Простое дело с жемчужиной. Часть 2

Мария Никитина
Простое дело с жемчужиной. Часть 2

Глава 25. Умная девочка

– Славный человек, – сказала Лёля про иорданца, когда они выезжали со двора.

– Все они славные, – ответил Алекс, – но лучше с ними ничего не делить… Мне показалось или вы с шейхом обменялись номерами телефонов?

– Нет, тебе не показалось. Он предложил мне принять участие во всемирном вокальном конкурсе и гала-концерте, который состоится через два месяца в Абуди. Я хочу принять участие. Он обещает помочь с подготовкой.

– Ты не боишься туда ехать? Там его территория.

– Ты ведь поедешь со мной. А иначе я не поеду.

– Боюсь, что один я мало что смогу сделать.

– Тогда поедем всей командой, может, Стас, Зина и Соломон Феликсович согласятся поехать с нами?

– Прежде чем что-то решать, надо всё как следует обдумать. Давай пока отложим этот вопрос недели на две. А сейчас лучше переключись на другую симку и не звони ему.

– Хорошо.

– Кстати, – сказал Меньшов, – кажется, шейх околдовал тебя рассказом об исследованиях в океане… или нет?..

– Почти… Ему это почти удалось, мистер Бейкер, тем более, что мне всё это интересно. Но ему помешала одна значительная деталь… о которой он не знает.

– Какая же, мисс Бейкер?

– Я люблю другого…

– Да?! И кого же?.. Как брат я имею право знать, – Алекс взглянул на неё и улыбнулся, играя в её игру.

Помолчав немного, она ответила:

– Как брат имеешь…

Снова наступила небольшая пауза.

– И… – Меньшов ожидающе посмотрел на неё.

– Страшно сказать, мистер Бейкер, но …я люблю вас, – Лёлька, чуть смутившись, скользнула по нему взглядом.

Глаза его радостно засветились.

– Как же с вами могло такое произойти? – спросил он.

– Сама не знаю…

Он потянулся, чтобы обнять девушку.

– Давай не здесь, – сказала она, – ты говорил, что, возможно, за нами наблюдают.

– Да, ты права.

Они подъехали к дому. Выйдя из машины, Меньшов как обычно подал ей руку, и молодые люди прошествовали в дом. Едва затворив за собой дверь и оказавшись в небольшой прихожей, Алекс обнял её и тихо спросил:

– Я плохо расслышал, кого вы любите?

– Вас, мистер Бейкер, – повторила Лёлька.

– Я не мистер Бейкер, – прошептал он.

– Я всё равно вас люблю.

Он поцеловал девушку и сказал:

– Нет, больше никаких дел с твоим участием, я не намерен терпеть, что кто-то трогает тебя, берёт за руку, обнимает за плечи.

– И пытается поцеловать… – продолжила девушка.

– И тем более пытается поцеловать.

– Да, – согласилась с ним Лёлька, – больше никаких дел и для тебя… никаких Мари, Кэтрин и многих других и никаких знакомств. Только я…

– Да… Только этого я и хочу… – и он снова поцеловал её долгим поцелуем.

– Но если бы ты представил меня не как свою сестру, а как жену, то, возможно, они бы так себя не вели.

– Трудно сказать, не знаю…

– И ты правда бросишь этим заниматься?

– Раз ты этого хочешь, то конечно… – тихо сказал он, целуя её. Затем подхватил на руки и понёс на 2-й этаж.

Лёлька, глядя ему в глаза, весело сказала, явно играя:

– Ух, здорово-то как! С ветерком! Как я раньше не догадалась, чтобы ты меня всё время на руках носил на 2-й этаж, лифта ведь здесь нет. А быстрее можешь? – А затем стала громко скандировать: – Быстрей, быстрей!

– Ты можешь не так громко, – попросил Алекс, уже чувствуя подвох.

На её крики из своей комнаты вышел сначала Соломон Феликсович, потом Зинка высунула в коридор голову.

– Лёленька, что случилось? Вы кричали? – спросил ювелир.

– Я подбадривала Александра Дмитриевича, чтобы ему было веселее меня нести.

– Я не скучал, – ответил Меньшов и поставил её на пол рядом с её комнатой.

– Всё, мы у цели, – сказала Лёлька.

– Ты уверена? – спросил он. – По-моему, цель дальше… – и Алекс указал на дверь в её комнату.

– Как дела с жемчужиной? Всё удачно? – спросил ювелир.

– Да, всё получилось, как задумывали, – ответил Алекс, – и во многом благодаря вам… спасибо… Не знаете, где Стас?

– Скорее всего внизу, в гостиной, – ответил пожилой компаньон.

– Надо с ним переговорить… – сказал Меньшов.

– Александр Дмитриевич, заходил мистер Тилбери, – оповестил ювелир, – но узнав, что вас нет дома, обещал прийти позже.

– А что он хотел, не сказал?

– Нет.

Зинка, увидев, что шоу закончилось, нырнула к себе и закрыла за собой дверь.

– Пойду вниз, посмотрю, не появилась ли управляющая, она как раз сегодня обещала прийти убираться, – изрёк Соломон Феликсович и не спеша удалился.

Алекс снова обратил внимание на Лёльку и насмешливо сказал:

– Я вижу, Лёля Михайловна, что вы хотите, как можно скорее уехать в Бат.

– С чего это вы взяли, Александр Дмитриевич?

– Наши с вами цели подъёма на 2-й этаж расходятся.

– А какая ваша цель?

– Охранять ваш сон.

– Сейчас?.. Но я ещё не собираюсь спать.

– Не может быть, чтобы вам совсем не хотелось…

Лёлька засмеялась.

– Хотя, если вам не хочется спать, – продолжил он, – то думаю, самое время начать собираться в Бат.

– Ну, Алекс, не будь таким…

– Каким? – он сделал вид, что не понимает её.

– Ты ведь знаешь, я не хочу уезжать…

– Ну и…

– И… – она сделала озадаченный вид, потом с недоумением посмотрела на него и спросила: – Что и?

– Попробуй переубедить меня.

– Думаю, ты всё уже решил и тебя никому не переубедить.

Он улыбнулся и, покачав с небольшим сожалением головой, добавил:

– Что же ты такая догадливая…

– …Ладно, проходи… – сказала девушка, и они зашли к ней в комнату. – Можешь меня поразвлекать рассказами, пока я буду собирать вещи.

– У тебя есть ещё часа 2–3, можешь сильно не торопиться.

– Лучше собраться сразу, а то с тобой всё спонтанно. Выходит, я не ошиблась, что ты меня решил побыстрее отправить.

– Лёлик, мне очень не хочется этого делать… Но ты ведь умная девочка и понимаешь, что так надо.

– Не знаю, с чем мне согласиться, – с улыбкой сказала она, – с тем, что я понимаю… или с тем, что я умная… или нет, с тем, что тебе не хочется этого делать…

Лёлька подошла к трельяжу и, посмотрев на себя в зеркало, сняла юсуповское колье. Затем положила его на столик. Алекс сидел на кресле, стоящем рядом, и наблюдал за ней глубоким нежным взглядом. Девушка ответила ему ласковой улыбкой.

– Ты сейчас заберёшь колье? – негромко спросила она.

– Попозже… немного… – ответил он, продолжая смотреть на неё.

Она сняла серьги, потом стала расстёгивать удлинённый жилет от костюма с огромным количеством ажурных пуговичек.

– Всегда хотел научиться расстёгивать такие пуговицы, – сказал Алекс, встав с кресла.

– Попробуй, тебе представилась такая возможность, только помни… – она с улыбкой посмотрела ему в глаза, – внимание на пуговицы.

– Не сомневайся, – сказал он.

В итоге ему удалось расстегнуть штук 5.

– Это же мучение расстёгивать и застёгивать такое количество таких маленьких пуговиц, – сказал молодой человек.

В дверь кто-то постучал.

– Войдите, – сказал Алекс и, отойдя от Лёльки, направился к двери.

Соломон Феликсович приоткрыл дверь и сказал:

– Александр Дмитриевич, приехал мистер Тилбери. Он хочет видеть вас и Лёлю Михайловну.

– Скажите ему, что я приду минут через 5. Предложите ему кофе. Да и вот ещё что… я сейчас отдам вам колье с юсуповской жемчужиной, вы его упакуйте в свои вещи. Хочу вам также сообщить, что вы с Зиной уезжаете сегодня… через 2 часа, предупредите её.

– Куда уезжаем? – удивлённо спросил ювелир.

– Когда гость уйдёт, всё объясню, а сейчас пойдёмте, я возьму коробку для драгоценностей, – Алекс взял в руки колье, и они вышли.

Лёля достала из шкафа чемодан и водрузила его на кровать. Решив не расстёгивать остальные пуговицы жакета, она сняла его через голову и положила рядом с чемоданом. Заслонившись дверцей шкафа, она начала переодевать все остальное. Дверь в комнату открылась, и зашёл Алекс.

– Лёль, ты где? – спросил он, не увидев её.

– Тебя стучать не учили? – ответила она из-за дверцы.

– А, ты здесь, – обрадовался молодой человек. – Мне сейчас придётся уйти… но ты не расстраивайся, костюм я тебе расстегну в следующий раз.

В этот момент он увидел голубой жилет, лежащий на кровати. Удивлению Меньшова не было предела.

– Как?! Ты его не расстёгиваешь? – Его реакция показалась Лёльке смешной, но он возмущённо добавил: – Что же я тогда так мучился?

– Так ты же хотел поучиться расстёгивать такие пуговицы, вот я тебе и предоставила возможность. Я думала, тебя интересует процесс, – она продолжала говорить из-за дверцы.

– Смирнова, разве кого-то может интересовать длительный процесс расстёгивания 25 неудобных маленьких скользких пуговиц! Вот даже ты их не расстёгиваешь и не застёгиваешь.

– Зачем расстёгивать всё, если можно снять, расстегнув несколько штук, – возразила девушка.

– Но ты ведь мне об этом не сказала.

– А ты не спрашивал, – весело ответила она.

Ему очень захотелось заглянуть за импровизированную ширму. Он слегка отодвинул дверцу. Лёлька стояла в нижнем белье и натягивала на ноги джинсы. Увидев его, она остановилась.

– Алекс!

– Прости, дорогая… ты прекрасна… Я ухожу, но и ты тоже долго не задерживайся, Тилбери ждёт.

Когда он вышел, Лёлька села на кровать и чему-то улыбнулась.

– Нахальный тип… – негромко произнесла она, но в памяти всплыли его нежные, полные любви взгляды и слова восхищения, которые порой он говорил ей. – И всё же я очень люблю его, – сказала девушка сама себе, словно подводя итог своим размышлениям.

Одевшись и собрав чемодан, она спустилась в гостиную.

Глава 26. Визит Тилбери

Алекс приветствовал гостя.

– Простите, что немного задержался, дела, знаете ли…

 

– Да, бизнес отнимает много времени, – поддержал разговор Тилбери. – Я сегодня уже заходил, но не застал дома ни вас, ни вашу сестру.

– Мы ездили по делам. Элен очень захотелось купить себе костюм, как у её подруги. Вы ведь знаете женщин, – произнёс он с улыбкой.

Гость понимающе кивнул.

– А потом мы повидались с господином аль-Халидом и господином Рамдухом.

– Да?! – заинтересованно сказал американец.

– Может, ещё кофе? – предложил Меньшов.

– Да, буду признателен.

– По коньячку? – хозяин чуть приподнял графин с содержимым.

– Не откажусь, – ответил Майкл.

Налив себе и гостю кофе и выпив по рюмке коньяка, они продолжили разговор.

– Так вы говорите, виделись с господином Рамдухом?

– Да, он любезно пригласил нас разделить с ним второй завтрак.

– И как у него дела? Нет ли каких новостей о жемчужине?

– Господин Рамдух известил нас, что у него всё хорошо и что он будет участвовать в аукционе.

Алекс подал американцу коктейль.

– Очень рад за него, – сказал Тилбери, отпив из бокала, – выходит, он выставит колье с юсуповской жемчужиной?

– Не исключено. Общественность в основном не в курсе, какая именно жемчужина будет выставлена на аукцион, и тем более не в курсе, что произошла подмена. Вполне возможно, он попытается продать то, что есть.

– А меня очень интересует, куда же делось настоящее колье.

– Ну это надо спросить у того, кто его украл у Рамдуха в доме.

– Или у того, кто подменил его на банкете, – сказал Тилбери, пристально глядя на Алекса.

– Я не понимаю, почему вы решили, что на банкете его кто-то подменил? – Меньшов налил ещё коньяка, и они с гостем закурили сигары.

– Я умею складывать два плюс два, – говоря это, Тилбери внимательно наблюдал за Алексом, – более того, я знаю, что Элен вам вовсе не сестра. Вы ведь понимаете, что расскажи я кому-нибудь об этом, то многие задумаются, зачем вы представили её сестрой. Вероятно, вы вообще выдаёте себя за других людей, и всё это было сделано с целью подмены колье. Более того, у меня есть сведения, что вы наблюдали за домом Рамдуха.

Алекс сидел напротив него и спокойно потягивал сигару.

– Почему вы молчите? – спросил Майкл.

– Я слушаю вас и удивляюсь. Всё это сплошная фантазия, начиная с Элен и заканчивая колье. А вот я имею веские основания думать, что колье из дома Рамдуха похищено не без вашего участия, тем более, что за домом иорданца вы тоже следили.

– Скажите ещё, что это сделал я, – рассмеялся Тилбери.

– Нет, не вы сами, а некто Джон Гарсия, под вашим руководством. Возможно, был ещё сообщник из охраны.

– Это бездоказательно.

– При желании это можно доказать, конечно, приложив некоторые усилия.

– Прикладывайте, если вам охота, а вот у меня есть кое-что интересное.

Американец достал несколько фотографий и положил перед Алексом.

– Посмотрите на эти фото, я отдал за них кругленькую сумму… Как думаете, они понравятся аль-Халиду? – Тилбери ехидно улыбнулся. – И после этого вы будете утверждать, что эта девушка – ваша сестра?

На фото был запечатлён их поцелуй в парке, причём с разных сторон. Меньшов теперь очень сожалел о своей неосмотрительности, но фото ему понравились.

– Ну и что? – сказал он, – это просто братский поцелуй и вовсе не говорит о том, что она мне не сестра. Она мне сводная сестра. Мой отец женился на её матери, когда ей было 5 лет.

– Но вы не говорили, что она вам сводная сестра.

– А зачем бы я рассказывал об этом?

– На братский поцелуй это не похоже.

– Почему же?

– Этот, судя по количеству фото, длился с минуту.

– Просто у кого-то фотоаппарат быстро нащёлкал фотки за одну секунду.

Американец не успел ответить, в гостиную вошла Лёлька.

– О, Элен, – произнёс Майкл и, поднявшись ей навстречу, галантно поцеловал руку, – несравненная Элен.

– Элен, мистер Тилбери только что сказал мне, что мы, возможно, выдаём себя за других и что ты вовсе не моя сестра, – предупредил её Меньшов.

– Ой, как интересно! А кто же я, дорогой Майкл? – сказала она, включив на полную мощь своё обаяние.

Американец, глядя на неё, стал таять как воск. Её глаза и улыбка излучали такую нежность и свет жизни, что он ощутил подобно Алексу, что любые горы и препятствия становятся по плечу. Лёлька от природы обладала даром давать силы и уверенность в себе людям, а в особенности мужчинам. Ведь порой добрый, нежный взгляд и доброе слово значат больше, чем миллионы банкнот. У Тилбери теперь было, как ему казалось, и то, и другое.

– Я всю жизнь думала, что я сестра Алекса, а вы вносите новую струю в мою жизнь. Расскажите, мне очень интересно, – продолжала Лёлька, но тут взгляд её упал на фото, лежащие на столике. Она рассерженно сдвинула брови. – А это ещё что такое?! Кто посмел сделать такие фото?

Тилбери был не совсем уверен в том, что они не брат с сестрой, но будучи сам изрядным мошенником, восхитился тем, как уверенно она держится. Прибавив к этому её обаяние, он подумал, что она могла бы стать неплохой подружкой для него.

В ответ на её гневный вопрос Тилбери сказал, что эти фотографии дал ему человек, которого послал шейх, и что принц не знает о них.

– Да, но зачем он следил за мной?

– Этого я не знаю, но эти фото указывают на отношения, существующие между вами и Алексом.

– Какие отношения могут у меня быть с братом? – возмутилась она.

– Дорогая, – вставил слово Меньшов, чтобы она не взболтнула что-нибудь лишнее, – объясни мистеру Тилбери, что это был всего лишь братский поцелуй. Мой отец женился на её матери, когда Элен было 5 лет, и вырастил её как родную дочь. Мы с ней как родные брат и сестра.

Лёлька сразу поняла ситуацию.

– Да, безусловно, он мне как родной брат.

– Но как вы тогда объясните эти фото? – Тилбери ждал ответа.

– Как? – переспросила она.

– Как? – спросил Алекс, с интересом наблюдая, как она будет выпутываться.

– Как? – снова повторила она и независимо тряхнула головой. – Да очень просто. Он, как и многие братья, пошутил со мной. По мне, так это был плохой розыгрыш. Алекс сказал мне, что если я закрою глаза, и он меня поцелует, то я увижу другой мир, у меня откроется третий глаз, и я буду читать мысли других людей и предсказывать будущее. Но вы понимаете, – возмущённо продолжила девушка, – ничего не произошло! Сколько я ни стараюсь, не могу прочитать мысли других людей.

«И всё же она туповата», – подумал американец. Но вслух сказал:

– Поверьте, Элен, для того чтобы открылся третий глаз, надо сделать что-то другое.

– Что же? – разыгрывая наивность, спросила она.

– Возможно, поможет, если мы как-нибудь вечером сходим с вами в казино, там можно поиграть в рулетку. Вот где может пробудиться ваш дар.

– Да, может быть, – согласилась с ним девушка.

Время шло, а гость всё не уходил. Алексу надо было обсудить отъезд с остальными членами команды. Он извинился и сказал, что вернётся минут через 10.

Без Меньшова американец почувствовал себя свободнее. Лёлька продолжала разыгрывать туповатую наивность. Тилбери, обсуждая с ней открытие третьего глаза и спиритические сеансы, а также привидений, как бы невзначай придвинулся к девушке. Смирновой это не понравилось.

– По-моему, вы слишком приблизились к полю моей ауры, – сказала она, – это может помешать открытию моих сверхспособностей. Мой учитель говорил, что в моё поле могут входить только доверенные.

– И как же стать доверенным?

– Этого он не сказал. Он сообщил мне только, что он доверенный.

– А ваш брат – доверенный? – спросил Тилбери в полной уверенности, что у девчонки мозги совсем набекрень.

– Да, конечно, разумеется, – широко открыв глаза, сказала Лёлька, – он же мой брат.

– А-а, – понимающе протянул Майкл.

Лёлька чувствовала, что большей ахинеи она в жизни не несла, но приходилось продолжать. Взгляд американца стал приторно ласковым.

– Элен, я ведь могу стать доверенным?

– Безусловно. Друзья могут стать доверенными, – согласилась она.

– Что же для этого надо сделать?

– Я не знаю, нужно спросить у учителя. Я звоню ему каждый четверг. Теперь только на следующей неделе.

– Слишком долго ждать. Вы ведь скоро уедете из Англии?

Лёля неопределённо пожала плечами.

– Возможно, – ответила она.

– Жаль. Я бы хотел вас ещё увидеть. Как насчёт сегодняшнего вечера? Давайте я заеду за вами, и мы сходим в ресторан с казино, – предложил Майкл.

Ответить она не успела, так как зашёл Меньшов и нарушил их тет-а-тет.

Лёлька сослалась на срочные дела и поднялась к себе.

– Вот о чём я хотел бы с вами поговорить, – начал американец, – насчёт того, что Элен – ваша сестра, допустим, я поверил, но это не делает вас непричастным к подмене подлинного колье, отдайте его мне.

– Насчёт меня вы ошибаетесь, я здесь ни при чём. Но если предположить, что кто-то поменял колье на банкете, то ваша уверенность в этом подтверждает то, что это вы украли колье из дома Рамдуха. Но я соглашусь молчать об этом, если вы оставите нас в покое.

– Я уже говорил вам, что это бездоказательно и я не боюсь. Я не оставлю вас в покое, пока вы не отдадите мне колье. Проанализировав весь банкет, я пришёл к выводу, что кроме вас это сделать никто не мог.

– А я вам ещё раз говорю, что колье у меня нет и в случае продолжения ваших претензий я извещу господина Рамдуха, кто украл у него подлинное колье.

– Ну и что Рамдух сделает? Да ничего. У него была подделка, и вы это прекрасно знаете.

– Я ничего об этом не знаю, более того, я уверен, что подлинник украли вы, и абсолютно не понимаю, чего вы хотите от меня.

– Алекс, мы оба деловые люди, давайте договоримся. Да, мне известно, что колье, взятое в доме у иорданца, всего лишь подделка, его осмотрел специалист, и он ошибиться не мог. Тогда сами подумайте, если Рамдух на банкет привёз настоящее, а после банкета в доме оказалась подделка, так где же его могли заменить?

– Я понимаю ход ваших размышлений, но и вы должны понять, что этого колье у меня нет.

– В доме нет, а может, в банке?

– Я советую спросить у господина Рамдуха о местонахождении колье. Думаю, он прольёт свет на интересующий вас предмет.

– Он что-то говорил об этом?

– Как мне показалось – да.

Тилбери допил кофе и стал прощаться.

– Хорошо, я навещу господина Рамдуха. Но если ничего не прояснится, то я вернусь и заставлю вас сказать, где оно, – последние слова американца вызвали недоумение у Меньшова.

– Надеюсь, вы не пытаетесь мне угрожать? – спросил он.

– Нет, пока предупреждаю… До встречи, возможно, скорой, – слегка небрежно попрощался Тилбери.

– Не торопитесь. Частые гости бывает утомляют, – ответил Меньшов.

Тилбери наконец ушёл. Молодой человек понимал сложность создавшегося положения. Конечно, он мог бы рассказать господину Рамдуху и арабскому шейху о своих подозрениях относительно Майкла Тилбери, но в ходе расследования могли всплыть нежелательные для Алекса факты. Такие, как наблюдение за домом иорданца или фото из парка, или ещё чего-нибудь… поэтому к этому стоило прибегнуть лишь в крайнем случае. Была ещё надежда, что всё как-то утрясётся, не отразившись на его группе и на нём самом.

Подойдя к оставленным Тилбери фотографиям, он хотел бросить их в камин, но потом собрал и сунул в нагрудный карман. Существовала опасность того, что американец покажет эти фото шейху, реакция принца будет непредсказуема. Обман с Лёлькой шейху точно не понравится.

Он, по обыкновению, подошёл к окну и, глядя вдаль, подумал: «Вероятно, принц захочет как-то отыграться. Как? Пока неизвестно. Обычно в похожих случаях всё заканчивается мордобоем. Думаю, Лёльку он вообще не тронет. Зачем ему проблемная девушка? Ведь, как я слышал, у него есть гарем. Там создана целая индустрия по ублажению шейхов и их гостей. Всё там крутится вокруг них. Существуют острова любви, куда привозят девушек с модельных агентств и эскорт-агентств, желающих подзаработать. Так что, надеюсь, он скоро потеряет к ней всякий интерес».

Рейтинг@Mail.ru