Потерянные во времени

Мария Карташева
Потерянные во времени

Глава 1

Вьюга накрыла белой шалью город, снег шатался между фонарей, что освещали ночные улицы, засыпа́л сугробами тротуары, маскировал дневную активность людей, а вокруг была тишина, и недвижимое спокойствие морозной ночи, которое нарушал только никем неслышимый плач.

– Да провались ты! – Эти слова до сих пор эхом отдавались в ушах у Ники.

И вместе с этим криком и хлопком двери, провалились десять лет совместной жизни, рухнул весь, годами выстраиваемый, мир.

Молодая женщина ничком лежала на кровати, прижавшись мокрой разгорячённой щекой к подушке. Она смотрела, как за окнами ровными рядами идёт снегопад, и сердце её, завернувшись в печаль, захлёбывалось от горя. Ника так надеялась, что Вадим передумает, вернётся и скажет, что всё это была шутка. И что он никуда не уходит, и они сядут ужинать или завтракать, в зависимости от того, когда он придёт. Но шло время, внизу уже не раз хлопала входная дверь, подъезжали машины, и Ника вскакивала со своего скорбного ложа и неслась навстречу, но это был не он.

Снова возвращаясь в спальню, Ника мельком глянула в зеркало. Лицо отекло от слёз, старенькая пижама мешком висела на её хранящей девичью стройность фигуре, а порядком отросшее каре топорщилось в разные стороны. То ещё зрелище! А если сейчас придёт Вадим, то она вот так и предстанет перед ним? Ника задавала эти вопросы, а ноги уже сами понесли её в сторону ванной комнаты.

Именно так она любила именовать это тесное пространство, зажатое в конце коридора между кухней и туалетом. Любые дизайнерские порывы хоть как-то изменить планировку пресекались либо отсутствием денежных средств, либо недовольной физиономией мужа. И Нике приходилось довольствоваться старенькой чугунной чашей, гудением газовой колонки, тоже прожившей уже не один десяток лет и весёленькими картинками, наклеенными для того, чтобы придержать отваливающийся кафель.

Лейка душа прыснула бодрящим кипятком, потом выправилась, и вода смыла с печальных плеч женщины хмель тоски. Ника закрыла глаза, постепенно накапливая внутреннюю радость и готовясь к приходу мужа. Так она делала всегда после очередного грандиозного скандала. Зачем было копить в себе бесконечный хлам гнева, нужно было просто отпустить его наружу и признать себя виновной во всём, что произошло, а потом наслаждаться ролью примерной жены и хозяйки.

Сейчас Ника даже не могла вспомнить с чего всё началось. Женщина задумчиво растирала себя полотенцем и пыталась понять. Она шевелила губами силясь оживить картину, но в памяти никак не всплывал момент, который послужил детонатором.

Сначала Вадик страшно разозлился, что она с утра не при той температуре постирала его новый любимый свитер. Потом Ника целый день раздражала его только одним своим присутствием, а под вечер ужин оказался, мягко говоря, несъедобным. Хотя Ника считала, что нежные куриные кнели и картофельное пюре с грибной подливкой были очень даже вкусные. Ах да! Последней каплей было то, что она купила не ту марку пива, которую предпочитал Вадик.

Ника заулыбалась и, выйдя из душа, бросилась к шкафу. Здесь хранилась заветная бутылочка игристого, которую ей подарили благодарные родители ученика и она берегла её на празднование Нового года. Сейчас, когда хотелось, чтобы всё вернулось в своё уютно-бытовое русло не жалко было откупоривать эту красоту.

Пока Ника разбирала пакеты на нижней полке, она вдруг зацепила какую-то коробку из плотного картона и вспомнила, что давным-давно Нора вручила ей подарочный сертификат, и она выбрала себе небесной красоты бельё и всё берегла для особого случая, который почему-то никак не наступал. Ника аккуратно отложила крышку, развернула тончайшую бумагу и растянула на руках невесомую ткань. Озорная мысль, что именно сегодня это бельё сыграет свою роль, мелькнула ярким озарением, и Ника побежала к зеркалу. Немного косметики, яркая, как любил Вадик, помада и вот уже перед зеркалом крутится красотка Ника, а не то выползшее из спальни создание, которым она была ещё полчаса назад.

На всякий случай она зашторила окна, а то уж слишком близко были окна неспящего соседнего дома, а развлекать соседей в её планы не входило. Ника подумала, взяла в руки бутылку, присела на стол и сделала селфи! Мама Вадика живёт не так далеко и если сейчас она пришлёт ему такую фотку, то он быстро окажется дома.

Сообщение, несущее Никину красоту через пространство, уже давно ушло, часы перешагнули далеко за полночь, а Вадима всё не было. Погрустив, женщина поскребла золотистую этикетку на зеленоватом горлышке, ещё раз перечитала надпись и поняла, что это просто какой-то совсем слабоалкогольный напиток, а не то, на что она рассчитывала. Мудрёное название «Ламбруско» ей ни о чём не сказало!

Ника достала телефон, ответа от Вадика не было. Социальные сети пестрили историями, она с головой окунулась в них, несколько раз заходила в аккаунты мужа, в которых он значился под ником «ВадиКнеСкучный!», но было видно, что последний раз он там был как раз перед скандалом.

– Дались мне эти кнели! – Вздохнула Ника, привычно делая себя виновной. – Надо было просто сосиски разогреть, как он и просил.

На этой мысли она остро почувствовала голод и поняла, что не только откупорила заветную бутылку, но и бодро приговорила уже добрую половину. Поковыряв вилкой блестевшую молочным соусом кнель прямо в холодильнике, Ника посмотрела на часы и решила, что пора перебираться грустить в спальню; ноги уже подкашивались, а глаза закрывались. Она дошла до кровати присела на ковёр и взяла семейный фотоальбом, лежавший в прикроватной тумбочке. Ей почему-то нравилось смотреть на их с Вадиком карточки, где они, как казалось Нике, излучали любовь.

Так и не дождавшись своего благоверного, обняв альбом, женщина задремала, а утром её разбудила мелодия вызова. На экране смартфона светилось имя «Лариса», и подруга звонила по видеозвонку.

– Лара, привет! – Сонным голосом отозвалась Ника.

Лариса что-то строгала на кухне, была уже с утра в полном боевой раскраске, и даже передник на ней был нарядный. Ника мельком глянула в зеркало и поняла, что её вечерний макияж, видимо, не только полосами съехал на лицо, но ещё и остался на постельном белье, и Вадик опять будет орать, если не успеть всё выстирать до того, как он вернётся.

Сквозь приоткрытую щель окна на кухне дул ветер и слышно было, как снаружи уже веселилось солнце, детские крики во дворе говорили о том, что вся улица усыпана карапузами, которые собирают снег лопатами, валяют снеговиков и вовсю радуются зиме. Ника подошла к приоткрытой раме, чтобы её прикрыть, и нижняя губа дрогнула, потому что за десять лет жизни они с Вадимом так и не смогли завести детей. Потом она вздрогнула, услышав голос Ларисы, про которую она забыла.

– Как ты? – Голос подруги был странным.

– В смысле? – Ника не сразу поняла, что та имеет ввиду. – Вообще не очень, только проснулась.

Лариса что-то помешала в кастрюльке и подошла поближе к экрану.

– А ты чего с утра такая нарядная? – Спросила Ника, накидывая попавшийся под руку халат и наливая в чайник воду.

– Я про Вадима! Я просто хотела узнать, как ты?

Ника подумала, что вроде ни с кем не говорила после того, как вчера поругалась с мужем.

– А откуда ты знаешь? – Спросила Ника. – Он тебе, что ли, успел нажаловаться?

Вдруг в поле обозрения на кухне Ларисы появился мужчина, который не был прикрыт даже лоскутом материи. Он по-хозяйски шлёпнул Лару по заднице, схватил что-то со сковородки и пошёл к холодильнику. Но, наверное, Нику такая ситуацию развеселила, если бы не одно обстоятельство, сейчас на кухне подруги нагишом расхаживал её муж.

– Лара, а что происходит? – Спросила женщина, всем своим существованием противясь услышать ответ.

– Твою мать! Лара! – Как ошпаренный заорал Вадим, абсолютно не ожидавший, что устроил настоящее шоу о супружеской неверности. – Ты сдурела, что ли? – Зашипел он и ретировался с кухни.

Лариса, казалось, была сбита с толку и только беспристрастный взгляд мог заметить, что где-то в глубине души она торжествовала. Её план удался.

– Как? Я думала, он тебе сказал. – Лариса помолчала. – Мы уже давно встречаемся, вчера он сказал, что пришёл ко мне насовсем.

Нику словно облили из холодного душа, а потом выставили на мороз. Именно так она себя чувствовала. Женщину колотило, она облокотилась о столешницу, тяжело опустилась на табуретку и покачала головой.

– И ты решила позвонить мне и узнать, как у меня дела? – Всё ещё не веря в такое вероломство подруги, с которой она делилась секретами ещё со школьной скамьи, спросила Ника

Лариса прижала руки к груди и постаралась придать голосу взволнованный тон.

– Ника, не начинай. Мы взрослые люди! Мы с Вадимом за тебя переживали! Давай будем цивилизованными!

Ника просто нажала на кнопку отбоя и, захлёбываясь слезами, упала на сложенные руки. В то время пока она надеялась, что её драгоценный супруг, как всегда отсыпается у своей маменьки, а потом придёт домой и она будет всячески заглаживать свою вину и разве что тапки ему в зубах не носить, он уже давно был не с ней, а так на двоих с Ларисой.

Рыдания душили её, женщина выла в голос, она не могла найти точку опоры в своём отчаянии. Предательский телефон полетел в стену, со стола на пол была сметена любимая кружка Вадима, за окно полетел его кактус, за которым он долго ухаживал. Ника ринулась к шкафу, выгребла оттуда все его вещи и стала пихать в мусорные пакеты, она не разбирала, где что; просто бросала всё подряд.

Трясущимися от ярости руками Ника натянула поверх халата пальто и сунув ноги в сапоги, схватила целую связку накопившихся мешков и побежала к помойке, что была возле дома. Женщина вылетела в морозный, светлый день. На секунду солнце ослепило её и дало выдохнуть, но старушка, сидящая у подъезда на лавочке, добавила масла в этот пылающий праведным гневом костёр.

 

– Никоша, здравствуй! – Позвала её раздражающим с детства именем соседка. – Чё вы с Вадюшиком вчера так ругались? Надо как-то тебе мудрее быть, что ли. За мужика держаться надо. – Бабулька сжала кулачки. – Изо всех сил держаться. Ты ж ведь не первая красавица!

– Спасибо, Любовь Тимофеевна! Чтобы я делала без ваших советов! – С вызовом проговорила Ника, ещё крепче подхватила поклажу и побежала к помойке.

Неровная, раскатанная машинами полоса дороги, ещё вчера немного подтаяла, потом её засыпало снегом, и к утру поверхность прихватил мороз. Всё это великолепие, блестевшее неровными гранями, сулило весьма неприятные и болезненные пируэты для неосторожных пешеходов. Ника поскользнулась почти сразу, выронила пакеты, один из них порвался и оттуда вывалились ботинки Вадима, трусы и бритва. Подол пальто и халата предательски задрались, а ягодицы прикрывала лишь тонкая кружевная материя от того самого чудесного белья, которое ждало подходящего случая, чтобы выйти в свет. Здесь зрителей было предостаточно, и Ника лежала в самой неподходящей позе на всеобщем обозрении, ведь именно сюда выходило большее количество окон окрестных домов. Вдруг позади женщины просигналила машина, и она повернула голову. Почти вплотную к месту, где она лежала, стоял автомобиль. Чёрный, лощённый «мерседес» по которому сразу было видно, что его хозяин привык уверенно двигаться по жизни.

– Что? – В сердцах выкрикнул Ника. – Не видишь, упала!

Ника, проскальзывая на укатанном снегу, встала, собрала пакеты и отошла в сторону обочины, но сегодня был явно не её день, она снова не удержалась и размахивая руками улетела в сугроб спиной, мешки с тряпьём Вадима взлетели вверх и разноцветным дождём рассыпались вокруг женщины. Она с ужасом видела, что некоторые соседи даже открыли окна, чтобы внимательнее рассмотреть это шоу на льду, а водитель машины вышел из салона и снимал с антенны авто какую-то из футболок Вадима. Потом он подошёл к Нике и спросил:

– Помочь?

– Нет, мне здесь отлично! – Рявкнула Ника и стала выбираться.

Потом она собирала тряпки, порциями носила их до помойки, потому что пакеты то и дело рвались. Она видела, что мужчина всё это время сидит в машине и насмешливо поглядывает в её сторону.

– Смотри, смотри! – Сквозь зубы цедила Ника. Она бегала и собирала носки, уже ставшего для неё бывшим, мужа, чтобы отнести их в помойку.

Снова зазвонил телефон, и женщина мысленно выругалась, что подняла его с пола, а он оказался достаточно антивандальным, чтобы не разбиться вдребезги. Ника увидела, что на экране опять появилось имя Ларисы.

– Да! – Тяжело дыша ответила она.

– Прости, – подруга помолчала, – мы хотели спросить, а когда можно за вещами заехать?

– Мы хотели, – передразнила её Ника, – а у него язык отсох, что ли? Они хотели. – Её взгляд упал на расписание вывоза мусора, которое любезно прикрепил председатель ТСЖ, после того как его окончательно замучили вопросами. – Погоди! – Она перескочила через сугроб и стала водить глазами по строчкам. – В четверг до двенадцати часов можете забрать. Здесь всё на помойке лежит, я упаковала уже. – Ника повесила трубку, быстро заблокировала номер бывшей подруги и пошла домой.

Поравнявшись с машиной, чей владелец до сих пор смотрел на это действо, Ника постучала согнутыми пальцами в окно, а когда стекло отъехало вниз, сказала:

– С вас двести рублей!

– За что? – Он немного опешил.

– За шоу! – Гаркнула Ника и пошла домой.

Зайдя в квартиру, она прижалась спиной к двери и долго стояла, пытаясь совладать с собой; на эту браваду на улице ушли последние силы. Голые ноги окоченели, набившийся в голенища сапог снег подтаял и теперь, впитавшись в мех подкладки, жёг пальцы холодом, а руки покраснели, пока она выцарапывала из снежных куч всё до последней тряпки, чтобы не наткнуться на гардероб Вадима с утра. Вдруг ненавистный телефон снова ожил.

– Да Нора, привет. – Упавшим тоном сказала Ника.

– Привет! Что с голосом? Мы же договаривались на сегодня. – Весело прозвучал в трубке слова подруги.

– Вадим ушёл от меня к Ларисе. – Просто сказала Ника и, словно услышав свой голос со стороны, осознала, что произошло.

– В смысле? – Не сразу поняла о чём идёт речь Нора.

– Жить от меня ушёл к нашей с тобой подруге! Сначала со мной жил, теперь с ней будет! Так понятно? – Ника закричала в трубку и отключилась.

Шатаясь как пьяная, Ника стянула сапоги, бросила их на пол, дошла до кухни, скинула пальто на пол и села за стол, уронив голову на ладони. Слёзы текли по щекам, она периодически всхлипывала и вдруг услышала голоса за спиной.

– Ты чего-нибудь понимаешь? – Спросила Нора.

– Нет! А ты? – Проговорил голос брата Ники.

Ника вздрогнула и повернулась. На пороге кухни стояла шикарная высокая блондинка, укутанная в тонкую меховую шубу песочного цвета и молодой человек, чуть задевающий помпоном вязаной шапочки косяк двери.  Лица у них были встревоженные, Стас крутил в руке ключи от машины, а Нора стояла в некоторой растерянности.

– Хоть бы ботинки сняли! – Сказала Ника, хлюпая носом. – Полы опять мыть, что ли? Хотя теперь зачем? – Проревела она и уронила голову на руки.

– Я сейчас! – Сказала Нора Стасу и вышла на площадку, набирая номер телефона.

– Да. – Сладко пропела Лариса в ответ.

– Лара, а что происходит? – Спросила женщина без вступительного приветствия.

– А что такое? – Наигранно весело отозвалась Лара.

– Ты дурочку не включай! А отвечай по делу! Ты давно перед Вадиком хвостом крутить начала? – Нора поискала в сумке сигареты, но вспомнила, что бросила курить неделю назад. Она со злостью разорвала пачку с ненавистной жвачкой и сунула пару пластин в рот.

– Твоё какое дело? Ты чего лезешь? Я люблю Вадима, он меня любит! – Лариса помолчала. – Я беременна.

– Как много хороших новостей! – Цыкнула Нора. – Ладно, любовники фиговы, я ещё позвоню.

Она отключилась и задумалась. Ника с Вадимом поженились десять лет назад не по большой любви, а по классической схеме. Ника забеременела, Вадим поддался на уговоры и разрешил сводить себя в загс. Нора всегда считала, что они как-то не сильно подходят друг другу и думала, что молодые разойдутся, когда беременность Ники неожиданно прервалась. Но молодожёны вместе прошли через это испытание и дальше уже стало каким-то привычным их совместное проживание. Она прекрасно знала свою экзальтированную подругу, которая со временем придумала неземную любовь и восхищалась каждым шагом Вадима, была отменной домохозяйкой, на работу ходила по принципу «но все же ходят», и сейчас уход Вадима станет для неё крахом. Как долго она будет выбираться из этой трясины чувств никому не известно.

Вздохнув продумывая план действий, Нора вернулась в квартиру, Ника уже лежала на кровати, а в воздухе витали ароматы успокоительных капель. Она прошла на кухню и спросила Стаса.

– Ну как она?

Молодой человек заваривал чай, обернулся и хихикнул.

– Ты же знаешь Нику. Она все его вещи на помойку вынесла.

– Вот дура-то! – Улыбнулась Нора. – Вадик сдохнет, он над каждой шмоткой трясётся.

Дверь входная вдруг распахнулась и в квартиру вбежала молоденькая блондинка, она увидела Стаса помахала ему рукой и кивнула Норе.

– Ага! Я вас нашла! – Протянула она. – Здравствуйте. Я Геля! – Она протянула наманикюренные пальчики Норе.

– Нора! – Женщина слегка пожала руку и глянула на Стаса, как бы показывая, что сейчас совсем не время для таких визитов.

Но было видно, что Стас и сам не рад её появлению.

– Геля, ты чего? – Стас остановился и взглянул на девушку.

– Так ребята сказали, что ты из бара к сестре рванул, на первой космической. Вот и я прибежала, думала что-то случилось! – Блондинка скинула короткую дублёнку и прошла на кухню. – Что у вас?

– Геля, иди обратно! – Несколько грубо ответил Стас.

– Ну что ты меня гонишь? – Она надула губы и насупилась.

– Геля, заканчивай! Здесь серьёзный разговор. – Стас ушёл в коридор и вернулся с её дублёнкой. – Иди обратно, я скоро буду.

– Ну ты просто ужасен! И ты говорил, что твою сестру зовут Ника, а она говорит, что Нора! Я запуталась!

– Иди, я тебя потом распутаю! – Он насильно надел на девушку её верхнюю одежду и выставил из квартиры вон, отстранившись, когда та улучила момент и попыталась его поцеловать.

Когда Стас вернулся, Нора уже хозяйничала на кухне, убирая следы вчерашнего Никиного безумства.

– Так, ладно, одну её оставлять нельзя. Я здесь останусь, только мужу позвоню. – Нора пожала плечами. – Дачу сегодня смотреть не поедем. Я уже агенту позвонила.

– Я тоже останусь! – Твёрдо сказал Стас.

– А спать мы как будем? – Нора подняла на него глаза. – Иди, здесь всё не смертельно, я сама справлюсь, если что позвоню.

– Нора, я хочу остаться. – Стас остановился возле неё.

– Она, когда проснётся её лучшим спасением будет бутылка пятнадцатилетнего «Гленфаркласа» и я, – Нора отсчитала купюры из кошелька, – а ты сходи нам за «водой жизни»!

Стас перехватил руку Норы, развернул тыльной стороной и прижался губами, потом поднял глаза и сказал:

– Я куплю всё что нужно! Убери деньги! Я уже давно вырос! А ты не заметила!

Нора отняла руку убрала светлые длинные волосы назад и твёрдо сказала:

– Стас, мне твои намёки надоели. Иди, тебя Геля ждёт, вот она тебе очень подходит!

Вдруг Стас неожиданно для Норы быстро подошёл, поцеловал её в губы и убежал в магазин.

– Вот паразит! – Пряча улыбку, сказала женщина.

Нора давно знала о чувствах младшего брата подруги, но она надеялась, что это пройдёт. Но шли годы, Нора взрослела, вышла замуж, построила карьеру модельера, была уже серьёзной бизнес-леди, а Стас всё смотрел на неё печальными глазами, менял девушек как перчатки, но вся его любовь принадлежала только Норе.

***

Наутро Ника в панике собиралась на работу. Из-за успокоительных посиделок она проспала и теперь точно будет выслушивать речь директора о своей несобранности, и о том, какой пример она подаёт детям. И это если не считать ещё того, что занятие музыкой он за образовательный предмет вообще не считал. У Ники была чугунная голова, после вчерашних с Норой проводов её семейной жизни. И ладно бы что-то приличное пили, нет нужно притащить какой-то адски дорого́й вискарь и наслаждаться. По вкусу Ники сивуха сивухой, хорошо Стас догадался колу принести. Но Нора ещё её пожалела, она обычно пила эту сивуху ещё и с крепким дымным запахом, который именовался торфяным и, наверное, поэтому стоил ещё дороже. С такими мыслями Ника, наконец, собралась и выбегая из подъезда чуть не наткнулась на вчерашнее авто. Окно в машине опустилось и дорогу ей преградила рука с огромным букетом. Бордовые розы, перевязанные чем-то голубым и очень знакомым.

– А! – Испугавшись, Ника вскрикнула и отскочила назад.

– Простите! Не хотел вас напугать. – Сказал сидевший за рулём мужчина.

– Это что? – Она покосилась на розы и приглядевшись к перевязи, которая держала стебли вместе, взяла букет из рук человека.

– Цветы! А это, – он улыбнулся и показал на голубую «ленту», – я вчера нашёл после того, как вы ушли и подумал, что вряд ли это принадлежало тому, чьи вещи вы так отчаянно бросали в помойку. Решил вернуть!

Ника молча посмотрела на мужчину содрала с букета повязку и обнаружила, что это её дико дорого́й голубой лифчик, который вчера, видимо, нечаянно попал в пакеты с вещами.

– Извращенец! – Зашипела она. – Фетишист! – Со зверским выражением лица женщина сунула розы в сугроб и побежала дальше.

Скользкая дорога после щедрой порции песка, которую высыпал наконец дворник, стала более или менее сносной для ходьбы, и Ника пыталась как можно скорее попасть на автобусную остановку. В это время навстречу ей попалась соседка Любовь Тимофеевна, которая вчера с нескрываемым удовольствием наблюдала всю картину, а потом долго обсуждала с подругами, приправляя всё новыми и новыми подробностями фееричный Никин закидон, именно так она прозвала действо.

– Что это ты с Авдотьиным внуком воркуешь? – Пошлёпывая губами, в раздражающей Нику манере, спросила она.

– А мы с ним любовники! Поэтому и мужа выгнала! – В сердцах сказала Ника и побежала дальше, помахивая зажатым в кулаке лифчиком.

– А чё цветы-то бросила? Смотри и этот уйдёт! Малахольная! – Прокричала ей вслед соседка и, махнув рукой, пошла дальше.

Скользя по укатанному снегу, Ника добралась до остановки всё ещё находясь в гневном внутреннем монологе относительно дарителя роз. Она уселась на скамейку в ожидании автобуса, и в этот момент её осенил весь смысл сказанного ей главной сплетнице района. И сегодня к вечеру, если ещё не все поняли, что от Ники ушёл муж, то теперь точно такая яркая новость дойдёт до всех, ещё и крепко приправленная пикантными остро́тами.

 

– Авдотья Никитична и её внук офигеют! – Прошептала Ника.

Женщина подумала, что теперь точно придётся переехать, продать квартиру и податься куда-нибудь на курорты, изображать из себя богатую светскую львицу. И тут же усмехнулась, потому что потом ей пришлось бы бомжевать или жить в подсобке у школы. И в отпуск она сможет поехать, только если откуда-то с неба упадут деньги, хотя бы миллион, тогда точно можно будет прикинуться светской львицей. Очнувшись от своих фантазий, Ника увидела стоя́щую прямо перед ней женщину с сумкой на колёсах.

– Продаёшь? – Незнакомка вопросительно кивнула на лифчик, который Ника всё ещё держала в руках.

– Да! – Гаркнула Ника. – Цена миллион!

– Дура, что ли! – Отшатнулась женщина и пошла дальше со словами. – Психи одни, кто ж купит поношенный за такие деньжищи.

Ника яростно засунула бюстгальтер в карман и встала навстречу маршрутке, но к ней лихо подрулил какой-то водитель, обрызгал водой из лужи, где лежал подтаявший грязный снег и прокричал:

– Подвэзти, красивая?

Этот водитель получил сполна: и за то, что от неё ушёл Вадим и за бесконечные выговоры от руководства, и за утренний букет роз, и за то, что обрызгал её, и даже за то, что Тетёркин на прошлой неделе завалил экзамен, и она не получила премию, потому что классу понизили балл.

***

Нора припарковала машину во дворе офисного здания, где её магазин и офис занимали весь первый этаж. Женщина откинулась на спинку кресла и прикрыла глаза. Она не выспалась, а предстоял целый день утомительной работы, так как сегодня ей нужно было встречать налоговых инспекторов, и их она ненавидела немного меньше, чем бухгалтеров, но счастья общение с ними тоже не доставляло. Воспоминанием промелькнул вчерашний вечер, и Нора заулыбалась. Она вспомнила, как Ника в окно заметила машину Вадима, который приехал за вещами. Ника к тому времени уже приговорила третий коктейль виски-кола и жаждала реванша за свою испорченную жизнь. Подруга открыла окно и орала, что все его вещи аккуратно лежат в мусорных бачках, а Вадим метался по мусорке и орал, какая она припадочная. Самое забавное было то, что как раз в этот момент вышел поживиться на помойку местный алкаш дядя Котя. Ника с Норой до икоты смеялись, когда Вадим отнимал у дяди Коти свои штаны. Они их перетягивали до того момента, пока те не лопнули посередине, и Вадим не улетел к своим шмоткам, а довольный сосед удержался на ногах отряхнул свою часть добычи и поплёлся обратно. А довольным он был, потому что за целый день бо́льшая часть вещей и так перекочевала к нему. Вадим даже попытался прийти и устроить скандал, но не выдержал сосед из соседней квартиры и сказал, что если Вадим не даст досмотреть футбол, то пойдёт вслед за своими вещами, а не верить соседу, который по его версии участвовал в боях без правил, не хотелось.

– Нора!

Вдруг она услышала своё имя и открыла глаза.

– Нора! Что ты здесь делаешь? – Спросил её помощник, стоя у раскрытой двери.

– Кажется сплю! – Она озиралась по сторонам.

– Ты кажется спишь, а я кажется устал объясняться с инспектором. Давай быстрее! – Он кивнул, и Нора скривила лицо в спину его удаляющейся фигурке, затянутой в замшевый костюм. Ей вообще всегда казалось, что со спины Алика можно перепутать с молодящейся бабулькой.

Нора подхватила сумку и вышла из машины, она догнала Алика и сказала:

– Прости! Просто у Ники проблемы, не спала полночи.

Алик пожал худыми плечами.

– Что-то я не помню, чтобы у неё были хоть когда-то светлые полосы между её проблемами. – Помощник подгонял её, пока она бежала по коридору. – Давай быстрее! Он там злой как чёрт сидит. А ты знаешь, как я боюсь злых людей.

Нора уже не слушала этот лепет. В конце концов, Алик помогал ей только по творческой части и всегда чурался всякого общения с официальными структурами. Женщина влетела в свой кабинет, скинула шубу и побежала в переговорную. Там она обнаружила мужчину, костюм которого вряд ли можно было купить за среднюю зарплату налогового инспектора, он сидел перед целой кипой документов и недвижимо смотрел на неё.

– Добрый день! – Она протянула руку ему. – Нора Краснова.

– А вы знаете, я в курсе к кому приехал на проверку! – С вызовом сказал мужчина и аккуратно почесал бровь.

– Простите, я непозволительно…

– Оставьте политес для своего бомонда. Давайте чётко и по делу. Меня зовут Карманов Сергей Алексеевич. Готовы работать?

Спустя два часа Нора вышла из кабинета и ей казалось, что у неё квадратная голова. В коридоре она встретила бухгалтера, которую товарищ Карманов вызвал на ковёр следующим этапом. Ангелина Петровна давно уже перезрела на ветке девичества, была нескладной по жизни, собирала статуэтки птичек, но как профессионал могла дать фору в сто очков очень многим представителям этой нелёгкой стези. А также у неё было одно замечательное качество, она очень умело «косила под дуру» когда дело доходило до проверок, и её большие, печальные глаза, плескающие ресницами за толстыми стёклами очков, могли растопить даже самое ледяное сердце.

– Ну как там? – Спросила она.

– Я пошла за пистолетом! – Пошутила Нора.

– Ладно, не мешайте нам только. – Резко выдохнула бухгалтерша. – Кофе, чай, ничего не надо, не мельтешите. Я про Карманова поспрашивала, тип неприятный и тяжёлый. – Она тряхнула плечами и выпятила вперёд грудь. – Иду вымаливать прощение за ещё не совершённые грехи.

Нора прыснула со смеха, когда Алевтина замаршировала по коридору и пошла к себе. В руке завозился телефон, и женщина посмотрела на экран.

– Да Тарас.

– Привет! Ты сегодня поздно? – Муж по голосу явно нервничал.

– Не знаю. А что?

– Я, наверное, – он запнулся, – задержусь.

– Тарас, мы же обо всём договорились! – Нора закрыла за собой дверь в кабинет. – Ты не должен отчитываться мне, а я тебе. Я не хочу, чтобы страдала Аня и очень хорошо, что она учится в Швейцарии. Пока она там, ты свободен как ветер.

– Нора не начинай!

– Обалдел? Я, наоборот, говорю, что у тебя карт-бланш! – Нора задумалась. – Слушай, я очень устала и ещё эта проверка. Ты не против, если я уеду на несколько недель. Прихвачу с собой Нику и укачу отдохнуть.

– Конечно, нет!

– Но дом запретная территория для посторонних. – Сказала Нора и отключилась.

У неё тоже не всё ладилось в семейной жизни, но для Норы прилюдный разрыв был губителен. В первую очередь, женщина строго блюла реноме замужней женщины и их счастливого семейного очага, во вторую – она, переболев постоянные измены мужа, решила, что они не сто́ят того, чтобы обращать на них внимание, по крайней мере, сейчас. Её бизнес развивался стремительно, иногда она даже не понимала, как ей удалось приманить птицу удачи и, боясь спугнуть диковинную гостью, Нора всё время работала. Она даже где-то понимала Тараса, ведь она сама прекратила с ним всякое общение, часто ночевала в мастерской, особенно когда в голову приходила интересная идея. Но если бы она не трудилась так отчаянно, то вряд ли ей помог бы стартовый капитал, который, не веря в её затею, нехотя выделил Тарас.

Женщина села в кресло, посмотрела на телефон и набрала номер.

– Добрый день! – Сказала она, когда ей ответил вежливый мужской голос. – А Анна Сергеевна на месте?

– Нет, она в отпуске! Могу ли я чем-то помочь? Меня зовут Витольд!

– Она всегда мне туры подбирала. Ну, ладно, у меня нет времени ждать, – Нора задумалась, – а есть что-то горящее? Но чтобы море, песок, пять звёзд и всё по высшему разряду. На Мальдивах сейчас сезон?

– Вы знаете, на Мальдивах ещё не совсем, туда нужно чуть позже! Но, у меня есть для вас супертур, – мужчина на секунду замолчал. Я бы рекомендовал вам шикарный пансионат в Эстонии, вы там не только отдохнёте, но ещё и подлечитесь!

После того ошеломительного предложения Нора просто молча нажала на кнопку отбоя и задумчиво произнесла:

– Интересно, а что в моём запросе вызвало у него ассоциации, что я не только бедная, но ещё и больная!

Нора покачала головой и снова набрала номер.

– Ника, а ты можешь отпуск взять? Давай мотанёмся куда-нибудь! Что значит тебя уволили с работы?

***

Стас проснулся, потянулся за телефоном и надолго завис в ворохе сообщений от социальных сетей всех мастей. Здесь лайк, там коммент, вот красивая девушка просится в друзья, а друг зовёт вечером на тусовку. Молодой человек полистал фотки Норы, долго смотрел на ту, которая ему особенно нравилась, где женщина шла по сказочному зимнему лесу, а солнце сзади подсвечивало растрёпанные волосы. Вдруг он услышал, как дверь ванной хлопнула и замер. Он в квартире был не один, возникал вопрос «а с кем?».

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Рейтинг@Mail.ru