Черно-красная муть

Мила Сербинова
Черно-красная муть

Глава вторая. Знакомство с будущим тестем

Валера и Яна, держась за руки, вошли в холл отеля. Отец Яны уже ждал их. Он настороженно окинул взглядом беззаботно смеющуюся дочь и ее лохматого, загоревшего провожатого с жестким выражением лица и вызывающе рельефными мускулами. Парень в шортах, грошовых шлепках и черной майке с открытыми плечами одним лишь своим видом внушил Роману антипатию.

– Что делает этот неандерталец возле моей юной жемчужины?– возмущенно подумал он. – Так что получается? Моя Яночка познакомилась с этим приматом и веселилась с ним весь день и… всю ночь, а я тут с ума сходил, разыскивая ее?! Что-то не очень похоже на мою дочь, хотя, живя в Питере, она сильно изменилась. До чего мерзкая физиономия у этого парня, к тому же он заметно старшее Яны! Лет на десять, если и не больше! Да еще эти черно-красные татуировки на плечах! Какие-то иероглифы и непонятные восточные символы на руках и шее, а на груди из выреза майки выглядывает оскалившаяся морда леопарда. Жуткий тип! Он что, из якудзы? Хотя, на японца, вроде не похож, но и на русского не особо смахивает. Неужели моей дочери нравятся такие жесткие типы?! Никогда бы не подумал! Да он похож на латиноамериканского наркоторговца из тупого боевика! Ладно, с ним я еще разберусь!

Валера с опаской встретился взглядом с суровыми серыми, как сталь, глазами отца Яны, но отводить взгляд в сторону не стал. От его жгучих немигающих глаз Роману стало не по себе. Он передернул плечами, переключив внимание на дочь.

– Папочка, как я рада снова тебя увидеть! – крикнула Яна, бросившись отцу на шею.

– Господи, Яночка! Девочка моя, да что случилось то?! – спросил Роман, обнимая дочь, которую в какой-то момент уже перестал надеяться увидеть живой. – Где ты пропадала?! Я чуть не умер от сердечного приступа, пока ты не позвонила мне. Расскажи мне, наконец, что у тебя случилось? Где ты пропадала всю ночь и с кем? И кто этот смуглый парень рядом с тобой?

Роман так извелся за эти сутки! А еще тот безмозглый египетский полицейский, который на ломаном английском пытался его убедить, что если девушка пропала в море, то она непременно утонула. Других вариантов ведь быть не могло!? Но Роман отказывался верить в то, что его красавица Яночка могла так нелепо погибнуть. Она же плавает, словно рыбка!

Пока Роман не услышал голос Яны в телефонной трубке, он думал что его Яночка просто забыла своего старика, загуляв с какими-то новыми друзьями. Он был огорчен и обижен столь возмутительным поведением дочери. Но, могла же она предупредить его?! Просто позвонить! Он ведь не очень строгий отец и, наверное, понял бы ее ночную отлучку. Наверное…

– Лишь бы с ней все было в порядке! – как заклятие повторял Роман.

Он почти не сомневался в этом, но в голову все равно лезли страшные мысли. Роман так и просидел до семи утра, не отрывая покрасневших глаз от телефона. Не помогали ни водка, ни валерьянка. Оставалось только ждать, теряясь в догадках, что с его Яночкой и на кого она променяла своего отца. За окном светало и нервы Романа понемногу начали сдавать. Надежда сменилась паникой, грозящей безумием.

– Где же ты, доченька? – в отчаянии крикнул он рвущийся из сердца вопрос, нисколько не заботясь о покое спящих соседей.

Яна в это время изнывала от блаженства в объятиях своего спасителя, слегка позабыв об отце или до конца не оправившись от шока после всего с ней произошедшего. Она сейчас могла думать только о Валере, наслаждаясь его страстью и начиная понимать, что значит любовь и как сильно она отличается от лишенных чувств отношений, которые лишь ненадолго могут скрасить серую повседневность жизни, но не способны обогатить ее многоцветным буйством эмоций. Яна полюбила Валеру и для нее это оказалось волшебным открытием!

Их первая ночь откровений начала растворяться в свете нарождающейся зари, но влюбленные не желали этого замечать и хоть на минуту выпускать друг друга из объятий. Когда солнце взошло, им все же пришлось одеться и выйти на палубу. Яна нашла свой, ставший сухим, купальник, но Валера, опасаясь, что его разгоряченная возлюбленная схватит простуду, настоял на том, чтобы она надела что-нибудь сверху. Порывшись в вещах Артура, он нашел синюю льняную рубашку, которая забавно смотрелась на тонюсенькой девушке, доходя ей почти до колен, а рукава оказались намного длиннее ее рук. Заботливо подвернув рукава и обхватив таллию Яны тонким кожаным ремешком, Валера остался доволен ее экипировкой.

– Вот так намного лучше! – произнес он, поправляя ее мягкие, пропахшие морем волосы.

Они в обнимку прогуливались по палубе сонно двигавшейся по волнам яхты и не могли наговориться. Яна рассказывала о себе, своей семье, красоте щедрой природы родной Кубани, описывала большой деревенский дом с увитым розами палисадником и фруктовым садом. Валера словно видел собственными глазами все, о чем говорила Яна. Он представлял себе яркие цвета и ароматы насыщенного кипучей жизнью юга и ему в эту минуту больше всего на свете хотелось вместе с Яной оказаться в том чудесном краю.

Валера решил с самого начала быть до предела честным с Яной. Рассказав ей все о себе, он, словно прыгнул в глубокий омут, даже не зная, есть ли там вообще дно. Нужен ей, такому неземному созданию, бывший уголовник, отсидевший за изнасилование несовершеннолетней?! Валера впервые в жизни испытал настоящий страх. Он не боялся получить пером в бок на Зоне, не боялся самых свирепых противников на ринге, он привык не бояться ни Бога и Дьявола, но сейчас ему стало умопомрачительно страшно от мысли, что Яна презрительно скривится и уйдет, а может, в силу хорошего воспитания или из благодарности, продолжит с ним общаться, но как жемчужная раковина, навсегда захлопнет для него свое сердце. Услышав возмутительно грустную историю жизни Валеры, Яна удивила его еще больше. Она подошла к нему и нежно поцеловала в лоб, проведя руками по волосам.

– Бедненький… Как же тебе было тяжело?! За что они так с тобой? Слушай, а твои родители точно твои родные родители? Может, ты чего-то не знаешь о своем рождении? – спросила она, покачав головой. – Ну, не могут так поступать родные люди! Я не верю, что так может быть! Да, мои мама с папой отдали бы все на свете ради меня.

– А ты ради близких на что готова?! – бросив на Яну насмешливый взгляд, спросил Валера. – Ты бы пожертвовала ради них шестью годами своей жизни?

– Ну, наверное… – неуверенно произнесла Яна. – Мои родители никогда бы не потребовали от меня такой жертвы, я в этом уверена! Да и мне не позволили бы геройствовать себе во вред.

– Представляю, как они обрадуются твоему новому дружку-уголовнику, – мрачно заметил Валера.

– Конечно, обрадуются! Ты же спас меня! Да они для тебя ничего не пожалеют! Кстати, нам нужно побыстрее вернуться на берег. Представляю, как там папа с ума сходит от беспокойства! Наверняка, он уже всех на уши поставил и меня повсюду ищут! – воскликнула Яна, нервно схватив Валеру за руку. – Валера, а позвонить отсюда можно?

– Да… У Артура есть спутниковый телефон, – нахмурившись, ответил Валера.

До этой минуты он ощущал себя вместе с Яной словно затерявшимся в фантастической стране, не указанной на карте, или на необитаемом острове, но сейчас настало время возвращаться к людям. Валера по личному опыту знал, что ничем хорошим для него это не закончится. Он молча пошел к каюте, в которой после вчерашней одиночной попойки отсыпался Артур. Обшарив его карманы, Валера нашел спутниковый телефон и принес его Яне. Она набрала номер отеля, дождалась соединения с отцом, а услышав родной голос, радостно взвизгнула. Роман изводил себя наихудшими подозрениями, но оставался в номере отеля, надеясь, что именно туда придут вести о его исчезнувшей в море дочери. К счастью, все закончилось хорошо.

Услышав голос Яны, он произнес лишь одно слово:

– Жива!

– Папочка, не переживай! Со мной все нормально! – пыталась успокоить его Яна.

– Слава тебе, Господи, жива! – повторил Роман, перекрестившись.

Отойдя от первого шока, он обрушил на дочь уйму вопросов. Валера, стоявший в паре шагов от Яны, слышал лишь ее ответы на вопросы и упреки отца.

– Да… нет! Я сейчас на яхте у друзей. Что? Как оказалась? О, это долгая история… Папа, я когда вернусь, все тебе расскажу, обещаю! Что? Когда вернусь?

Яна вопросительно посмотрела на Валеру, не зная, что ответить отцу и сколько времени потребуется для того, чтобы она вновь оказалась на пляже их отеля в Сома-Бэй.

Валера моментально понял, что ее интересует и, покачав головой, показал вначале три, а затем четыре пальца, что означало морскую прогулку под парусом на средней скорости в течение ближайших трех с половиной часов.

– Папочка, не ругай меня, прошу! Ты же не знаешь, что со мной случилось?! Нет! Сейчас все нормально! Я буду, наверное, часа через… четыре. Да, не переживай ты так! Да? Мама звонила?! Надеюсь, ты не напугал ее? Ха-ха! Ничего не сказал? И правильно! Ну, хорошо! Ладно, папуля, пока!

Выдохнув с облегчением, Яна вернула Валере телефон.

– Спасибо! Знаешь, когда предки слишком опекают, это тоже не подарок! – рассмеялась она, обняв Валеру и прижав голову к его загоревшей груди. Валера, ты же проводишь меня до отеля?!

– Куда же я денусь? – недовольно пробурчал Валера, внутренне сжавшись при мысли о знакомстве с отцом Яны. – Мы сейчас же развернемся и поплывем назад, к берегу.

– Ты не хочешь познакомиться с моим папой?! – невинно округлив глазки, спросила Яна, при этом лукаво улыбнувшись. – Валера, ты настолько робкий мальчик, что боишься моего папочку? Ха-ха-ха! Да ты не бойся! Запомни, его зовут Роман Викторович! Он только кажется строгим, но вообще-то папа очень добрый и хороший, сам увидишь. Только, Валера, прошу тебя, пообещай мне одну вещь!

– Смотря какую?! – недоверчиво ответил Валера, чувствуя, что его заманивают в какую-то ловушку.

– Мой папа человек прямой. Он начнет тебя сердечно благодарить за спасение своей дочечки, но, Валера, если он станет тебе предлагать деньги, ты на него не обижайся, ладно? – с мольбой в глазах сказала Яна, эффектно, словно на сцене, прижав руки к сердцу. – Понимаешь, мы люди южные и многие вопросы только так и решаем. Это искренняя благодарность. Прошу тебя, прими ее…

 

– Мне не нужны ничьи деньги! – с вызовом воскликнул Валера, возмущенно отпрянув от Яны. – Во-первых, у меня в Новосибирске остались далеко не бедные должники, а во-вторых, я хороший боксер и сам смогу заработать на жизнь, причем честно, без договорных боев.

– Должники в Новороссийске? Это ты про своих предков, что ли? – усмехнувшись, спросила Яна.

– А ты догадливая! – мрачно улыбнулся Валера.

– Ты станешь мстить своим родителям? – скептически скривившись, спросила Яна. – Лучше забей на них и живи собственной жизнью! Они и так тебе конкретно подпортили аж шесть лет жизни. Не позволяй им отравлять твои мысли местью до конца их дней. По-моему, это глупо. Ты что, граф Монте-Кристо? Ха-ха! Не делай глупости!

– Ты же у нас такая умная… – проворчал Валера, а затем неожиданно резко крикнул. – Да ты хоть представляешь, что мне пришлось пережить по их милости?! Да, я глупый! Я полный идиот, раз пошел у них на поводу ради их любимого сынка! А, может, мне отбили мозги в тюрьме или на ринге?! Или я свихнулся, когда меня… Эх! Я дурак, согласен! Но я не успокоюсь, пока не отмщу за все, что вытерпел из-за своей семейки! Они у меня все умоются слезами!

– Ты меня пугаешь, Валера, – тихо произнесла Яна, плотнее закутавшись в рубашку Артура, как будто ей стало зябко. – Ты, значит, решил отмстить родителям? А брату ты тоже будешь мстить?

– Несомненно! Ему, в первую очередь! – уверенно заявил Валера. – Ты видела Артура?! Что о нем скажешь?

– На первый взгляд, очень симпатичный. Он напоминает мне одного моего знакомого, Игоря, – загадочно улыбнулась Яна. – Его все считают очаровашкой, а он внутри пустой, как бамбук. Прикинь, я тоже как-то пару раз повелась на его обаяние….

– Что?! Ты спала с таким идиотом?! Но… – начал кипятиться Валера.

– Тсс… Валера, я не знала, что на свете бывает любовь. Я не знала тебя! Несколько экспериментов и ничего не значащих романов только убедили меня в том, что нет ничего важнее танца и сцены. Ну, так я думала до встречи с тобой! Понимаешь, это, как пробники духов… Надеешься в них найти что-то приятное, особенное, теплое и родное, но очень скоро понимаешь, что это не твое, – задумчиво произнесла Яна. – Все это было в прошлой жизни, которая осталось там, на дне Красного моря, а моя нынешняя жизнь принадлежит только тебе. Если я тебе изменю, ты имеешь полное право убить меня, а если ты не убьешь, я сама себя не прощу.

– А если допустить мысль, что я конченый идиот и посмею изменить тебе? Что тогда? – задал провокационный вопрос Валера.

– Ты разобьешь мне сердце, а может, и убьешь меня этим, – прошептала Яна и отвернулась от него, чтобы он не увидел ее наполнившиеся слезами глаза.

– Прости! Я говорю глупости! – пылко воскликнул Валера, развернув ее к себе лицом, и крепко прижав к груди. – Яна, я нашел тебя не для того, чтобы потерять. Я никому не позволю нас разлучить! Слышишь? Никому!

– Ты такой горячий и кажешься очень искренним, – заметила Яна, поцеловав Валеру. – Я так не хочу даже на время расставаться с тобой! Валера, у нас ведь впереди еще много таких же страстных ночей, правда?

– Вообще-то, это была только разминка, – самодовольно ухмыльнулся Валера, долгим поцелуем впившись в ягодно-яркие и такие же сладкие губки Яны. – Ты еще не раз убедишься в моих возможностях…

– Правда?! Валера, ну не надо… Прошу… Ты меня снова заводишь, а нам пора возвращаться к людям. Папа ждет! У нас с тобой еще столько времени… – многообещающе вздохнув, сказала Яна, слегка отстранившись от него.

Валера занялся управлением яхтой, а Яна пошла в каюту принять душ и привести себя в порядок. Артур продолжал крепко спать, когда яхта бросила якорь в отдалении от пляжа, так что до берега влюбленным пришлось добираться на надувной лодке.

– Крутой отель выбрал твой папочка, – заметил Валера, разглядывая ухоженную территорию с бассейнами, беседками и кафе, прилегающую к пятизвездочному современному отелю. – Здесь, похоже, хорошо. До Хургады рукой подать, но нет такой суеты, как там. Мы с Артуром расположились в небольшом отеле Хургады. Там тоже собственный пляж, но слишком многолюдно. Я хочу поехать в Марса-эль-Алам. Там лучшие места для дайвинга и офигенно красивые рифы. Это около 300 км от Хургады. Поедешь со мной?

– Поеду! – не задумываясь, ответила Яна.

– А ты легкая на подъем! Мне это нравится, – улыбнулся Валера, обняв Яну. – Ты к дайвингу как относишься?

– Теоретически, хорошо, – ответила Яна, тоже обняв его. – Но сама пока не пробовала.

– Так попробуешь! Тебе понравится, обещаю! Тебе же не страшно после всего, что произошло? – с тревогой взглянув на Яну, спросил Валера.

– А чего мне бояться?! Ведь ничего не произошло! Я даже не утонула! – удивленно произнесла Яна. – Представляю, если бы я боялась танцевать после каждого падения… Ха-ха-ха! Да и коралловые рифы я не успела как следует рассмотреть. Ты меня слишком рано вытащил. Ха-ха-ха!

Подходя к отелю, Валера неуверенно схватил Яну за руку.

– Может, мне лучше в другой раз познакомиться с твоим папой? – спросил он, в эту минуту искренне желая сбежать назад на яхту.

– Трусишка! – рассмеялась Яна. – Не очкуй! Папа не кусается! Идем! Смелее!

И вот Яна с Валерой стоят в холле отеля перед невысоким полноватым мужчиной с проплешинами на лбу и уставшим лицом. Он вопросительно смотрит на них и Валера без труда догадывается о направлении его мыслей. Первое впечатление Романа Викторовича о нежданном спутнике его дочери лишь подтвердило опасения Валеры, который и так все понял: ему не место рядом с Яной! Так, во всяком случае, считает ее отец, хотя он еще не знает, кого нужно благодарить за счастье снова обнять дочь.

– Почему он мучает Яночку своими назойливыми вопросами? А на меня как косо смотрит! Мог бы из вежливости и поздороваться, – раздраженно подумал Валера.

– Вот, слава Богу, Яна жива и здорова, хотя и явилась с каким-то хмурым парнем! Что этот тип делает возле моей девочки?! – действительно недоумевал Роман.

– Папуля, ты не поверишь… Я чуть не утонула, а Валера спас меня! – на одном дыхании выпалила Яна, снова взяв своего героя за руку.

– Что?! – не поверил своим ушам Роман. – Так ты и вправду могла погибнуть?! Но как же так?! Ты же отлично плаваешь!

– Течение оказалось сильнее меня! Если бы не Валера, мы бы сейчас здесь точно не разговаривали, – с улыбкой сказала Яна. – Какое счастье, что Валера увлекается дайвингом, правда, папа?!

– Ох! Молодой человек… Валера, я не знаю, как и благодарить вас! – растроганно произнес ее отец, протянув руку парню, не сумевшему с первого взгляда произвести на него приятное впечатление. – Как вы, наверное, догадались, я отец Яночки, Скворец Роман Викторович.

– Очень приятно! Валера, то есть Валерий Викторович Камазов. Яна мне много рассказывала о вас. Прошу, не стоит меня благодарить. Да что уж там… Разве я мог проплыть мимо, встретив среди коралловых зарослей такую красавицу?! На морском дне я с девушками еще не знакомился! – пошутил Валера, крепко пожимая руку Роману Викторовичу.

– Давайте, все вместе пообедаем! Лично я после своего морского путешествия ужасно проголодалась! – воскликнула Яна, схватив одновременно под руки папу и Валеру.

– Отличная идея! – одобрил отец. – Я передам администратору отеля, что ты нашлась, а то тебя, понимаешь, все тут ищут… Полиция с ног сбилась. Шутка ли?!

– Хорошо, папа! Вы с Валерой пока немного пообщайтесь, а я поднимусь в номер и переоденусь, – лучезарно улыбнувшись обоим, сказала Яна и скрылась в лифте.

– Так вы, молодой человек, увлекаетесь дайвингом? – спросил Роман Викторович, прикидывая, какую сумму нужно дать этому парню, чтобы он остался доволен и навсегда исчез из жизни его дочери.

– Я ныряю с аквалангом для развлечения. А вообще, я боксер, – оскалившись в улыбке, ответил Валера.

– Надо же, как интересно… Позволю себе заметить, что для боксера у вас слишком гладкое лицо, – поджав и без того тоненькие губы, сказал Роман. – Я имею ввиду, что у вас на лице нет ни шрамов, ни следов переломов, как это часто бывает у профессиональных спортсменов…

– А я хороший боксер! – дерзко заявил Валера, самоуверенно хмыкнув и вздернув широкий подбородок.

От этого невысокого, слишком респектабельного и интеллигентного человека с острыми глазками-булавками ему стало невыносимо душно.

– Если от первого же диалога с будущим тестем меня так ломает, что же будет потом?! – с тревогой подумал Валера. – Ну, ничего! Я не отступлю! Бой, так бой! Ради Яны я многое готов стерпеть, даже ее плюгавого папашу, задирающего перед мной свой короткий нос!

– Или же вы не слишком усердствуете на ринге, – насмешливо предположил Роман, начавший с душе бурлить гневом от наглости этого парня, пусть даже спасшего его дочь.

– Ну, мои шрамы не бросаются в глаза. Например шрам от ножа на спине или его брат-близнец от заточки на боку. Могу показать! – продемонстрировав крупные белые зубы, предложил Валера.

– Да он издевается?! – возмущенно подумал Роман.

– Не стоит… Это где же вас так?! Полагаю, не на ринге?! – с иронией спросил Роман.

– В тюрьме! – шокировал своего собеседника Валера простым, коротким ответом.

– В тюрьме?! И, позвольте узнать причину, по которой вы угодили за решетку? И как долго вы там пробыли? – спросил Роман, в глубине души надеясь услышать рассказ о трагическом недоразумении, вроде смертельного ДТП или, в худшем случае, о причастности спасителя своей дочери к какому-нибудь финансовому преступлению.

– Оступиться ведь может каждый… – пытался себя успокоить Роман.

– Я шесть лет отмотал от звонка до звонка! Меня закрыли по 131 статье. Хе-хе! Ну, это за изнасилование несовершеннолетней, если вы, типа, не в теме. Надеялся, что хоть годок скостят, но пришлось чалиться весь срок, – пояснил Валера, нарочно шокируя Романа Викторовича своим тюремным жаргоном. – Вот, на Новый год откинулся. Тусил с брательником полгода! Мы объездили нашу необъятную Россию-матушку, а еще были за бугром: в Турции, Испании, Италии, Таиланде, а сейчас вот, и в Египет смотались. И ведь не зря! Хе-хе! Теперь я встретил Яну и от нее я ни ногой! Мы с Янкой будем жить в Питере в квартире моего брательника.

Валера откровенно издевался, шокируя благопристойного отца Яны, у которого действительно на миг в глазах потемнело от обрушившегося на него словесного потока. Валера принципиально не хотел стараться произвести на Романа Викторовича хорошее впечатление, поскольку не верил, что такое в принципе возможно с его уголовным прошлым.

– Ведь бывшему зеку хорошие манеры все равно не помогут?! Папаша у нее вон какой хмырь! – думал Валера, с едва скрываемым смехом глядя на перекошенное лицо будущего тестя. – Он бы сейчас искренне обрадовался, будь я вором или мошенником. Даже на убийцу он смотрел бы с большей любовью. Ха-ха-ха! Вот умора!

– Ну, знаете… У меня нет слов, Валера! Вы так спокойно об этом говорите?! Вы изнасиловали девочку?! Надеюсь, вы хоть все осознали и раскаялись? – изменившимся голосом спросил Роман.

– А мне не в чем каяться! – коротко и жестко ответил Валера, от чего у Романа пробежал холодок по спине и пересохло в горле.

– Боже мой, с кем связалась моя голубка?! – в отчаянии подумал он.

– Валера, вы так уверенно говорите о совместном будущем с Яной! А она-то знает о… ваших планах на будущее? – спросил Роман, не веря, что подобный тип всерьез может нравиться его дочери.

– Пока нет, но, Яна согласится! – уверенно заявил Валера, нагло подмигнув Роману. – Я уж постараюсь! Ну, вы, как мужчина, понимаете меня, да? Яна любит меня! Я-то знаю!

– Яна еще очень молода и не знает жизни. Она может не видеть разницы между любовью и благодарностью, – покачав головой, произнес Роман. – Она слишком горяча! Знаете ли, южный темперамент!

– О, это я успел заметить! – многозначительно ухмыльнулся Валера.

– А вы уверены, что Яночка до конца отдает себе отчет в том, э… Вы ведь такие разные! Какое у вас может быть совместное будущее?! Валера, поймите меня правильно! Я отец и единственное, что меня заботит, это благополучие Яночки. Вы не находите, что между вами слишком мало общего, – настойчиво продолжил гнуть свою линию Роман. – Вам не суждено быть вместе! Вы быстро устанете друг от друга, а я не хочу, чтобы моя девочка в таком юном возрасте разочаровалась в любви и в мужчинах. Вы понимаете меня?

– Что-то, не особенно! Не-а, не въезжаю! – продолжил ломать комедию Валера.

– Я искренне благодарен вам, Валера! Вы вернули нам Яночку… Я лишь желаю, чтобы вы оба были счастливы. А вместе вам не быть счастливыми! Что может вас осчастливить? Например, сумма с шестью нолями вас удовлетворит? – напрямик спросил Роман.

 

– Это что, вы дочку всего за лям продаете? – насмешливо спросил Валера.

– Ну почему же один лям? Сколько вы хотите? Смелее, Валера! Я состоятельный человек! Сколько вы хотите? Пять, десять миллионов? Сколько мне вам дать денег, чтобы вы оставили Яну в покое и жили своей собственной жизнью, причем, не в Санкт-Петербурге, а в любом другом городе, где пожелаете. Я готов выслушать и обсудить любые ваши требования, – с профессионализмом опытного бизнесмена предложил Роман Викторович.

– Вот как?! Очень интересно, но только не для меня! – отрезал Валера, криво усмехнувшись. – Вот мой брательник Артур, стопудово, согласился бы, но я ни на какие миллионы не променяю Яну. То, что мы встретились, это Судьба, так что мы с вами, дорогой Роман Викторович, по-любому породнимся, нравится вам это или нет! Хе-хе-хе! Мне нужна только Яна, ясно?!

– Может, вы все же подумаете? – в отчаянии спросил Роман. – Разве вам не нужны деньги?! Вы же не хотите снова вернуться в тюрьму?! Без средств к существованию теперь для вас все дороги кривые… Подумайте хорошенько!

– Не о чем мне думать! – огрызнулся задетый за живое Валера. – И, кстати, я не нищеброд какой-нибудь! Мои предки при крупном бизнесе в Новосибирске и еще неизвестно, кто кого может купить?! Яна говорила, вы овощи выращиваете? Наверное, это прибыльное дельце, раз вы так щедро швыряетесь миллионами?! Ха-ха-ха!

– Я, молодой человек, агроном, кандидат биологических наук, а в данный момент являюсь хозяином крупного по региональным масштабам, преуспевающего овощеводческого хозяйства «Красна-Кубань», – с чувством собственного достоинства произнес Роман, от злости прикусив нижнюю губу. – Не слышали?

– Не-а, не слыхал! А что за название?! Почему «Красная Кубань»? Вы что, такой идейный? Ну, типа, коммунист, что ли?! – откровенно иронизировал Валера, умирая в душе от смеха при виде сконфуженной и шокированной физиономии Романа Викторовича.

– Скорее, наоборот, но политика здесь не при чем. «Красна-Кубань», молодой человек. «Красна» изначально означало не цвет, а «красивая», как «красна-девица», ясно? – с важным видом спросил Роман, проведя краткий курс ликбеза для умственно отсталых. – А еще я выращиваю только красные овощи собственных селекционных сортов. Это и делает наш бренд уникальным.

– Надо же! И что же вы выращивает? – полюбопытствовал Валера,

– Я сейчас похож на Шрека, знакомящегося со старым королем, отцом Фионы, – улыбнулся он собственным мыслям.

– Чего это он оскалился? Вот мы с Яной влипли… – пронеслось в голове Романа.

– Что выращиваю? Да, всего понемногу но, в основном, помидоры и перцы, – ответил он, широко улыбнувшись показавшейся в дверях лифта Яне.

– Перцы?! Это круто! – продолжил прикалываться Валера. – Я и сам крутой перец! Узнаете меня по-лучше, может еще полюбите, как родного сына. Я с удовольствием буду называть вас «папой»!

Валера снова подмигнул Роману Викторовичу и шагнул навстречу Яне. Его красавица переоделась, надев воздушное платье кремового цвета с развевающейся от движений короткой юбчонкой. Платье ей очень шло, делая ее похожей на вкусный десерт с вишенкой посередине. Валера смотрел на Яну, восхищенно затаив дыхание, а Роман, перехватив его взгляд, всерьез задумался о том, что же все-таки нужно сделать, чтобы отвадить этого уголовника от своей девочки?!

Обед на открытой террасе ресторана с видом на море внешне прошел вполне спокойно, но Роману трудно было сдерживать себя при виде исподтишка дразнящих друг друга под столом влюбленных.

– Неужели Яночка всерьез влюбилась в эту гориллу? – снова спрашивал он себя.

Ответ был очевиден, но так не хотелось верить собственным глазам! То, как Валера пожирал жадным влюбленным взглядом хрупкую фигурку Яны, казалось, насквозь ее прожигая своей страстью, доводило Романа до отчаяния. В отличие от мудрой и спокойной Риты, спокойно относящийся к любовным интрижкам дочери, Роман оказался маниакально ревнивым отцом. Он вспомнил, как вышвыривал многочисленных школьных приятелей дочери, как бушевал, когда застал шестнадцатилетнюю Яну целующейся в саду с каким-то приезжим парнем из Ставрополя. Была бы его воля, он бы, словно сказочную принцессу, спрятал свою дочь в самой высокой башне и посадил дракона охранять ее. Он сам готов был исполнять роль сторожевого дракона, но свободолюбивая Яна с молчаливого одобрения матери, такой же своевольной бунтарки, всегда ускользала от его пристального родительского контроля.

Девочка безнаказанно вытворяла все, что ей вздумается, пока жила в Краснодаре у его сестры, а перебравшись в Питер, вообще стала неуправляемой. Родителям не в чем было обвинить Яну. Она по-своему была благоразумна, не ввязывалась в неприятности, избегала плохие компании, не употребляла наркотики, да и гигиене половой жизни мама ее своевременно обучила. Так что Роману не в чем было упрекнуть дочь, но как принять тот факт, что она связалась с этим Валерой?! Роман эгоистично ревновал свою доченьку ко всем парням, боясь, что полюбив другого мужчину, она позабудет отца, но видеть в роли претендента на место зятя какого-то бывшего зека было выше его сил!

Роман чувствовал себя загнанным в угол, не зная, что предпринять. Он рвался позвонить жене и все ей рассказать, но это означало бы, что как отец, он расписывается в собственном бессилии. Гордость не позволила Роману просить совет у жены, хотя даже после двух десятков лет брака он ее все еще очень любил, считая необыкновенным созданием, по-прежнему неподвластным ему и от того еще более обожаемым.

– Яна вся в мать! Себе на уме! Такая же гордячка и красавица, – думал Роман, глядя на сияющее счастьем личико своей девочки.

В дочери Роман видел свою Риту, когда той было примерно столько же, сколько сейчас Яне. Он студентом-практикантом приехал в Краснодар из Ростова, а встретив зеленоглазую девушку, продававшую на местном рынке мед, навсегда оставил ей свое сердце в залог любви, которая не померкла даже спустя два с лишним десятилетия. Роман прекрасно понимал, что значит кого-то любить больше себя самого и собственной жизни, боготворить и обожать изо дня в день, из года в год.

Больше всего Роман бы желал видеть свою Яночку счастливой, и встреть она человека, любящего ее также, как он любит ее мать, отец лично повел бы ее под венец. Но Роман прекрасно знал, что мужчин к его кукольно-хорошенькой балерине притягивают куда более приземленные пошленькие желания, да и Яна не такая романтичная мечтательница, как ее мама. Она смелая, дерзкая, любопытная и жадная до ощущений современная девушка, а свое сердечко предпочитает беречь собственными силами, не доверяя его никому. Для Яны любовь никогда не являлась какой-то самоцелью, жизненным ориентиром или химерой. Она оказалась слишком честолюбива и куда больше личного счастья ее интересовали профессиональные успехи. Так было, пока не появился этот Валера. Но, с другой стороны, ведь именно ему все обязаны спасением Яны! Роман растерялся, не зная, как поступить. Он принял единственное разумное решение – серьезно и откровенно поговорить с дочерью.

После обеда Яна вместе с Валерой пошли прогуляться, а Роман решил вернуться в свой номер и немного отдохнуть после тревожной бессонной ночи. Он крепко спал, пока Яна с Валерой резвились в номере другого отеля в Хургаде. В свете дня Валера мог в подробностях рассмотреть свою гибкую балерину, любоваться ее изящной шеей и точенной спиной, ласкать упругое податливое тело с аккуратной остроконечной грудью и умопомрачительно длинными стройными ножками. Утомленные любовью, они заснули в приятной прохладе номера, а когда проснулись, за окном уже смеркалось.

– Мне нужно возвращаться к папе, – прошептала Яна, перебирая между пальцами черные пружинки волос Валеры.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru