Под небом чужой звезды

Мила Сербинова
Под небом чужой звезды

Любовь бежит от тех, кто гонится за нею,

А тем, кто прочь бежит, кидается на шею

Вильям Шекспир

I

Артем всю жизнь мечтал вырваться из капкана родительской заботы и начать жить самостоятельно. Сейчас, рассекая ластами воду над покрытым коралловыми лесами песчаным дном Красного моря, он впервые почувствовал себя свободным. От сухопутного мира с его бесконечными правилами и удушающими требованиями Артема отделяли тысячи кубометров воды. Вокруг мелькали маленькие полосатые, черно-белые, золотые и перламутровые рыбки, кто-то притаился в коралловых зарослях, поджидая легкомысленную добычу, а одинокое страшилище мурена с важным видом инспектировала свои охотничьи угодья. Вдали, как подводная лодка, грациозно проплыла огромная черепаха.

– Вот кто настоящий гордый одинокий морской странник, – с восхищением подумал Артем, глядя на черепаху.

Сегодня акул не было видно, но вчера он встретил пару небольших зубастых убийц, державших в страхе всех обитателей кораллового рифа.

– Вот бы стать вольным жителем подводного мира, как Ихтиандр! – мечтательно улыбнувшись, подумал Артем. – Здесь не жужжит бесконечными нотациями и упреками отец, не лезет со своей показной заботой мама, не достает злыми шутками старший брат Витька, и даже нет вечно названивающей Марианны с повадками опытного орнитолога, мечтающего меня навеки окольцевать. Здесь тишина и спокойствие, хотя…

Через иллюминатор маски Артем с детским любопытством наблюдал за кипящей страстями жизнью молчаливого подводного мира. Он невольно провел параллель с миром надводным. Здесь все также, как и наверху, все развивается по тем же законам. Крупная хищная рыба безмерно хозяйничает в своем водоеме, а вокруг снуют желающие ей угодить, но не стать ее обедом, пугливые мелкие рыбешки. Кто-то мудро зарылся с головой в песок, поджидая близорукую добычу, а другие, умирая от страха, пытаются при этом кого-то обмануть и напугать своим кричаще-ярким окрасом. Хищники нехотя учатся сосуществовать друг с другом, а мелкая, всеми любимая за хороший вкус рыбешка, надеется перехитрить судьбу и выжить, сбиваясь в неуловимо-быстрые веселые компании. Но, что самое завораживающее – это абсолютное безмолвие всех участников пищевой цепи.

– Точно, как у отца в компании! Ха-ха-ха! – подумал Артем, выпустив взлетевшую вверх дорожку пузырей.

Вволю насмотревшись на подводное царство, Артем медленно всплыл на поверхность безмятежно спокойного в этот день Красного моря и нехотя погреб к берегу. Как же он не хотел снова встретиться лицом к лицу со своим братом Виктором. Старший брат Артема, в отличие от сумасбродного, с точки зрения родителей, младшего сына являлся их воплощенной мечтой об идеальном сыне. Виктору недавно исполнилось тридцать пять лет. Напыщенное празднование юбилея в Москве он решил продолжить в одиночестве на земле Древних фараонов, но отец настоял на том, чтобы он взял с собой в Египет и Артема.

– Пусть пацан немного проветрится, а то у него совсем мозги набекрень съехали в последнее время. То он на экономиста не желает учиться, а собирается поступать на филологический факультет, то хочет стать музыкантом и бренчать на своей дурацкой гитаре по ночным клубам. Кем он станет? Учительницей русского языка и литературы? А, может, как шут, будет скакать с гитарой по сцене на потеху толпе? Только этого не хватало! Витя, возьми его с собой, научи уму-разуму, – настойчиво потребовал Геннадий Николаевич. – Витя, ты поговори с ним по-мужски, пообщайся с братом! Пусть он от тебя хоть чему-то дельному научится. Стань для него примером во всем. Ты понимаешь, о чем я?

– Да, понял я, понял! – с досадой ответил Виктор. – Нужно стать для Арчи нянькой и авторитетом. Что же тут непонятного! Хм… Всю жизнь об этом мечтал!

Виктор всегда считал младшего брата чудиком не от мира сего, но с отцом запрещено было спорить. Он всегда прав, а его решения – закон. Виктор вторую неделю отдыхал с братом на египетском курорте, но Артем все время куда-то исчезал.

– Пляж, море, солнце, вокруг столько телочек, а этот придурок ныряет с аквалангом и смотрит на рыб, – усмехнулся Виктор, глядя на подплывающего к берегу Артема. – Пацан младше меня всего-то на шестнадцать лет, а ведет себя как школьник. Круглый идиот! Уж я-то в его возрасте хорошо знал, чего хочу в жизни и как клеить телочек.

Сам Виктор не терял времени зря. Каждый день новая девочка, море выпивки и роскошные морские деликатесы на обед. Ради такого отдыха вдали от семьи можно даже потерпеть рядом дурачка Арчи, как все называли Артема. По общему мнению, Виктор являлся успешным бизнесменом и обладал акульей деловой хваткой. В строительной компании АО «На/Строй» Виктор занимал пост коммерческого директора, но, по сути, являлся заместителем генерального директора, то есть собственного отца.

Геннадий Николаевич Горчив знал, что рано или поздно его строительная корпорация перейдет в руки Виктора, хотя пока и не собирался освобождать директорское кресло. Его беспокоил младший сын со своими странными фантазиями и полным нежеланием вникать в семейный бизнес. Иногда он смотрел на неприлично веселого, куда-то бегущего с гитарой за спиной Артема и с трудом верил, что это его сын. Да и внешне мальчик не был похож ни на отца, ни на мать. Слишком жгучий брюнет с горящими черными глазами отдаленно напоминал разве что деда Геннадия Николаевича, болгарина Виктора с его знойными турецкими корнями

– Эх, горе ты мое, – полушутя говорил Геннадий, глядя на своего младшего сына. – Что-то ты слишком веселый. С нашей-то фамилией…

Геннадий так шутил, хотя чувство юмора точно не было его сильной стороной. Он искренне полагал, что сама их фамилия Горчив, переводившаяся с болгарского, как Горький, не располагает к веселью, а напротив, должна настраивать всех ее носителей на серьезный лад. Втайне от всех отец Артема даже сделал ДНК-тест. Хотя Геннадию не в чем было упрекнуть свою надменную, влюбленную в собственное зеркальное отражение супругу, он не понимал, откуда вся эта романтическая чушь появилась в голове Артема. Все эти стишки, песенки под гитару и нежелание жениться на умнице-красавице Марианне – дочери его делового партнера, очень уважаемого человека, Егора Дмитриевича Шахтинского. Вся надежда на то, что его младший сын возьмется за ум и станет нормальным человеком, возлагалась на Виктора.

– Ну что, дельфин-переросток, насмотрелся на морское дно? – иронично подтрунивал Виктор над вынырнувшим из воды братом. – Ты бы там хоть русалку себе нашел, что ли!

– Зря прикалываешься, Витек! Видел бы ты, какая там красота на дне! – ничуть не обидевшись, весело ответил Артем.

– Нет уж, брат! Я смотал от жены не для того, чтобы на рыб любоваться! – рассмеялся Виктор. – Лучше посмотри на этих цыпочек! Они с нас глаз не сводят, так и ждут, чтобы мы ими занялись. Мне особенно нравится та, смугленькая, хотя, если хочешь, забирай ее себе, а я найду что-нибудь получше. Ха-ха-ха!

– Фу, какой ты циничный! – воскликнул Артем и тоже рассмеялся.

– А ты недобитый романтик! – не остался в долгу Виктор.

– Я мечтаю найти свою любовь, а мне пока встречаются лишь бездушные куклы, которых заводит только шуршание купюр, – вздохнул Артем, стягивая с себя акваланг и костюм для подводного плавания. – Неужели на свете не осталось нормальных девушек, которые верят в любовь?

Весело щебетавшие девушки в шезлонгах, стоявших неподалеку, с восхищением уставились на накаченного загоревшего парня с заветными кубиками на прессе. Артем много занимался спортом, плавал, как дельфин, увлекался серфингом и дайвингом, но его главной страстью являлась музыка. Артем в свои девятнадцать лет странным образом сочетал в себе подростковый максимализм и романтичность не пуганного жизнью мечтателя. Он сочинял стихи и песни о любви, но петь их было абсолютно некому. Девушки, конечно же, с почти искренним восторгом слушали его песни, но куда больше их привлекало содержимое его кошелька и хорошо известное в бизнес-кругах имя отца. Хуже всех была навязанная ему родителями невеста, Марианна.

Артем вздрогнул, вспомнив ее ледяные, как у Снежной Королевы глаза и платинового тона светлые волосы. Марианну заслуженно все вокруг считали очень красивой девушкой, к тому же великолепно образованной. Она училась банковскому делу и экономике в Гарвардском университете и могла бы остаться жить в США, но ее отец сумел соблазнить честолюбивую дочь высокооплачиваемой руководящей должностью в своей компании, вынудив вернуться в Россию. Он и мужа ей подыскал из своего социального круга, втайне надеясь включить строительную корпорацию Геннадия Николаевича Горчив в свой холдинг. Сыновей у Егора Дмитриевича не было, но Марианна своей деловой хваткой могла соперничать с любым мужчиной. Чистый, незамутненный эмоциями разум и абсолютное пренебрежение к чувствам окружающих людей. Именно такая помощница была ему необходима в его бизнесе. В качестве мужа Марианне, конечно, больше подошел бы серьезный человек вроде Виктора, но он уже был женат. Оставался младший сын Геннадия Горчив, легкомысленный мальчишка Артем, но отец Марианны рассудил, что так оно даже будет лучше. Его дочь в будущем станет совладелицей корпорации Горчив и сумеет навести там порядок, а муж не будет путаться под ногами.

Сейчас, находясь в Египте, Артем был почти счастлив, особенно, когда находился вдали от брата, в море. Ему наскучили пошлые рассуждения Виктора о девушках, и он снова нырнул в море, с наслаждением плывя в нагретой солнцем теплой воде. Как бы он хотел навсегда уплыть в доходящее до самого горизонта море и никогда не возвращаться в Москву к родителям и Марианне. Артем мечтал оказаться на необитаемом острове с чудесной девушкой, для которой не имело бы значение, кто его родители, богатый он или бедный.

– Все это предрассудки, придуманные людьми, чтобы оправдать собственный эгоизм и жадность, – искренне считал Артем.

 

Его раздражала жизнь напоказ, а так хотелось верить, что на свете существует что-то настоящее, то, что не покупается и не продается. Например, Артем стеснялся своей дорогущей белой Audi, подаренной отцом на восемнадцатилетие.

– Спасибо, хоть не красная, – подумал тогда он.

Друзья ему завидовали, а девчонки готовы были запрыгивать в такую тачку прямо на ходу. Артему было противно от всего этого замешанного на деньгах мира, от людей, не выбирающих методы ради достижения своих целей, от блеска мишуры и режущего глаза сияния бриллиантов.

– Не понимаю, зачем это все? Ведь человеку для счастливой жизни так мало нужно. У нас все есть, а счастливы ли мы? Кто счастлив? Папа? Для него кроме дел компании и денег ничего в жизни не существует. Виктор счастлив? Он стал точной копией отца. Хотя нет, он намного циничнее. Озабоченная своей молодостью мама счастлива? Да она лишний раз не улыбнется, чтобы, не дай Бог, не появилась морщинка. Для кого она так молодится, если отец на нее вообще перестал смотреть, а любовника завести она не рискует, зная суровый нрав мужа. Может, жена Вити, Лариса, счастлива? Витек не пропускает ни одну юбку, изменяя ей со всем, что движется. А я? Меня хотят на всю жизнь связать браком с бездушной машинкой для счета денег. Могу я при этом быть счастливым?! Да и что такое счастье? Может, я чего-то не понимаю, все вокруг счастливы и только я себя чувствую чужим на этой планете, мечтая о том, чего не может быть, а Виктор прав, и от жизни нужно ежеминутно получать все доступные удовольствия, – философски рассуждал Артем, отдыхая на водной поверхности.

Он далеко заплыл и почти не видел брата на берегу. Но разве от него так легко скроешься?! Когда Артем вернулся на берег, Виктор беззаботно болтал с двумя пляжными золотоискательницами, почуявшими запах денег, как акулы чувствуют запах крови, в лысоватом круглопузом мужичке с толстой золотой цепочкой на шее. Когда к ним подошел симпатичный юноша с фигурой Аполлона, они даже не обратили внимания на его кубики пресса, так увлеченно обхаживали Виктора. Увидев брата, Виктор торжествующе поднял брови, показывая Артему, что важно и как нужно действовать, а сам в обнимку с обеими девушками, отправился в свой номер. От гадливого ощущения Артема отвлекла подошедшая к нему девушка.

– Красавчик, не поможешь мне намазать спинку кремом от загара? – предложила она, повернувшись к нему спиной и протягивая бутылочку с кремом.

– Да, конечно, – пришлось согласиться Артему.

Он намазывал спину развязного вида шатенки, вспомнив, что точно также их кухарка, тетя Алла, обмазывает майонезом куриную тушку перед тем, как положить ее запекаться в разогретую духовку. Он улыбнулся такому сравнению, а девушка решила, что понравилась симпатичному парню с офигительной задницей.

– Может, выпьем по коктейлю? – предложила она. – Кстати, я Юлия, а тебя как звать?

– Артем, но можешь называть меня Арчи, – без особого энтузиазма ответил он, вставая, чтобы сходить за коктейлями.

Вскоре он вернулся с двумя обжигающе ледяными высокими стаканами в руках, а его новая знакомая растянулась в шезлонге и загорала топлесс. Девушка была довольно красивой, хотя что-то в ней было неприятное. Артем даже не понял, что именно. Может, ее слишком громкий смех, а может, распутный взгляд, которым она нагло скользила по его телу. Артем все же остался возле Юли и разговорился с ней. Девушка приехала из Саратова вместе с подругой. Она работала менеджером в какой-то фирме и копила на эту поездку полгода. Естественно, она хотела зарядиться на весь следующий год приятными эмоциями, в том числе и воспоминаниями о знойном курортном романе с красавцем. Артем подумал, что ее трудно осуждать за это. На то он и курорт, чтобы люди отдыхали всеми возможными способами. Юля предложила Артему полюбоваться видом из окна своего номера. В целом, эта идея ему понравилась, а приглядевшись к девушке получше, он подумал, что у нее очень даже красивая грудь, да и сама она ничего.

– Хорошо. Идем к тебе, – сказал Артем, помогая Юле завязать тесемки купальника.

Юля своими горячими поцелуями и откровенными ласками заставила Артема на время позабыть свои романтические мечты о любви с той единственной возлюбленной, которую он еще даже не встретил и, возможно, не встретит никогда. Юля жизнерадостно скакала на нем, издавая сладострастные стоны, и это не могло не нравиться молодому здоровому мужчине. Секс для Артема был всего лишь одним из видов спорта, а так хотелось любви…

– Ну что, брат, пора возвращаться в наш Третий Рим, – сказал Виктор, хлопнув Артема по плечу. – Погуляли, а теперь нужно работать.

– Я бы тут задержался на недельку, – вздохнул Артем.

– Ха-ха! Думаешь, мне охота возвращаться?! Здесь такие горячие крошки, а дома ждет ворчливая старая мегера и уйма дел. Лариса в последнее время стала совершенно невыносимой. Ей чудится, что я ей постоянно изменяю, представляешь? – доверительно сообщил он Артему, изображая из себя его лучшего друга.

– Так ведь ты и вправду ей изменяешь, – рассмеялся Артем. – Бедная Лариса…

– А ты чем лучше?! Тебя Марианна ждет, а ты здесь с девочками развлекаешься, – огрызнулся Виктор. – Твоя хотя бы красавица. Хотя, у нее на заднице можно воду морозить. Ха-ха-ха!

– Вот именно! Марианна считает меня конченым дурачком, раз я не хочу заниматься семейным бизнесом. Ну, не мое это! Не мое! – воскликнул Артем, надеясь, что Виктор его все же поймет.

– Кстати, о делах… Арчи, мне нужен пресс-секретарь. Пойдешь к нам в компанию говоруном? Все, как ты любишь. Ничего особо не нужно делать, только болтать и улыбаться, а это ты у нас умеешь! Снимем тебя в рекламном ролике нашей компании, будешь общаться с журналистами и рекламщиками. Эх, мне бы такую работу! – мечтательно произнес Виктор, надеясь хоть так завлечь брата в семейный бизнес. – А то, верчусь с утра до ночи, и, главное, ничего невозможно никому доверить. Вокруг одни бестолочи и бездельники! Все, ну все нужно делать самому! Так что, брат, соглашайся. Работа не пыльная, тебе понравится.

– Не знаю, Витек. Может, и соглашусь. Дай подумать, – уклончиво ответил Артем.

– Да, чего здесь думать?! Соглашайся, Арчи! – у нас такие девочки в компании работают! Просто загляденье! Может, там ты и встретишь свою ту самую, одну-единственную, – рассмеялся Виктор.

Артем в ответ скептически скривился, а Виктору не судьба была узнать решение брата о работе в семейной компании. Чартерный самолет из Каира в Москву так и не долетел до пункта назначения. В полете по неизвестной причине у Боинга начались проблемы с двигателями. Пилоты приняли решение вернуться в Каир. Самолет совершил жесткую посадку и загорелся. Большую часть пассажиров и членов экипажа воздушного судна удалось благополучно спасти, хотя у многих были травмы и разной степени ожоги. Кроме того, все успели надышаться токсичным дымом. Но были и те, кому повезло гораздо меньше. Из ста двадцати пассажиров шестеро погибли, а двенадцать доставили в больницы египетской столицы в тяжелом состоянии. Среди погибших оказался и Виктор Геннадьевич Горчив, а его младший брат Артем был помещен в реанимацию с черепно-мозговой травмой. Он впал в кому и врачи пока не делали никаких прогнозов на его счет. Оставалось только верить в силу здоровья молодого организма и его жажду жизни.

II

– Алина, ты сегодня снова на работу в свой бар? – недовольным тоном спросила Надежда Сергеевна, с тревогой взглянув на дочь. – Не нравится мне, что ты там работаешь! Ох, не нравится!

– Мама, ну что со мной может случиться?! Мне хорошо платят, да еще и чаевые оставляют. Всего-то нужно быть расторопной и милой, улыбаться и не путать заказы. Тогда люди благодарны и щедры, – улыбнулась Алина, расчесывая свои роскошные золотые волосы.

Алину мало кто называл по имени. К ней с детства пристала кличка Златовласка. Ее пышные светлые волосы струились вдоль спины, доходя до самых бедер. Изящная восемнадцатилетняя девушка с мечтательными дымчатыми, как мартовские облака, глазами нравилась многим парням, но она ждала своего принца, того самого, единственного, который станет любовью всей ее жизни. Подруги над Алиной завистливо посмеивались, а получившие отказ парни за спиной говорили о ней всякие гадости, обливая ее грязью и обвиняя чуть ли не в занятии проституцией. Алина старалась не обращать внимания на сплетни и пересуды, а вот ее мама, Надежда Сергеевна, очень переживала из-за всех этих слухов, касающихся своей старшей дочери. Она-то знала, что Алина грезит о большой неземной любви и бережет себя для того самого неведомого возлюбленного, а местные парни, обиженные ее равнодушием, придумывают о ней всякие гадости.

Алина в этом году окончила школу и по результатам выпускных экзаменов поступила в Московский педагогический университет, на факультет дефектологии, причем на бюджет. Она, как и ее мама, хотела стать педагогом, но проблемы ее младшей сестры Наташи навели Алину на мысль выучиться именно на педагога-дефектолога. Наташа была чрезвычайно умной девочкой, могла любого обыграть в шахматы, складывала в уме колонку из шестизначных цифр за считанные минуты, но проблема коммуникаций не решалась, несмотря на регулярные занятия с психологом. Наташа родилась аутом. Ей исполнилось пятнадцать лет, но она по-прежнему оставалась закрыта для внешнего мира, как моллюск, захлопнувшийся в своей раковине.

До начала занятий в МГПУ Алина решила немного заработать денег, чтобы помочь маме с сестрой, и устроилась официанткой в один из ничем не примечательных московских баров. Она к десяти утра приезжала в бар «Жажда», а заканчивала работу в одиннадцать вечера, когда заведение закрывалось.

– Алинка, но разве это нормально, что девушка в твоем возрасте ездит каждый день из Химок в Москву, да еще и работает в каком-то там баре, а возвращается домой за полночь? – встревожено спрашивала ее мама.

Мама Алины была против такой работы дочери, но Алина, смеясь, ее успокаивала:

– Мама, да ничего со мной не случится! Никто меня не обижает, хозяйка строгая, но зря ругать не станет. Нормальная зарплата плюс чаевые. Смотри, за два месяца я даже на новый компьютер заработала! Разве это плохо? Через месяц начнутся занятия в университете. Вот тогда мне точно придется уволиться, а пока я немного подзаработаю.

– Не нравится мне все это… Алинка, что-то у меня на сердце неспокойно. Может, не поедешь сегодня в Москву? – предложила Надежда Сергеевна, смутно чувствуя что-то, хотя и не понимала, что именно.

– Мама, ну как я это сделаю?! – пожала плечами Алина. – Я ведь людей подведу! Хозяйка разозлится, да и вообще…

– А ты позвони им и скажи, что заболела, – подсказала Надежда.

– Это что, учительница математики советует родной дочери, как правильно врать и как терять деньги?! – рассмеялась Алина. – Мам, да все нормально! Мы же там вместе с Мариной! Не переживай!

В этот вечер Алина после закрытия бара как обычно вышла на улицу. В другие дни ее подвозила до дома напарница Марина, тоже живущая в Химках, но сегодня она не пришла на работу из-за каких-то своих семейных обстоятельств. Алина подозревала, что, скорее всего, муж Марины снова напился и избил ее, а с синяками на лице ее подруга не рискнула показаться людям на глаза. Такие «семейные обстоятельства» у Марины случались как минимум раз в месяц. Конечно же, об этих «обстоятельствах» все знали, жалели ее, но никто не вмешивался в чужую семейную жизнь. В конце концов, это личное дело каждого. И вот Алина, в одиночестве стоя посреди слабо освещенной площадки перед баром, раздумывала, как ей лучше добраться домой.

– Придется искать попутку или ждать такси, – с тоской подумала она, представив, в какую сумму ей обойдется поездка до дома, но делать было нечего. – Нужно было вызвать такси еще раньше. Жди его теперь…

Алина вытащила телефон, чтобы вызвать такси, когда за спиной раздался приятный мужской голос:

– Не стоит девушке в одиночку разгуливать ночами по Москве! Мало ли что может случиться?!

Алина резко повернулась, от неожиданности чуть не выронив телефон. В стоящем рядом парне она узнала одного из сегодняшних посетителей бара. Она обслуживала столик с тремя веселыми приятелями, что-то отмечавшими в этот пятничный вечер. Они были вежливы и оставили ей щедрые чаевые. В стороне она увидела двух его друзей, куривших возле машины с включенными фарами.

– Девушка, разрешите, мы подвезем вас до дома, – услужливо предложил он, беря Алину за руку. – Служба доставки красавиц к вашим услугам!

Она резко выдернула руку и испуганно отскочила назад, обо что-то споткнулась и сломала каблук.

– Ну вот! Только этого и не хватало! – с досадой подумала она. – Сегодня точно не мой день!

– Вот глупышка! Да не бойся ты, никто тебя не съест! – улыбнулся симпатичный парень, своевременно поддержав под руку потерявшую равновесие Алину. – Ну, куда можно с такой обувью добраться, а?! Поехали?

 

Алина не знала, что и ответить. Она интуитивно почувствовала опасность, хотя ребята казались вполне нормальными и даже симпатичными.

– Спасибо, я уже вызвала такси, – неуверенно ответила она, снова включив телефон. Гаджет предательски разрядился и померк.

– Не везет, так не везет! – промелькнуло в голове Алины. – Может, и правда, пусть мальчики подвезут меня. Вот-вот гроза начнется!

Душный воздух после раскаленного июльского дня сейчас искрил от переизбытка электричества. Алина почувствовала, как на руках встают дыбом невидимые волоски. А, может, это от страха? Чего она боится или кого? Вежливых парней, предлагающих подвезти ее до дома? Алина сама ничего не понимала, но сердце почему-то сжалось, чувствуя беду.

– Вот так встреча! Ты же та официанточка из бара… Ну и куда ты пойдешь в таком виде, куколка? – подойдя к ним, насмешливо спросил пьяным голосом второй парень из той же компании, глядя на сломанный каблук Алины.

– Правда, не дури, садись в машину. Тебя куда отвезти? – спросил тот симпатичный тип, который напугал Алину.

– В Химки, – пролепетала испуганная Алина.

– Почему не в Нижний Новгород или Волгоград? – рассмеялся он в ответ. – Ну, в Химки, так в Химки! Поехали! Не пешком же тебе идти до дома?! Ха-ха-ха!

– Это что, ты каждый день ездишь на работу из Химок?! Ни хрена себе! – воскликнул второй парень, гнусаво рассмеявшись.

– Я… Я жду такси, так что, спасибо, мальчики. Езжайте, не беспокойтесь за меня, – сказала еще больше перепугавшаяся Алина.

Оба парня дружно рассмеялись.

– Долго же ты будешь ждать такси в такую погоду! – сказал тот темноволосый парень, который первым заговорил с Алиной. – Смотри, дождь начинается! Сейчас как польет! Садись в машину. Не бойся, мы тебя не съедим.

– А я бы не отказался откусить кусочек от такой аппетитной крошки, – пошутил его подвыпивший приятель.

– Заткнись, придурок! Ты напугаешь девушку, – зарычал брюнет на друга. – Ох, как сейчас ливанет! Идем с нами, не бойся.

В подтверждение правоты его слов небо рассекла синевато-желтая молния и громыхнуло так, что у припаркованных невдалеке машин сработала сигнализация. Алина вздрогнула от раската грома и растерянно посмотрела на парней, предлагавших спасительный комфорт в разгар стихии.

– Вроде, выглядят нормальными, – пыталась она себя успокоить. – Тот, что за рулем даже не пил, зато второй немного набрался. Третий их друг вообще молчаливый тип. Наверное, он слишком скромный, чтобы подойти к ней со своими приятелями. Вон, стоит и наблюдает за происходящим со стороны. Ну что они съедят меня, что ли?!

Дождь обрушился внезапно, ударяя наотмашь косыми струйками воды. Алина неуверенно подошла к машине ребят и села на заднее сидение. Тот парень, который первым предложил ее подвезти, сел на место водителя, а двое других разместились слева и справа от Алины, зажав девушку между собой, как в тисках. Алине стало немного не по себе, но ведь они ее не трогали и казались безобидными. Дождь поливал машину похожими на водопад потоками, когда она отъезжала от закрывшегося бара. Алина не могла видеть, куда ее везут. Через струи воды был заметен только размытый отсвет от фар встречных машин. Алина не знала, где она сейчас находится, что это за дорога и туда ли ее везут, куда обещали. В глубине души она дрожала от паники, но ребята вели себя спокойно, а говорил в основном тот симпатичный брюнет, что был за рулем.

– Кстати, я Олег, справа от тебя Коля, а слева Женя. Мы самая настоящая музыкальная группировка. Ну, я хотел сказать, рок-группа, хотя, джаз тоже, бывает, играем. Я солист, Женя наш гитарист, а Коля барабанщик. Про группу «Трио-Рио» не слышала? – рассмеявшись, спросил он, не отрывая восхищенного взгляда от зеркала с видом на заднее сидение. – Хм… Похоже, не слышала. А у тебя имя есть, Златовласка?

– Родители назвали меня Алиной, но с детства все называют Златовлаской или Рапунцель, – нервно рассмеялась Алина. – А куда мы едем? Что-то я не вижу знакомой дороги.

– Да мы почти приехали, – подозрительно хихикнул ее сосед слева.

– Но, это не Химки! – испуганно вскрикнула Алина. – Куда вы меня завезли?!

– Куда надо! – жестко ответил Олег. – Чувствуй себя в гостях, как дома!

– Дальше дорога заканчивается, – дыхнув перегаром в лицо Алине, сказал ухмыляющийся Коля.

– Ага! У нас бензин кончился, – наконец, подал голос до того молчавший Женя.

Алина закричала, но ее крик потонул в шуме дождя и смехе подонков.

– Выпустите меня! – дико кричала Алина. – Сволочи! Отпустите меня! Немедленно отпустите!

– Златовласка, не напрягайся так, – сказал Олег, открыв дверцу машины со своей стороны. – Мы же не волки и обижать тебя не собираемся. Просто расслабься и отдохни вместе с нами.

Коля и Женя крепко схватили ее за руки. Коля припал поцелуем к губам сопротивляющейся девушки, а Женя, как вампир, присосался к ее шее. Олег вышел из машины, согнувшись под проливным дождем, открыл ворота, за которыми возвышалось какое-то строение, и вернулся на водительское сидение. Он въехал во двор, также вышел из машины, чтобы закрыть ворота, а затем открыл своим ключом входную дверь небольшого кирпичного двухэтажного дома. Коля с Женей вытолкали сопротивляющуюся Алину из машины и под руки потащили в дом. Алина догадалась, что она в одном из загородных дачных поселков, но она даже не имела представления, в каком направлении ее везли и насколько это место далеко от Москвы.

Олег включил музыкальный центр. Заиграла ритмичная танцевальная музыка, как в дискобаре. Затем он вытащил из шкафчика бутылку виски и четыре стакана.

– Выпей, Алина! Ты вся дрожишь, – сказал он, протягивая девушке полный стакан.

– Отпустите меня, пожалуйста! – умоляла она, сквозь слезы.

– Ну, куда ты, дурочка, пойдешь в такую грозу?! – криво улыбнувшись, спросил Коля.

– Пей! – властно приказал Олег, поднося стакан с резко пахнущим крепким напитком к ее губам. – Не люблю, когда плачут. Нечего здесь строить из себя святошу! Угомонись и не вопи, как резанная! Это бесит!

Испуганная Алина выпила виски и перестала кричать, тем более, это было совершенно бесполезно. Она уже не дрожала, но смотрела на своих похитителей расширившимися от ужаса глазами. Что они с ней сделают? Изнасилуют? Убьют?

– Лучше пусть убьют, – подумала она.

Олег подошел к ней и стянул резинку с ее собранных в пучок волос. Длинные шелковые пряди каскадом соскользнули с плеч, заструившись вдоль спины. Коля и Женя сидели рядом с девушкой на диване и крепко держали ее за руки и колени, чтобы она не дергалась.

– Какая красота! – восхищенно заметил Олег и, приблизившись к Алине, стал медленно расстегивать ее белую блузку.

Он обводил пальцами ее лицо, скользил ими по ее нежным розовым губам и шее, провел ладонными по груди. Алина вжалась в спинку дивана, действительно желая в эту минуту умереть и не терпеть все то, что ей предстоит пережить. Женя с Колей мерзко ухмылялись, жадно пробегая заблестевшими глазками по ее нежному телу. Они не смели без разрешения Олега прикоснуться к девушке, а сам он, с видом ценителя искусства или музейного работника рассматривал попавшуюся в их ловушку жертву, строя собственные планы на счет ее будущего. Такую естественную, первозданную красоту он встречал очень редко. Олег снял с Алины блузку и короткую клешенную желтую юбчонку, оставив в одном лишь целомудренно скромном спортивном нижнем белье. Он, совершенно не обращая внимания на своих приятелей, медленно ласкал чувствительными пальцами музыканта ее роскошные светлые волосы, нежно проводил руками по изящным изгибам тела, но никакой ответной реакции у онемевшей от страха девушки не заметил. Осторожно сняв с Алины нижнее белье, он уложил ее обнаженной на диван. Алина крепко зажмурила глаза, ожидая… Она сама толком не понимала, чего ожидать от этого странного Олега и его приятелей, стоявших в сторонке с видом побитых щенков, которым хозяин не позволяет съесть их любимое лакомство.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 
Рейтинг@Mail.ru