Легенда о рассвете

Мария Сергеевна Мещерская
Легенда о рассвете

– Шли по следу, – тяжело выдохнул Ангел, с трудом поднимаясь с земли, – Значит, ещё не конец.

– Скажи, – прошептала Маифь – Что будет дальше? Ты же знаешь! Ты всё на свете знаешь. Скажи!

– Я знаю только то, что уже было, – пустым голосом отозвался Илано – Вспомни, Маифь. Когда-то давно, когда Земля была новорожденной, молодой и чистой, из океана вышли свет и тьма. И были они жизнь и смерть, женщина и мужчина. Они вышли на берег, взявшись за руки, и создали целый мир: людей, животных и растения. Но мир был слаб и хрупок. Он желал много яркого света и много тепла. Тогда, свет и тьма соединились и породили солнце. А когда под солнцем мир начал жить и цвести, они решили покинуть свой дом. Пошли по земле в разные стороны…

– На запад и восток, – вдруг продолжила Маифь, бессознательно, словно слова всплывали из самой глубины её сердца – Я шла на запад, а ты на восток. И не встретимся мы с тобой, до тех самых пор, пока не наступит конец этому миру. Пока не погаснет солнце. Пока вновь мир не окутает тьма.

– Ты всё помнишь, – с печальным сожалением проговорил Ангел Смерти, – Я не верил, что когда-нибудь встречу тебя. Я искал тебя по всей земле столько лет, веков, тысячелетий. Забыл твой голос, твоё лицо, твои глаза и плечи. Только знал, что ты есть. Что тоже ищешь, тоже ходишь по свету, как я, – он снова закашлялся. Его кровь вскипала пеной, проедая мозаичные плиты. Илано дышал хрипло и тяжело. Маифь подошла, снова нервно поймав его руки, чуть различимые в темноте. Какие невыносимо холодные пальцы… синяя кровь отравленной лужей растекается по камням, ползёт по краю её платья.

– Что же дальше? Охотники нас схватят?.. – шептала она, стуча зубами от холода, – Надо бежать!

– Некуда бежать, – Илано Десмедт отстранил её и с трудом поднялся, опираясь на меч. Сталь лязгнула по камням, тоненько звеня. Он подошёл к самому краю пропасти, и Маифь невольно потянулась следом, без страха ступая по шатким камням.

– Можешь ли ты простить людей, Маифь? Дашь ли ты им, неразумным, еще один шанс? Сможешь забыть весь тот страх, боль, унижение и отчаяние, которые ты встретила по дороге сюда? – Спросил Ангел Смерти – Ответь мне, сможешь?

Она стояла у самого края, так близко, что из-под ног камни осыпались вниз.

– Они сожгли наше солнце, истребили зверей и птиц, отравили реки, иссушили моря, уничтожили небо и землю. Они жрут друг друга, как крысы! В них нет любви, сострадания и жалости. И ты спрашиваешь меня, смогу ли я забыть все то, что видела и простить их?!

– А как же Саирим? Ее дочь Патип и маленький Акери? Как же доктор Вердхи, как же рабы из караванов и маленький брат той несчастной девочки? Как же старина Кай, Маифь? Неужели никто из них не заслуживает даже капли снисхождения?

– Их так мало… Среди тысяч и тысяч падальщиков и скотов, всего несколько добрых людей, – горько вздохнула она, с пронзительной тоской заглядывая в бесцветные глаза Илано Десмедта, заставляя его грустно усмехнуться, – Но, я готова простить только лишь потому, что ты простил. Ты по-настоящему любишь их, Ангел Смерти. Таких недостойных, несчастных, глупых людей. Ты смог принять их такими, какие они есть. Кто тысячи лет жил с ними бок о бок? Кто помогал им как мог? Кто старался сохранить этот умирающий мир до последнего часа?  – Маифь обняла его и зарыдала. – Я прощаю их ради тебя.

За камнями маячили огни и уже слышались голоса, рокот машин и натужный храп лошадей падальщиков.

– Они здесь.

Илано Десмедт видел, как медленно падает за горизонт бурая корочка перегоревшей луны, и по его щеке предательски сбежала скупая слеза. Видел людей за развалинами, похожих на огненных призраков в липкой смоляной темноте.

– Тогда… Ты должна будешь отдать мне свою жизнь, – тихо сказал он ей в самое ухо – Свою  жизнь. За них. За землю. За новое солнце… Слышишь, Маифь?

– Я люблю тебя. И я тебе верю, – проронила она, уже ничего не различая, улыбаясь ему невыразимым горьким счастьем.

Тихо звякнул меч, покидая ножны.

Маифь безмолвно вздрогнула. Пошатнулась, на секунду теряя равновесие, и осела. Померк её взгляд, распахнутый и чистый, пальцы отчаянно вцепились в плечи Илано Десмедта. Острый клинок пронзил её грудь, как булавка пронзает бабочку, и горячая кровь побежала по платью, на землю, на камни, сливаясь с кровью Ангела Смерти, зажигая сотни ослепительных солнечных лучей. И мир опрокинулся навзничь.

Илано отшвырнул меч в сторону.

– Прости меня, – шептал Ангел Смерти, подхватив ее слабеющее тело, – Мы с тобой от начала времён блуждаем по Земле, неприкаянные и одинокие, но приходит час возвращения, – он поцеловал её, ловя слабое дыхание, – Маифь, слышишь, мы идём домой!

Пятна света скользили, рассыпались по земле, по камням, множились и сияли. Остолбеневшие люди в развалинах уронили оружие, ослепленные этим светом, незнакомым и чистым.

Тишина повисла над землёй.

Всё кончилось, всё завершилось. Только солнечные лучи трепетали на камнях, отражаясь от разбитых стен, от сотен глаз, застывших в изумлении. Платье Маифь было сделано из этого света. И вся она вдруг стала чудесным сиянием среди сплошной темноты.

Ангел Смерти поднял её на руки, прижимая к груди. И глаза его теперь отражали синее небо, море, лес, шум дождя, песни птиц и движение ветра. Он шагнул вперёд, и пропасть распахнулась навстречу голодной пастью океана. И весь тот свет, что лежал на камнях, рассыпался по берегу, спрятался в стыках мозаичных плит, в осколках витражей, весь он, без остатка, вспорхнул и ринулся следом. Как горсть золотого песка. Вниз… в бездну.

Темнота поглотила всё: людей, машины, свет, камни, звёзды, кровь, Илано Десмедта и Маифь. Словно бы ничего этого никогда не было. Только тьма.

Но вот, зашумел океан, двигая волны, накатывая их на берег. Звёзды медленно вернулись на небо, робкою стайкой овец. Они разбрелись по нему, как по пастбищу, мерцая так чисто и высоко.

Небо на востоке светлеет, наполняясь красками, прогоняя ночь.

Цепочки следов на песке мерно слизывают волны.

И солёный морской бриз несёт прохладу. А над волнами кружат говорливые чайки.

Это рассвет…

Самый прекрасный из всех. Самый первый.

– Скажи мне, у нас с тобой есть имена?

– Нам они не нужны. Гляди, восходит солнце. Идём же! Облака несут дождь. Все зёрна, что скрыты в земле, давно ждут его.

– Но мне так хочется, чтоб у нас с тобой были имена.

– Тогда, я назову тебя Маифь. Это значит «Исток». Река, текущая на запад.

– Маифь…

________________________________________________________________________

Иллюстрация обложки является интеллектуальной собственностью автора этого произведения: ©Мария Мещерская.

Рейтинг@Mail.ru