(Не)идеальная пара

Надежда Волгина
(Не)идеальная пара

Глава 10

К девяти часам с уборкой было покончено. Швабру с ведром снесла в подсобку, тряпку развесила сушиться и традиционно распахнула все окна в кабинетах для вечернего проветривания.

Каждый вечер наводить порядок в нашем небольшом, но очень благотворительном офисе, у меня уже вошло в привычку. Не подумайте, что кто-то заставлял меня это делать – инициатором стала я сама, когда узнала, что Кира Юрьевна ищет уборщицу. А зачем она нам, когда есть я? Киру Юрьевну, правда, пришлось заверить, что мне совсем не трудно выделять по вечерам время на уборку. Да и кабинетов у нас было раз два и обчелся. Но и с этой задачей я справилась и с удовольствием хозяйничала в офисе, когда все отправлялись по домам.

Когда на город опустились сумерки, и потихоньку начинали разгораться фонари, я вышла на крылечко – посидеть на ступеньке, подышать вечерним воздухом и подумать. Редко кто проходил мемо меня, улица наша была мало проходимая. Да и те случайные прохожие почти все меня не замечали. Я же смотрела на звездное небо и почему-то вспоминала свой родной городок – маленький и гораздо более провинциальный, чем этот, где я родилась и выросла, и в котором знала каждый уголок.

– Леська, я взял нам на завтра билеты и квартиру снял!

Глаза Игоря блестели торжеством, когда сообщал мне эту новость. Вечер в тот день был почти такой же теплый, как сегодняшний, хоть и пока еще не наступило лето. И помню, что на небе было очень много звезд, прямо как сейчас, и каждая звезда мерцала для нас с Игорем, даря нам надежду на светлое будущее.

– Как? Уже завтра? А что же я скажу маме? И почему не предупредил заранее, я же даже не уволилась?

– Можно подумать, ты работаешь на каком-то секретном объекте, и заменить тебя неким, – рассмеялся Игорь. – Звони хозяину прямо сейчас и говори, что завтра на работу не выйдешь. Ничего с ним не станется – сам постоит за прилавком пару дней. Звони, кому говорят, – сам он достал телефон из моего кармана и набрал нужный номер.

Ну а что мне оставалось делать, как не ждать ответа? Ну и разговор с работодателем подпортил мое радужное настроение тогда. Много чего нелестного пришлось о себе услышать, какая я безответственная и наглая, как подвела его… В итоге он запретил мне звонить ему и проситься обратно, если вернусь в родной город, и вообще заявил, что на рынке мне больше не работать, что он внесет меня в черный список.

– Забей на него, Леська! Зачем тебе вообще работать? Будешь заниматься домом… Работать у нас буду я! – гордо заявил Игорь. – Поезд завтра в десять двадцать. Буду ждать тебя здесь в девять. И не опаздывай, смотри у меня.

Чуть позже у меня состоялся очень неприятный разговор с мамой.

– А ты кто ему, что собираешься ехать с ним, да еще и жить вместе?! Как я людям в глаза смотреть буду? – кричала мама.

– Мам, людям совсем не обязательно знать, с кем и куда я уехала…

– Да ты что! Умная, да? А ты думаешь, у нас можно хоть что-то скрыть? Я же от сплетен вовек не отмоюсь!

– Мам, я так больше не могу, понимаешь? Надоело работать на рынке, хочется перемен. Да и я люблю Игоря, а он любит меня.

– Любит он ее! Вот увидишь, большой город вскружит ему голову, и он тебя бросит. Что ты тогда будешь делать? Приползешь обратно?

– Не приползу, не волнуйся. Да и кому я тут нужна!..

Я тогда тоже разозлилась и наговорила маме много чего лишнего и обидного. Даже упрекнула ее в том, что она вышла замуж за мужчину чуть ли не в двое младше нее, что он мне даже в старшие братья годится с натяжкой, а не то что в отчимы, что над нами все соседи смеются… Конечно, я так не думала, а тогда во мне говорила обида. Но и сейчас я понимала, что в двухкомнатной хрущевке я мешала маме и ее молодому мужу, что без меня им там лучше и просторнее. Но я по ней скучала, только вот позвонить ей никак не решалась. Сама она тоже не звонила, видно, все еще обижалась на меня.

Мимо меня по дорожке прошла обнимающаяся парочка. Не успели они скрыться из виду, как парень прижал девушку к дереву и принялся целовать. Меня они не видели, а вот я их – прекрасно. И глаза внезапно защипало от слез, а в душе всколыхнулась зависть. Не так давно и мы с Игорем вот так же целовались, но сейчас уже казалось, что все это было в прошлой жизни.

В моем кармане громко заиграл рингтон на телефоне. Парень с девушкой прервали поцелуй, рассмеялись и убежали.

На экране высветился незнакомый номер, но привычки не отвечать на звонки у меня не было, да и в последнее время звонили мне много и часто, порой и незнакомые люди.

– Олеся? – раздался в трубке низкий мужской голос.

– Да, – отозвалась я.

– Здравствуйте, Олеся! – обрадованно продолжил собеседник. – Это Винтаев Илья вас беспокоит – помните такого?

– Ну конечно помню! – без труда я восстановила в памяти образ симпатичного мужчины с ясно-голубыми глазами и рыжеватыми волосами. – Как у вас дела? И как вы узнали мой номер? Не помню, чтобы сообщала вам его…

– Ну… это было сделать совсем нетрудно, – ответил он с небольшой заминкой. – И дела у меня хорошо. А еще я перечислил на ваш счет благотворительный взнос.

– Спасибо вам огромное! – с чувством поблагодарила я.

– Но звоню я совсем не поэтому, – тут же проговорил он.

– Правда? – удивилась я. – А почему же?

– Олеся, я хочу вам помочь.

– Мне?

– Ну не вам лично, а вашему фонду, – рассмеялся Илья. – То есть вам, как представительнице вашего фонда…

– Очень интересно! И как же?

Я встала со ступеньки крыльца и вошла в офис. Продолжать разговаривать на улице стало страшновато, не хотелось привлекать к себе внимание редких прохожих. Да и время уже было позднее. Входную дверь закрыла на замок и на всякий случай еще и засов задвинула. А потом пошла по кабинетам закрывать окна, на ходу продолжая разговор с Ильей.

– Я общаюсь с многими бизнесменами и влиятельными людьми нашего города. Уверен, что большинство из них смогут оказаться вам полезными. Ну а я вас могу познакомить с ними.

– Это было бы замечательно! – загорелась я.

– Вот и я так думаю. Что вы скажете, если в эту субботу я приглашу вас на вечеринку в качестве своей дамы?

– А где состоится вечеринка? – аккуратно поинтересовалась я, пока еще не делая никаких выводов.

– В нашем клубе… – и он назвал один из самых престижных бизнес клубов города, членство в котором получить было не так-то просто. В этом клубе, действительно, собирались самые важные и богатые люди города, и я не раз про него слышала.

– Илья, я согласна, но при одном условии. На вечеринку я пойду не как ваша дама, а как представительница нашего фонда и ваша хорошая приятельница, – сразу расставила я точки над «i». Внимание такого мужчины мне польстило, чего уж там, но путать работу с личной жизнью я не хотела.

– Договорились! – легко согласился он, что меня особенно порадовало. – Тогда, в восемь я за вами заеду, говорите адрес.

– Подъезжайте к нашему центру, – и я назвала адрес.

Когда отключилась, задумалась – а в чем, собственно, ходят на такие вечеринки?

Глава 11

Артем

И как он мог забыть про день рождения, да еще и юбилей, Ставчинского? Просто из головы вылетело. Мало того, что на субботу были совсем другие планы, так еще и над подарком теперь ломать голову. Ну да ладно, подарок – дело второстепенное. Человеку, у которого есть все, что ни подари, вряд ли удивишь или обрадуешь. Но и с пустыми руками не придешь, по статусу не положено.

И хорошо, что есть надежные друзья, готовые вовремя напомнить о важном мероприятии. Пропустил бы завтра юбилей Ставчинского, и в желтую прессу обязательно просочилась бы эта информация. Ну а выводы они уж делать умеют, да такие, от которых волосы дыбом встают.

– Слав, на завтра все отменяется, – созвонился Артем с коммерческим директором.

– А что так?

– Дела нарисовались срочные, – не стал он вдаваться в подробности.

– Ну так давай я сам все проверну, – предложил его верный помощник, правая рука, доверенный человек и спаситель в этой ситуации. – Не в первый раз.

– Знаю, что не в первый… но там случай особый, – задумчиво отозвался Артем. – Боюсь, один ты не справишься.

– Ну раньше же как-то справлялся – люди везде одинаковые.

Люди-то одинаковые, а вот обстоятельства их окружают разные. И если бы Артем не побывал не так давно в Нагорно-овражном, не переговорил с местной жительницей, то, возможно, рассуждал бы в точности так же как и Слава, но что-то ему подсказывало, что народ в овражной части деревни не захочет продавать свои дома и уезжать с насиженного места. Да и место это было особенное, как ни крути, если даже он это почувствовал.

– Ладно, поезжай один, но сильно не дави. И не скупись, понял? В общем, не руби с плеча, как привык это делать.

– Не волнуйся, все проверну на высшем уровне, – успокоил его Слава.

На самом деле, ехать завтра в Нагорно-овражный Артему хотелось еще меньше, чем идти на юбилей, еще и потому не стал отговаривать Славу. Пусть сам проведет разведку и доложит – одна голова хорошо, а две куда как лучше!

В субботу в половине девятого Артем вызвал такси, на котором и отправился в закрытый клуб. Вечеринка планировалась плавно перетекающая в ночь, потому и начиналась так поздно. Облачаться во фрак Артем терпеть не мог, но таковы были правила клуба, приходилось им соответствовать. Мужчины обязаны были надевать фраки, а дамы блистали друг перед другом вечерними туалетами, тоже а-ля ретро. Ну а по сути напивались как правило все, как на студенческом сабантуе, с той лишь разницей, что выпивка в клубе подавалась дорогая и элитная. А по будням, когда Артем ходил туда играть в теннис, там подавалось пиво из собственной пивоварни, за которым в небольшой магазинчик приезжали со всего города. Пиво, и правда, было очень вкусное, и Артем его любил иногда попивать. Но на этом, пожалуй, и заканчивалось то, за что он высоко ценил клуб. Ну и еще там можно было пообщаться сразу со всеми друзьями, которые в обычной, не клубной, жизни были такими же занятыми, как и он сам.

 
* * *

– Леся, а знаешь ли ты, что банкеты такого уровня в этом клубе планируются заранее, что присутствует на них чуть ли не весь бомонд города, и что ты должна будешь соответствовать своему кавалеру?

Кира Юрьевна меня поставила в тупик. И так со вчерашнего дня ломала голову, что надеть в субботу вечером. Ничего вечернего в моем скудном гардеробе, который поместился в один небольшой чемодан, не было. Денег, чтобы прикупить платье, тоже не наблюдалось. Занимать под это дело я категорически отказывалась, уж лучше никуда не идти. И…

– Он не мой кавалер, а наш общий спонсор, – буркнула я и упала на стул. – Что-то мне расхотелось уже туда идти, – тяжко вздохнула.

– Еще чего! Ты ж не ради удовольствия туда отправляешься, а на очень важную миссию, – отчитала меня Кира Юрьевна, но по-доброму. – От тебя будет зависеть очень многое, как и судьба многих людей. Ну и тебе не мешает повеселиться и расслабиться. Я слышала, что все блюда там очень изысканные. Где ты еще такое попробуешь? – подмигнула она мне.

– Слушайте, Кира Юрьевна, ну если мой внешний вид не будет вписываться в тамошние рамки, меня, что, погонят оттуда? – невольно возмутилась я, отчетливо представляя себе, как заявляюсь в этот элитарный клуб в джинсах, а на входе мне преграждают путь, а то и вовсе выводят оттуда под белы ручки и с охраной. Заодно успела разозлиться и на Илью Винтаева. Конечно, для него дорогущий вечерний наряд – мелочная мелочь, не значащая его внимания. Для меня же это вопрос не одной зарплаты, поди.

– А кто сказал, что ты будешь выглядеть хуже остальных дам? – лукаво проговорила Кира Юрьевна.

– Да тут и говорить не о чем, – еще горестнее вздохнула я. Жалко будет из-за такой ерунды, как вечернее платье, упускать столько жирных рыбешек.

– Есть у меня одна идея…

Ох, уж эта Кира Юрьевна! Снова она куда-то позвонила, и с кем-то у нее состоялся таинственный разговор, из которого я только и поняла, что где-то мне подберут платье. Типа на прокат.

На следующий день меня начальница снабдила адресом, по которому находился модный бутик. Явиться туда мне Кира Юрьевна велела вечером, к самому закрытию. Встретила меня там продавщица Соня, и сразу же за мной закрыла магазин. Выглядела она при этом самой настоящей заговорщицей.

– Сегодня мы только подберем тебе наряд, – почему-то шепотом сообщила мне Соня, хоть в магазине мы с ней и были одни. – Приедешь за ним в субботу, в обед. Вернешь в воскресенье утром. И боже упаси тебя посадить на него хоть малюсенькое пятнышко! – страшно округлила она на меня глаза. – Во век не расплатимся! – еще более пугающе закончила.

В тот момент мне еще сильнее захотелось послать эту затею куда подальше, лишь сознательность и помешала – не для себя же стараюсь и рискую чуть ли не жизнью.

Не буду рассказывать, как чувствовала себя, примеряя с десяток точно платьев; что испытала, посмотрев на ценник того платья, на котором остановился наш с Соней выбор; в каком настроении пребывала все эти дни до субботы… Скажу только, что сейчас, разглядывая себя в зеркале и не узнавая, я осознала, что оно того стоило! И почему-то радовало, что в это время в офисе я уже осталась одна. Самой себе казалась настолько нереально красивой, что еще чьих-то комплиментов я бы точно не вынесла.

– Привет! Я уже на месте и жду с нетерпением, – проговорил Илья, когда позвонил мне без пяти минут восемь.

В этот момент сердце мое зашлось в груди панической истерикой. Отчего-то в мозгу вспыхнула мысль, что что-то обязательно сегодня случится. Хорошее или плохое – на это уже моей довольно слабой, даже зачаточной, интуиции не хватило. Но выходила я из офиса с ощущением, что совсем скоро моя жизнь изменится, и толчком к этому станет сегодняшний банкет.

– Боже! Это что – настоящий фрак?! – обалдело рассматривала я Илью в черном стильном… да, фраке!

И только переведя взгляд на его лицо, я обратила внимание, с каким выражением он смотрит на меня. И кажется, моего вопроса он даже не услышал.

Глава 12

– Илья? – позвала я, едва сдерживая нервный смешок.

Его реакция на меня явилась полной неожиданностью. Первый раз становилась свидетельницей, когда кто-то от чего-то в прямом смысле терял дар речи. Вот и слух к нему никак не хотел возвращаться.

– Илья?.. – повторила я громче и притронулась к рукаву его фрака.

Ну надо же! Я смотрю на мужчину в настоящем фраке. Он словно шагнул в современную реальность из позапрошлого века, а то и раньше. Захотелось потрогать его, и я не удержалась, прошлась в ласкательном касании по рукаву. А как шел Илье темно-синий цвет, оттеняя его волосы и делая глаза еще более лучистыми. Впрочем, возможно последние мне такими только казались, потому что даже когда Илья перевел взгляд на мое лицо, восторженный блеск их них не исчез, а осмысленность вернулась не сразу. Ну и уверена, что со стороны мы казались еще той парочкой – оба в красивых вечерних нарядах с бессмысленными выражениями на лицах и топчущиеся возле такси. К слову, стоило мне об этом подумать, как раздался сигнал клаксона – таксисту, видно, тоже надоело ждать, когда пройдет этот ступор.

– Извините! – смущенно пробормотал Илья и распахнул для меня дверцу.

Предусмотрительно подал мне руку, что было очень своевременно, иначе я рисковала запутаться в длинном подоле платья. А еще и на высоченных каблуках было непривычно, хоть я и отлично умела на таких ходить. Просто, давно этого не делала, с тех пор как самой привычной обувью для меня стали кроссовки.

Илья оббежал машину и занял соседнее рядом со мной место. Быстро назвав водителю адрес, снова посмотрел на меня.

– Олеся, вы… Вы сегодня необычайно хороши! – выдохнул он, блеснув глазами в полумраке салона.

– Вы тоже, – улыбнулась я. – Никогда не видела мужчину во фраке вживую. Только по телевизору…

– А, это?.. – бросил он на себя рассеянный взгляд. – Таковы правила клуба, я уже привык, – вернул мне улыбку. – А могу я вас кое-о-чем попросить?

– Конечно!

– Перейдем на «ты»? Мы ведь теперь друзья?

– Ну если друзья, то ладно, – широко улыбнулась я после секундного раздумывания.

Илья наш деловой партнер, а дружба подразумевает более близкое общение, как ни крути. И я дала себе слово не смешивать работу и личную жизнь. С другой стороны, где же мне заводить настоящих друзей, как не на работе?

– Вот и отлично! Скрепим договор рукопожатием, – протянул он мне руку, в которую я вложила свою.

– И можешь звать меня Лесей, – разрешила я. – Так меня зовут друзья.

– Леся… – задумчиво протянул Илья. – Звучит нежно, и тебе очень идет это имя. И кое-на-чем я все-таки хочу настоять, – легонько сжал он мою руку, которая, оказывается, все это время продолжала оставаться в его. Как-то я упустила этот момент и тут же забрала ее.

– И на чем? – деликатно уточнила.

– На сегодняшнем вечере я хочу оказывать тебе знаки внимания, как своей девушке. Для твоего же спокойствия, – поспешно добавил Илья, потому что я уже готова была возражать. – Боюсь, что отбоя от кавалеров у тебя сегодня не будет. И если ты этого хочешь…

– Нет! Не хочу! – тут же заверила я его. – Договорились! Сегодня ты мой кавалер, – с улыбкой закончила.

Довольно быстро мы добрались до клуба, и остаток пути прошел в молчании. С каждой секундой я нервничала все сильнее, всеми силами стараясь не показывать этого. Но руки стиснула так, что аж больно стало.

Блин! На таких мероприятиях я ведь еще ни разу не присутствовала. И в платье такое никогда еще не облачалась. И пусть в нем мне было очень удобно, как и мысль о собственной привлекательности грела, но избавиться от ощущения, что лезу не в свою тарелку, не получалось.

– Что-то я боюсь, – не выдержала и призналась я Илье, когда такси остановилось и он распахнул мою дверцу.

– Неправильная мыслишь, – подмигнул мне Илья, помогая выбраться из машины. – Пусть бояться все остальные!

– Это еще почему? – рассмеялась я. – Такая страшная?

– Нет, – сжал он мою руку, явно собираясь и дальше ее удерживать. Ну ладно, пусть пока будет так, – решила я. – Пусть боятся потерять голову, увидев тебя.

Артем

Артем расплатился с водителем и вышел из такси. Одернув рукава фрака, неспешно направился к входу.

– Добрый вечер, Артем Владимирович! – поприветствовал его охранник у двери, распахивая ту.

– И тебе привет! – немного затормозил он. – Все уже в сборе?

– Как обычно, – дрогнули губы охранника в скупой улыбке.

– Отлично! – кивнул Артем и вошел в темный холл, за прозрачной стеной которого отлично просматривалась залитая светом лужайка с разбросанными по всему пространству столами, пестрота женщин в вечерних платьях и драгоценностях и строгость мужчин во фраках. Ну и официанты сновали повсюду, предлагая выпивку и закуску, не считая той, от которой ломились фуршетные столы. Все как обычно – броскость и изобилие…

И хотел бы он не присутствовать на сегодняшнем празднике, да положение обязывает. А посему, появление его должно быть, как и всегда, эффектным. Просто потому, что уже привык опаздывать в клуб и приковывать к себе внимание всех, когда появлялся. Сейчас уже Артем это делал намеренно.

Плотность остекления в холле поглощала практически все звуки с лужайки, но стоило только Артему распахнуть дверь, как те ворвались мощной волной. Ну а сам он ступил на подстриженный газон, испытав мимолетное и уже привычное удовольствие.

Его заметили, как и всегда, и несколько секунд он позволял себя разглядывать и приветствовать кивками, улыбками или просто взглядами. Не то чтобы он был уверен в собственной неотразимости или упивался повышенным вниманием, нет – просто к такому он уже привык и считал для себя нормой.

Взгляд Артема лениво скользил по людям, невольно подмечая всё. Вон рядом с главой администрации стоит его жена, выпячивая и без того пышную грудь. А все потому что на ней сегодня новое колье, которым она и пришла сюда похвастаться. А там, возле столика, наполняет изысканными закусками тарелку директор местного театра и завсегдатай клуба. Рядом с ним молоденькая артисточка, которая первый раз оказалась на таком мероприятии и не может сдержать радостного любопытства. Симпатичная, цыпочка, кстати, всё, как он любит – высокая, стройная и блондинка. Нужно будет поинтересоваться ненароком, что ее связывает с директором. Ну и при удачном стечении обстоятельств, быть может, она не откажется провести с ним эту ночь.

Мимо проходил официант, и Артем перехватил у него с подноса бокал. Шампанское… Не тот напиток, какой он предпочитает, но для разогрева пойдет.

Взгляд выловил в толпе Илью – закадычного друга, который и напомнил Артему про этот банкет. К нему он и направился, решив, что с поздравлениями именинник подождет, да и все равно его пока еще обступает небольшая толпа гостей.

Илюху ни с кем не спутаешь – его рыжая шевелюра видна издалека. Они знакомы с детства, росли в одном дворе, и сейчас его рыжина стала более приглушенным, а в детстве он точно был зацелованным солнцем – ярко-рыжим и веснушчатым.

А друг-то, пожалуй, единственный, кто не заметил его появления. И чем он там так занят? С кем настолько увлеченно беседует?

Артем приблизился к Илье со спины и несильно хлопнул по спине. Тот повернулся, открывая взору ту, что пряталась за ним полностью. Артем почувствовал, как расширяются его глаза, которым он отказывался верить, и как челюсть ползет вниз, и приходится ее сдерживать, прикладывая усилия.

Нет! Ну этого просто не может быть!

Только не тут и не сейчас!

Что она вообще тут потеряла?!

И почему он не может отвести от нее взгляда?!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru