь неплохо, – подмигнул он ей и пожал протянутую руку Алексея.

Пожимая руку друга, он смотрел на его спутницу. Он просто не мог отвести от нее взгляда, понимая, что не узнает. И дело было даже не во внешней красоте, хоть и это присутствовало. Она словно изменилась внутренне. Стала более уверенной в себе, и улыбка сейчас играла на ее губах какая-то другая, не такая, какими он раньше любовался, не в силах отвести взгляда. Захотелось вдруг спросить у нее, что же так повлияло. Но конечно же, ничего подобного Алексей делать не стал, а лишь кивнул, буркнул: «увидимся в зале», куда и повел свою спутницу.

– Оказывается, и деревенщину можно приодеть и сделать почти приличной. Кто бы мог подумать… – и все в таком же роде размышляла Лора, пока он не выдержал и не спросил:

– Тебе больше не о чем поговорить что ли? Оставь своего брата уже в покое, – он хотел сказать, оставь ее в покое, но это было бы слишком явно, намекало бы на что-то большее, нежели просто интерес.

– Да нужен он мне больно! – сделала вид, что оскорбилась, Лариса.

Правда сразу же забыла об этом, стоило им переступить порог нарядно украшенного зала, где уже вовсю играла музыка, а между накрытыми столами сновали гости. Именно сновали, а не восседали чинно, ожидая начала торжества. И именинника им не сразу получилось разглядеть, окруженного гостями. А уж пробиться к нему стало и того более трудной задачей. Но и это они сделали.

По пути Алексей раскланивался и пожимал руки знакомым, которых тут было очень много. Лора всем кокетливо улыбалась, не забывая прижиматься к его плечу. Глаза ее горели, словно она из обычного мира попала в волшебный. Алексея это даже стало забавлять. Какой же она еще ребенок, хоть и корчит из себя светскую львицу! И он понимал, на что и кого нацелена эта девушка. Только вот разочаровывать не торопился. Да и нельзя с ней грубо, все же сестра друга, которую он знает с детства. Возможно, со временем она все поймет сама, ну а пока он согласен подарить ей немного мечты, не переступая границы дозволенного. Тут он невольно вспомнил аппетитные формы, которые удалось узреть сегодня утром. Черт! О чем он только думает!

– Леха! Приветствую! – встретил их возгласом именинник. – Что это за красавица рядом с тобой?

– Знакомьтесь – Лариса, – представил он спутницу, и та милостиво разрешила Димычу прижаться к ее руке.

Алексей же с улыбкой рассматривал друга – серьезного бизнесмена и совершенно несерьезного человека, хоть и добрейшей души. Что прическа (залаченная и стильная лохматость, будто тот всю ночь проспал на одном боку и так и не смог причесаться), что наряд (сочетание классики в виде чего-то типа укороченного фрака с бабочкой – наверху и драных джинсов вкупе с массивными ботинками – внизу) придавали его виду сверх экстравагантности. А добавить к этому еще и легкий макияж на лице, то и вовсе можно было бы засомневаться в его ориентации. Но с этим было все в порядке, достаточно было увидеть двух красоток, которых он обнимал обеих сразу.

– Дим, поздравляем тебя! – вручил он другу подарок, и именно в этот момент поздравляющих прибавилось.

– Нет, Влад, ну я всегда восхищался твоим безупречным вкусом по части девушек, но сегодня ты превзошел даже мои ожидания! – восторженно произнес именинник и даже причмокнул губами. – Познакомишь меня со своей спутницей?

Алексей наблюдал, как без тени кокетства, с искренней улыбкой на губах Людмила протягивает Димычу руку. Как пожимает его и невольно краснеет, когда тот ее смачно целует. Сколько же в ней естественного, ненаигранного. Невольно взгляд скользнул на Ларису с недовольным выражением на лице. Какие они разные, хоть и обе выглядят сегодня замечательно.

Он до такой степени увлекся размышлениями и наблюдениями, что перестал улавливать весь тот поток комплиментов, которыми осыпал Люду Димыч. Влад уже откровенно ржал рядом, но выглядел при этом довольнее некуда. А Лариса куксилась все сильнее, и Алексей понимал, что пора ту уводить от дамского угодника подальше. Но он не мог… Он просто не мог перестать смотреть на Людмилу, взгляд его словно притягивало магнитом, аж глаза начали слезиться. И что-то происходило внутри него, словно он вдруг осознал что-то важное, только вот никак не мог вникнуть в смысл этого важного.

– Пошли уже что ли! – недовольно потеребила Лора рукав его пиджака. – Ноги устали на шпильках, – бросила она взгляд на свои ярко-красные (по всей видимости, под цвет помады) туфли.

– Так, гости дорогие! – повернулся к ним Димыч, выпуская, наконец-то, руку красной Людмилы из своей. – Дабы избежать беспорядков, организатор банкета распределил места за столиками. Прошу простить меня, – развел он руки, – но рассаживаемся согласно плану.

– Да, без проблем, – отозвался Влад, и Алексей проследил за рукой того, что легла на талию Людмилы, привлекая ее к себе. Вновь зачесались кулаки, и снова пришлось себя сдерживать.

– Пошли, – взял он Ларису за руку и направился к организатору, что вовсю уже командовал в центре зала, рассаживая гостей.

Уж не понятно, кому нужно сказать спасибо – судьбе ли злодейке или неугомонному организатору, но Влада с Людмилой разместили за тем же столом, что и Алексея с Ларисой. Вот тогда он понял, что пытка будет длиться весь вечер и избежать ее не получится, если, конечно, он не уйдет с банкета раньше.

– Пьешь? – спросил у Алексея Влад, взявшись за бутылку водки.

– За рулем, – тряхнул он головой и поймал на себе взгляд Людмилы, который, впрочем, та сразу отвела. К слову, она словно старалась не смотреть на него вовсе. И это тоже немного подбешивало.

– А я выпью, пожалуй. Не возражаешь? – посмотрел он на Люду.

– Нет, конечно! – бодро отозвала она, но Алексей все же подметил в ее голосе нотки неуверенности.

– Мне тоже налей, – придвинула к нему свою рюмку Лариса.

– Может, вина? – предложил ей брат.

– Не люблю кислятину, – скривилась она. – Да наливай уже, не маленькая, – деланно рассмеялась.

Алексей понял, что должен что-то сказать или сделать. И бокал Людмилы все еще пустовал.

– Вина? – предложил он.

– Немного, – кивнула она и вновь отвернулась.

Вино или наливают полный бокал, что и сделал Алексей, или не пьют вовсе.

– Давайте, за Димыча! Отличный он мужик! – провозгласил Влад тост.

Алексей наблюдал, как взялась своими тонкими пальчиками Люда за ножку бокала и поднесла тот к губам, тронутым помадой разве что самую малость. Как сделала она пару глоткой и облизнула губы… Как же ему захотелось в этот момент поцеловать ее! Воспоминания о том единственном поцелуе, что случился у них так спонтанно, даже дико, обожгло сознание. Он будто снова уловил его вкус на своих губах и даже представил нотки красного вина, вплетающиеся естественным шлейфом. Наваждение, но он не мог не смотреть на ее губы, и она это понимала, видела. Щеки Людмилы вновь окрасил легки румянец. И Алексей знал, что случилось это не по вине жары в зале. К слову, пока еще тут было довольно прохладно, гости не успели надышать, а хмель – ударить в головы.

Веселье набирало обороты. Тосты звучали практически без остановки. Гости поздравляли именинника, а тот буквально купался в лучах славы. Вино лилось рекой, как и более крепкие напитки. И гости становились все пьянее и раскрепощеннее. Только Алексей почему-то на этом празднике чувствовал себя чужим. Не потому ли, что Людмила больше на него не смотрела, а была увлечена беседой с Владом. А тот ей что-то шептал на ухо, отчего она безостановочно ему улыбалась или смеялась, прикрывая рот ладошкой.

Лора раз к нему пристала, пытаясь вытащить на танц пол, где уже во всю толкались попами танцующие, два, а потом плюнула и решила обойтись в этом деле без него. К столу она разве что подходила, чтобы пропустить рюмочку или хлебнуть сока. Все остальное время танцевала и в кавалерах явно не испытывала дефицита. И в этой ситуации Алексея все устраивало, кроме того, что несколько раз на танец уводил и Влад Людмилу. Тогда его лишали возможности любоваться ее исподтишка, и это невероятно злило, как и то, насколько откровенно прижимал ее друг в танце.

В какой-то момент они с другом остались за столом одни, Люда ушла, по всей видимости, в дамскую комнату. Вот тогда Алексей не выдержал и обратился к Владу:

 

– Слушай, неужели из десяти миллионов жителей столицы ты не мог выбрать себе спутницу на этот вечер? Почему она? – вопрос прозвучал сварливо, Алексей понимал, но задал его чуть раньше, чем успел передумать.

Влад к тому времени уже был хорошо навеселе, но отреагировал на вопрос друга довольно резко.

– А в чем дело? Я же не спрашиваю, почему ты сегодня заявился с Лоркой, хоть и имею на это больше прав, согласись.

Тут не поспоришь, и Алексей не нашелся, что можно ответить. Да и вернулась Лариса.

– Не устал еще сидеть? – запыхавшаяся и раскрасневшаяся она выглядела сейчас очень хорошенькой. – Пошли уже потанцуем, – схватила она его за руку, и выпускать в ее намерения не входило.

Алексей вынужден был уступить, да и смотреть сейчас на нагловато-довольное лицо друга он просто не мог. Фактически, он сбежал из-за стола.

Когда танец закончился, и они вернулись к столу, Людмилы все еще не было. Алексей не видел, как она входила в зал. И пропустить этот момент не мог, потому что внимательно следил за дверью. Интересно, что ее могло задержать, и почему Влад ничего не предпринимает? Вместо того, чтобы отправиться на поиски спутницы, тот наполнил очередную рюмку и залпом ее опрокинул.

Глава 3

Не смотри на него и все тут! Нет его сегодня тут! И это не он сидит напротив и гипнотизирует ее взглядом, думая, что она не замечает.

Все сегодня пошло не так, начиная со скорости, с которой ехал Влад. Потом эта внезапная встреча… Ну почему она даже мысли не допускала, что он тоже может быть тут? Ведь они с Владом друзья!

Когда Люда увидела Алексея и нагло-улыбающуюся Ларису, то в ногах появилась такая слабость, что если бы не рука Влада – рухнула бы она на пол, перед двумя парами глаз. А потом еще эти комплименты, что отвешивал ей их общий друг. Да она готова была провалиться сквозь землю. А как смотрел на нее большой босс! Да он же буквально раздевал ее взглядом!

Усаживаясь за стол, Люда уже испытывала такой силы раздрай в душе, что так и подмывало попросить Влада отвезти ее домой или на вокзал. А когда он выпил первую рюмку, то Люда поняла, что об обратном пути ей придется побеспокоиться самой и пораньше. Но куда уже раньше, если уходить нужно прямо сейчас, чтобы успеть на последнюю электричку? Оставался единственный вариант – вызвать такси, когда точно решится уйти. И пусть это здорово ударит по ее бюджету, другого выхода нет.

На решении воспользоваться услугами такси Люда и остановилась, немного расслабляясь. И вино ей показалось неожиданно вкусным и веселящим. Да и Влад старался вовсю. Она смеялась безостановочно над его шутками. И мысленно благодарила его, за то что отвлекает от мыслей об Алексее. Но она все равно остро чувствовала его присутствие за столом. А взгляд его лишал ее покоя. Наверное, потому она с такой радостью сбегала из-за стола, когда Влад тянул ее танцевать.

Только и спутник ее по мере плавного течения вечера становился все более навеселе. Люде уже не казалось безобидным то, как он обнимает ее и прижимает к себе во время танцев. Несколько раз она убирала его руки, что настырно сползали пониже спины. И в очередной раз, пресекая его попытки коснуться ее ягодиц, она даже с какой-то затаенной радостью уступила Влада какой-то пьяненькой девушке, подлетевшей к ним со словами:

– Можно я украду у вас такого симпатичного кавалера?

Можно и даже нужно! А она немного придет в себя, побудет в тишине.

Люда незаметно выскользнула из зала и первым делом отправилась в туалет. Оттуда она пробралась в небольшой холл с расставленными повсюду кадками с цветами. Возле одной такой огромной кадки с растением наподобие пальмы она и опустилась на небольшой диванчик. Откинулась на мягкую спинку и даже прикрыла глаза от удовольствия. В холле царила тишина и покой. Сюда не долетали звуки музыки, женский смех, порой срывающийся на визг…

Люда вдруг поняла, что очень устала. И не от вина, еды или танцев. Больше она устала играть роль, на которую сама себя сегодня назначила.

Зал ресторана, в котором отмечал юбилей друг Влада, располагался на втором этаже. Холл же, в котором решила запрятаться Люда, был этажом выше. Но разве же могла она знать, что именно в этот холл ведут VIP-кабинеты, где гости ресторана собирались небольшими компаниями, в надежде на то, что даже официант будет являться к ним по требованию, а посторонние шумы и вовсе не будут достигать их слуха.

Заставил открыть глаза Люду мужской голос.

– Скучаешь, красавица?

Перед ней стоял мужчина лет сорока пяти, совершенно бандитской наружности. Настолько бандитской, что первым побуждением Люды стало вскочить и бежать. Но потом она трезво рассудила, что находится в публичном месте, где должна быть охрана, что следит за безопасностью посетителей ресторана. И все же, смотреть на бритую голову и золотые фиксы, поблескивающие во рту, было страшновато. Да и весь образ мужчины казался худощавым, поджарым и хищным. А еще сильным и выносливым не по годам.

– Отдыхаю просто, – заставила себя ответить Люда и даже улыбнулась.

– Не возражаете? – спросил мужчина, опускаясь рядом с ней на диван и доставая из кармана золотой портсигар.

– Да пожалуйста, – пожала она плечами.

Тонкая сигаретка, что тот достал из портсигара и постучал ею о крышку, больше напоминала самокрутку. А когда он прикурил ее от зажигалки с откидной крышкой, то на Люду пахнуло довольно странным запахом, лишь отдаленно напоминающим табачный. Травка что ли какая-то? – мелькнула запоздалая мысль, рождая в душе новые страхи.

– Как зовут тебя, красавица? – спросил мужчина, когда Люда уже собиралась встать и уйти под благовидным предлогом.

– Людмила, – вынуждена была ответить, наблюдая, как тот закинул ногу на ногу и слегка придвинулся к ней, касаясь бедра. Такая близость, нарушающая пределы личного пространства, напрягла ее еще сильнее.

– Я Геннадий Олегович, – протянул он ей руку, ладонью вверх. Но вложить в нее свою Люда уже не решилась, понимая, что нужно бежать от него как можно скорее, и не в силах двинуться с места. Этот мужчина действовал на нее как удав на кролика, внушая все больший страх.

– Очень приятно, – пробормотала и дернулась, чтобы встать, но сухая и жесткая рука с крупными венами опустилась на ее коленку, заставив замереть.

– Сиди! Я же еще тут… – тихо, но с угрозой произнес мужчина. – Сейчас докурю, и ты составишь мне компанию, станешь нашей гостьей.

– Но… моя компания в другом зале, – не нашлась, что еще можно ответить, Люда. Она уговаривала себя не паниковать. Не станет же он ничего делать плохого с ней здесь?!

– И потому ты сидишь тут одна? – усмехнулся он одними губами, делая глубокую затяжку и выпуская дым рядом с головой Люды. – Не пой мне, девочка. Вижу, что не все так хорошо, как ты тут пытаешься мне рассказать.

У Люды чуть глаза не вылезли из орбит, когда он затушил бычок прямо на паркетном полу, затоптав тот узким носком своего блестящего ботинка. А потом его жилистые пальцы сомкнулись на ее запястье, и он резко встал, вынуждая ее сделать то же.

– Что вы?!. Да, пустите же, меня!.. – пыталась она вырвать руку, мечтая привлечь к себе хоть чье-то внимание и не рискуя пока еще кричать.

– Я сказал, пошли. А будешь сопротивляться, пожалеешь. Со мной тебе будет лучше, чем… в твоей компании, – и потянул ее к кабинету.

– Пустите!.. – вместо крика получился тоненький писк и почти сразу же она услышала:

– Люда? Какого?..

Мужчина, что представился ей Геннадием Олеговичем, а на деле вел себя как отмороженный зек, остановился и развернулся всем корпусом к приближающемуся к ним Алексею.

– Что здесь происходит? Отпусти ее! – кивнул он на уже покрасневшее запястье Люды.

– Твоя? – прищурился дядька.

– Моя, – без тени смущения соврал Алексей.

– Классная цаца у тебя, знаешь? – проговорил первый, выпуская к радости Люды ее запястье. Она сразу же метнулась к Алексею, но на середине пути замерла. Алексей не собирался продолжать дискуссию, и взгляд, которым он буравил собеседника, очень не понравился Люде. В его глазах собирались грозовые тучи, делая те все темнее. – Только этой цаце нужна искусная и дорогая огранка, чтоб засверкала всеми гранями. Сможешь дать?

– Приложу все усилия, – сквозь зубы уже процедил Алексей.

– Вот и ладненько, – кивнул зек-наркоман и скрылся в своей кабинке, откуда до них донесся приглушенный шансон.

Повисла немая пауза, во время которой Алексей рассматривал Люду. А у нее в глазах принялись скапливаться слезы и прогнать их не получалось. Тело била мелкая дрожь, и с ней тоже было тяжело бороться.

– Ну, все!.. – резко прижал он ее к себе и погладил по волосам. – Все хорошо. Успокойся.

Ладонь его согревала затылок, и по телу побежали мурашки. А такой знакомый запах проник в легкие, высушивая слезы. И сразу страх отступил, как всегда случалось, когда он находился рядом.

– Спасибо! – пробормотала она, мысленно прося, чтоб он еще чуть-чуть не выпускал ее из объятий.

– Я искал тебя, когда понял, что задерживаешься.

И снова она не нашлась, что можно ответить, кроме:

– Спасибо!

– Пойдем? – спросил он через какое-то время.

– Да, – шмыгнула она носом, хоть слез и не было. Не успело их скопиться столько, чтобы пролиться из глаз.

На подходах к залу Люда снова остановилась, понимая, что не хочет возвращаться туда, где уже все пьяные и Влад, в том числе.

– Ты чего? – удивился Алексей.

– Я поеду домой, – ответила она, доставая телефон из сумки.

– И как ты это собираешься делать?

– Вызову такси, – с благодарностью улыбнулась она ему. Сейчас она испытала приступ горячей благодарности, за то что так вовремя появился.

– Подожди меня здесь, – тут же нашелся он. – Только никуда не уходи. Особенно, на третий этаж, – едва заметно улыбнулся. – Подождешь? – решил уточнить.

– Жду, – кивнула Люда, понимая, что и сама этого хочет.

Через пять минут он вернулся и сказал:

– Пошли.

– А Влад?.. И… Лариса? – второе имя далось ей с трудом.

– Я их предупредил. Брат с сестрой друг о друге позаботятся.

В гардеробе он помог ей одеться, оделся сам и повел к своей машине.

– Может я лучше на такси? – спохватилась Люда, хотя до этого делала все словно на автомате, слепо следуя за ним, подчиняясь.

– Может, я лучше знаю, что лучше? – резковато ответил Алексей и распахнул перед ней дверцу пассажирского сидения. – Забирайся, – велел и сам же захлопнул дверцу.

Люда притихла и даже не пыталась больше заговорить, прислушиваясь к его недовольному сопению, пока он пристегивался и заводил двигатель, чуть прогревая машину.

– Домой? – посмотрел на нее.

– На последнюю электричку я опоздала…

– А я разве спрашивал, успеваешь ты или нет на электричку? – перебил он, и снова Люда не поняла причины внезапной сердитости.

– А что вы спрашивали?! – вдруг тоже разозлилась и повернулась к нему всем корпусом.

Так какое-то время они и сидели, буравя друг друга взглядами, как два бойцовских петуха, а точнее, петух и курица. Первая не выдержала Люда, стоило ей только представить, как они, должно быть, выглядят о стороны. Как только представила, так сразу же губы принялись растягиваться в улыбке, а потом и смех напал, когда и со стороны Алексея дрогнула оборона. И еще минут пять они просто смеялись, и кажется, при ней он делал это впервые. Не посмеивался, не ухмылялся, а хохотал.

– И все же, повторяю свой вопрос, – вытер Алексей глаза, на которых выступили слезы. – Куда едем?

– Выбор у меня не велик, – все еще посмеиваясь, ответила Люда.

– Но он есть.

– В каком смысле?

– Ты можешь заночевать у меня, не в первый раз…

– Нет. Если вам не трудно, отвезите меня, пожалуйста, домой. Не хочу расстраивать родителей, – поспешно проговорила она.

На самом деле, она банально испугалась, когда он предложил такое. Ни родителей она боялась расстроить, а себе не доверяла, да и от него не знала чего ждать. В этом мужчине в последнее время непредсказуемость зашкаливала. И Люда не хотела в очередной раз нарушать свой внутренний баланс, который она с трудом восстанавливала, но еще не восстановила до конца.

Хорошо, что настаивать он не стал, да и вряд ли его предложение выходило за рамки обычной вежливости.

– Что у тебя с Владом? – вновь заговорил Алексей, когда они уже выехали за пределы МКАДа.

Вот уж какого вопроса Люда точно от него не ожидала.

– Ничего особенного. Просто знакомый, причем не так давно…

– С просто знакомым не обнимаются возле подъезда! – чуть повернулся он в ее сторону, но лишь на долю секунды.

– Так я… А вы откуда знаете? – удивилась, да еще как. Не шпионит же он за ней.

– Случайно увидел.

 

– Случайно проезжали мимо моего дома? – что-то ситуация снова стала забавлять Люду, стоило только себе такое представить.

– Нет, проезжал не случайно. Хотел извиниться… Но ты была занята, – вновь в его голос вернулась сердитость, и Люда немного растерялась.

Это когда он, получается, приезжал? Вчера вечером, когда и для нее объятья Влада стали сюрпризом? Получается, он увидел их с Владом и отправился домой? Почему? Не хотел извиняться при друге? И кстати, о каких извинениях речь.

– За что? – тихо спросила и затаилась в ожидании ответа.

– Я велел провести служебное расследование по факту финансовых махинаций на скидках. Похоже, твой супервайзер замешан в этом по самое не хочу.

Ах, вот он о чем! Про деньги в сейфе Люда в очередной раз забыла. Надо будет не забыть в понедельник вернуть их Алексею. Да и вообще, понедельник предстоит насыщенным и эмоциональным, как чувствуется. Ведь ей многим придется объяснять свое увольнение. Еще и постараться сделать так, чтоб не заставили отрабатывать. Конечно, если на отработке будут настаивать, то она вынуждена будет уступить, и, наверное, с Олегом Евгеньевичем получится договориться, но все же… Чем быстрее она поставит жирную точку, тем лучше будет для нее, прежде всего, да и для него. Больше не придется ни за что извиняться.

Люда искоса посмотрела на мужчину, что аккуратно хоть и быстро вел автомобиль по трассе. Сама сосредоточенность. Ни тени улыбки. И челюсти так сжал, что вон аж желваки ходят.

– Так что? Вы встречаетесь?

Люда даже не сразу сообразила, что вернулся он к прерванной теме. Она-то уже успела отвлечься и мыслями унестись далеко, аж в Питер. Правда что-то ей подсказывало, что забыть его так быстро не получится, как хотелось бы.

– Я бы не сказала… – вспомнила она те несколько встреч, что были у них с Владом. – Просто друзья…

Но и друзьями она их с Владом назвать не могла. Вот Влад и Алексей – друзья. Они знакомы давным-давно, у них куча общих друзей и знакомых. Общность интересов, воспоминания прошлых лет… Это дружба. Так что же у нее с Владом? На этот вопрос ответа не было, но и девушкой его себя она не считала. Возможно, просто рано их так рассматривать.

– Как добралась из Питера? – задал Алексей очередной вопрос, и Люда тихо порадовалась, что тему Влада он больше, вроде как, решил не развивать.

– Хорошо добралась, – улыбнулась она, вспоминая, как плавно ехал в ночи поезд, везший спящих пассажиров из Петербурга в Москву. – Я люблю поезда.

– Поэтому не захотела ехать со мной? – усмехнулся он.

Он это серьезно сейчас?! – во все глаза смотрела на него Люда. Неужели он даже мысли не допускает, что сам сделал все, чтобы она не захотела с ним ехать? Удивительное самомнение и душевная слепота! И это при всем при том, что порой он ведет себя человечнее многих. Нет, никогда ей не понять этого мужчину. Да уже и не хочется. Скоро он будет далеко от нее и перестанет волновать своей близостью, как сейчас, к примеру. Всем телом она ощущала его и реагировала на каждое шевеление головы, каждое слово.

Снова в машине повисло молчание. Последний вопрос Алексея можно было отнести к риторическим. Отвечать на него Люда не посчитала нужным, да и вряд ли получится переубедить его или в чем-то убедить.

– Веселовский отстранен от руководящей работы, – вновь заговорил Алексей, когда они уже въезжали в ее город. – Куратором твоим на время, пока не подыщем подходящую кандидатуру на его должность, снова стану я. По крупным клиентам…

– Алексей Витальевич! – невольно воскликнула Люда, перебивая его. – Я увольняюсь!

Она же ясно дала это понять в четверг. Получается, что и этого он не услышал?

– Почему? – спросил он, не глядя на нее. – Не устраивает зарплата?

– Дело не в этом, – уклончиво ответила Люда.

Зарплата сейчас волновала ее меньше всего. Она уже поняла, что может зарабатывать и в его компании много, достаточно немного гибкости ума и умения убеждать. Как оказалось, у нее всего этого хватает. Все аргументы, которые можно было бы привести сейчас, не облачались в слова, потому что относились к области эмоций и подсознания. Она просто знала, что в Питере ей будет лучше. Даже трудности, с которыми наверняка столкнется на первых порах, в новом коллективе, в незнакомом городе, не пугали, а напротив, привлекали. Впервые в жизни ей до такой степени хотелось самостоятельности и независимости!

– В чем же тогда? – он уже въехал во двор ее дома и притормозил возле подъезда. Двигатель глушить не стал.

– Наверное, в том, что Санкт-Петербург – горд моей мечты, – отозвалась Люда и поняла, что да – так и есть! Решающим во всем этом был город на Неве.

– Глупо, – скривился Алексей и посмотрел на нее как на несмышленыша. – Ты рассуждаешь как восторженная девчонка, – тут же подкрепил мимику словами.

– Возможно, – улыбнулась Люда, не собираясь больше ни в чем его убеждать. – Но по-другому не умею. Так вы меня отпустите без отработки?

– Значит, не передумаешь?

– Нет, – твердо ответила.

– Ладно, – провел он рукой по глазам. – Поговорим об этом в понедельник. Дела тебе все равно придется передать.

– Хорошо. И спасибо, что подвезли!

Покидая машину, Люда все ждала, что он еще что-то скажет. Но этого не случилось. Он даже не посмотрел на нее, сразу же уехал. Обиделся? Или сильные мира сего не обижаются, а сердятся?

Рейтинг@Mail.ru