banner
banner
banner
Пираты Драконьих островов

Милослав Князев
Пираты Драконьих островов

© Князев М., 2015

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

Пролог

Любвита. Богиня любви и красоты

Вынуждена признать, что Безымянный нас со Скриллой обыграл. Очень хитро и даже красиво. И ведь до самого последнего момента не вмешивался, а когда это все-таки сделал, то исключительно выполняя договор и спасая свою подопечную. Таким странным способом? В том-то и дело, что ничего странного, учитывая его характер и репутацию. Шутка в его репертуаре, не придерешься. Сделал бы как-то иначе, тогда было бы действительно необычно.

Формально мы еще не проиграли, но обе прекрасно понимаем, что это лишь вопрос времени. Или вмешаемся и нарушим правила, или все будет именно так, как будет. В сложившейся ситуации, увы, я не могу сказать, что вправе действовать ради спасения любви. Третья жена для этого человека и, как это ни парадоксально, для всей их семьи в перспективе скорее принесет пользу, чем вред.

Скрилла, конечно же, способна предотвратить любое событие, но только здесь и сейчас, в долгосрочной перспективе у подруги точно не получится. Однако, когда мы уже почти смирились с поражением, Безымянный перехитрил сам себя. Предложил повысить ставки. Пообещал, что на тех же условиях найдет еще одну женщину для князя Ва'Дима. Неужели он думает, что если удалось перехитрить Любовь и Удачу один раз, то выйдет и во второй?

Естественно, мы согласились.

Глава 1

Дим. Попаданец

Сюрприз, однако. Третья эльфийка на мою голову, и к тому же сразу в жены! И попробуй отказаться. Не получится, ведь она находится в теле моей светлой и самой любимой.

Единственный не перепутавший, кто есть кто и где теперь его Хозяйка, это Миг. Конь сразу ткнулся мордой в темную, безошибочно определив настоящую Эледриэль. Начал ее успокаивать. Так и представил его слова, если бы он умел говорить:

– Не переживай, Хозяйка, справимся. Со всяким может случиться. Я и сам как-то раз, когда через болото шел, в него провалился, так тоже долго бегал весь грязный и черный. До первой достаточно глубокой речки с чистой водой. Вот и тебя, Хозяйка, непременно отмоем.

Стоп! Чего-то меня не туда занесло. Есть куда более важные проблемы, чем предполагаемые мысли коня. Ага, целых три. Вон, напротив сидят.

– Итак, ушастые, что будем делать? – начал я.

Все три поморщились, только две привычно, как бывает, когда их так при посторонних называю, а одна на самом деле недовольно. Давно я такого выражения на мордочке у Эль не видел. Даже слегка залюбовался, вспоминая первые дни нашего знакомства. Да, было время…

Стоп! Опять я не в том направлении думаю. Хотя так похожа. Отряхнув с себя наваждение, протянул руку и погладил по щеке темную. Теперь только к ней могу свободно прикасаться, не рискуя вызвать ничьего недовольства. Но нет, ошибся. Та, что сейчас находилась в теле Эледриэль, опять поморщилась. И что ей не понравилось? А, понял, человек, ласкающий эльфийку. Ну и фиг с ней. Уж ее мнение меня меньше всего интересует, лишь бы то, что моей жене принадлежит, не испортила.

– Выбора у нас в любом случае никакого, – ответила Ларинэ. – Возвращаемся домой, идем к Древу Жизни, оно все исправит.

– К сожалению, темная права, – согласилась Эль.

Забавно было слышать от темной такое высказывание по отношению к светлой, однако придется привыкать. Третья эльфийка кивнула, соглашаясь с планом. Ага, она просто еще не знает, куда именно мы собираемся возвращаться. Но об этом ей можно рассказать и позже. Например, когда отплывем на достаточное расстояние от берега. А то мало ли? Я уже как-то привык, что у моей Эль именно это тело, и отказываться от своих привычек не собирался.

– А вы ничего не забыли? – обратился я к эльфийкам.

Они с некоторым недоумением уставились на меня. Все три.

– Например, познакомиться, – напомнил ушастым.

Теперь мы втроем смотрели на новенькую. Однако та почему-то молчала. Возможно, считала, что занимает более высокое положение и не обязана представляться первой? Логика в таком образе мыслей, конечно, есть, обычно если какую эльфийку и выдают замуж за человека, то совсем низкородную. Ну что ж, красавица, тогда тебя ждет сюрприз.

– Князь Ва'Дим, – скромно назвался я. – Для жен и вообще всех хороших эльфиек просто Дим.

О том, что я – из северных варваров, пока решил умолчать. И обо всем, как-либо связанном с другим континентом, – тоже. Ну а о другой планете вообще не собираюсь признаваться. Даже любимым женам далеко на сразу рассказал о Земле.

– Темноэльфийская принцесса Ларинэ, жена князя Ва'Дима, – сделала то же самое темная, в смысле, бывшая темная, в смысле…

Молодец, Лара, сразу поняла ход моих мыслей, и про Первый Лес ни слова.

– Светлоэльфийская принцесса Эледриэль, жена князя Ва'Дима, – гордо произнесла светлая, которая теперь немного темная.

Потом хитро сощурилась и добавила:

– Душой и телом.

– Радмириэль. Маг стихии огня пятой ступени, – после небольшой паузы представилась гостья.

– Как? Разве не принцесса? – уточнил я.

– Нет, – равнодушно пожала плечами она.

Может, кто другой и не заметил бы, да что там, точно не смог бы проникнуть взглядом сквозь эльфийское достоинство, а я давно привык. Равнодушие получилось явно наигранным. Повод для давным-давно придуманной шутки был идеальным. Прекрасно понимал, что она не совсем уместная, но не удержался:

– Я протестую! Просто эльфийка! Не принцесса! И вы знаете, ушастые, я догадываюсь, чьи это глупые шутки. Лара, ты его должна помнить.

Жены прекрасно поняли, кого я имел в виду, но восторга шутка не вызвала. Зря я ее вообще озвучил. На этот раз все три эльфийки уже морщились по-настоящему. Да, пора привыкать, что среди нас посторонняя, и чем быстрее, тем лучше.

– Сумасшедшая семейка, – прокомментировала Рада или как ее там полностью.

Радмириэль. Светлая эльфийка

Вот скажи мне кто-нибудь, когда я попала в лапы к диким сликовникам, что может стать и хуже, точно бы не поверила. Что может быть хуже? Рабские рынки Зервикала? Рудники Ядовитых гор? Ошейник, подавляющий магию, и гарем одного из вождей красных орков? Арена в Крошкара? Отовсюду можно сбежать, причем с немалыми разрушениями для тех, кто осмелится удерживать мага-стихийника. А с алтаря одна дорога – в полное забвение.

Но теперь уже не пребывала в такой уверенности. Безумная семейка! А чего я, собственно, ожидала? Светлая эльфийка вышла замуж за человека, у которого другая жена темная. Уже одного этого факта достаточно, чтобы больше ничему не удивляться. А когда они обе назвались принцессами…

Раньше просто не поверила бы. Теперь же деваться некуда. Магией разума, которой обладает доставшееся мне тело, еще нескоро научусь толком пользоваться, но даже простого соприкосновения с нею уже достаточно, чтобы понять – говорят правду. Тут самое время не своих вынужденных попутчиков в безумии обвинять, а начинать следить, как бы самой не свихнуться. Уж очень реальная перспектива. Хотя, с другой стороны, маги разума с ума не сходят. Вернее, не сходят, как все остальные. Если уж случится, то сразу и полностью. Это как внезапно умереть, ни заметить, ни пожалеть уже не сможешь.

Одна надежда на Древо. Сколь бы ни были невероятны их рассказы, но причин не верить опять нет. Жрицы двойного Древа Жизни… Невозможно! И в то же время очень хочется верить, что все на самом деле. Ведь ничто другое вернуть тело мне не поможет. Шутку или ошибку одного бога способен исправить только другой. Не к Слику же обращаться?! А поскольку в деле замешана темная, одного только светлого Древа будет тоже недостаточно.

Судя по некоторым намекам и оговоркам, путешествовать вместе нам предстоит долго. Это как раз понятно. Описанное ими Древо Жизни, если такое вообще существует, должно находиться очень далеко, причем в абсолютной глуши. Иначе все бы о нем знали. Во всяком случае, все эльфы. И раз нам суждено долгое время быть попутчиками, необходимо налаживать хоть какие-то отношения. Не вечно же препираться? Только как? Одна светлая в теле темной, другая темная в моем собственном и в довершение человек, который, как бы дико это ни звучало, в их компании главный. И еще обе эльфийки меня разве что вслух не обвиняют, будто это я все подстроила!

– Ага. Всю жизнь только и мечтала найти вашего человека и стать его третьей женой, – сказала им, не выдержав, после очередного намека.

– Я же говорила! – тут же воскликнула бывшая светлая.

Ничего она на самом деле не говорила. Специально к моим словам придирается, делая вид, будто восприняла буквально. Вообще, разумом они все сами прекрасно понимают (не окончательно свихнулись), но все равно относятся ко мне с подозрением. Хуже всего то, что прекрасно знают – после алтаря мне деваться некуда. И сами ведут себя так, будто на них это вообще не распространяется.

– Я тоже примерно так думала, когда по воле обстоятельств была вынуждена какое-то время путешествовать вместе с этим необычным человеком, – сочла нужным объяснить Эледриэль. – Потом сама не заметила, как стала его женой. И ни разу об этом не пожалела. Ни тогда, ни сейчас.

– А меня он из клетки вытащил перед самым жертвоприношением, – добавила Ларинэ. – И тоже некуда было деваться, пришлось идти со странной компанией. Как тогда светлую не убила, сама не представляю.

– Ва'Дим нам не позволил друг друга поубивать, – пояснила уже для меня Эледриэль.

Потом она повернулась к оппонентке и добавила:

 

– А вообще скорее бы я тебя убила. Сама знаешь почему.

Странно, но Ларинэ кивнула, не возражая. Действительно, непонятно. Маг жизни имел больше шансов, чем боевой, и обе с этим согласны. Интересная информация. Учитывая то, что я сама теперь на неопределенный срок маг жизни и разума, нужно будет узнать все подробности, а то непривычно себя чувствовать совсем беспомощной. Но пока решила сменить тему. Поинтересовалась, что нам делать теперь? Ведь все вместе побывали на алтаре сликовников, а это гарантированное изгнание из леса.

– Меня уже изгоняли, – пожала плечами Ларинэ. – Ничего страшного.

Сказала это так спокойно, будто речь идет о какой-то мелочи.

– А меня отвергали, – с какой-то непонятной гордостью добавила Эледриэль. – Потом признали, что ошиблись. Даже прощения просили. Официально!

Этим она удивила меня еще больше. Редко кого объявляют отверженным, и еще ни разу не было, чтобы наказание отменили. Ведь не просто формальность, целый ритуал с участием Древа Жизни. Таким никто шутить не будет. Да и само Древо решений не меняет.

Затем обе вдруг стали успокаивать меня и обещать, что на их личное Древо любые чужие решения не распространяются, поэтому смогу жить в их долине сколько угодно. Только что подозревали, будто у них мужа отбить хочу, а теперь к себе приглашают. Видимо, изгнание для них болезненная тема, как бы они ни хотели показать его чем-то несущественным. На всякий случай поблагодарила. Мало ли, вдруг действительно придется себе место искать?

Дим. Попаданец

При первой же возможности оставил Эль и Лару с новенькой наедине. В моем присутствии точно передерутся, а так, может, сработает женская солидарность. Что бы ни думал я лично или любая из жен, но Рада теперь надолго в нашей компании. Абсолютная необходимость обратного обмена разумами никем не обсуждалась и уж точно не оспаривалась.

Тем более причины удалиться у меня были вполне серьезными. Городские власти очень хотели пообщаться в связи с последними событиями. И тут могли быть неприятности. Официально все в порядке, уничтожили гнездо сликовников, и за это ждала исключительно благодарность. Но я прекрасно понимал, что нелегальные жрецы не могли действовать без покровительства кого-то из властей города. Наказывать официально, конечно же, не станут, но отомстить могут множеством других способов.

К счастью, вероятность мести прямо сейчас резко сократилась по причине того, что у меня появился неожиданный союзник. Посол Сликирана и его главный помощник жрец бога Слика. Последний требовал выдать им всех преступников, а поскольку после нашего посещения доков живых сликовников там не осталось, то хотя бы их сообщников.

Если тех, кто стоял ближе к власти, еще предстояло выяснить, часть простых исполнителей уже была выловлена. И не кем-то, а Анжей. То-то ее у алтаря не было. Отправилась по пеленгу своей магической метки и очутилась в подвале. А там кроме единственного пленника оказался заперт весь персонал торгового дома, из тех, которые не являлись сликовниками. Не в том смысле, что их туда насильно запихнули, нет, сами спрятались на время жертвоприношения.

Только хвостатая этого сразу не поняла и объявила, что всех освобождает. Ага, освободительница нашлась. А подумать для начала? Кто станет содержать такую ораву пленных в одном подвале, да еще так просто? Ну, если думать не желает, могла бы хотя бы обратить внимание на оружие, которое у большинства имелось при себе.

Анжа, наверное, впервые в жизни получила дубиной по голове, причем не от серьезного противника, а от простого охранника портового склада. Так ей и надо! Учитывая, что успел спасти Эль с Ларой с алтаря в самый последний момент, я на хвостатую сильно разозлился. Она бы точно могла ворваться туда гораздо раньше, а вместо этого полезла в подвал. Ну и схлопотала промеж рогов. Сам бы при случае добавил.

Однако череп, из которого растут такие украшения, слабым не бывает, и она сознания не лишилась. После чего устроила в подвале настоящий погром, стараясь всех там избить, причем как можно сильнее. Только поэтому живы и остались. За один удар между рогов каждый получил по десятку между ног, чтобы, значит, надолго запомнил. Слишком этим делом увлеклась и опять задержалась.

Зато в результате у нас оказалась целая толпа пленных, которых и требовал выдать помощник посла. Зная, какая их ждет участь, городские власти не возражали. Я, в принципе, тоже был совсем не против, весь вопрос в компенсации, которую нам заплатят, и гарантиях, что преступники точно окажутся на алтаре, а не будут отпущены сразу после пересечения границы.

Первый вопрос еще предстояло согласовывать с Эль, а стоило мне лишь заикнуться о втором, жрец сразу захотел пойти навстречу и пригласить меня лично на ритуал, хоть сегодня прямо в посольство. Ага, при условии, что спертую часть переносного алтаря верну.

– Какую еще часть? – изобразил удивление я. – Ничего подобного не брал. На фига он мне вообще может быть нужен, тем более не весь, а часть?

– Шестнадцатую, – ответил помощник посла. – Вот такую…

Он изобразил пальцами в воздухе фигуру в виде острого треугольника с закругленной короткой стороной, после чего продолжил:

– Мы сами не представляем, зачем она тебе могла понадобиться, но нам точно известно, что по твоему приказу плиту погрузили на ваш корабль.

Ага, а по местным правилам мой корабль – моя крепость. На него местные власти никак не могут повлиять. Так же, как послы. Тут никакая коррупция не поможет, договариваться нужно исключительно с капитаном или владельцем.

– Ах эту… – «вспомнил» я. – Смотрю, на складе какие-то бесхозные камни неправильной формы валяются, а у нас корабль недавно куплен, и как раз балласта не хватает. Вот и подумал, раз прежние хозяева мертвы, никто возражать не станет.

На самом деле прекрасно знал, о чем идет речь. Если бы меня в тот момент кто-нибудь спросил, зачем я приказал тащить тяжеленный каменный кусок пиццы на корабль, ни за что не смог бы ответить, а сейчас оказался козырь на переговорах. Вообще-то я хотел разбить алтарь, как тот, самый первый, но не получилось. Местный и так оказался не монолитным, а составным.

Но это было потом, после эпопеи с поиском одежды для трех голых эльфиек. Мой первый порыв кинуть красавицам (прежде всего своим) по балахону сликовников остался не понят. Сильно и категорически не понят! Все три наотрез отказались даже прикасаться, не говоря о необходимости в это заворачиваться. И плевать, что уже целая куча народу глазеет на их прелести. Они согласились бы так и через весь город пройти, но балахоны на себя не надевать. Даже холод, которого на самом деле боятся все эльфы, наверняка помог бы не сразу. Лара на меня укоризненно посмотрела (тогда я еще не знал, что это на самом деле Эль). Намек сразу понял и приказал одному из воинов принести одежду моих жен из соседнего помещения.

Вот тогда-то я поначалу и офигел. Первой мыслью было, не свихнулись ли эльфийки от чуть не состоявшегося жертвоприношения? И было от чего. Комплектов эльфийской одежды нашлось только два. Темная тут же натянула на себя платье Эледриэль, незнакомая светлая уверенно надела боевой повседневный костюм Ларинэ, а Эль тем временем стояла, прикрывшись руками, словно бедная родственница.

– Эль, дорогая, в чем дело?! – удивился я, скидывая с себя куртку и пытаясь обнять светлую.

Та сразу отпрянула.

– Я не Эль! – после некоторой паузы решила пояснить она, видя мое удивление.

– Она не Эль! – поддержала темная. – Не знаю, кто сейчас в моем теле, но я тут.

Голос принадлежал Ларе, но интонации точно были моей светлой жены. Причем из тех, которыми она обычно давала понять, что очень недовольна. Вообще-то они легко умеют подражать друг другу, при необходимости и эльфийское ухо обмануть смогут, не только мое, но сейчас точно было не до шуток. Да и странное поведение при дележе одежды настораживало.

– Это не Эль и не я, – добавила чужая эльфийка с Лариными интонациями в голосе.

Затем одетые вдруг опомнились и кинулись прикрывать обнаженную от посторонних взглядов. А затем и своей одеждой с ней делиться.

– И нечего на чужих эльфиек пялиться, – заявила мне темная.

– Ничего себе чужих! – еще раз офигел я. – Неужто свою Эль не опознаю?

– Вот за то, что не опознал, еще при случае получишь.

Счел за благо не продолжать дискуссию и во всех странностях разбираться позже. Тем более что и повод переключиться на другую тему возник. Появилась Анжа с докладом о пленных. Хвостатая виду не подала, но и так было ясно, прекрасно понимает совершенную ошибку с выбором приоритетов. Поэтому, узнав, что как минимум один сликовник сбежал, бросилась в погоню. Не верил я, будто у нее может получиться, и оказался прав. Тот исчез бесследно.

Как по мне, невелика потеря. Сейчас у него главная цель спрятаться, а если и надумает мстить, то нас на Фиоре давно уже не будет. Пускай его официально разрешенные сликовники ловят. Они им как раз необычайно заинтересовались и готовы были заплатить огромные деньги за любую помощь. Чем-то им не понравился жрец, прошедший неполное посвящение. Особенно после того, как я рассказал подробности нашего с ним боя. Но это уже их проблемы, главное, в остальном к нам не было никаких претензий, кроме части алтаря. Вот из-за него и торговались понемногу.

Я, кстати, под это дело неплохую операцию провернул. С торговым домом, являющимся прикрытием сликовников, у нас договор на поставки был, вот и выгреб с их складов все, что могло понадобиться для дальнего плавания. Мне пытались мягко намекнуть, что пересечение внутреннего моря никак не может считаться дальним плаванием, но я не верил.

– Для таких сугубо сухопутных людей, как я, все, что шире реки – дальнее плавание! – с гордостью заявил им.

Такой аргумент крыть было нечем. Все они считали себя великими мореплавателями (даже те, кто родился в порту и ни разу в жизни его не покидал) и с долей презрения относились ко всем остальным. Фразу эту не раз приходилось слышать от местных. Вот и получили ее обратно.

Оплата? Обязательно! Как только суд состоится и станет ясно, кому мы должны платить. Эль еще не до конца очухалась от пребывания в чужом теле, но осталась высокого мнения о проведенной мною махинации, в смысле, торговой операции. Казнь ведь состоялась в посольстве Сликирана после того, как удалось собрать весь алтарь, а мы свою плиту отдали перед самым отплытием.

Глава 2

Дим. Попаданец

Спокойно отплыть нам так и не дали. Если честно, чего-то подобного я опасался с самого начала, поэтому заранее подготовился. Команда была вооружена и предупреждена о возможном нападении, абордаже или запрете на отплытие. Последнее беспокоило меньше всего, в большинстве своем люди покидали город навсегда, а значит, и драться будут с любым напавшим. Весь вопрос – пошлют власти на перехват сторожевые корабли или нет, в случае, если мы не подчинимся. К сожалению, таких недавно городу оставили аж целых три штуки, потопив или захватив все остальное.

Однако, к счастью, виной всему были не власти и не сликовники, а красные орки. Правда, об этом мы узнали чуть позже, а сначала поднялся нехороший шум на пристани. Корабль успел отойти на считаные метры, я все ожидал окрика. И он прозвучал:

– Остановитесь!

– Задержите корабль!

– Не дайте ей уйти!

Именно ей. Мы лично преследователей не интересовали, а только появившаяся в самый последний момент незапланированная пассажирка. Когда между бортом и пристанью уже было никак не меньше десяти метров, на него прыгнула гибкая фигура. Вслед за ней полетели несколько воинов – красных орков, но для них продолжающее увеличиваться расстояние оказалось уже слишком большим, и они грохнулись в воду. Остальным оставалось только кричать.

Капитан, не получив команды с моей стороны, продолжил начатый маневр, а я решительно направился к безбилетнице. А то ведь команда может воспринять ее как авангард абордажа и неправильно отреагировать. Еще когда увидел ее прыжок, уловил нечто знакомое, сейчас это чувство только усиливалось. И пусть одета женщина была совсем не так, как при последней нашей встрече, не опознать единственную знакомую мне красную полуорчанку было бы трудно.

– Сризка! А тебя сюда каким ветром занесло?

Она явно удивилась, узнав, кто с ней говорит, но ответила так, будто бы именно меня и рассчитывала увидеть:

– Решила воспользоваться твоим предложением путешествовать вместе. Еле успела.

Так я ей и поверил. Оказавшиеся рядом Эль с Ларой так же усомнились в правдивости услышанного, только в отличие от меня они новой попутчице были совершенно не рады. Я тоже не то чтобы очень, но и негативных чувств не испытывал.

– Вообще-то мы собрались далеко, – решил с самого начала прояснить ситуацию.

– Хорошо, – пожала плечами Сризка, косясь на удаляющийся берег.

 

– Когда я сказал «далеко», то имел в виду очень далеко.

– Так еще лучше, – вполне искренне обрадовалась она.

Уже собрался сказать, что согласен, если она сама не передумает, но вовремя уловил взгляды обеих жен. В результате фраза была несколько отредактирована:

– Прежде чем примем окончательное решение на твой счет, хочу услышать о причинах готовности плыть на край света, даже не интересуясь, в какой он стороне.

Сризка. Красная полуорчанка

Причины. Их слишком много, чтобы рассказывать обо всех, но по сути всего одна – хочу остаться в живых.

Неприятности у меня начались сравнительно недавно, когда Закар, вождь большого племени, решил официально признать дочь-полукровку. До этого на меня вообще никто внимания не обращал, и вдруг… Напрямую никаких конфликтов не было, даже наоборот, многие предлагали дружбу, дарили подарки и всячески уделяли внимание, к чему я совершенно не привыкла. Однако мелкие неприятности стали на меня буквально сыпаться. Только и оставалось ожидать чего-нибудь серьезного, и оно произошло.

Когда мне передали поручение отца съездить с небольшим отрядом в ближайший человеческий город и вручить тамошнему правителю письмо, я не удивилась. И пускай раньше таких заданий никогда не получала. Тогда я была никем, а теперь законная дочь вождя. Только потом, когда появилось много свободного времени, кое-что поняла. Воспитывай отец меня подобным образом с самого начала, наверняка бы заметила странности, связанные с этим делом, а так все списывалось на новизну.

Стоило отряду покинуть земли орков, как на него было совершено нападение. Очень грамотная засада. Хорошо подготовленная и эффективная. Всех сопровождающих воинов перебили первым же ударом, а меня захватили в плен. Вообще почти ничего о том бесславном бое не помню, поскольку сразу потеряла сознание, получив магический удар. Очнулась уже в замке герцога Скириина.

Такие огромные усилия, и лишь для того, чтобы захватить одну наложницу? Сначала не хотела в это верить, особенно учитывая, насколько далеко королевство находилось от земель моего племени. Несколько раз пыталась бежать, но ничего не получалось, герцогский маг сразу наложил на меня серьезные заклинания.

– А потом пришли вы и меня освободили, – закончила я рассказ.

– Интересная история, – сразу заявила темная эльфийка. – Только не отвечает на вопрос, почему ты сейчас тут?

Странно. Не знаю почему, но что-то в ее словах мне показалось неуловимо неправильным. Не смысл, а интонация. И еще, рядом с ней стояла не Эледриэль, а незнакомая светлая. Вообще нечасто встретишь эльфов даже по отдельности, а уж светлых с темными вместе – особенно. Однако думать об этом решила потом, а теперь ответила на вопрос:

– Зато объясняет, почему я рада плыть именно с вами.

– Это понятно, – согласился человек. – Нас куда больше интересует, кто и почему за тобой гонится? И насколько это опасно для нас самих?

Законный вопрос. Я бы на его месте тоже заинтересовалась. Пока думала, с чего начинать ответ, Ва'Дим продолжил:

– Постой. Дай сам угадаю. Уйдя из герцогского гарема, ты умудрилась угодить в другой. К вождю красных орков, например. Сбежала оттуда, и теперь тебя преследуют воины опозоренного правителя. Только зря ты меня выбрала, тут ведь тоже теперь что-то вроде плавучего гарема.

При последних словах человек получил два весьма увесистых подзатыльника от эльфиек. После чего обе недобро уставились на меня в ожидании ответа.

– Нет, не угадал, второй раз в гарем не попадала и не собираюсь, – ответила я им.

– Жа… в смысле, желание похвальное.

Эльфийки сделали вид, что оговорку не заметили, а меня она вообще не касалась. Я начала вспоминать дальше.

Мне тогда повезло. Можно сказать, сильно. Я ведь рванула прямиком к отцу, чтобы сообщить о невыполненном поручении. Все думала, как буду оправдываться, ведь первый раз получила задание и его провалила. В дороге совершенно случайно встретила старую подругу, которая рассказала новости, скопившиеся за время моего отсутствия. Все они оказались плохими, и прежде всего – для меня. Отец умер, и место вождя занял Кызрым, глава другого клана. Не то чтобы дружественного, но и враждебным он никогда не был.

Подруга сразу посоветовала убираться из наших земель. Мало ли что, со смертью вождя не все понятно, убийцу пока так и не нашли. Зря я ее не послушала. Тогда думала, что мне нечего опасаться. Действительно, с какой стати? Недавно признанная дочь бывшего вождя, у которой в любом случае не могло быть никаких прав на наследство, не говоря уже о месте отца.

Стоило вернуться к себе, как поняла, что это уже не мой дом. Но было поздно. Меня схватили и доставили к вождю. Тут же были предъявлены обвинения в заговоре против моего отца и его убийстве. С целью захвата власти, разумеется. Еще требовали выдать сообщников. Все было настолько абсурдным, и я не сразу нашла что ответить. К тому времени, когда смогла хоть что-то осмысленно сказать, вождь приказал оставить нас одних.

– Можешь не оправдываться, – усмехнулся он. – Сам знаю, что не виновна.

– Но тогда…

– Ты очень вовремя появилась. Теперь будет кого казнить за убийство вождя.

– Но я не убивала! Меня вообще тут не было!

– Как я уже сказал, знаю. Поскольку живой отсюда не выйдешь, могу рассказать, как все было.

И он рассказал. Засада на мой отряд и само поручение вождя были частью заговора. Не стоило обольщаться, таким образом убрать хотели вовсе не меня, а охрану. Пусть и небольшой отряд, но это были верные отцу воины. С точно такими же или похожими поручениями заговорщики сумели разослать в разные стороны очень многих и всех уничтожить.

Потом было убийство вождя и выборы нового. Заговорщики все очень точно рассчитали. Убийца неизвестен, большая часть сторонников и родственников вождя исчезла, на границе неспокойно, того и гляди война начнется, поэтому медлить нельзя.

Мне это ничего не давало. Свидетелей его признания не было. Если стражи, стоящие снаружи, что-то слышали, то они наверняка и сами участвовали в заговоре. Кызрым меня не боялся совершенно. Еще бы, он мужчина, воин и чистокровный орк, а я женщина-полукровка. В этом и была его главная ошибка. Да, люди слабее орков, и полукровки, соответственно, тоже. Только почему-то никто не учитывает, где я росла и кто был моими друзьями по играм.

Нет, справиться с одним из сильнейших воинов (другой вождем не станет), да еще и без оружия, у меня не было никаких шансов. Однако удивить внезапным ударом, который окажется сильней, чем от меня ожидают, могу. Что и сделала, стоило возникнуть первому удобному моменту.

Все получилось даже лучше, чем могла надеяться я сама. Быстрый удар в лицо и по ноге, в результате чего Кызрым не просто пошатнулся, а упал. Главная цель – его кинжал – был у меня. Еще удар… Воин уже успел прийти в себя и отбил мою руку. Вместо шеи нож прочертил линию по щеке.

Дальше продолжать не имело смысла. Выбежав из шатра, я вскочила на коня. И вскоре уже мчалась по просторам степи. Каким образом миновала всех воинов, которые должны были охранять кочевье, сама не представляю. Бегство было очень долгим. Иногда удавалось оторваться, запутав следы, только потом меня опять находили. Каким чудом получилось добраться аж до Ямсорга, до сих пор не понимаю. Но тут удача покинула меня. В городе оказался крупный отряд орков моего племени, и все они бросились ловить убийцу вождя.

Бежала по пристани, не представляя, что делать. И конь, и все вещи остались в гостинице. Увидела отплывающий корабль и прыгнула. Не ожидала получить помощь, просто уже не могла остановиться.

Дим. Попаданец

– Интересная история, – подвел итог я. – А ты не думала требовать суда? С обязательным присутствием магов разума или шамана той же специализации?

– Судить должен вождь, это его привилегия и обязанность, – вздохнула наша незапланированная пассажирка. – Поэтому ни до какого суда я просто не дожила бы. Не сомневаюсь, что виновного в моей смерти непременно наказали бы. Однако и на снисхождение он наверняка мог рассчитывать. Ведь он напал на убийцу вождя. То есть виноват не в самом факте, а лишь в том, что не вытерпел и не дождался, пока меня осудят вождь с шаманом.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru