Простое дело с жемчужиной. Часть 2

Мария Никитина
Простое дело с жемчужиной. Часть 2

Глава 27. Внезапный отъезд

После ухода Тилбери Алекс собрал всех в гостиной.

– Итак… с тобой, Стас, мы всё обговорили. Ты как всегда прикрываешь… Задача группы – незаметно добраться до домика в пригороде Бата. С хозяйкой, миссис Джейн Мервил, я договорился, она ждёт вас. Из дома никуда не выходить. Никто вас не должен видеть. Мне не хотелось бы, чтобы Тилбери или шейх узнали, где вы находитесь. Они наблюдают за нами и за этим домом, поэтому предельная осторожность. Если вам что-нибудь понадобиться, говорите хозяйке.

– А долго мы будем там находиться? – спросила Зина.

– Надеюсь, что нет. Стас взял билеты в Россию, самолёт через четыре дня. Машину с аппаратурой отогнали в наше посольство. Само собой, всё необходимое из неё мы забрали.

– А сколько ехать до Бата? – поинтересовался ювелир.

– 2,5–3 часа… – ответил Алекс и обратился к Коневу: – Сейчас план действий такой. Стас, машину, которую ты взял в аренду, подгонишь к торговому центру и будешь ждать моего звонка. Зина с Соломоном Феликсовичем ловят такси и едут к этому же центру, затем подъезжаем мы с Лёлей… Стас тем временем провожает Зину и Соломона Феликсовича в свою машину и ждёт моей команды, когда забрать Смирнову. Надо сделать так, чтобы наблюдатели не увидели, куда и когда она пропала.

– Алекс, – Лёлька внимательно посмотрела на Меньшова, – что, всё так плохо?

– Пока нет. Но так будет лучше и мне спокойнее. Я должен закончить дела, отделаться от Тилбери и решить, что я буду делать с юсуповской жемчужиной. Ну и, конечно, поприсутствовать на аукционе.

– И я! – вставила Лёля.

– Ты думаешь, я просто так прячу тебя от твоих поклонников? Увидев фотки в парке, шейх придёт в такой восторг, что захочет принять меры.

– Ты думаешь, он узнает о них? – Лёля обеспокоенно посмотрела на него.

– Уверен. Если Рамдух ничего не скажет Тилбери о настоящем колье, то американец начнёт землю рыть, чтобы его найти, и, судя по всему, вокруг нас.

– А ты не можешь сам ему рассказать? – удивлённо спросила Смирнова.

– Нет, мы ведь обещали, – ответил он, всем своим видом показывая, что не намерен нарушать данное слово.

– Мы со Стасом могли бы припугнуть Тилбери, – предложила Зина.

– Давайте без самодеятельности… – сказал Меньшов и, выделяя каждое слово, продолжил: – Вы… все… едете… в Бат… и сидите в доме, никуда не выходя… пока я не скажу. Ясно?

– Ясно, Александр Дмитриевич, – ответил за Зину Соломон Феликсович, Полянская со вздохом кивнула.

– Теперь выдвигаемся. Когда каждый из вас будет на месте, пришлите мне СМС… Всё.

Конев заблаговременно весь багаж своих попутчиков загрузил в арендованную машину, перенося его в больших мешках для мусора. Сначала ушёл Стас. Через 10 минут покинули дом Зина с ювелиром. Они миновали несколько улиц и поймали такси. В ожидании СМС от компаньонов Алекс курил и смотрел в окно.

– Когда ты приедешь? – нарушила молчание Лёлька.

– Я не знаю… Это может быть сегодня, а может, завтра, а может, послезавтра… смотря как всё сложится. – Молодой человек затушил сигару.

– Что ты имеешь в виду?

– Ничего… Просто сказал. – Но увидев её обеспокоенный взгляд, добавил: – Не волнуйся. Всё будет хорошо.

От его слов Лёле стало ещё тревожней. Она подошла к нему и нежно провела ему по волосам. Он как обычно перехватил её руку и прикоснулся к ней губами.

– Милая моя… оленёнок, – произнёс Алекс, ласково глядя на неё.

Глаза её стали влажными и заблестели.

– Ну, милая, – проворковал он, стараясь её успокоить, – мы с тобой расстаёмся совсем ненадолго.

– Я буду беспокоиться и скучать…

– Я тоже, – ответил он, – но я ведь не собираюсь плакать… А хочешь, я зареву, громко…

Девушка невольно улыбнулась.

– Нет, не надо, – сказала она.

Он притянул её к себе и обнял.

– Ты ведь знаешь, что я без тебя не живу… и не дышу… Когда-нибудь я прочитаю тебе стихи, которые сочинил о тебе.

– Ты? – удивилась Лёля, – я обязательно хочу их послушать, а то ты всегда читал мне чужие.

– Ну, это потому, что мои понять не каждому дано, как твои картины.

Лёлька тихонько засмеялась.

– Всё равно хочу их послушать, – сказала она.

Алекс нежно поцеловал её в розовые губы и тихо произнёс:

– Обязательно прочитаю…

– Эм-м-м, – ласково промычала девушка и поцеловала его в ответ, но потом положила свою ладонь на его губы, – давай сейчас не будем… Давай поговорим о чём-нибудь…

– Хорошо. Но когда ты так близко… я ни о чём думать не могу… только о тебе.

– Можешь-можешь, я знаю… – И она кивнула головой в знак своего знания и продолжила: – А помнишь школьную сценку из «Собаки на сене» Лопе де Вега – «Прощание с Теодоро»? Физрук ещё играл с учительницей музыки… Как раз подходит к нашему случаю.

– Не совсем, уезжаешь ты, а не я, – ответил он. – Но я помню, как нам всем было весело, когда они говорили о любви. И как мы с тобой смеялись. Хотя играли они неплохо. Я даже помню немного текст оттуда…

– Прекрасно… Там абсолютно гениальные стихи. Надо же, как писали раньше пьесы. Помнишь?.. Вы плачете?..

– Помню.

– Говори тогда: «Вы плачете?», – сказала Лёлька.

– Может, не с этого места, – с сомнением спросил он, боясь, что она снова расстроится.

– Нет, давай отсюда.

– Вы плачете? – повторил он.

– Нет, мне попало / В глаз что-то, – сказала она, разыгрывая пьесу и делая вид, что незаметно смахивает слезу.

– Может быть, любовь? – при этих словах Алекс посмотрел на неё так, что сердце её замерло от счастья.

– Должно быть, да. Наружу рвется / И хочет выйти как-нибудь.

Он продолжил слова Теодоро:

– Я уезжаю в дальний путь, / Но сердце с вами остаётся. / Я уезжаю без него; / Я буду сам в стране далёкой, / Но верен красоте высокой / Служеньем сердца моего.

– Ты слышишь, как красиво: «Я буду сам в стране далекой, / Но верен красоте высокой / Служеньем сердца моего».

– Да, красиво, – согласился молодой человек.

– Как ноет грудь! – вздохнув, продолжила девушка слова Дианы.

– Я уезжаю в дальний путь, / Но сердце с вами остаётся, – произнёс он, и в его взгляде отразились нежность и грусть.

Лёлька ощутила, что что-то подступило к горлу. Глаза снова стали влажными.

– Ну, птичка моя… – полушёпотом сказал Алекс. – Лёлик, я думал, тебя это развлечёт. – Он поцеловал её и вытер слезу, катившуюся по щеке, и продолжил бодрым тоном: – Вот я приеду и прочитаю тебе свои стихи. Одно на затравку, если хочешь, прочту сейчас, экспромтом.

Лёлька обняла его за шею и запустила пальцы в его густые чёрные волосы.

– Давай, – сказала она, шмыгнув носом и уже озорно глянув на него.

– Приличные или нет? – спросил молодой человек.

– Конечно, приличные.

– Ладно. Стихи приличные, – возгласил Алекс и продолжил, – из серии «Дачные развлечения» или «Стихи для современных песен» …Стою в огороде, лопата в руке, и думаю только я о тебе. Копаю в саду и смотрю тебе вслед и чувствую, лучше тебя в мире нет. И ноги твои, и колени, и грудь так манят меня проложить к тебе путь.

Лёлька засмеялась.

– Это всё? – спросила она.

– Пока да. Будет время, ещё сочиню.

– Да вы, батенька, поэт… правда, неоднозначный, – с улыбкой сказала Лёлька, а затем продолжила, бодро и ласково глядя на него, – а может, ты всё же с нами поедешь? Улизнул бы тоже потихоньку.

– Милая… мне надо закончить начатое, довести дело до конца. Я очень не хочу расставаться, но так надо.

В его телефоне раздался звук прилетевшей СМС. Алекс подошёл к лежащему на столе сотовому.

– Стас на месте. Ждём Зину с Соломоном Феликсовичем, – сказал он, прочитав СМС.

– Но как ты останешься тут один? – в её голосе была слышна тревога.

– Я буду не один.

Лёлька, удивлённо подняв брови, спросила:

– А с кем?

– Со Стасом.

– Он же уезжает с нами, – возразила она.

– Он сегодня вернётся. Остальным об этом пока не говори.

– Хорошо. По крайней мере мне стало спокойнее.

– Что же так долго? Время идёт. Уже почти 14:30, а полчетвёртого должен заявиться аль-Халид тебя провожать. Ты в это время должна быть уже достаточно далеко.

Снова пришла СМС, теперь она была от Зины.

– Всё, они в машине. Нам пора, пойдем, – скомандовал Меньшов.

Доехав до торгового центра, они вышли из автомобиля. Он видел, что люди аль-Халида следовали за ними, следя за Смирновой. Видимо, шейх хотел знать о ней много. Человек Тилбери наблюдал за Алексом и старался не выпускать его из вида. Прогулявшись по центру минут 10, они зашли в отдел мужской одежды. Алекс выбрал удлинённую кожаную куртку с капюшоном, кепку и тёмные очки. Они вместе зашли в примерочную. Куртка была ей слегка широковата, но не катастрофично, а кепка очень к лицу. Спрятав волосы под этот головной убор, Лёлька стала похожа на сорванца лет 16. Он накинул ей капюшон и надел тёмные очки.

– Ну что, красавчик, складывай свои вещи в пакет, – сказал Алекс девушке и чуть надавил ей пальцем на кончик носа.

Затем он прошёл к кассе и увидел мужчину в пальто и шляпе. Присмотревшись к нему, он с удивлением узнал Стаса и чуть заметно кивнул ему. Пока Меньшов расплачивался за вещи, Стас покрутился возле примерочной и вышел из отдела с каким-то пакетом, за ним последовал парнишка в капюшоне. Алекс в это время спросил что-то у продавщицы, она принялась ему долго и пространно объяснять. Затем он сел на диванчик для ожидающих рядом с отделом и стал просматривать телефон. Его очень успокаивало, что люди шейха и Тилбери были рядом с ним. Значит, Лёльке удалось уйти незамеченной. Наконец он получил СМС от Стаса, что они выехали за город и хвоста нет. Меньшов спустился вниз, сел в машину и набрал телефон принца.

– Господин аль-Халид, добрый день, звоню вам сказать, что сестра уже уехала. Да. Тётя раньше прислала за ней машину. Очень сожалею, что вы не смогли с ней повидаться. Даже я не успел с ней проститься. Мы сейчас были в магазине, и машина пришла за ней прямо сюда. Она только и успела помахать мне рукой. Да, тоже очень жаль… Да. Да… в Суссекс… Не помню сейчас адрес… Собираюсь остаться до аукциона. А вы? …Да, конечно. Заходил ли к нам Тилбери? Да… А-а… и к вам собирается? Понятно… А господина Рамдуха он навещал? Да?! И задавал странные вопросы? Понятно… и Рамдух ничего не сказал? – озадаченно произнёс Алекс. Он чувствовал, что пока Тилбери не пришёл к шейху, ему нужно как-то сообщить про Лёльку. – Вот ещё что хотел вам сказать, господин аль-Халид… Сегодня Тилбери приходил ко мне и вёл себя очень странно, требовал от меня, чтобы я рассказал, где находится настоящее колье. У меня сложилось впечатление, что он имеет какое-то отношение к выключению света в доме господина Рамдуха. Я, конечно, ничего не сказал о местонахождении колье, как и договаривались. Видимо, потом он пошёл пытать господина Али Хасана, а теперь идёт к вам. Он принёс мне какие-то фото и стал говорить, что Элен мне не сестра. Я, конечно, сказал ему, что он бредит и что она мне, конечно же, сестра, хоть и сводная. Её мать вышла замуж за моего отца, когда Элен было 5 лет. И я стараюсь заботиться о ней … И мне неприятно, что господин Тилбери хочет опорочить её.

 

– Я не знал, что она вам сводная сестра… А что за фото? – спросил шейх.

– На них запечатлён братский поцелуй, в котором господин Тилбери увидел что-то другое.

– Я тоже люблю своих сестёр и часто целую их, – ответил принц.

– Вот и я иногда это делаю…

– Насчёт Тилбери я вас понял. А откуда он взял эти фото?

– Он не сказал, но я так понимаю, что он следил за ней, без всякого разрешения властей. Это нарушение закона о свободе личности. Я, пожалуй, подам на него в суд.

– Не торопитесь, зачем так горячиться, – немного обеспокоенно сказал шейх, поскольку сам занимался тем же и ему абсолютно не хотелось скандала с его именем.

– Вы советуете пока ничего не предпринимать?

– Да, пока, я думаю, так будет лучше… А ваша сестра не собирается приехать на аукцион?

– Она очень хочет. Постараюсь вырвать её на денёк из рук любящей тётушки.

– Буду очень рад увидеть вас и вашу сестру. Ну что же, до встречи.

– Всего доброго, – ответил Меньшов, подумав, что желание шейха его увидеть после просмотра фотографий может полностью пропасть. Было понятно, что Тилбери идёт к принцу с целью испортить отношения между ними и вызвать недоверие. Но зато теперь Алекс чувствовал, что сделал всё что мог.

Покатавшись ещё около часа по городу, он решил зайти во французский ресторанчик перекусить. Трио музыкантов исполняло известные французские мелодии разных лет. Сидя за столиком, ему казалось, будто он снова во Франции. Официант принёс заказанные блюда.

«Здесь уютно, – подумал Алекс, – надо будет Лёлю сюда сводить. Ей должно понравиться… Как они там?» Молодой человек посмотрел на телефон. У него и у всех членов его команды были трёхсимочные телефоны. Сегодня для связи они стали пользоваться вторыми симками. Но всё равно, лишний раз звонить он не хотел. Не спеша поужинав, Алекс снова заглянул в сотовый. Время шло, но звонка всё не было. Наконец раздался сигнал вызова.

– Да, – сказал Меньшов, взяв трубку.

– Старшой, мы на месте, – услышал он голос Стаса.

– Хорошо. Вы в доме?

– Да. Я занёс вещи. Сейчас поеду обратно.

– Давай. Как доехали?

– С Лёлей всё хорошо и с остальными тоже.

– Очень рад. Как тетя Джейн? Приняла как подобает?

– Тетя Джейн передаёт тебе привет. Всё в порядке.

– Хорошо. Подъезжай к ресторану «Le Gavroche» на 43 Upper Brook St., я буду здесь.

– Понял.

Алекс закончил разговор и заказал десерт. Времени было ещё предостаточно. Созвонившись с Владиславом Константиновичем, он обрисовал ситуацию.

– Теперь не только ты, но и девушка может оказаться под ударом, – сказал Лопатин.

– Я стараюсь её вывести из игры.

– Стараюсь… – недовольно произнёс Владислав Константинович, – как думаешь, что будет делать Тилбери?

– Не знаю, наверно, будет пытаться найти колье. Хотя мне бы хотелось, чтобы он спокойно спал.

– Шутишь ещё, шутник. Когда приедет Стас?

– Часа через два.

– Один в дом не ходи.

– Я так же думаю. Сижу в ресторанчике, Стаса жду.

– Удачи тебе, мой мальчик. Звони, если что, можно и ночью. И не забывай про посольство.

Поговорив с начальством, Алекс сосредоточился на мясных блюдах. Сильно объедаться не стоило, не исключена была возможность ночных разборок с физическими нагрузками. Наконец он налил себе чай. Ему нравилось, что гости за другими столиками тоже проводят тут весь вечер, значит, на него никто не обратит внимание. Около девяти позвонил Конев и сказал, что подъехал. Встретив его при входе, Меньшов провёл Стаса к столику.

– Есть будешь? – спросил Алекс.

– А ты как думаешь? – весело ответил Стас вопросом на вопрос.

– Думаю, что нет, – пошутил в ответ Меньшов.

– Как?! Я же не ел… Буду, конечно.

– Что ты говоришь? – будто удивившись, спросил Алекс.

Подозвав официанта, молодые люди сделали заказ и стали ждать, когда его принесут.

Глава 28. Знакомство с тётей

Лёлька с Зиной оглядывали своё новое жилище. Тётя Джейн, как называл её Алекс, приняла их очень приветливо, несмотря на то, что сначала спутала Смирнову с молодым человеком и была удивлена, когда поняла по её голосу, что это девушка. Сказав что-то вроде: «Эту современную молодежь не поймёшь», предложила всем проходить. При более близком знакомстве она оказалась очень приятной седовласой интеллигентной дамой, к тому же, судя по особняку, довольно состоятельной.

С виду дом не выглядел большим, но войдя в него, любой понимал, что находится в родовом гнезде английской аристократии. Видимо, верхняя часть дома, некогда представляющая красивые башенки, теперь была перестроена на современный манер. Дом имел два этажа, но основная жизнь кипела на первом. Там располагались комнаты для гостей, столовая, гостиная, бильярдная, бассейн, терраса, зимний сад с колоннадой, кухня и помещения для прислуги. Впрочем, прислуги было немного: горничная, кухарка, садовник и шофёр. На втором этаже кроме апартаментов хозяйки и трофейного зала, представлявшего собой нечто вроде музея родовых ценностей и картин, хотя картины были развешаны по всему дому, находилась комната для особо дорогих гостей. В настоящий момент там гостил племянник тетушки Джейн – Игорь. Она его называла на английский манер – Джорджем. Мать Игоря – Элизабет приходилась родной сестрой тёте Джейн. В прошлом вся родня восстала против брака молодой аристократки с отцом Игоря, который служил тогда в российском посольстве в Англии. Но время шло, и всё постепенно было забыто. Сестры возобновили общение, и племянник часто бывал у неё, постепенно став её любимцем. Всё это Лёлька узнала, поговорив с горничной – Дэзи, которая уже давно служила в этом доме.

В свою очередь Смирнова встречала Игоря два раза в России, но мельком. Он гостил у Алекса, поскольку приходился ему двоюродным братом. Мать Меньшова и отец Игоря были родные брат и сестра. Разобравшись с родственными связями, Лёля пришла к выводу, что тётя Джейн всё же является дальней родственницей Алексу.

Но вернёмся к дому тетушки. Кроме двух этажей в середине особняка располагался розарий. С заднего двора к дому примыкал небольшой парк, фруктовый сад с беседкой и теннисный корт, поскольку Джордж любил играть в большой теннис.

Горничной, которая просветила Лёльку, на вид было не более 37 лет. Беседуя, она провела девушек в их комнату. Затем, предложив располагаться, вышла. На двух уютных диванчиках, стоящих напротив друг друга, было застелено свежее бельё. Шкаф, кресло, небольшой столик, на котором стояла ваза с белыми орхидеями и большое зеркало, составляли мебель комнаты. Стены, тонкий тюль и портьеры были выполнены в бежево-розовой гамме и создавали ощущение райского уголка.

– Потрясно… – сказала Зинка, – я в душ.

– Давай, а я пока вещи разберу, – ответила Лёля.

– Кстати, – крикнула Зинка из ванны, – старая леди сказала, что ужин в семь и если у нас есть во что переодеться, то стоит это сделать.

Смирнова сняла мужскую куртку с кепкой и, распустив волосы, сразу преобразилась. Затем, собрав их в узел, стала выкладывать вещи. Подумав про ужин, она выбрала белую блузку, отделанную красивым кружевом, и модные джинсы.

– Надеюсь, мои джинсы не шокируют тётушку, – сказала себе девушка.

Зинка тем временем распевала русский хит сезона. Полянская чувствовала себя превосходно.

Соломона Феликсовича заселили рядом. В его комнате стояли шкаф, стол и две тахты, очевидно, для него и одного из компаньонов. Было похоже на номер в богатой гостинице со старинными портретами. К комнате примыкал шикарный санузел.

– Да уж, – сказал себе ювелир, осмотрев всё, – нам с тобой, Сонэчка, такой санузел даже не снился. Он один стоит больше, чем вся наша квартира, а ты знаешь, я не экономлю на комфорте.

Около 7 вечера в комнаты к гостям постучала горничная и попросила всех пройти на ужин в столовую. Лёлька с Зиной и Соломон Феликсович, сев на предназначенные для них места, чувствовали себя не очень уютно без Алекса и Стаса. За столом уже сидели хозяйка дома и её племянник.

– Прошу не стесняться, у нас всё запросто, – доброжелательно улыбнувшись, сказала тётя Джейн.

Благодаря её радушию все почувствовали себя свободней и приступили к еде. Поужинав, прошли в гостиную. Чай подавали там. Теперь тётя начала расспрашивать своих гостей, кто они, откуда и чем занимаются. Она испытала к Соломону Феликсовичу неподдельный интерес, узнав, что он ювелир. Некоторое время они говорили о драгоценных камнях и о реликвиях династий. Она даже захотела показать ему фамильную диадему. Затем, поговорив с Зиной и выяснив, что она инженер по техническим системам, сказала племяннику с улыбкой:

– Вот видишь, какими вещами занимаются современные девушки. Как им удаётся быть такими симпатичными и такими умными?

Во время разговора Полянская немного затруднялась подобрать нужные слова, и Лёлька помогала ей выразить мысль по-английски. Хотя Зина говорила не так уж плохо.

– А вас как зовут? – обратилась тетушка к Смирновой.

– Лёля или, если вам удобней, Элен.

– Я буду называть вас Лолиа. Чем вы занимаетесь?

– Я программист, – ответила Лёлька и мило улыбнулась.

– С этими компьютерами все с ума по сходили, – сказала тётушка, – не понимаю, как такая красивая девушка может быть программистом. Нет, вы должны быть не иначе как переводчицей. Вы так хорошо говорите по-английски. Кто-то из ваших родителей англичанин?

– Нет.

– Но вы говорите без акцента… – Тётушка оглядела её и высказала своё мнение: – Теперь вы выглядите хорошо, я бы даже сказала, как леди. А что за наряд был на вас, когда вы приехали?

– Алекс попросил меня так одеться.

– Ох уж этот Алекс, у него всегда какие-то тайны. Фантазёр, несмотря на то, что очаровательнейший молодой человек. Хотя до Джорджа ему далеко.

Её племянник и правда был очень красив. Он даже как-то, после долгих уговоров и за большие деньги, согласился сняться в рекламном клипе. Но, по мнению Смирновой, Алекс превосходил его во многих отношениях. Сейчас Игорь заинтересованно оглядывал девушек. Зинка заметила его внимание и ответила улыбкой.

Лёля кое-что слышала от Алекса о его двоюродном брате, и у неё сложилось впечатление, что он хоть и весьма хорошо образован и воспитан, но и весьма легкомыслен. В свои 29 лет он даже не помышлял о женитьбе. Казаров, такова была фамилия Игоря, служил в российском посольстве в Лондоне и вёл небольшой бизнес, имея несколько ресторанов.

– Тётушка как всегда преувеличивает, – сказал он, осияв всех довольной улыбкой и продолжил, обращаясь к Лёле, – кстати, об Алексе. Где он?

Они говорили по-английски.

– Он остался в Лондоне, – ответила девушка.

– И надолго он в Лондоне?

– Он не сказал.

– Как он вообще?

– Когда мы его сегодня видели, с ним было всё хорошо.

– А вы приехали как туристы? Посмотреть Лондон? – продолжал расспрашивать её молодой человек.

– Да, как туристы. Посмотреть Англию. В агентстве к нам прикрепили Алекса как главного сопровождающего и гида. И должна сказать, мы не прогадали, он полностью организовал наше пребывание в Англии и сделал наш отдых интересным и комфортным. К тому же он ходячая энциклопедия.

– Да, он очень начитан, – согласилась тётушка, – приятно, что вы такого хорошего мнения о моём двоюродном племяннике.

Все удивились такой новости, кроме Смирновой.

– А вы его знали до поездки? – поинтересовался Игорь у Лёли.

Ей стало понятно, что он её совсем не помнит. Последний раз она его видела лет 7 назад. Надо сказать, что за это время он изменился, вероятно, и она тоже.

 

– Да, немного, – ответила она.

– Он приехал неделю назад, – продолжил он, – и до сих пор не позвонил мне. А тут тётя сказала, что он собирается к ней, я приезжаю, а его опять нет. Он чем-то занят?

– Не знаю, он нам ничего не говорил, – ответила Лёлька. – Зато сколько мы успели узнать и посмотреть.

– Где же вы побывали? – весьма равнодушно спросил Игорь.

– Парк Хэмпстед-Хит, несколько дворцов… Да и сам район Хэмпстед – реликвия… Теперь он обещал показать нам Бат.

– Да, Бат стоит посмотреть, – поддержала тетушка. – Он сказал мне, что приедет со знакомыми и покажет им все красоты этого замечательного места, но не приехал. И что теперь? …Надеюсь, он всё же появится, шалопай. Ещё он попросил меня гостей никуда не пускать за пределы особняка и парка… Ну… при моём высоком заборе это несложно.

– Это становится интересным, – с улыбкой сказал Игорь. – Что же такого особенного в наших гостях, что их следует прятать? У него как всегда тайны и странности.

– Он чувствует ответственность за нас, поэтому, возможно, боится, что мы без него заблудимся в незнакомом месте, – предположила Лёля.

– Но раз он так просил, то лучше нам так и сделать, – вступила в разговор Зина.

– Да, – поддержал её Соломон Феликсович, – человек он здравомыслящий, вероятно, для нас так лучше. И потом, мне пока совсем не хочется отсюда выходить. Прекрасное общество, прекрасный дом, что может быть лучше?

– Спасибо, – поблагодарила тётушка, улыбнувшись, справедливо приняв комплимент на свой счёт, – вы очень добры. А не сыграть ли нам в карты? – предложила она.

Лёлька отказалась участвовать, а все остальные начали игру. Сыграв раза четыре, хозяйка села за рояль и исполнила несколько известных мелодий. Затем леди Джейн спросила, хочет ли кто-нибудь помузицировать на фортепиано или спеть. Лёля промолчала, но Соломон Феликсович сказал, что слышал, что Лёля Михайловна неплохо поёт. Все попросили её что-нибудь исполнить. Отказываться было некрасиво, и она согласилась.

– Джордж, – обратилась к племяннику тётушка, – настрой аппаратуру и фонограмму для Лолии.

Но Смирнова сказала, что если леди Джейн ей подыграет, то аппаратура ей не нужна. Она спела одну английскую песню. Все присутствующие выразили восхищение её голосом и исполнением. Ей пришлось спеть ещё три произведения, одно из них из известного американского фильма. Песня была действительно замечательная, но подразумевала двух исполнителей – мужчину и женщину. Игорь любезно предложил помочь ей, и они спели дуэтом. Как оказалось, он довольно неплохо пел.

– Лолиа, вы где-то учились вокалу? – спросила тётя.

– Да, – ответила девушка, – я занималась в музыкальной студии.

Затем ювелир и хозяйка дома повели разговор об истории Англии. Тётушка с упоением рассказывала о Бате. Она любила этот город, здесь прошла большая часть её жизни.

По её словам, Бат возник как аббатство. В 973 году здесь был венчан на царство Эдгар, первый король объединённой Англии. Норманны перестроили и расширили аббатство, которое до 1206 года оставалось резиденцией епископа Уэльского. Вековое соперничество Бата и Уэлса не расстроило местной экономики, которая основывалась на торговле шерстью и тканями.

В 1775 году, когда в Бате были открыты следы римских терм (впоследствии музеефицированные), он уже был фешенебельным курортом. Тогда в город зачастили лондонские денди во главе с «королём щёголей» Ричардом Нэшем. Бат был обращён в витрину входившего тогда в моду паладианства, а крупнейший мастер этого направления – Роберт Адам – спроектировал элегантный мост Палтни через реку Эйвон.

Каждое лето на протяжении второй половины XVIII и большей части XIX века Бат служил неофициальной столицей британской общественной жизни, поскольку именно сюда перемещались аристократия и знаменитости. Повседневная жизнь обитателей Бата живо описана в романах многих писателей – Смоллетта, Чарльза Диккенса, пьесах Шеридана и т.д. В Бате происходит действие двух романов Джейн Остин – «Нортенгерское аббатство», «Доводы рассудка».

Теперь гости знали достаточно много о месте, в котором находились. Пока тётушка говорила, Игорь пытался побеседовать со Смирновой, но она отвечала ему односложно. Через некоторое время Лёля заметила, что Зина и Игорь обмениваются улыбками и взглядами. Тётушка предложила гостям посетить трофейный зал на втором этаже. Когда все были там, она начала рассказывать об отдельных предметах её музея, кому и когда они принадлежали, немного о своей родословной, потом о постройке своего дома. Изначально он был замком. И, наконец, о наиболее выдающихся предках – там встречались графы, бароны и даже герцоги. Соломон Феликсович живо интересовался всем, о чём она говорила, более благодарного слушателя и занимательного собеседника вряд ли можно было найти.

Смирновой сначала было интересно, но потом её мысли всё больше стал занимать Алекс. Думая о нём, она невольно погрузилась в себя и не сразу заметила, что к ней обращается Игорь. Только когда он повторил свою фразу второй раз, она ответила на неё.

– Мне кажется, вы скучаете, – сказал Игорь, – предлагаю пойти прогуляться по саду. Я покажу вам с Зиной наш парк, корт и беседку.

– Нет, спасибо, мне что-то не хочется, может, в другой раз. А есть ли здесь бассейн?

– Да. Вы хотите туда сходить?

– Да, хотелось бы, если это возможно.

– Никаких проблем. Вам показать, где он находится?

– Нет, не задерживайтесь из-за меня, идите, гуляйте с Зиной. Я попрошу кого-нибудь показать мне попозже, так как обещала Соломону Феликсовичу запечатлеть его с леди Джейн на память… возможно, с диадемой, – сказав это, Лёлька улыбнулась своей нежной, озорной улыбкой.

– Хорошо, – пристально глядя на неё, сказал Игорь, – мы тоже потом придём поплавать. Тётя Джейн… – обратился он к пожилой леди, – бассейн готов? А то Лёля хочет пойти искупаться.

– О да, дорогой, конечно, она может сходить, – ответила тётушка, – сейчас я только скажу Дэзи, чтобы дала Лолии банный халат и необходимые принадлежности. Купальник у вас с собой? – спросила она теперь у Смирновой.

Девушка утвердительно кивнула.

– Замечательно, – продолжила леди Джейн и, нажав на кнопку, находящуюся в комнате, сказала: – Дэзи, наша гостья Лолиа хочет сходить в бассейн. Принеси ей всё что нужно…

– Хорошо, мадам. – ответила горничная через микрофон.

Затем тетушка снова нажала на кнопку и обратилась к Смирновой: – Потом можете ходить туда, когда захотите.

– Спасибо, – поблагодарила её Лёлька.

– Тётя, мы с Зиной прогуляемся, и я покажу ей сад и парк, – оповестил Игорь хозяйку дома.

– Идите-идите, – ответила она и продолжила разговор с ювелиром.

Через некоторое время Смирнова сфотографировала леди Джейн и Соломона Феликсовича с разных ракурсов и отправилась к себе в комнату. Лёля взяла свой сотовый и, увидев, что звонков от Алекса не было, подумала: «Наверно, очень занят. Но так хочется, чтобы позвонил… Только бы всё было хорошо». Затем она переоделась и отправилась в бассейн.

Рейтинг@Mail.ru