Андердог

Марк Веро
Андердог

1

– Программист несчастный, Евгений Синельников, вот ты кто! – с упреком сказала Мария, его жена, девушка лет тридцати, синеглазая, с русой косой, заброшенной на левое плечо. Глаза ее обиженно сверкали, брови вздымались, негодовали, как темные волны во время бурного шторма.

– Как ты мог так поступить со мной? Да ладно со мной бы только! Может, заслужила? Как ты поступил с нами? В чём Леша виноват? Ему же всего шесть лет!

Молодой человек – тот, кому выговаривали, – смотрел исподлобья пристально, не мигая. Во взгляде его сквозила усмешка.

– Много ты, Маша, понимаешь! Я же ради вас стараюсь!

– Ага! Прямо выбиваешься из сил, – фыркнула девушка и вскочила с кухонного стула, обитого мягкой тканью. – Надоело мне с тобой спорить! Возьмись, в конце концов, за ум, если не хочешь развалить всё, что тебе дорого… было, по крайней мере, раньше. Пойду к Лешке – что-то он подозрительно затих: как бы опять не полез карабкаться на шкаф! А тебе я больше повторять не буду!

И она вылетела из кухни, едва не хлопнув дверью. Евгений – по виду уже не мальчик – с густой затвердевшей бородкой, жесткими волосами, торчащими во все стороны и отдельной густой прядью над широким лбом, – потер затылок. Но никак не скажешь, что полноценный мужчина: полноватые щеки плохо сочетались с худыми руками и длинными, как у пианиста, пальцами, а серые глаза смотрели будто из себя, точно витая в каких-то внутренних сферах, и выбираясь наружу лишь затем, чтобы увидеть подтверждение собственным мыслям. Евгений блестяще закончил школу с красным дипломом, отличился на нескольких олимпиадах по математике и информатике, с легкостью прошел огонь и воду в харьковском политехническом институте на кафедре «информатика и интеллектуальная собственность», и после третьего курса попал на прицел местной IT-компании по разработке веб-сайтов; получив интересное предложение, закончил обучение на степени бакалавра и перешел на полноценный рабочий день. Задач всегда хватало: в компанию регулярно поступали заказы на создание сайтов, баз данных, – и он успешно справлялся, отчего зарплата быстро достигла отметки в несколько тысяч за неделю. Приличная работа, стабильный заработок, – Евгений позволял себе многое. С появлением жены и ребенка аппетиты остались прежними – дорогие ночные бары и рестораны, боулинг и клубы, – а деньги в свободном остатке, после всех «необходимых» покупок и трат, резко сократились.

Евгений вздохнул, отогнав наплывающую грусть, доел суп с фрикадельками, посмотрел на остатки клубнично-сливочного торта, облизнулся, но не притронулся – жена большая сластена, и лучше оставить ей! «Пусть порадуется», – запил одним яблочным соком; встал из-за стола и оглянулся на грязные тарелки, пустые бутылочки с детским йогуртом, валявшиеся в разных местах в тесной, узкой кухоньке, где большую часть места занимали высокий двухкамерный холодильник, обеденный стол с уголком, мойка с кухонной мебелью и печка, выпиравшая на середину прохода, так что каждый раз приходилось огибать ее, как изгиб реки. Как надоело в этой тесноте жить!

Он вышел из кухни и попал в крохотный квадратный коридорчик. Впрочем, коридорчик – громко сказано! Скорее, это был уголок, пятачок, на котором кое-как можно было облачиться в осеннюю одежку – легкую курточку и шапку, обуть черные ботинки с высоким воротником, оправиться, посмотрев в небольшое зеркало, висевшее на стене рядом с крючками для одежды, и выйти из квартиры. Женя так и сделал. Только перед выходом заглянул в такую же тесную, словно урезанную, комнатку, увидел среди разбросанных детских игрушек маму с сыном и бросил им: «Пока! Я на работу. До вечера!» Леша улыбнулся и помахал в ответ маленькой ручкой. Он очень любил махать ручкой, получая от этого несказанное удовольствие. Мария молча кивнула. Впрочем, взгляд был у нее говорящий. Как вы знаете, у пар, что прожили друг с дружкой не один год, есть известные жесты, знаки – и каждый прекрасно, без слов, понимает, что другой думает!

2

На работе шла обычная рутина: в просторном помещении сидело пять человек: трое парней и две девушки. Парни, в их числе и Женя, занимались разработкой движка сайта, а девушки корпели над его дизайном и контентом. Цветовое оформление, графика и шапка сайта – всё было за девчатами.

Рядом с Евгением за соседним столом вполоборота к нему сидит Лена, девушка с кудряшками и завитушками волос, чуть смуглая, точно после загара на море. Работает она у них года два, пришла из института радиоэлектроники сразу после выпуска, а потому была моложе Жени на целых пять, а то и шесть лет! Что на таком этапе жизни разительно отличает людей: молодая девушка чиста и свежа, как весенняя роза, обласканная капельками росы, надушена ароматами, наполнена живительной силой юности. Женя ловит на себе ее будоражащие взгляды, с нетерпением поглядывает на стрелки часов. Почему они так медленно ползут? Половина двенадцатого. Еще целых полчаса до обеденного перерыва. Работа не идет.

– Женя, ты чего застрял на этом месте? Написал код на обработку запросов бокового меню? – спросил парень напротив, коротко подстриженный, в очках и деловом пиджаке кремового цвета.

– Уже занимаюсь этим, Олег, потерпи немножко.

– У меня из-за тебя стопорится работа. Что скажет на это Виктор Иванович?

– Его сегодня не будет, – уверенно заявил Евгений.

– Почем ты знаешь? – удивился Олег.

– Есть достоверные источники! – Женя ухмыльнулся, бросив взгляд на Лену. Та мило ему улыбалась.

– Ну, как бы там ни было, соберись. За сегодня надо доделать!

Олег повернулся к экрану компьютера и продолжил работу, а Женя уперся задумчивым взглядом в циферблат часов.

Когда часы пробили на обед, Евгений, нисколько не стесняясь, схватил Лену за руку и потащил в местную столовую – буфет с удобными столиками и мягкими стульчиками, где можно заказать пиццу на любой, даже самый придирчивый, вкус.

– Мне страшно тут нравится! – пропела Лена. – Ты же, наверное, знаешь?

– Мне тоже! Пицца тут отменная! Просто пальчики оближешь.

– Хочешь, могу… – рассмеялась девушка. Женя отдернул руку.

– Чего вздумала! Знаешь, – продолжил Евгений более серьезным тоном, – мне с тобой очень хорошо. И спокойно.

– Ох, Женя! Где же ты был шесть лет назад, – вздохнула собеседница, беря наманикюренными пальчиками цвета алой зари очередной кусок пиццы. – Почему меня не нашел? А теперь у нас столько препятствий!

– Но я тебя искал!..

– Которых могло бы не быть, – Лена не дала ему договорить, – если бы кое-кто чуть-чуть подождал, сделал бы еще один цикл отбора условий… взвесил бы свое решение как следует. Но нет! Ты же у нас всегда таков: если что взял в голову, то тебя не переспоришь и не переубедишь, пока сам не врежешься в стену!

– Ленчик, ты, как всегда, права! Ну что я могу с собой поделать? Ты у меня просто чудо. Тебя единственную искал я всегда. Этот год весь – сказочный!

– А Мария? – Лена склонила голову к левому плечику.

– Да кто ошибок в молодости не совершает?

– Ошибки бывают разной тяжести.

– Что ж поделать? Ведь судьба нас свела! А ошибки можно исправить. Только нужны деньги. Много денег! Совсем не те десять тысяч, что я тут зарабатываю. Они у меня будут – и наша мечта осуществится!

– И мы уедем?

– Да. Уедем в Москву. Обязательно. Рассчитаюсь тут со всеми долгами. Не обделю Марию с Лешкой, оставлю им столько, сколько они захотят. Лишь бы отпустили меня!.. Отпустят. Куда им деваться? Насильно не удержишь.

– Мы будем счастливы! Жень, я так сильно этого хочу! Больше всего на свете!

– И я тоже, лилия моя! – необоримая сила толкнула его к ней, и их губы слились в долгом поцелуе.

3

– Ну и где же мой любимый муженек пропадал? – Мария встретила его на пороге, в теплом шерстяном халате: дом после лета уже остыл, и по вечерам в квартире с выключенным отоплением становилось холодно. Вид у нее был заспанный, уставший: целый день стирки, уборки, готовки кого угодно вымотает! – Ну, так где же ты был? – повторила она вопрос.

– С другом в спортбаре засиделись.

– Опять матч смотрели?

– Да…

– И выпивали?

– А там очень сложно не выпить! Когда пиво в бокалах разлито, дымится, так сказать, а ты сидишь в хорошей компании…

– Разувайся и раздевайся, хорошая компания! Есть будешь?

– Не откажусь от чего-то легонького.

– Суп?

– Да. Подойдет, – с трудом Евгений по очереди сбросил с затекших ног ботинки, повесил курточку. – А праздновать есть что! Представляешь: «Арсенал» в пух и прах разнес «Лестер» у него на поле – 5:2! Досталось «лисицам» сегодня. Впрочем, что удивительного? Они в прошлом году только вышли в премьер-лигу, кое-как доковыляли до ее конца. Могли и вылететь обратно ведь! Но радует другое…

– Что же? – недоверчиво покосилась на него Мария, одной рукой включая печку, а другой ставя на нее кастрюльку с утренним супом.

– У нас есть деньги! Причем неплохие. Всё благодаря моей удаче: ставь на фаворитов гонки против аутсайдеров – тех, кого наверняка положат на обе лопатки! – и не прогадаешь! Да, коэффициент небольшой, конечно, букмекеры дают. Зато – верные деньги!

– Женя! – Мария выронила ложку на пол. – Ну, ты же обещал? Или нет? Я же тебя предупреждала: заканчивай ты с этим – добром не закончится! У нас же сын. Или ты забыл? Хотя что с тобой, с пьяным, разговаривать? Завтра – воскресенье, выходной: выспишься – там и поговорим!

– Но у нас же есть деньги! – прокричал вслед уходящей жене Евгений, но ничего этим не добился. – Ладно… Но у нас же есть деньги! Хотя… уже третьего числа начинается восьмой тур! Надо будет отложить сумму от сегодняшнего выигрыша. Там, похоже, две верные пары играют: «Манчестер Сити» с «Ньюкаслом», неудачником этого сезона, и «Челси» с «Саутгемптоном». Должен же чемпион взяться за ум! Думаю, смело можно поставить 1Х и там, и там! Наверняка они оба выиграют. Ну, подстрахуюсь на всякий случай, – вдруг где-то ничья проскочит? Верная вроде ставка. Посоветуюсь завтра еще с Димой, но вряд ли прогадаю. А деньги лучше отложить сейчас… Мария, похоже, пошла спать…

 

4

Утро выдалось солнечным, ярким, по-летнему теплым. Жаркие лучики прогнали на время стужу и непогоду, за окном плыли белоснежные, как чисто выстиранная перина, облака, листва весело шуршала, ягоды рябины задорно поблескивали, свешиваясь с веточек.

Мария проснулась в хорошем расположении духа, сладко потянулась, никуда не хотелось вылезать из мягкой постельки; нежно обняла и поцеловала сонного мужа. Тот перевернулся на другой бок, не разобрав спросонок, что утро-то уже в самом разгаре – девятый час!

– Ну-ну, соня ты мой любимый, с добрым утром! – Мария погладила его спину; широким Евгения никак нельзя было назвать, так что жена обняла его целиком, прижавшись, как теленок к мамке.

– Похоже, больше не поспишь, – проворчал, пусть и по-доброму, муж. – С добрым утром, птичка ты моя ранняя! Как спалось?

– Хорошо. Хочешь, могу поджарить яичницу и заварить кофе? В турочке, как ты любишь?

– С удовольствием. Спасибо тебе!

Через полчаса они мило сидели на диванчике, смотрели очередную серию очередного ситкома. Евгений, как ни в чем не бывало, уминал яичницу с салатом, Леша крутился на полу возле них, строя из конструктора настоящий замок, в который «никто чужой не войдет!»

– Ты говорил вчера – у нас есть деньги? – спросила Мария, когда муж утолил первый голод; с утра он обычно ел много и охотно, а потом целый день кряду мог просидеть за компьютером, забыв даже о самой еде, какие бы изыски жена не приготовила ему на работу… так термос с бульоном мог, попутешествовав по городу, благополучно вернуться домой, где подогревался на ужин.

– Да, есть, – нехотя буркнул Евгений.

– Всё хотела тебе рассказать, да как-то забывала. А между тем откладывать надолго этот вопрос нельзя. Была позавчера на родительском собрании у Лешки. Учителя, конечно, дают! Неужели они думают, что у них занимаются сливки общества? В общем, собираются класть то ли линолеум, то ли ламинат… не помню! Стоит он одиннадцать тысяч, представляешь! Плюс еще там какие-то работы. И говорят, что на каждого ученика вынь да положь тысячу сто! За предстоящий учебный год наперед. Лучше надолго не затягивать, а то будут коситься, звонить, а вдруг еще Лешку бросят учить? Лучше не затягивать!

– Да, да. Это хорошо, это нужно, – муж потянулся к туалетному столику за свежим номером футбольного обозрения.

– Так что, выделишь?

– А… возьми в кошельке… вон на полке лежит!

Мария потянулась, раскрыла кошелек и ахнула.

– Но тут же пусто! Ты говорил: «у нас есть деньги»!

– Как пусто? А то что за бумажки?

– Четыреста? Да этого не хватит и на отопление, наверное! Не говоря уже о всех прочих наших расходах.

– Не начинай только… – Евгений уткнулся в журнал, увлеченно читая статью. – Ты мне мешаешь, Маш. Давай позже поговорим, хорошо? Зачем портить такое утро?

– Ну знаешь… Допивай свой кофе сам! Я пошла на кухню.

– Какая нервная стала! Чего это она? Раньше такая милая была… А, Лешка? Ты не знаешь?

– Вы опять поссорились? – башня с выстроенного замка слетела от неловкого движения детской ручки.

– Нет. Что ты? С чего ты взял? Мы просто шумно разговаривали про семейные дела. Мы не поссорились. Сам увидишь – через час мама отойдет!

Но ни через час, ни через два мама не отошла. Днем выскочила в парикмахерскую на три часа – редкий выходной, когда муж дома, нельзя было упустить, – а вечером взяла ноутбук на кухню и продолжила поиск работы на дому – такой, чтобы была посильной и в то же время приносила копеечку; искала уже две недели, но пока безрезультатно. Евгений полдня провозился с сыном, прогулялся с ним на детскую площадку, покатал на карусели, а вечер посвятил просмотру котировок и коэффициентов, изучая все ставки, что попадались на глаза. Столько надежд! Кажется, мечта могла бы сбыться. Он и не заметил, что Мария с ним демонстративно не разговаривала.

Рейтинг@Mail.ru