Неукротимая пленница

Мишель Кондер
Неукротимая пленница

Michelle Conder

Hidden in the Sheikh’s Harem

Все права на издание защищены, включая право воспроизведения полностью или частично в любой форме.

Это издание опубликовано с разрешения Harlequin Books S. A.

Иллюстрация на обложке используется с разрешения Harlequin Enterprises limited. Все права защищены.

Товарные знаки Harlequin и Diamond принадлежат Harlequin Enterprises limited или его корпоративным аффилированным членам и могут быть использованы только на основании сублицензионного соглашения.

Эта книга является художественным произведением.

Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.

Охраняется законодательством РФ о защите интеллектуальных прав.

Воспроизведение всей книги или любой ее части воспрещается без письменного разрешения издателя.

Любые попытки нарушения закона будут преследоваться в судебном порядке.

Hidden in the Sheikh’s Harem © 2015 by Amanda Cinelli

«Неукротимая пленница» © ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

© Перевод и издание на русском языке, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

Глава 1

Принц Заким Бакр аль-Даркхан постарался не хлопнуть дверью, выходя из дворцовых апартаментов, в которых останавливался его сводный брат, когда приезжал домой, но сдержаться было очень нелегко. Надир вел себя как сумасбродный и упрямый осел, отказываясь занять принадлежащее ему по праву место будущего короля Бейкана, переложив всю ответственность за это дело на самого Зака.

– Все в порядке, ваше высочество?

Проклятие. Зак был настолько зол, что даже не заметил ожидавшего его пожилого слугу.

Положение дел было просто ужасным. С каждым днем отсутствие лидера в стране становилось все более ощутимым, и люди начинали проявлять беспокойство. Отец Зака умер всего две недели назад, но уже пошли слухи, что вокруг их королевства собираются племена мятежников. Такие, как, например, племя аль-Хаджар.

Когда-то давно их кланы соперничали между собой, но двести лет назад Даркханы победили Хаджаров в безжалостной войне, что породило между ними неприязнь, которая существовала и по сей день. Но Зак знал, что старейшина этого племени Мохаммед Хаджар ненавидел его отца не только из-за того, что случилось в истории их семей, но также потому, что обвинял ныне покойного короля в гибели своей беременной жены, погибшей десять лет назад. Возможно, какая-то вина его отца в этом была, потому что на нем лежала также ответственность за смерть матери Надира, но это уже другая история.

Их отец был настоящим тираном, отличался жестокостью и правил людьми, используя жестокие методы, в результате чего их королевство Бейкан застряло где-то в Средневековье. И провести в нем преобразования, соответствующие требованиям современности, представляло собой невероятно сложную задачу, для выполнения которой Надир подходил намного лучше, чем Зак. И не только потому, что его брат прекрасно разбирался в политике, но также потому, что должен был занять это место по праву, как старший сын короля. И если Надир займет королевский трон, Зак мог бы принести гораздо больше пользы.

Его слабая здоровьем мать упросила своего сына вернуться домой пять лет назад, когда в их королевстве чуть не вспыхнула гражданская война. Беспорядки начались из-за жестокой критики его отца со стороны одного из представителей горных племен, который детально описал ошибки и промахи правящего короля и призвал людей к смене власти. И хотя Заку нечего было возразить, ради отца ему пришлось разобраться с беспорядками. Он ужаснулся тому, в каком состоянии пребывала их страна, и решил забыть о своем западном стиле жизни и остаться дома, чтобы хоть как-то изменить положение вещей, ожидая, пока его до невозможности самовлюбленный и чрезмерно подозрительный отец снова обретет здравый смысл или умрет. Смерть наступила раньше, и Зак не почувствовал ничего, кроме холодной пустоты.

– Ваше высочество?

– Извини, Стэф. – Зак отбросил горестные воспоминания и решительно направился к себе. – Мы с Надиром никак не можем договориться. Он очень упрямый.

– Надир не хочет возвращаться в Бейкан?

Нет, он этого не хотел. Зак знал, что у брата есть веская причина для этого, но он также знал, что Надир рожден, чтобы занять королевский трон.

– Прямо сейчас он пытается решить другие проблемы, – ответил Зак.

Таких, как маленькая дочка, о существовании которой он не подозревал, и ее мать, на которой Надир во что бы то ни стало хотел жениться. Для Закима эта новость стала настоящим потрясением, ведь именно он верил в любовь и брачные узы, тогда как Надир считал, что эти вещи созданы массами, чтобы победить скуку и повысить показатели рождаемости. В отличие от своего брата Зак верил, что однажды у него будет семья.

Однажды Зак даже чуть было не сделал предложение. Это случилось как раз перед тем, как его вызвали домой. Эми Андерсон в полной мере соответствовала всем требованиям Зака: умная, красивая и с копной белокурых волос. Их отношения протекали довольно плавно, и он до сих пор так и не понял, что помешало ему сделать последний решительный шаг. Надир заявил тогда, что Зак специально выбирает таких женщин, которые ему абсолютно не подходят, с тем чтобы не иметь перед ними никаких обязательств.

Зак пожелал Стэфу спокойной ночи и вошел в свои покои. Услышав звуковой сигнал, Зак взял телефон и просмотрел полученное сообщение от своего друга Дамиана Мастерса.

«Проверь почту. Там приглашение на вечеринку на Ибице. Уступил и дал принцессе Барби твой личный адрес электронной почты. Надеюсь, ты не будешь возражать.

Дамиан».

Так, так, так. Заким как раз вспоминал Эми, или «принцессу Барби», как ее окрестили его друзья. И вот, пожалуйста.

«Привет, Зак. Это Эми.

Давненько не получала от тебя известий. Слышала, ты собираешься на вечеринку Дамиана на Ибице. Очень надеюсь увидеть тебя там. Может быть, вспомним старые времена?

Люблю.

Эми».

Зак криво улыбнулся. Эми действительно ждала встречи с ним. Но хотел ли этого он сам? Он почти не вспоминал ее на протяжении последних пяти лет, но что из того? Было бы интересно повидаться с этой девушкой снова и проверить свои чувства к ней.

Мысли об Эми не помогли поднять настроение, наоборот, оно только ухудшилось.

Зак спустился в гараж, запрыгнул в свой внедорожник, махнул рукой телохранителям и умчался в пустыню, молчаливую и бескрайнюю.

Два часа спустя он с отвращением пинал пустой бензобак и громко ругался. Зак понятия не имел, как долго он ехал и где сейчас находится. У него с собой не было воды, и его телефон оказался бесполезным из-за отсутствия сигнала.

Проклятие.

И тут на горизонте Зак увидел дюжину всадников, одетых в черное. Он не мог сказать, враги это или друзья, потому что лица наездников покрывали черные платки, защищающие их от пыли.

Когда они выстроились перед ним в линию и замерли, не говоря ни слова, Зак подумал, что эти люди, скорее всего, недоброжелатели.

Медленно он переводил взгляд с одного всадника на другого. Зак мог бы справиться с несколькими из них: у него были меч и пистолет. Но сначала нужно попробовать договориться.

– Я полагаю, уважаемые, у вас нет с собой канистры с бензином, привязанной к одной из ваших прекрасных лошадей, не так ли?

– Ты принц Заким аль-Даркхан, гордость пустыни и наследник трона, или я не прав? – сказал всадник, занимающий центральное место в ряду.

– Это так.

– Какая неожиданность, – заявил мужчина, в голосе которого послышалась ирония.

Поднялся небольшой ветер. На небе ярко сияли звезды, водившие хоровод вокруг старого месяца, который побудил Зака покинуть дворец и разобраться со своим отчаянием в теплых песчаных дюнах пустыни.

Главный всадник что-то шепнул одному из своих воинов, и тот, спешившись, подошел к Заку. Если они собираются драться с ним по очереди, то он быстро разделается с ними.

Остальные всадники тоже спешились.

Значит, он был прав, с ним будут драться по одному. Жаль только, что его оружие осталось в машине.

Фарах Хаджар вздрогнула и проснулась. В полнолуние она всегда плохо спала. Для нее это был своего рода зловещий знак, и, сколько Фарах себя помнила, в это время она всегда ждала какой-то беды. И однажды именно так и случилось. Ее мать погибла в ночь, когда светила полная луна. Тогда Фарах, подняв глаза к небу, стенала и плакала, пока у нее совсем не осталось сил. Сейчас в такие ночи она чувствовала только печаль.

Повернувшись на другой бок, Фарах услышала где-то неподалеку отдаленный стук конских копыт.

Может быть, после недельного отсутствия возвращался ее отец, который ездил на встречу и собирался решить будущее их маленького государства. После смерти ужасного короля Хасана он только об этом и говорил, а еще о том, что, скорее всего, его деспотичный сын принц Заким будет править страной точно так же, как его отец. Если верить глянцевым журналам, жизнь Закима до его возвращения в Бейкан мало чем отличалась от настоящей сказки.

Стук копыт стих, и Фарах задумалась, что это могло быть. Если отец опять куда-то уехал, она была бы даже рада этому, потому что, как Фарах ни старалась, у нее никогда не получалось угодить старику. Все ее попытки были тщетными, так как отец считал, что женщина годится только на то, чтобы рожать детей и плести корзины. После смерти матери он женился еще два раза и прогнал обеих своих жен за то, что они не смогли родить ему наследника.

Отец не принимал стремление Фарах стать независимой. В довершение ко всему он решил выдать ее замуж, чему Фарах яростно сопротивлялась. Она считала, что в мире существует два типа мужчин: те, кто хорошо обращались со своими женами, и те, которые их ни во что не ставили. Но женской независимости и счастью не благоприятствовали ни те ни другие.

 

Фарах вздохнула и снова перевернулась на другой бок. Не помогало и то, что ее расположения добивался друг ее детства Амир, который был правой рукой ее отца и считал, что их брак будет чудесным решением всех проблем. К сожалению, этот мужчина был слеплен из того же теста, что и ее отец, и Фарах это совсем не устраивало.

Отец запретил ей читать западные журналы, обвиняя их во всех этих «новомодных веяниях». Правда в том, что Фарах хотелось быть другой. Фарах мечтала изменить роль женщин в общественной жизни Бейкана, но, стоит ей выйти замуж, она лишится всех шансов сделать это.

Расстроенная этими мыслями, она взбила подушку и погрузилась в тревожный сон.

Чувство обеспокоенности не покидало Фарах на протяжении нескольких дней до того момента, как в стойбище, которое она чистила от верблюжьего навоза, ворвалась ее подруга.

– Фарах! Фарах!

– Что случилось, Лила?

– Ты ни за что не поверишь, – с трудом перевела дыхание девушка, – но только что Джарад вернулся из секретного лагеря твоего отца. – Лила посмотрела вокруг себя и понизила голос, чтобы ее слов не расслышал никто, кроме Фарах. – Он сказал, что твой отец похитил принца Бейкана.

Глава 2

Сердце Фарах сжалось от ужаса. Она поспешила в конюшню и оседлала своего любимого белого жеребца. Если то, что сказала Лила, было правдой, ее отцу может грозить смертный приговор.

Словно чувствуя ее тревогу, Лунный Луч забил копытом и тихо заржал, когда она принялась седлать его.

Прискакав в секретный лагерь отца, Фарах тут же отдала поводья одному из стражников. На землю тихо опускался вечер, брезентовые палатки колыхались на ветру. Лагерь с одной стороны окружали горы, а с другой – бескрайний океан пустыни.

– Что ты здесь делаешь? – напряженно спросил Амир, когда она подошла к палатке отца.

– А ты? – сложив руки на груди, упрямо посмотрела на парня Фарах.

– Это не твое дело.

– Пожалуйста, скажи мне, что то, что я услышала, неправда.

– Фарах, война – это мужское дело.

– Война? – с ужасом переспросила она. Амир нахмурился, этот неодобрительный взгляд не сходил с его лица с тех самых пор, как он попросил руки Фарах у ее отца. – Значит, это правда, что здесь находится принц Бейкана?

– Твой отец занят, – сжал губы Амир.

– Он здесь?

Фарах говорила о принце, но Амир ее не понял.

– Он не захочет видеть тебя сейчас. Все очень… непросто.

Фарах видела, что он не шутил.

– Как это случилось? – потребовала ответа она. – Ты ведь знаешь, мой отец стар, и он ожесточился. Тебе следовало присматривать за ним.

– Он все еще лидер аль-Хаджара.

– Да, но…

– Фарах? Это ты? – послышался из палатки голос ее отца.

Все внутри у нее сжалось. Несмотря ни на что, Фарах любила отца, и он был всем, что у нее осталось.

– Да, отец. – Фарах шагнула внутрь палатки, освещенной масляными лампами.

Просторный шатер был разделен на зоны для сна и принятия пищи. В одном конце находилась огромная кровать, а в другом – подушки, выложенные по кругу. На полу лежали потертые ковры, чтобы защититься от ночного холода.

Сидевший среди подушек отец Фарах выглядел уставшим. Перед ним на низеньком столике стояли остатки ужина.

– Дочь, что ты здесь делаешь?

– Я слышала, что ты удерживаешь в лагере принца Бейкана, – тихо ответила она, молясь про себя, чтобы это оказалось ложью.

– Кто тебе сказал? – задумчиво погладил свою белую бороду отец.

– Значит, это правда? – сжалась Фарах.

– Нельзя, чтобы об этом узнал еще кто-нибудь. Амир, проследи за этим.

– Слушаюсь.

Фарах не услышала, как в палатку вошел Амир. Когда она повернулась к нему, то при свете ламп увидела под его правым глазом синяк.

– Откуда это?

– Не имеет значения!

Фарах подумала, что синяк ему мог поставить принц.

– Но зачем? Почему? – повернулась она к отцу.

– Принц Заким слишком самоуверенный. Он решил, что может ездить среди ночи по пустыне без охраны, – процедил Амир.

– И? – Фарах не сводила глаз с отца, ожидая его ответа.

– Мы взяли его в плен.

– Но зачем вы это сделали? – выдохнула Фарах.

– Я не хочу видеть еще одного Даркхана на престоле.

– Мне казалось, что наследником является его старший брат.

– Надир живет в Европе и знать не желает свое королевство, – ответил Амир.

– Это не имеет значения, – покачала головой Фарах. Она до сих пор не могла поверить, что отец мог решиться на такой поступок. – Но ты не мог вот так просто взять и… похитить принца!

– Когда новость об исчезновении принца распространится, в стране начнутся волнения, вот тогда мы и захватим власть, которая по праву всегда принадлежала нам.

– Отец, войны между племенами, о которых ты говоришь, закончились сотни лет назад, и Даркханы выиграли. Тебе не кажется, что пришло время оставить прошлое в покое?

– Нет, я так не считаю. И пока я лидер, аль-Хаджар никогда не признает власть Даркханов. Ты прекрасно знаешь, что украл у меня Хасан.

Фарах тяжело вздохнула. Да, король отказался снабжать дальние регионы Бейкана необходимыми медицинскими препаратами, и ее беременная мать умерла.

Отец Фарах принялся перечислять, что еще Даркханы отобрали у Хаджаров: землю, привилегии, свободу. Бывший король Бейкана был эгоистичным тираном, который с безразличием относился к нуждам своих людей. Но Фарах считала, что похищение его сына Закима не исправит ситуацию.

– Отец, каким образом твой поступок установит мир и порядок в стране? – Она попыталась воззвать к здравому рассудку отца, но в его глазах горела одна лишь ярость.

– Если он сядет на трон, у страны не получится избавиться от него, потому что Заким слишком могущественный.

Да, Фарах слышала, что принц Заким был успешным и влиятельным. А еще она слышала, что он невероятно красив, что доказали его многочисленные фото в глянцевых журналах. Но какое ей до этого дело?

– И что решил совет Бейкана?

– Они пока ничего не знают, – нерешительно ответил отец.

– Не знают? – потрясенно уставилась на него Фарах. – Как такое могло случиться?

– Я поставлю их в известность, когда буду готов раскрыть свои карты. – Значит, у него не было никакого плана. – Но я не собираюсь обсуждать это дело с тобой. И почему ты одета неподобающим образом? Эти ботинки сделаны для мужчин.

Фарах посмотрела на свои кожаные ботинки на массивной подошве и пожала плечами:

– Это не так уж важно сейчас.

– Не пререкайся со мной!

– Да, но мне кажется, есть более важные вопросы, не так ли?

Вдруг на лице отца промелькнуло выражение сожаления.

– С ним… ничего не случилось? – внезапно спросила Фарах.

– Нет, если не считать, что этот пес отказывается есть.

– Он наверняка считает, что еда отравлена, – предположила Фарах.

– Если бы я хотел его убить, я бы воспользовался мечом, – заверил ее отец.

– Амир, так поступают только варвары, и, если об этом узнают во дворце, нашу деревню сотрут с лица земли.

– Никто не узнает.

– И никто не умрет, – добавила она, подбоченившись. – Я пойду и проверю, как он там.

– Фарах, ты и близко не подойдешь к нему, – резко бросил отец. – Иметь дело с пленниками – дело мужчин.

Она не стала спорить.

– Куда ты направилась? – командным тоном спросил Амир.

Фарах медленно повернулась к нему и бросила на него полный ярости взгляд.

– Поищу что-нибудь поесть, – натянуто ответила она. – Это тебя устраивает?

– Мне бы хотелось поговорить с тобой, – слегка нерешительно сказал Амир.

– Пока мне нечего тебе сказать.

– Подожди меня на улице.

Фарах победоносно улыбнулась. Как будто она собиралась выполнять его просьбу!

Быстро выйдя из палатки, она натянула платок. На улице стало прохладнее и поднялся ветер.

Решив не тратить время на еду, Фарах направилась к единственной палатке, у которой стоял часовой. Все внутри ее кипело от злости. Она сердилась на отца за его необдуманный поступок и также злилась на самого принца, который был сыном человека, навсегда изменившего когда-то счастливую жизнь Фарах.

Глава 3

Заким пошевелил руками и ногами и почувствовал, как в его запястья и лодыжки врезается веревка. В желудке заурчало от голода.

Со злостью он подумал о том, что поступил непростительно глупо, уехав из города и не сказав никому, куда направляется.

Зак потер веревки на запястьях о маленький острый камень, который подобрал за день до этого, когда его выводили справить нужду. Как только удастся освободить руки, Зак запросто развяжет веревку на ногах и уберется к чертовой матери из этого проклятого места.

Поморщившись от боли, он прилег на пол у шеста, к которому его привязали. Зак многое отдал бы, чтобы снова очутиться на своей мягкой кровати во дворце. Всего три дня назад он метался по комнатам и хотел одного: поскорее выбраться из давящих стен дворца.

Он мрачно подумал, что впредь придется быть осторожнее со своими желаниями.

Интересно, как восприняли его отсутствие во дворце и как его брат справляется с нежелательными последствиями его исчезновения? И почему над головой не слышно шума поисково-спасательного вертолета?

Зак расслабил затекшие мышцы рук и ног, которые были связаны слишком долго, и попытался не обращать внимания на сильное чувство голода. В армии попадал в переделки и пострашнее.

Вдруг он услышал негромкие шаги у входа в палатку. Чувства Зака были обострены до предела. Он прикинул, что приблизившийся человек небольшого веса и роста. А еще Зак уловил запах верблюдов.

– Я знаю, что ты не спишь, – прозвучал негромкий соблазнительный голос, от которого дрожь прошла по его телу.

Зак приподнял голову и с любопытством посмотрел на вошедшего. Он увидел черные сапоги на массивной подошве, армейские полевые брюки и пыльную тунику длиной до середины бедра, которая прикрывала небольшую округлую грудь. Взгляд Закима скользнул к женскому лицу, которое было прикрыто традиционным платком в красно-белую клетку и на котором не было ни тени улыбки.

– А я знаю, что ты не мужчина, даже если одета по-мужски. Кто бы подумал, что Хаджар дает разрешение женщинам находиться в его армии мятежников?

– Не имеет значения, кто я такая, – натянуто ответила Фарах и замолчала. Зак подумал, что пауза не будет длиться слишком долго, потому что, несмотря на сдержанность незнакомки, чувствовалось, что в ней ключом бьет энергия. – Я хочу заключить с тобой сделку, – наконец сказала она.

– Мне это не интересно, – с трудом сдерживая охватившую его ярость, сказал Зак. Он знал, что Надир бросится на его поиски, а если не так, он сам убежит отсюда, и тогда горе Мохаммеду Хаджару.

– Ты еще не слышал, что я собираюсь тебе предложить. – Глаза девушки метнули молнии.

– Если ты хотела привлечь мое внимание, тебе следовало надеть меньше одежды, – насмешливо заявил он. – Намного меньше. Возможно, не стоило вообще одеваться, хотя даже в этом случае я сомневаюсь, что ты смогла бы меня заинтересовать.

– Мой отец был прав. Ты грязная собака, которая не заслуживает править нашей страной.

– Твой отец?

Фарах Хаджар? Дочь Мохаммеда? Так, так, так. Вот теперь Заку стало очень интересно. Он не ожидал, что старик отправит дочь торговаться со своим пленником. Может, он надеялся, что таким образом Зак согласится на его предложение?

– Не думал, что твой отец все еще считает себя частью Бейкана, очень мило с его стороны.

– Он… – Фарах замолчала, и Зак мог видеть, что она пытается справиться с охватившим ее гневом. Сложно было не залюбоваться соблазнительными изгибами ее тела. – Если позволишь нашему краю отделиться от Бейкана по закону, – сказала она, – я отпущу тебя.

– Ты отпустишь меня? – громко рассмеялся Зак.

– Твоя семья подавляла наших людей на протяжении долгого времени.

Ну, с этим Зак не стал спорить. Ему самому не нравилось, как его отец управлял страной, он даже хотел устроить переворот, но мать не простила бы ему предательства.

– Я ничего не сделал людям Бейкана. – Зак подумал, что он не мог позволить Хаджарам отколоться от королевства: страну захватили бы соседние племена, которые были не против присвоить их запасы нефти.

– Но и для них ты тоже ничего не сделал, – возразила она. – Несмотря на то, что ты вернулся пять лет назад и все это время занимался армией.

– И когда в последний раз эта армия нападала на кого-нибудь?

– Ты хочешь сказать, что мир установился благодаря тебе? – фыркнула она.

 

– Только твой отец может навлечь на нас войну своими необдуманными поступками. Подумай об этом, дорогая моя, прежде чем бросаться необоснованными обвинениями. Тебе не мешало бы быть более образованной.

– Ты думаешь, что я необразованна, потому что я женщина. Должна сказать, ваше высочество, вы сильно заблуждаетесь на этот счет.

– Женщина? – насмешливо спросил Зак. – Ты мне совершенно не интересна.

– А я и не собиралась тебя заинтересовывать, – язвительно ответила она.

Зак чуть не рассмеялся. Ему еще не встречалась женщина, которая не хотела привлечь его внимание. Хорошая наследственность, приличный банковский счет и громкий титул всегда служили приманкой для женской половины населения.

– Развяжи мои руки, маленькая невежда, и я быстро заставлю тебя изменить свою точку зрения.

Заку казалось, что он услышал, как Фарах заскрежетала зубами. Неожиданно створка палатки приподнялась и внутрь вошел помощник Хаджара с едой. Аромат пищи ударил в нос Заку, и его желудок болезненно сжался.

Судя по всему, мужчина не ожидал увидеть здесь дочь Мохаммеда.

– Что ты здесь делаешь? – резко бросил он.

Зак видел, как девушка воинственно задрала подбородок, а ее глаза потемнели от ярости.

– Амир, я могу уладить это дело, – ледяным тоном произнесла Фарах.

– Нет, не можешь.

Они заговорили шепотом, яростно жестикулируя. Судя по всему, этих двоих связывали близкие отношения, и Закиму это почему-то не понравилось.

Зак перевел взгляд на лицо воина. Было видно, что ему были не по душе слова Фарах, но ему не хватало уверенности что-либо предпринять. Идиот. Все, что ей нужно, – это звонкий поцелуй, и тогда она все поймет. Зак чуть не задохнулся от абсурдности этой мысли. Может быть, его предки и вели себя подобным образом, но где это видано, чтобы мужчина, добиваясь повиновения женщины, целовал ее?

Зак проявил интерес к их ссоре, почувствовав себя отвратительно, и теперь он подогнул колени и, воспользовавшись моментом, продолжил пилить веревку на руках.

Победа в споре досталась Фарах, и она отобрала миску с едой у стража. Зак с улыбкой спросил парня, где он потерял свою решительность. Тот застыл, а глаза Фарах потемнели от гнева. Возможно, слово «вулкан» было не совсем подходящим, чтобы описать эту девушку. Со своими черными миндалевидными глазами она была больше похожа на маленькую дикую кошку.

– Пойдем, Фарах.

– Он просто дразнит тебя, – возразила она.

«А ты неглупа», – подумал Зак.

– Этот человек опасен, – ответил ей помощник Мохаммеда Хаджара. А уж он знал это наверняка, потому что Зак уложил шестерых, прежде чем его связали.

– И связан по рукам и ногам, – нетерпеливо ответила девушка. – И я не планирую что-либо менять.

Зато Заким собирался. Он почувствовал, как еще один кусок веревки лопнул, когда он чуть сильнее надавил на нее камнем.

– Что же ты планируешь в таком случае?

Зак застыл, почувствовав напряжение, возникшее между Фарах и мужчиной.

«Он хочет забраться к тебе под платье, дорогая моя, если только он уже не сделал этого», – подумал Заким.

– Дай мне пять минут. Увидимся за ужином.

Мужчина натянуто кивнул, злобно посмотрел на Зака и вышел из палатки.

Фарах задумчиво посмотрела ему вслед.

– Кошечка, в вашем раю возникли какие-то проблемы? – участливо спросил Зак, как будто они были старыми друзьями, которые устроили посиделки за чашечкой чая.

– Помолчи. И не называй меня так.

– Мне казалось, ты хочешь поговорить со мной.

Она глянула на миску с едой, которую держала в руке, и нахмурилась.

– Я хочу, чтобы ты поел.

Его желудок был полностью согласен с ней.

– Я не голоден.

– Не вижу смысла в том, чтобы морить себя голодом. Ты умрешь.

– Очень мило с твоей стороны, что ты так заботишься обо мне.

– Даже и не думала.

Ее пренебрежительное отношение и отсутствие всяческого уважения разозлило Зака, и он начал подумывать, что, может быть, его далекие предки были правы насчет методов завоевания женщин. Он был бы не против, если бы эта строптивая особа упала перед ним на колени и признала его своим повелителем.

– Знаешь что, в следующий раз, когда твоему отцу вздумается умолять меня о снисхождении, пусть он пришлет кого-нибудь, кто умеет разговаривать с людьми, – раздраженно сказал Заким.

Черт бы его побрал. Желание заставить этого надменного принца ползать у ее ног было таким сильным, что Фарах потянулась за своим маленьким кинжалом, который был спрятан в потайном кармане ее туники, но вовремя остановилась. Ее раздражало поведение Закима.

А еще у нее вызывали досаду его пронизывающие насквозь золотисто-карие глаза, как у льва. Он смотрел на Фарах так, как будто знал что-то такое, о чем она даже не догадывалась. Несмотря на то что он сидел на полу связанный по рукам и ногам, в нем чувствовалась сила и мощь, как у кобры перед прыжком. Фарах посмотрела на пыльную черную сорочку на широких плечах и джинсы, обтягивающие мощные бедра Зака.

Она подумала, что фотографии в журналах блекли по сравнению с оригиналом. Зак был невероятно красив: аристократические черты лица, полные губы, черные, аккуратно подстриженные волосы.

– Я не собираюсь умолять о снисхождении, – возразила Фарах.

– Замечательно, – буркнул Зак. – Потому что, когда я выберусь отсюда, можете на это не рассчитывать.

– Возможно, тебе нужно еще немного времени, чтобы подумать над своим положением, – указав взглядом на его связанные руки, сухо заметила Фарах.

– Может быть, и так, – беззаботно ответил Заким.

Он начинал действовать ей на нервы! Она смотрела ему прямо в глаза еще пару минут, а потом отвела взгляд. В конце концов, это не соревнование.

– Тем не менее… – начала Фарах и замолчала, увидев, как дернулись его руки. Надо будет проверить веревки на его запястьях. Ей не хотелось, чтобы принц вернулся домой со шрамами. Потому что это только усугубит положение ее отца. – Я не допущу, чтобы ты умер у меня на глазах.

– Мне казалось, что тут наши планы несколько отличаются.

Заким улыбнулся, и Фарах почувствовала, как по ее телу прокатилась горячая волна. Это ощущение было для нее абсолютно новым. Решительно настроившись не поддаваться его чарам, она опустилась на колени перед властным и могущественным принцем Бейкана. Ощутив на себе его пристальный взгляд, Фарах замерла и какое-то время не могла пошевелиться. Ей вдруг ужасно захотелось выгнуть спину, чтобы Зак мог получше рассмотреть ее грудь с набухшими от внезапно разгоревшегося желания сосками.

Фарах заметила, как его взгляд скользнул ниже, и ее бросило в жар. Ее сердце гулко забилось в предчувствии опасности.

В палатке воцарилась тишина, и Фарах могла слышать, каким сбивчивым стало ее дыхание. Она не могла оторвать взгляд от идеально очерченных губ Зака, и он как будто почувствовал ее внутреннюю борьбу, слегка улыбнулся. Дрожащими руками Фарах подняла миску с едой и протянула пленнику.

– Если ты так хочешь, чтобы я поел, тогда покорми меня, моя дикая кошечка.

Дикая кошечка? В ней взыграла женская гордость, и Фарах вскочила на ноги.

– Я не буду кормить тебя, – коротко бросила она.

– Это фантазии, – тихо рассмеялся Заким.

Фарах стиснула зубы. Он не верил, что она примет его вызов и покормит его. К тому же Фарах всю жизнь имела дело с пыльными и упрямыми верблюдами, так что не будет большой разницы, если она покормит одного грязного и заросшего щетиной мужчину. Непроизвольно ее взгляд скользнул по его телу, которое даже в таком незавидном положении излучало мощь и силу.

Фарах еще раз с опаской посмотрела на его руки и веревку, которой он был привязан к шесту. Ее не покидало чувство опасности, но что он мог ей сделать, когда его руки и ноги были надежно связаны?

– Если я соглашусь покормить тебя, ты будешь есть? – резко спросила она, но ее голос все равно дрожал.

Зак лениво приподнял бровь.

– Подойди ближе, если хочешь узнать ответ.

Фарах решила, что ей лучше поскорее покончить с этим делом, к тому же мужчина с полным желудком всегда считался более сговорчивым. Еще ей хотелось доказать Заку, что она его не боится. Хотя на самом деле все было несколько по-другому: никогда не знаешь, чего ожидать, приближаясь к огромному хищнику.

Стиснув зубы, Фарах опустила кончики пальцев в миску с ароматным мясом. Ей пришлось подойти к Заку еще ближе, так что она ощутила его запах. Фарах ожидала, что от него будет разить несвежими носками, но он пах мужчиной, потом и жаром.

Жаром?

Разве может пахнуть жар, исходящий от тела?

У Фарах закружилась голова. Быстро, пока не передумала, она села на корточки и поднесла руку к его рту. Фарах подумала о том, что сидит почти что верхом на Заке, и тут же вспомнила фото из журнала, на котором мужчина и женщина изображали акт любви. Она представила их с Заком обнаженными и в объятиях друг друга и густо покраснела. Фарах четко увидела себя сидящей сверху на мощном, мускулистом принце и почти ощутила, как его ребра касаются внутренней стороны ее бедер. Картина была очень яркой, и ей показалось, что низ ее живота наполняется раскаленной лавой. Тогда, год назад, глядя на снимок, она не испытала ничего, кроме обычного любопытства, потому что представляла секс как средство продолжения рода, но сейчас ее сердце было готово выпрыгнуть из груди.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru