Litres Baner
За женщиной последнее слово

Марк Хич
За женщиной последнее слово

Будильник не хотел сдаваться без боя. Девушка тоже была не из тех, кто легко отступает.

В итоге победил разум, как-то рывком осознав, что уже пришло утро и впереди полный планов день. Победу было решено отпраздновать бутербродом, омлетом и запашистым кофе.

Задумчиво покрутив в руках кофейную банку, девушка отставила ее в сторону и взяла с полки жестянку с чаем. Да, именно так: щепотью сыпнуть на дно любимой кружки крупные коричневые листки – дрова, как ворчал раньше папа, вынимая особо крупные веточки – залить свежим кипятком, добавить добрую ложечку сахара и лимон. В холодильнике нашелся подсохший хвостик, из которого все-таки удалось выдавить сок.

Беглый просмотр заголовков новостей и сообщений показал, что за ночь ничего особенного не произошло. А что произошло, могло и дальше продолжаться без ее непосредственного участия и активного сопереживания.

«Виталина, перед выходом из отпуска, сообщи, пожалуйста, накануне, что все в порядке. Напоминаю про форум 15-го. Надежда на тебя», – писала начальница с работы.

«Все в порядке. Буду вовремя», – написала девушка и положила аллфон. Буквы в отличие от других видов общения всегда услужливо позволяли не показывать эмоции и сохраняли контакт при общении минимальным.

Виталина. Мама так и не смогла внятно объяснить зачем они с отцом так назвали единственную дочь. Ссылалась на кого-то из предков в только ей ведомом семейном деве. Даже когда сердилась на нее в детстве, она не использовала полного имени дочери, чтобы призвать ту к ответу. Обходилась ласковым Витуль или протяжно-вопросительным «Вииитааа», которое тут же заставляло судорожно сгрести под кровать остатки маминых бус. Папа хоть и звал порой «Витьком», всегда относился к дочери как к хрупкому, прихотливому цветку.

Завтрак и энергичные аккорды из динамиков на кухне помогли немного примириться с окружающей действительностью. Впереди был день и в этот день она отправлялась к Стасу.

Час пик миновал и в вагоне нижнего метро людей было не много. Только остался спертый запах от тысяч тел, которые ехали здесь недавно. Привычно устроившись в конце вагона, девушка включила любимый дорожный плейлист и углубилась в чтение.

«Технология копирования сознания в цифровую форму посредством переноса факторов личности (памяти, навыков, последовательностей реакций психики т.д.) впервые была успешно проведена в Евразийском квантовом центре.

Группа ученых (Савенников, Тхакур, Гришко, Кашин и Тан) под руководством Максима Чесникова изначально занималась оптимизацией работы и архитектурой квантовых вычислителей.

Именно руководитель разработок вызвался стать участником эксперимента, который был признан успешным уже на основе первых данных: цифровая копия сознания, использованная в качестве ядра системы, позволила вывести эффективность квантовых операций на совершенно новый уровень.

Полный патент на технологию в последствии был выкуплен одним из исследователей – Дамиром Кашиным, который основал корпорацию, известную сегодня во всем мире, как Mic или Micloud. (от англ. «mind in the cloud» – разум в облаке). Основной профиль ее деятельности: предсмертный перенос сознания человека в цифровой формат.

Примечательно, что технология, изменившая современную философию и все общество, была отвергнута своим создателем. Сегодня биологическая версия Максима Чесникова живет в затворничестве в предгорьях Алтая, тогда как с цифровым сознанием Максима Михайловича может пообщаться любой желающий в постоянной музейной экспозиции Mic.

Капитализация корпорации «Mic» побила все рекорды в современной истории», – гласила суховатая справка к большому красивому материалу о популярных новинках, пакетах клиентских обновлений и апгрейдах для пользователей и «облачных жителей» – цифровых.

«Наконец-то я добрался!» – гласила надпись под большой фотографией с изображением субтильного молодого человека с мечтательной улыбкой раскинувшегося на пушистой тучке.

Там был и ее Стас. После того, как оставил ее. Несмотря на их регулярное общение в mic-центре, у нее до сих пор были свежи воспоминания об холодной волне страха – страха безвозвратной потери близкого человека, когда после не очень продолжительной борьбы его тело умерло.

Шанс на надежду появился случайно. Еще до проблем со здоровьем Стас, как начинающий кодер, просто влюбился в новую цифровую технологию, которая не сегодня-завтра обещала стать настоящей бомбой. На первых порах для ее продвижения компания проводила промоакции. Слепок сознания он сделал вместе с парой знакомцев с факультета. Заплатили они тогда сущие копейки, хоть и ставшие немалым ущербом для студенческого бюджета. Но прикосновение к будущему было важнее.

Ближайшее будущее оказалось безрадостным. Ему не помогли любовь к активному образ жизни, тяга к дальним поездкам на велосипеде и неприятие «отдыха» с разного рода препаратами. Судьба отсчитала последнюю, девятую, мутацию генов в родинке на его плече, обернувшуюся банальным раком.

Будь Стас мнительнее, то может и прислушался к начавшему сбоить организму. «Но зачем здоровому лечиться?» – говорил весело он и пытался перетерпеть очередное головокружение, простуду, мигрень. В результате рак, который более-менее научились лечить в большинстве случаев, съел его полностью. Остался только огрызок того сильного, хоть и вечно худого, веселого Стаса.

Тут и пришла на помощь технология Micloud. По условиям контракта ему разрешили дописать матрицу сознания на день, когда его мысли еще не начали рассыпаться и укорачиваться, подточенные болезнью.

Перед тем, как добраться до Стаса девушка просидела не меньше двух часов чуть ли не под каждой дверью клиентского корпуса центра. Из-за того, что договор был составлен для промоушена, маркетинговый отдел скрепя сердце, признал за Виталиной, как правопреемником, право не только на общение в публичной части Micloud, но и на получение персонального портала доступа к его базе.

Рейтинг@Mail.ru