Встреча с оборотнями

Мартин Видмарк
Встреча с оборотнями

Martin Widmark

Christina Alvner

Nelly Rapp och Varulvarna

* * *

First published by Bonnier Carlsen Bokförlag, Stockholm, Sweden

Published in the Russian language by arrangement with Bonnier Rights, Stockholm, Sweden

Text © Martin Widmark, 2004

Illustrations © Christina Alvner, 2004

© Перевод, издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа «Азбука-Аттикус», 2020 Machaon®

* * *


«Ха-ха, монстры! – скажешь ты. – Никаких монстров на свете нет. Что ещё за сказки? А в привидения верит только малышня из детского сада!»

Я тебя прекрасно понимаю, потому что и сама совсем недавно так думала. Но больше уже не думаю – я знаю, что монстры и привидения есть.


А сейчас рот на замок – и слушай!

В этой книге ты познакомишься со мной, Лондоном, и не только!


Нелли Рапп и Лондон


Аня


Ральф


Инг-Бритт


Ларёчник

Глава 1
Собачий корм и бритвы из мусорного бака

– Ах, какой же чудесный день!

Летние каникулы подходили к концу. Поля и луга нежились под тёплыми лучами августовского солнца. На выгоне мирно щипали травку овцы.

Лондон бежал впереди меня по просёлочной дороге и обнюхивал все канавы.



Лондон – это мой любимый бассет, длинный, ленивый, но преданный пёс. Сегодня мы собрались навестить его маму и папу в собачьем питомнике, где он родился.


Я шла и вспоминала тот день, когда мы забрали Лондона. В вольере было полным-полно хорошеньких щеночков. Они подпрыгивали и спотыкались, наступая на собственные уши. Все, кроме одного. Он сидел в углу и наблюдал за своими собратьями невозмутимым, умным взглядом. Это и был Лондон!


– Хочу этого, – сказала я маме и папе, показав на Лондона.

Родители о чём-то долго договаривались с хозяйкой питомника Инг-Бритт. Наконец мы сели в машину и поехали домой.



Рядом со мной на заднем сиденье лежал Лондон, мой собственный пёс! Я была на седьмом небе от счастья. Лондон посмотрел мне в глаза, потом положил голову на мои колени и уснул. Со временем я узнала, что сон и безделье – его любимые занятия.


И вот сейчас мы держим путь в родной питомник Лондона, чтобы навестить его маму и папу. Скоро дойдём до кемпинга, он на полпути.

Вокруг царило такое умиротворение, что трудно было поверить тому, о чём писала ЛИНА-МАЛИНА.

ЛИНА-МАЛИНА – мой профессор из Академии Летучей мыши. Благодаря ей я стала агентом номер десять и борюсь с монстрами. Не хочу хвастаться, но я уже справилась с одним серьёзным заданием и получила свою первую серебряную бусинку. Такую бусинку полагается надевать на булавку с летучей мышью.

Мы, агенты, должны бороться с монстрами и прочими тёмными силами. В письме ЛИНА-МАЛИНА объявляла готовность «О3».

«О» – это оборотень, «3» – высшая степень готовности. Письмо заканчивалось сообщением о том, что ЛИНА-МАЛИНА отправляется на курсы изучать магию вуду. Вернётся через несколько дней.



Я сразу поняла: раз речь идёт о готовности «О3», значит, приближается полнолуние. В это время некоторые нормальные с виду люди превращаются в кровожадных оборотней.

В Академии я узнала о монстрах разных видов. Оборотни относились к самым ужасным!

В каждом оборотне живут два несовместимых существа: человек и волк. В полнолуние зверь одерживает верх. Оборотень теряет всё человеческое и превращается в волка. Его глаза загораются жёлтым огнём, тело покрывается сивой шерстью, и он во что бы то ни стало должен утолить голод сырым мясом. При свете луны монстр выходит на охоту.

Есть ещё один отличительный признак оборотня: он никогда не смеётся.

Мне даже немного жаль их. Хоть оборотни и опасны, но они же не виноваты, что так устроены. Мы же не виноваты, что, когда хотим пить, готовы на всё ради глотка воды. Я подняла лицо к солнцу: сегодня здо́рово припекало.


Мы подошли к кемпингу. Прохладная газировка сейчас бы не помешала.

Перед входом висела табличка: «Вход на территорию кемпинга с домашними животными запрещён». Сопровождавшее меня домашнее животное читать не умело и плевать хотело на запреты, поэтому бодро забежало на территорию кемпинга, бросилось к мусорным бакам и стало их жадно обнюхивать.

– Лондон, ко мне! – крикнула я, но пёс как будто не слышал.

Похоже, в одном из контейнеров он унюхал что-то вкусненькое.

Лондон встал на задние лапы, а передними опёрся на стенку бака. Я позвала его опять, но было слишком поздно!



Бак с грохотом перевернулся. Я подбежала и надела на Лондона ошейник. Потом вывела его из кемпинга и оставила в теньке под деревом.

Я подняла бак и стала собирать в него рассыпанный мусор. На траве валялось множество одноразовых бритвенных станков и пустых банок из-под собачьего корма.

Минуточку, откуда собачий корм? Ведь с собаками в кемпинг нельзя. Очень странно!

Убрав мусор, я пошла вглубь кемпинга в надежде найти ларёк с водой: я умирала от жажды. Кемпинг был до самого пляжа заполнен домиками на колёсах всех размеров и моделей. Пахло маслом для загара, приправой для гриля. В шезлонгах дремали люди. И нигде не было ни одной собаки.

На краю поля для мини-гольфа стоял ларёк. «Напитки, сосиски и мини-гольф» – было написано на вывеске.



Я купила себе бутылку холодной газировки, Лондону – горячую сосиску.

– А в кемпинге много собак? – спросила я у ларёчника.

– О чём ты говоришь! Собаки и другие домашние животные под строгим запретом, – ответил он и пошутил: – Кроме моих хот-догов, собак здесь не водится!

Зная, что «хот-дог» дословно переводится как «горячая собака», я вежливо посмеялась над его остро́той.

– Кстати, сосиски пользуются успехом, – сказал ларёчник. – Есть тут у меня постоянные покупатели – мужчина и женщина. Приходят каждый день ровно в пять вечера и покупают по четыре сосиски на каждого. Булок не берут. От горчицы и кетчупа отказываются.

С питьём и хот-догом я вернулась к Лондону. Разумеется, он задремал в тенёчке, но, почуяв аромат горячей сосиски, тут же встрепенулся.

Рейтинг@Mail.ru