Litres Baner
Неправильная дриада и Лорд тьмы

Надежда Игоревна Соколова
Неправильная дриада и Лорд тьмы

Глава 1

Равные обычаи – крепкая любовь.

Пословица из Интернета

– Светочка, ну пожалуйста, ну что тебе стоит… Свет, я его ненавижу! Я не хочу за него замуж!..

Инна рыдала уже несколько минут, зарывшись в подушки на кровати и высунув оттуда только лицо, залитое слезами и перепачканное хорошей, дорогой косметикой. Производители туши и помады, которые использовала моя сестренка, уверяли в один голос, что и то, и другое средства исключительно водостойкие. Не знаю, так ли это на самом деле, но Инна умудрялась несколькими минутами истерики смыть с себя любую косметику. Вот что значит кровь, текущая в наших венах…

– И как ты себе это представляешь? – иронически уточнила я. – «Здравствуйте, лорд Артур, я – ваша новая невеста. Нет, Инна не появится. Она не хочет за вас выходить. Я? А меня вы в жены все равно взять не сможете». Так, что ли?

– Он никогда не видел меня, даже на фото. А издалека мы с тобой похожи. И ты за него не собираешься, ничего к нему не чувствуешь. А я… Я Ростика люблю!

Отличные доводы. Просто превосходные. Ростислав Арнотов ухлестывал за моей сестрой еще с одиннадцатого класса. И вот в конце пятого курса вуза, прямо перед свадьбой с выбранным папой женихом, до Инки наконец-то дошло, что эти чувства взаимны. И теперь она качественно выносила мне мозг уже больше часа.

– Ну Светочка, – снова заныло мое персональное несчастье, – ну пожалуйста! Это же на месяц всего! Ты сама хотела побывать в имении лорда Нарского!

Язык мой – враг мой, и я всегда это знала. Ведь стоило тогда в разговоре с Инкой промолчать, и теперь возможностей для нытья у нее стало бы намного меньше!

– Папа, – напомнила я. – А заодно и мама. Они оба нас убьют, когда узнают.

– Церковный брак нельзя расторгнуть!

Я застонала. Эта дура собиралась венчаться. Идиотка! Да если что-то пойдет не так, ее драгоценный Ростик сбежит, роняя тапки, и Инка останется соломенной вдовой до конца жизни. Искать ее супруга отец точно не станет.

– Ты совсем с головой не дружишь. Он же ничего не знает о нас.

– Он меня любит! Он поймет!

Угу. Он поймет, а я с моими скромными внешними данными стану Мисс Мира. Бездна, ну почему моя сестра такая набитая дура?!

– А лорд? С ним что? У нас с тобой и характеры, и повадки, да все разное.

– Я ему не нужна, он хочет заключить союз с папой! А я должна быть разменной монетой в их играх! Ну Светочка! Ну помоги мне! Я не хочу за лорда!

И опять в слезы.

Нет, я, конечно, давно мечтала попасть туда, в другой мир, в котором жили родители и сестра и в который мне, родившейся без магии, дорога была закрыта. Но… не так же нагло!

«Пойди на эту авантюру, – шепнул мне внутренний голос, – ты ведь всегда такая тихая, спокойная, правильная. Стань ненадолго сестрой. Ты же прекрасно знаешь, что родители тебя и пальцем не тронут».

Не тронут, да. Родители меня жалели, как инвалида или урода. Надо же, у семьи потомственных магов родилась дочь без малейшей капли Силы. Я молчала, старалась не показывать, как больно ранит меня их отношение. И вот теперь, когда Инка влюбилась, у меня действительно появился шанс попасть в другой мир, стать дриадой, как сестра, пусть и не совсем правильной.

Вот только я никогда в жизни не совершала необдуманных поступков. И теперь мне было не по себе.

– Хорошо, – решилась я наконец, – но только на месяц, ни днем больше.

– Спасибо, – взвизгнула Инка и начала активно выбираться из свитого постельного гнезда, – спасибо, спасибо! Спасибочки! Светочка, я тебя люблю!

О том, что именно она собиралась сделать, я догадалась слишком поздно, уже после того, как это чучело повисло на мне и начало вымазывать мой чистый наряд своей краской с губ и глаз. У, грязнуля! Это ж теперь так просто не отстираешь! Если вообще отстираешь…

Сборы… Да какие сборы, когда я еду, иду, попадаю, тьфу ты, должна буду жить в другом мире?! Там все не так как на Земле. И ни мобильник, ни ноут там точно не включишь. А от моих джинсов у местного населения инфаркт случится. Патриархальный мир, женщины носят длинные закрытые платья и во всем подчиняются мужчинам. Так что… Все, что я с собой взяла, это свой толстый блокнот для записей, десятка два ручек и старю холщовую сумку, в которую засунула это богатство.

Мое платье длиной до середины икры, скромное по меркам моих соотечественников, был как раз для иного мира. Светло-зеленое, как и положено выходцам из рода дриад, с рукавами до локтя и практически полным отсутствием декольте, оно подчеркивало отсутствие у меня пышных форм. Ну что ж, кому-то надо и «доской» пожить.

С пальца Инки пришлось снять кольцо-портал, небольшое такое, золотое, с натуральным бриллиантом. Папа подарил ей на совершеннолетие. Мне, конечно, досталось обычное, точно такое же, но без вложенной в него силы. И правда, зачем мне, обычной человечке, портал в магический мир…

Затолкав гуда подальше свою обиду на родителей, я надела кольцо сестры на безымянный палец левой руки и покрутила: два раза направо и один – налево.

В следующую секунду в глазах потемнело, уши заложило, а в душе поселился страх. Боги всех миров, что я, идиотка, наделала!

Глава 2

Мужик без бабы пуще малых деток сирота.

Пословица из Интернета

Миг – и вот я уже стою на дорожке перед дворцом. Барокко? Неоклассицизм? Модерн? Или же…

– Наконец-то, – вырвал меня из гаданий об архитектуре дворца незнакомый мужской голос, в котором слышалось недовольство. – Вы опаздываете. Я ждал вас раньше.

«Мог бы вообще не дождаться», – пробормотала я про себя, задетая таким обращением. Никто никогда не позволял себе разговаривать со мной подобным тоном. Даже отец, каждый раз вспоминая о моем существовании, говорил мягко и спокойно. Всегда спокойно! А тут!..

Я повернулась на голос. Высокий широкоплечий мужчина лет тридцати смотрел на меня холодно и неприязненно. Брюнет, глаза зеленые, рот узкий, ноздри широкие, лоб высокий… Боги, куда меня несет…

– Насмотрелись? – язвительно спросил незнакомец. – Может, представитесь, наконец?! Ваш отец даже имя ваше назвать отказался!

Ой, правда?! Папа не соизволил рассказать этому напыщенному индюку ничего об Инке? Спасибо, пап. Ты существенно облегчил мне жизнь на ближайший месяц. Не представляю, как бы я откликалась на имя сестры.

– Светлана Горнардон, – я вспомнила родовое имя, которым никогда не пользовалась на Земле. – А вы?..

– Артур Нарский, – неприятно усмехнулся тип, – Лорд тьмы и ваш жених. Прошу, – взмах рукой в сторону дворца.

Да как скажете. Заодно и поближе рассмотрю это произведение искусства. Нет, определенно неоклассицизм: плоские барельефы, таблички, панели…

– …а значит… Вы вообще слушаете меня?

Да что ж он так орет. Слушаю. Зачем мне тебя слушать, дражайший лорд. Я все равно отсюда сбегу через месяц. А вы с отцом как хотите, так и выстраивайте свои союзы. Может, отец наконец-то вспомнит, что у него есть незамужняя сестра. Ей, правда, за пятьдесят уже. Но для союза с Лордом тьмы она точно сгодится.

– Слушаю, – привычка записывать лекции под диктовку, особо не вдумываясь во фразы преподов, помогла и сейчас. – Вы сказали, что не хотите пышной свадьбы, а значит… После этого вы спросили, слушаю ли я вас.

Если бы взглядом можно было убивать, я уже лежала бы горсткой пепла на дорожке. Хотя, может, этот Лорд и умеет убивать взглядом. Но тройная защита отца, мамы и бабушки еще никогда меня не подводила.

– А значит, – что ж его так задело? Зубами чуть ли не скрежещет, – пригласить на нашу свадьбу вы сможете только отца и мать. Больше никаких родственников.

– Даже бабушку нельзя? – невинно уточнила я. Богиня мудрости и знаний, почитавшая в этом мире второй после бога-основателя, пропавшего непонятно в каких вселенных, точно обидится на такое пренебрежение.

Мне на секунду показалось, что Лорд зашипел, прямо как земноводное какое.

– Можно. Но и только, – отрезал он.

Ну спасибо, благодетель, обрадовал. Передам бабушке при первой встрече. Уверена, она тоже оценит твой жест доброй воли.

Мы шли по усыпанной гравием дорожке, по обеим сторонам от нас, немного вдалеке, чтобы называться аллеей, росли высокие пирамидальные деревья, похожие на тополя. Вот Инка точно знает, что это. Она вообще, как настоящая дриада, знает все растения обоих миров. А я… Я даже земные знаю постольку-поскольку. Мама настояла, чтобы я часть вызубрила. Иначе тополь от дуба не отличила бы.

– Прошу, – голос жениха ворвался в мои самоуничижительные мысли.

Ступеньки. Мрамор. Как там называется та провинция, из которой привозят самый лучший мрамор? Ларинтарнорская? Лариорская? Да уж, Света, пробелы у тебя с знанием географии любых миров.

По мраморным ступенькам, светло-желтым, как рассветное солнце в этом мире, мы с Лордом поднялись к массивной деревянной двери выше самого Лорда раза в три, наверное. Обитая железом, она смотрелась внушительно, что вблизи, что издали.

– Приложите ладонь к дереву, – приказал Лорд.

Зачем? Он думает, что оно оживет? Или это так отпечатки снимают?

Но приложила. Мне не жалко. Под моими пальцами засверкали небольшие разноцветные искры. А в следующую минуту дверь отворилась. Внутрь.

Холл, в который мы вошли, освещался солнечными лучами сразу из трех больших окон. Просторное помещение не было заставлено мебелью. Ковер под ногами, ворсистый, с яркими узорами животных и цветов, занавески на окнах, легкие, практически прозрачные, из тюля, наверное, два зеркала на стенах напротив друг друга и высокий седой дворецкий. Прямо как в детективах Агаты Кристи. Я аж почувствовала себя на секунду в замке Викторианской Англии.

– Ролан, это Светлана, моя невеста, – сообщил надменно Лорд и, не останавливаясь, повел меня дальше.

 

«Светлана, это Ролан, мой дворецкий», – добавила я за него.

Никогда не любила заносчивых наглых типов. Этот Лорд был как раз таким.

Вообще в мире насчитывалось двенадцать Лордов. Каждый из них управлял чем-нибудь и имел свой надел. Лорд тьмы, насколько я помнила папины рассказы, считался самым сильным, богатым и знатным. Следом шли Лорд огня, Лорд воды и Лорд земли. Остальные считались шелупонью. Папа так о них и отзывался, с презрением. Мол, даже упоминания не стоят. Ну конечно, как это бог войны вдруг снизойдет до Лорда цветов. Хотя, наверное, дриада как раз тому Лорду и подошла бы больше. Все же одинаково природу любят. Но нет, папа захотел породниться с самым сильным Лордом. И в результате я сейчас заменяла в другом мире влюбленную Инку.

Глава 3

Нет ценности супротив любви.

Пословица из Интернета

Мы шли по паркету. Выложен он был, конечно, не ахти как. В нашей земной квартире работали намного более умелые специалисты. Но для другого мира, где вообще понятие паркета было в новинку, все казалось идеальным. Паркет, душ, водопровод и еще несколько вещей привезла с Земли мама. Потомственная дриада, она заявила, что раз уж папа показал ей мир с удобствами, то и здесь, на ее родине, должно быть то же самое.

Папа с любимой супругой спорить не стал, уже имея за плечами печальный опыт. А сильные мира сего, побывав в его дворце, переняли то, что им пришлось по нраву. Лорд тьмы, как я видела, «взял» паркет.

А еще Лорд тьмы внимательно наблюдал за мной, даже не скрывая своего интереса. Правда, смотрел он на меня так, словно интерес тот был исключительно плотоядным. Но меня трудно было напугать одними взглядами. А на что-то другое Лорд до свадьбы вряд ли решится.

Но если интересы отца мне были ясны и понятны, то интересы Лорда оставались для меня загадкой. Ему-то зачем союз с богом?

Поговаривали, Лорд был ужасным бабником, заглядывался на каждую юбку и не собирался хранить верность супруге. Ну и что же такого мог предложить ему папа? А самое главное – стоило ли оно того, чтобы фактически продать любимую дочь тому, для кого она осталась бы лишь вещью?

Я, не имея магии, не вмешивалась ни во что, не изучала практически ничего, связанного с этим миром. Так, что-то где-то услышала или случайно узнала, и все. Единственное, что я знала неплохо, это мифы и легенды магического мира – их нам с Инкой рассказывала бабушка, часто навещавшая нас на Земле. И если Инка худо-бедно разбиралась в местной политике и экономике, то я была «дуб-березой». А потому мне не составит труда сыграть наивную и простоватую провинциалку – именно ею обычно притворялась довольно умная Инка.

Мы тем временем миновали холл и стали подниматься по лестнице, конечно же, мраморной, как во многих голливудских фильмах или в особняках богачей. Полное отсутствие вкуса. Но мне, конечно, все равно, я отсюда быстро уеду.

Поднявшись, мы зашли в длинный коридор, освещенный магическими шарами под потолком. Куча дверей в стенах – похоже, жилое помещение.

– Ваша комната, Светлана, – Лорд остановился возле одной из них, протянул руку, даже не дотрагиваясь до двери, и та распахнулась самая собой. – Отдыхайте. Через некоторое время к вам придет служанка и проводит вас на обед со мной.

Повернулся и зашагал в противоположном направлении.

Вот уж честь оказал. Обед с ним. Это что, мне теперь прыгать до потолка от счастья? Я все больше начинала понимать Инку, не желавшую иметь что-то общее с этим снобом.

Я зашла, осмотрелась. Будуар принцессы, не иначе.

Мы с Инкой большую часть времени проводили на Земле: и в школе, и в вузах учились по земной программе. У Инки была двойная нагрузка: помимо знаний по земным предметам ей приходилось учить теорию по предметам другого мира. На каникулы родители забирали Инку в этот мир и здесь уже заставляли практиковаться, показывать, чему она научилась. Я в это время оставалась на Земле, с бабушкой. Уж не знаю, в каких условиях жила тут Инка, а в нашей земной квартире все было просто. Дорого, да, но без излишней роскоши. В нашей с Инкой детской стояли обычные кровати, обычный стол, обычная техника. Здесь же…

Кровать под балдахином, ковры на стенах и полах, инкрустированная драгоценными камнями мебель, позолота на многих поверхностях. И розовый цвет, преобладавший почти везде. Взбесившаяся спальня куклы Барби, не иначе.

Это что ж такого рассказал Лорду папа, если тот так тщательно подготовился? Или наоборот: ничего не рассказывал, и тот сделал свои выводы? А может, это спальня бывшей любовницы Лорда? Последнее, конечно, не хотелось бы. Но в любом случае тройная защита от бабушки и родителей поможет мне практически со всем.

Стараясь не приглядываться к вещам, чтобы не резало глаза обилие розового, я подошла к постели, положила на нее сумку, провела рукой по поверхности. Бархат. Вашу ж дивизию! Бархатное покрывало! А простынь? Так я и думала: шелк. Я прибью этого идиота! Здесь же спать невозможно будет!

Мысленно я уже рисовала себе картины убиения одного очень тупого Лорда. Причем способы были изощренными. Вот только все они требовали или магии, или техники. Поэтому все, что мне оставалось, – это возмущенно пыхтеть.

В дверь постучали. Я повернулась.

– Госпожа, – в комнату робко заглянула служанка, рыжая полноватая девчонка лет пятнадцати, в серой форме, переднике и чепце, – его милость прислали меня вам прислуживать.

– Заходи, – кивнула я. – Зовут тебя как?

– Сайя, госпожа.

Сайя, значит…

– Сайя, здесь есть комнаты попроще? У меня аллергия на роскошь.

Девчонка вторую фразу не поняла, это было заметно по глазам, но кивнула:

– Да, госпожа, спальня через дверь от вашей.

– Веди, – приказала я. – Иначе я задохнусь здесь.

Глава 4

Деньги – прах, одежда – тоже, а любовь всего дороже.

Пословица из Интернета

Другая спальня действительно оказалась проще. Здесь не было ни балдахинов, ни бархатного покрывала, ни шелковой простынки, ни инкрустированных поверхностей. Цвета самые простые: серый, голубой, белый, коричневый. Глаза ничего не резало. Да, здесь я определенно могла нормально отдохнуть и, надеюсь, выспаться.

И если со спальной вопрос был решен, то с нарядами он оставался открытым. Сайя сообщила, что «его милость платья прислали». Я, не ожидая от его милости ничего хорошего, с подозрением посмотрела на Сайю:

– Ну неси эти платья.

Мое чутье меня не обмануло. Розовый, красный, сиреневый цвета, ленты, оборки, кружево. Его милость, чтоб ему долго икалось и до обеда, и во время него, и после, определенно решил купить себе куклу. Дорогую такую куклу, ростовую. Говорящую. То ли в детстве сестра отняла, то ли непонятные наклонности с возрастом прорезались.

Я, в отличие от Инки, формами похвастаться не могла, да и красотой тоже не блистала. Прямые черные волосы были всегда зачесаны в хвост, глаза зеленого цвета никогда не знали туши или карандаша, нос, к расстройству родителей, оказался по-плебейски вздернут кверху, даже губы, и те, тонкие и узкие, ни разу не красились. Синий чулок, старая дева. Как там еще называли таких, как я? В общем, Инка в этих розово-белых тоннах кружев смотрелась бы гораздо эффектней. А я… Ну надела я то платье, ну отметила узкий лиф, мешавший дышать нормальным дамам, пышные юбки и наполовину открытые руки, ну подумала, что к иканию их милости надо бы чесотку добавить… Но в итоге пришлось идти в этом кошмаре. Кто женщина? Я женщина? Да я глиста в сарафане!

Ни умелый макияж, ни прическа, ни туфли под цвет платья ситуацию не исправили. Из зеркала на меня смотрела, поджав губы, недовольная жизнью старая дева. Что ж, Лорд сам виноват.

Вслед за служанкой я прошла по освещенным магическими светильниками коридорам, спустилась по мраморной лестнице и зашла в обеденный зал – широкое просторное помещение со столом, поставленным буквой «П», и кучей стульев вокруг него.

Лорд уже сидел на своем месте, во главе стола. Расторопный слуга, паренек лет четырнадцати, отодвинул мне специальный высокий табурет. Именно на нем я должна была сидеть во время обеда. Как же, иначе пышные юбки помнутся.

Счет к Лорду рос с каждой секундой.

Сам он сидел за столом с видом императора, не меньше. Мне были видны из-за рукавов темно-синего камзола белоснежные отвороты рубашки с золотыми запонками. Видимо, и в моде папа привнес свежую струю.

Я перевела взгляд с Лорда на стол. Тем, что там стояло, можно было сутки настойчиво кормить какую-нибудь небольшую деревушку на тридцать-сорок жителей. Привычная к небольшим объемам, я мысленно подсчитала, как скоро растолстею, если начну здесь есть все подряд. Получалось, чтог уже через неделю начнут прибавляться новые килограммы. Хм, неплохой план. Может, действительно есть как не в себя? Сам от меня сбежит? Хотя на Земле придется не вылезать из тренажерки. А у меня новый учебный год на носу. Так что, увы, не вариант.

Служанка, девчонка лет шестнадцати, курносая и конопатая, поставила передо мной большую суповую тарелку. Полную. С жидким, да. Ненавижу жидкое! Эти супы, борщи и прочее, что варится в воде!

– У меня аллергия на супы, – я смело посмотрела на Лорда.

В его зеленых глазах отразилось что-то вроде: «Мало того, что дуру навязали, так она еще и выделывается здесь».

– Убрать, – приказал Лорд служанке. – Положить на тарелку ее светлости то, что она прикажет.

Светлость, значит. Ну почти, да. У Инки в этом мире вроде бы титул герцогини.

– Свежие овощи, сыр, два кусочка мяса, – приказала я.

И хватит. Я дома, кроме каш, больше ничего и не ела.

Ели молча. Лорд – свое варево, я – овощи с сыром.

От десерта я тоже отказалась. То, что мне нравилось, находилось на Земле, а есть их торты с пирожными я не хотела.

– Завтра во дворец прибывают гости, – наевшись, сообщил мне Лорд. – Мои родные желают познакомиться с вами. Прошу вас…

Что именно он просит, мне узнать не удалось: дверь в обеденный зал широко распахнулась, и внутрь влетела шатенка лет тридцати. Ей, в отличие от меня, шли и кружева, и оборки, и ленты – все то, чем было украшено ее оранжевое платье.

Ярко накрашенная, на высоких каблуках, она буквально добежала до Лорда и обвинительно воскликнула:

– А я-то думала, почему ты меня избегаешь! А ты жениться решил! На этой… – ее палец уткнулся в меня.

Я задумчиво посмотрела на чересчур наглую часть тела, и ее сразу же отдернули.

– Зирая, – поморщился Лорд, – не нужно сцен. Я уже все сказал. Ты слышала…

– Ничего я не хочу слышать! – сорвалась на визг шатенка. – Ты мне обещал! Ты клялся, что женишься на мне! И что я получила за свою верность?! Чем я лучше этой…

Ах, так это любовница… Пусть и бывшая… Никакой гордости у женщины: вешаться на мужика так явно.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru