banner
banner
banner
Академия божественных жен. Созидание

Мария Боталова
Академия божественных жен. Созидание

Глава 1

– Может, наконец поговорим?

Эхран стоял перед дверью в комнату, впрочем, не переступая порог. Я смотрела на него уже почти спокойно. Совсем не как в первые дни нашего замужества.

После того, как меня обманом втянули в ритуал, разорвавший брачные узы с Арваном, Эхран забрал меня в один из своих миров.

Сердце щемит от боли, когда перед внутренним взором, раз за разом, встает это воспоминание: как Эхран поднимает меня с земли, как вокруг нас закручивается огонь, чтобы унести прочь… И как Арван провожает нас взглядом. Просто смотрит, а сделать ничего не может. Каким-то образом Эхран оградил свой мир от вторжения постороннего бога. Каким-то образом эта преграда выстояла под яростным натиском Арвана, так его и не пропустив.

В Эардан мы не вернулись.

Может, Арван уже осаждает остров де Фарваль, может, прямо сейчас требует у совета разобраться в произошедшем и наказать нарушителя. Не знаю, я отрезана от новостей, а неведение сводит с ума. Осознание собственной беспомощности, отчаяние, непонимание – все это мешает трезво мыслить и доводит до исступления.

В первый день, находясь в одном из миров Эхрана, я устроила погром. Требовала меня отпустить, кричала что-то бессвязное и даже атаковала Эхрана потоками огня. А когда попыталась переместиться, он… надел на меня эрхел.

Я и сейчас чувствовала на шее холодные объятия серого материала, лишающего сил. Снять его самой не получалось. Немного успокоившись и начав соображать, я все же попыталась это сделать. Бесполезно.

Еду мне приносили слуги и оставляли на пороге. За три дня моих безумств никто так и не переступил порог комнаты. Даже Эхран. А я… какое-то время еще билась в истерике, кричала, крушила все вокруг… Не знаю зачем. Понимаю ведь, что все теперь бесполезно. Назад уже не повернуть, произошедшее не изменить.

Отныне я жена Эхрана. И теперь смотрю на этого бога с длинными темными волосами и такими же темными глазами цвета горького шоколада. И чувствую эту горечь на своих губах.

– Поговорить? Зачем? – спросила равнодушно.

– Для начала, я хотел бы все объяснить. Рассказать, что и почему сделал.

– Зачем? – повторила я. Сил кричать и что-то требовать уже не было. Наверное, откат пошел после всех истерик.

– Затем, что нам предстоит долгая совместная жизнь. Я хочу построить с тобой хорошие, крепкие отношения.

Сделалось даже немного смешно. Крепкие отношения после того, как он обманом сделал меня своей женой?

– Хорошо начал, – я усмехнулась. – Эрхел очень способствует.

– Я собираюсь его снять. Позволишь войти? Или мы можем вместе пройти в другую комнату, пока слуги здесь приберутся.

К слову, спальня выглядела так, будто здесь состоялось землетрясение вкупе с извержением вулкана. Не уцелела даже кровать, но я почти не спала в эти дни. Так, вырубалась на пару часов, лежа на обломках и попросту не в силах продолжать существование. Однако потом неизменно приходила в себя и снова начинала прокручивать в голове безумные мысли.

– А если не позволю, Эхран? Если скажу, чтобы ты никогда не смел входить в эту комнату? Послушаешь?

Эхран смерил меня спокойным, каким-то даже понимающим взглядом. Меня бы это взбесило, если бы еще оставались силы на эмоции. Но Эхран дождался правильного момента для разговора.

– Ты сама не представляешь, о чем говоришь. «Никогда» в устах богини означает Вечность. Ты не сможешь просидеть здесь в одиночестве целую вечность.

От слова «богиня» меня покоробило. Несмотря на достаточное количество времени, чтобы все осознать, это… пожалуй, последнее, что я могла бы осознать. Стала богиней? Невероятно! Не понимаю. Это невозможно.

– Но я не стану нарушать твои границы. Войду только тогда, когда позволишь ты. Это твоя комната. Твое личное пространство, где ты можешь остаться одна. Скоро это пространство расширится на целые миры.

– Миры? Ты собираешься подарить мне миры? – с губ сорвался болезненный смешок.

– Обо всем по порядку, – Эхран улыбнулся. После чего снова посерьезнел. – Алена, я не собираюсь причинять тебе боль. И запирать на замок тоже не собираюсь. Я надел на тебя эрхел, потому что ты была на эмоциях и не понимала, что творишь. Ты стала богиней. Осознай это. Алена, ты богиня. И теперь обязана соблюдать правила, иначе наступят неприятные последствия. Ты знаешь, что происходит с богами, которые себя не контролируют.

– Но я замужем. Мне божественное безумие не грозит.

– Не грозит. Но ты была человеком и стала богиней. Мы не знаем, что будет дальше, как это повлияет на тебя. Не знаем, как к тебе отнесутся другие боги. Не нарушай правила. Не нужно перемещаться бесконтрольно, куда попало. Тебе придется научиться выбирать миры де Фарваль. А если хочешь посещать миры других семей – для начала получать для этого разрешение.

– Не думаю, что Арван будет против, если я к нему перенесусь.

– Уверена? Теперь ты моя жена. И ты сама разорвала брачные узы с Арваном. Зная его… я бы не был так уверен, что обида и злость не перевесят теплые чувства к тебе. Выходи, Алена. Пусть слуги приберутся в комнате, а я сниму эрхел, и мы спокойно обо всем поговорим.

Я сжала руки в кулаки. Эхран ударил по больному.

Я вспоминаю последний, отчаянный взгляд Арвана. И не знаю, как он сейчас отреагирует, если вдруг появлюсь рядом с ним.

Я сама угодила в расставленную ловушку. Возможно… пора понять, как это произошло. А главное, зачем.

В любом случае, мне нужно получить доступ к магии.

Я перевела дыхание и переступила порог.

Эхран шагнул мне навстречу и коснулся обеими руками шеи. Раздался щелчок. Серая полоска разомкнулась и осталась у него в руках, а я смогла вдохнуть полной грудью. Мир как будто разом обрел краски. Я и не замечала, насколько тусклым, безжизненным все казалось, пока была отрезана от магии!

– Не боишься, что я прямо сейчас куда-нибудь перенесусь? – спросила, прямо глядя богу в глаза. – Неважно куда. Может, в чужой мир. Меня поймают, запрут в какой-нибудь клетке. Зато ты до меня не доберешься.

– Я де Фарваль, Алена. Я смогу решить любую проблему и вытащить тебя откуда угодно. Даже если ты влипнешь в самые серьезные неприятности.

– Да? А как же эрхел и все предостережения насчет перемещений и правил для богов?

– Всего лишь пытаюсь оградить тебя от еще большего потрясения, – хмыкнул Эхран и неожиданно предложил руку: – Пойдем? Я покажу тебе, для начала, гостиную, где мы сможем все обсудить.

Не дождавшись от меня согласия, Эхран убрал руку, развернулся и зашагал вперед по коридору. Я последовала за ним. А за нашими спинами началось какое-то движение. Вероятно, слуги спешили навести порядок после всех погромов.

Мы вошли в светлую комнату, выдержанную в голубых и светло-серых тонах. Сквозь большое окно трапециевидной формы, занимающее целую стену, обильно вливался солнечный свет. Но мне даже не интересно было взглянуть, что там на улице.

Большую часть комнаты занимал угловой диван буквой «п». Мы расположились друг напротив друга. Я смотрела на Эхрана и ждала, что он скажет. Какое-то время бог изучающе рассматривал меня, а потом наконец заговорил:

– Изель никогда не была моей женой.

Вот так новость. Удивление все же прорвалось сквозь пелену равнодушия.

– У меня особенная магия. Я не похож на других богов.

Я подняла запястье, покрутила перед лицом, рассматривая угольно-черный узор.

– Что означает черный цвет?

– Смешение стихий. Огонь, вода, ветер и молнии – мне подчиняются четыре стихии.

– И ты не бог страсти? – догадалась я. Уж каким, а страстным Эхран не выглядел ни разу! Вдумчивым, рассудительным, даже мудрым, а теперь еще и коварным, но не страстным.

– Нет, – он качнул головой. – Это сложно для понимания, потребуется время. Сейчас скажу одно. Я нашел другой способ стабилизировать магию. Для этого мне нужно было находиться в академии божественных жен. А находиться там можно только в том случае, если у тебя есть смертная жена. Но я не собирался вредить девушкам. Не хотел причинять им боль, не хотел, чтобы из-за меня они превращались в монстров.

Я всматривалась в лицо Эхрана, пытаясь понять, насколько он искренен. Не то чтобы мне было это очень важно, однако… кое-какой интерес к разговору все же пробуждался. Эхран рассказывал невероятные вещи, и в этом стоило разобраться. Хотя бы потому, что рано или поздно я снова почувствую вкус жизни. Возможно, какие-то желания изменятся и потеряют свою важность. Но… сейчас есть смысл узнать как можно больше.

– Опережая твой вопрос, который, возможно, ты сейчас не задашь, но он непременно возникнет, скажу: нет, этот способ не подойдет другим богам. Только мне за счет особенностей магии. Изель согласилась помочь. Не стать женой, но изобразить жену. Богиню невозможно заставить делать то, чего она не хочет.

– Только обмануть идиотку, которая не разбирается в ритуальном языке, зато хочет помочь подруге-притворщице, – не удержалась я. Точно оживаю.

– С тобой мне пришлось действовать жестко. Ты нужна мне, Алена. Я устал. Сотни лет я притворялся, будто женился на очередной смертной. Приходил в эту академию, чтобы хоть как-то стабилизировать магию. Изель… тоже устала. Еще несколько лет – и я остался бы без ее помощи. А это… поверь, Алена, было бы гораздо страшнее, чем все, что ты видела в обители обезумевших богов. Арван приводил тебя туда, показывал?

– Показывал. Как зовут Изель по-настоящему? Она ведь каждый раз брала новое имя, чтобы притворяться смертной?

– Да. Ее зовут Риянра. Она богиня иллюзий, поэтому еще легче, еще проще принимала любой желаемый облик, а боги не могли распознать в ней богиню. Маскироваться Риянра умеет лучше кого бы то ни было. В некотором роде… мы с Риянрой друзья. Но богини взбалмошны и непостоянны. В конце концов, я могу понять, что ей надоело играть в одну и ту же игру раз за разом. Я искал иные варианты, но ты… пришла как спасение, как знак свыше. Смертная девушка, которая стала настоящей женой, а не временным решением.

 

– Допустим, ты не хотел губить смертных девчонок. Похвально, – заметила я, впрочем, не испытывая по этому поводу особых эмоций. Слишком удивителен рассказ Эхрана, а в его чистые помыслы попросту не верится. – А богиню завоевать так и не сумел? Ни одна не захотела стать твоей женой без всякого обмана? Хотя, конечно, так поступить, как ты поступил со мной, можно только со смертной дурочкой.

– Ты не дурочка. Нам с трудом удалось уговорить тебя на этот ритуал. В последние дни перед балом начало казаться, что ничего не выйдет, что ты откажешься, потому как почувствуешь подвох, – Эхран улыбнулся.

– Я почувствовала, но не обратила внимания, потому что решила, что Изель моя подруга, я должна ей верить и не имею права бросить в беде.

– Этим ты мне и нравишься. А впрочем… ты многим мне нравишься, – усмехнулся Эхран. Я никак на это не отреагировала. Ну, потому что… он обманом сделал меня своей женой! Какие, к черту, симпатии?

– Почему я не женился на богине, поговорим потом. А когда выяснилось, что ты не превращаешься, что принимаешь божественную магию, я понял, что должен получить тебя, – продолжил Эхран. – Во что бы то ни стало.

А звучит, как будто речь о вещи. В очередной раз, чему уж удивляться.

– И ты постарался, да? Вместе с Изель. Вернее, с Риянрой. Только я не понимаю, что и зачем вы устраивали.

– Мы пробовали разные тактики. Вспоминай академию. Сначала Риянра пыталась посеять в тебе сомнения в богах. Она незаметно, исподволь, показывала, что я могу быть хорошим мужем. Но при этом старалась вызвать у тебя сомнения относительно Арвана. Чтобы ты все меньше доверяла Арвану, чтобы отдалялась от него и ничего ему не рассказывала.

– Я с самого начала не особо верила богам.

– Это так. Однако нам нужно было еще больше сомнений, чтобы знать наверняка, что ты не побежишь к Арвану. Вместе с тем нам хотелось понять, каковы твои способности уже сейчас и каков потенциал. Поэтому вы с Риянрой по ночам исследовали академию и никто вам не мешал.

– Олэна с вами заодно?

– Нет. Но мне пришлось постараться, чтобы о ваших ночных вылазках никто из соглядатаев не узнал и не доложил ни Олэне, ни Арвану. Не думала же ты, что две обычные смертные девчонки могут перехитрить богов и остаться незамеченными без чьей-то помощи?

Я в очередной раз почувствовала себя… скажем, слишком самонадеянной. Глупость признавать очень уж не хочется.

– Риянра должна была создать для тебя мой положительный образ.

– Но я все равно узнала правду. Ты хитрый, коварный обманщик. Как минимум. – Я сдержалась и не стала называть бога мерзкой скотиной. Хотя очень хотелось. Но для начала разговор.

– И все же мой положительный образ должен был помочь тебе смириться с произошедшим. Ты должна знать, что я всегда относился к людям не как просто к инструменту. Должна знать, что…

– Но я лишь инструмент в твоих руках.

– Не совсем, – Эхран качнул головой. – Со временем ты поймешь, Алена. Поймешь и примешь. Вероятно, мы даже сможем стать счастливой парой.

Я ответила скептическим смешком.

Эхран продолжил:

– Ты должна была знать, что я не стану издеваться, не буду причинять тебе боль. Должна была знать, что со мной можно говорить и договариваться. Я могу быть внимательным, обходительным, понимающим. Могу идти на уступки.

– Да? Может, тогда разведемся?

Не знаю, зачем я провоцирую Эхрана. Вероятно, ярость этого бога может оказаться еще более разрушительной, чем огонь Арвана. Четыре стихии вместо одной! К тому же, я понятия не имею, какова направленность его дара. Но слишком уж Эхран спокоен. Я хочу увидеть его настоящее лицо! Потому что сейчас он наверняка показывает только маску.

Однако он и теперь остался спокоен.

– Нет, Алена. Мы не разведемся. И ты выслушаешь меня до конца. Ты можешь продолжать попытки меня разозлить, можешь даже устроить очередную истерику. Но для тебя важнее узнать правду и во всем разобраться. Поэтому ты просто выслушаешь меня.

Эхран смотрел на меня так, будто видел насквозь! А может, и правда видел. Бог мудрости? Бог телепатии? Или слишком хорошо меня знает? Изель… тьфу, Риянра могла докладывать ему о каждом нашем шаге. Наверняка психологический портрет составила и рассказала Эхрану. Или он сам постоянно за нами наблюдал. Видел мои реакции. Видел, как рассуждаю, чем живу. Он знает меня. Слишком хорошо знает.

От этих мыслей сделалось жутковато.

И все-таки…

– Почему ты такой спокойный? Как можешь сохранять это убийственное спокойствие, несмотря ни на что?

– Возможно, дело в том, что я живу уже тысячу лет. – На этом я слегка зависла, пытаясь осмыслить. Существу, с которым я сейчас разговариваю, тысяча лет! – Может, дело в том, что я знаю: все будет именно так, как я того хочу. Ты молода и эмоциональна. Ты пережила очередные события, которые перевернули твою жизнь. Я понимаю, тебе нужно время, чтобы освоиться в новой реальности. И меня совсем не раздражают твои реакции.

– Ты всегда так спокоен? Не испытываешь эмоций?

– Испытываю, – усмехнулся Эхран. В его глазах блеснул таинственный огонек. – Но не по таким мелочам. Сейчас лучшее, что я могу сделать для тебя, это остаться спокойным и все объяснить.

– Продолжай, – я откинулась на спинку дивана. Ничего не могу с собой поделать! Моя психика слишком нестабильна, чтобы выдавать адекватные реакции.

Но Эхран оставался спокоен.

– Итак. Риянра дала тебе понять, что я не садист, не тиран – нормальный бог, который вполне может быть заботливым и понимающим. Постепенно, уже после вашего с Арваном переезда в Эардан, Риянра начала показывать, что не любит меня и полюбить не сможет. Вы ведь подруги. Знай ты, что Риянра счастлива, ты бы ни за что не допустила мысли… обо мне.

– Я и не думала о тебе, – заметила, желая хоть немного уколоть, но уже понимая, что Эхран не почувствует ничего. Расчетливый, равнодушный бог, который всегда добивается своего.

– Все пошло не по плану. Стоит признать, я немного перестарался. Напугал тебя. Предполагалось, что ты будешь приходить к нам в гости, а я буду появляться рядом, буду проводить с вами какое-то время, приучать тебя к себе. А на балу в Гижарте тебя должен был спасти именно я.

Конечно! Стоило бы догадаться, что нападение в Гижарте тоже подстроил Эхран.

– Значит, враг Арвана здесь ни при чем?

– Еще как при чем. Демона нанял Ирмэл. Но первым этого демона нанял я и выдал ему инструкции. Это я сделал так, чтобы Ирмэл узнал, где и когда ты будешь уязвима. Я должен был тебя спасти. Ты бы перестала избегать моего общества, могла бы взглянуть на меня иначе. Это было бы неплохим шагом к сближению. Для этого даже стоило рискнуть и пробудить настороженность Арвана. Я полагал, что именно ты уговоришь его, чтобы Арван снова позволил тебе гостить у нас с Риянрой. Ты бы ведь захотела меня поблагодарить, поговорить со мной после всего случившегося.

– Но первым успел Арван.

– Да. Это слегка подпортило наши планы, – Эхран едва заметно поморщился. – Я не предусмотрел, что у вас образовалась связь, благодаря которой Арван почувствовал, что ты в опасности.

От слов Эхрана болезненно кольнуло. Да, у нас с Арваном образовалась особенная связь. Он чувствовал, когда я в опасности. Он искренне за меня переживал, защищал, оберегал, даже заботился, а я искренне начала к нему привязываться.

Часто бывает, что понимаешь, как это было важно, когда потеряешь. Я поняла, что между нами происходит нечто важное, еще до того, как угодила в ловушку и все разрушила. Я захотела добиться чего-то большего и решила бороться за нас. Однако… теперь, когда все потеряно, стоит признать, что чувства раскрываются еще сильнее. Как будто наизнанку выворачиваются. Очень больно.

– В итоге, – продолжал Эхран, – это событие послужило на пользу вашим отношениям с Арваном, а не нашим. Для нас с тобой все усложнилось, потому как Арван больше не хотел отпускать тебе в мою усадьбу. Мы подкорректировали план, и теперь Риянра изображала влюбленную в другого мужчину. Вы вместе искали способ избавиться от брачных уз. Кстати… – бог неожиданно улыбнулся, – я рад, что ты до последнего не оставляла желание освободиться от брачных уз с Арваном.

И об этом знает! А ведь я никогда не говорила Изель, что собираюсь разорвать брачные узы. Только намекнула в самом начале. Но потом действительно старалась ради нее. О своих помыслах молчала.

– Это не значит, что я буду благодарить тебя за обман.

– Нет, Алена, я совсем не жду благодарности, – хмыкнул Эхран. – По крайней мере, не сейчас. Но кто знает, что будет через десять лет? Через сотню? Через тысячу?

Я зажмурилась и замотала головой, не в силах осмыслить такие сроки. Не может быть, чтобы мне предстояло прожить сотни, тысячи лет! Это не обо мне.

– В итоге Риянра немного переиграла. Ты начала сомневаться. Да, ты хотела верить подруге, но задавала слишком много вопросов. Мы поняли, что еще немного – и ты откажешь. Не решишься на ритуал.

– Откуда взялась книга с транскрипцией? Она ведь древняя… И так удачно перевела ритуал. Как будто специально для нас.

– Она и была написана специально для вас. Я обратился за помощью к богу – покровителю летописцев. Я сделал набросок с необходимым ритуалом. А летописец легко превратил это в книгу, которая выглядит так, будто ей сотни лет. Когда мы поняли, что ты вот-вот откажешься от затеи, пришлось пойти на крайний шаг.

– Иллюзии… – догадалась я. – Когти, шерстка – все это было иллюзией, чтобы подтолкнуть меня к нужным действиям.

– Да. Риянре немного пришлось подпортить мой положительный образ, но это уже не имело никакого значения. Я решил, что все тебе объясню. Со временем ты сможешь понять. Но сейчас мы готовы были выставить меня монстром, который пожертвует своей женой, лишь бы ее не отпускать. Риянра изобразила испуг, отчаяние. Набросилась на тебя, не давая опомниться. Сначала обвинения, потом мольба о помощи. Должен отдать тебе должное, – Эхран усмехнулся. – Если бы не ситуация, в которую мы тебя загнали, ты бы ускользнула.

– Но вы выбили землю у меня из-под ног. Напугали. Подтолкнули действовать быстро, необдуманно. Кстати. А как вам удалось избежать внимания комиссии?

– Легко. Я сказал, что Риянра превращается, только гораздо медленнее, чем все остальные девушки, потому что я сбрасываю в нее магию лишь по капле. Сказал, что это мой личный эксперимент и все записи я им обязательно предоставлю. Богу де Фарваль, как ты понимаешь, позволено многое. Даже вывести в свет смертную жену, которая, предположительно, все равно превратится.

– И… никто не сказал Арвану? Даже эта… Эилона?

У меня перехватило дыхание. Как тяжело сделать простой вдох!

Потому что в очередной раз боль начинает разъедать изнутри.

– Как вижу, ты в курсе отношений Арвана с Эилоной, – пожалуй, впервые за весь разговор я уловила в глазах Эхрана нечто очень похожее на интерес. – Все просто. Арван до последнего не спрашивал. Он так увлекся вашими делами, что не спросил о нас с Риянрой. Перед балом спросил – и мы решили этим воспользоваться. Но спросил он не Эилону. Она, вероятно, рассказала бы правду. А вот с Грасом нам удалось договориться, чтобы он утаил от Арвана информацию.

Надо же, опять этот Грас.

– Вы с Грасом хорошо общаетесь? – я прищурилась.

– С Грасом? – Эхран приподнял бровь. – До того дня не общались. Но как выяснилось, договариваться с ним можно. Он перехватил Арвана и ответил на его вопрос так, как я того хотел.

Я задумалась. Выходит, Эхран тоже не знал, что я с Земли? Если не общался с Грасом и комиссией более тесно. А если уж Эилона скрыла от Арвана, то и Эхрану никто не стал бы рассказывать. Или может быть так, что комиссия действительно не знает, откуда меня вытащила? Странно, непонятно, и все же… такая вероятность существует.

– Ты знал, что я стану богиней? Ты… – меня внезапно постигло озарение, – с самого начала намекал, что я уже не человек! И на балу в академии повел себя, как с равной. Ты знал?

Эхран смерил меня внимательным взглядом.

– Нет, Алена. Я не знал. Я догадывался, что ты уже не совсем человек. Ты принимала божественную магию. Заметь, никто не может принять божественную магию и остаться человеком. Как правило, девушки превращаются в монстров. Ты… я предположил, что ты тоже превращаешься, но иначе. Не в монстра.

– А в кого? – оторопела я. И в то же время мысль оказалась на удивление очевидной! Ведь и правда девушки не остаются людьми. Просто со мной все было иначе. И все эти недомогания явно свидетельствовали о превращении. Не в монстра. В богиню! Шу. Этот скользкий призрак наверняка что-то знал или догадывался. А еще он взял с меня клятву и был уверен, что эта клятва в состоянии по силе вступить в конфликт и перебороть клятву, данную богам – обо всем им докладывать!

 

Голова кругом.

– Алена, что-то случилось? Ты поняла нечто важное? – заинтересовался Эхран.

– Я до сих пор не могу осознать, что стала богиней! – выпалила, не скрывая эмоций. Пусть думает, что все мои эмоции сейчас именно по поводу этого. Спасибо скользкому призраку – научилась хитрить. – Не ответишь? По-твоему, в кого я должна была превратиться, если не в монстра и не в богиню?

Эхран неопределенно повел плечами.

– Может быть, в полубожественное создание, каких еще не существовало. Или в элементаля, потому как у тебя начались схожие проявления: как рассказывала Риянра, у тебя горели глаза. Но в любом случае, я знал, что ты уже не человек.

И вел себя, как будто с равной, но как к равной никогда не относился – я для него лишь инструмент. Как, впрочем, для всех богов. Но отношение Эхрана меня ничуть не волнует.

Мне нужно поговорить с Шу. И Гришу проведать. И… с Арваном тоже поговорить – это самое страшное сейчас.

– Хорошо. С тем, что произошло, разобрались. Ты захотел меня заполучить – теперь я твоя жена. Что дальше, Эхран?

– А дальше, – он усмехнулся, – нас ждет неторопливое, но планомерное сближение. Будем общаться, узнавать друг друга. Со временем, уверен, мы сможем построить крепкие, доверительные отношения. Возможно… как знать… может, у нас получится даже нечто большее.

– Например?

– Страсть… любовь… Ты богиня, Алена. У тебя будет все, что есть у богинь. Со временем.

Не знаю, как не рассмеялась в этот момент ему в лицо. Сближение, отношения? Любовь? После того, как он обманом заставил меня расторгнуть брак с Арваном?!

– А если я никогда тебя не прощу? – спросила тихо. Но внутри уже поднимались, клокотали эмоции.

– Не разбрасывайся такими словами, Алена. Тебя ждет вечная жизнь. Вечность. Осознай и прими. Ты не сможешь отталкивать меня целую вечность. А у меня в запасе сотни лет, чтобы расположить тебя к себе. Если первые годы ты будешь дуться, отталкивать, устраивать показательные выступления – это ничего не изменит. Я подожду.

– А как насчет твоей магии? Она не выйдет из-под контроля? Ты не начнешь сходить с ума, если я буду отталкивать тебя?

– В божественном браке близость не имеет значения.

Я смотрела на Эхрана, на его спокойное лицо, на уверенную полуулыбку, и не знала, что еще сказать. Это хорошо, что он не намерен требовать от меня супружеский долг, но… выходит, что я обречена! Как бы я себя ни повела – его устроит. Потому что он уже получил желаемое.

– Что-то еще? Я готов ответить на твои вопросы, если они есть.

Вдох-выдох. Пытаюсь успокоиться. Ужасно хочется пальнуть в Эхрана огнем, чтобы хоть на мгновение стереть это спокойное самодовольство с его лица! Но… понимаю ведь, что бесполезно. Ни истерики, ни погромы делу не помогут. Проверено.

– Ты сказал, что я богиня. Что могу получить все, что имеют богини. А как насчет миров? Я могу получить свой собственный мир?

Да, в очередной раз провоцировала, прекрасно помня, как отреагировал Арван на подобный вопрос при нашем знакомстве.

Эхран неожиданно шагнул ко мне и призвал огонь, перенося нас обоих.

Я не сразу сориентировалась, где мы, что происходит – слишком быстро переместились. В глаза ударил яркий свет. Раздался гул, как будто от множества голосов. А когда я проморгалась…

– Славься Алена, наша богиня!

Мы очутились на пьедестале, парящем прямо в воздухе метрах в десяти над землей, вернее, над полом.

Огромный, гигантский зал, выложенный из светло-бежевого, почти белого камня. Сколько здесь квадратных метров? Пятьсот? Тысяча? И огромное количество людей. При виде нас они опустились на колени и распластались на полу, скандируя:

– Да здравствует богиня Алена!

Гул множества голосов оглушал. А еще в этом гуле я отчетливо ощущала энергию. И эта энергия устремлялась ко мне! Восторг, почитание – я чувствовала эмоции людей!

По телу прошла дрожь. Я вцепилась в поручни, с ужасом наблюдая за этим безумием. И эта волна почитания буквально сминала меня. Как они могут? Видят впервые, а уже испытывают этот восторг, поклоняются мне?! Сделалось трудно дышать, задрожала сильнее…

Эхран обхватил меня за талию и снова призвал огонь, унося нас прочь от этого безумия. Мы оказались в гостиной, где до этого разговаривали. Я отскочила от бога, пытаясь отдышаться. Меня потряхивало, я чувствовала, как по спине стекают капельки пота.

Однако Эхран снова приблизился и проникновенно произнес, глядя прямо в глаза:

– Будь осторожна со своими желаниями. К исполнению некоторых ты еще не готова.

Я боялась, что он сделает еще один шаг, что прикоснется ко мне. И тогда… я не знаю, что вытворю! Разгромлю к чертям весь этот дом. Сожгу его наглую морду!

Но Эхран только рассматривал меня.

– Я не стану держать тебя взаперти, но сейчас тебе нужен отдых. Ты можешь вернуться к себе в комнату – слуги все прибрали. Встретимся и продолжим чуть позже. – Эхран усмехнулся: – Уверен, у тебя еще много вопросов. Например, о твоем божественном даре…

Я хотела спросить, что он знает о моем божественном даре, но Эхран исчез в вихре огня. Оставил меня одну! В своем доме. Одну. И… неужели я могу переместиться? Арван ведь не будет против, если я посещу мир де Тарриот? Не сомневаюсь, жаловаться в совет на мое несанкционированное появление он не побежит.

Несмотря на лихорадочные мысли, я не бросилась к Арвану в тот же миг. Меня все еще потряхивало от увиденного зрелища, от неизведанных ранее чувств, когда кожей, всем своим существом ощущаешь, что тебе поклоняются, тебя почитают. Потребовалось время, чтобы прийти в себя. Я сделала гимнастику, подышала немного, старательно пытаясь успокоиться. А когда наконец полегчало, сосредоточилась на желании увидеть Арвана и переместилась.

Мелькнула мысль, что даже если он сейчас у совета требует помощи в решении проблемы, ничего страшного. Появлюсь – и поучаствую вместе с ним. Может, даже к Эхрану возвращаться не придется!

Однако…

– Алена? – Арван обернулся. На его лице отразилось удивление.

На моем, полагаю, тоже. Потому что Арван был не один. С Эилоной.

Несколько секунд Арван еще смотрел на меня с изумлением, а потом его взгляд ожесточился.

– Уходи, Алена. Я не хочу тебя видеть.

У меня перехватило дыхание. Неужели он и правда поверил, будто я сделала это намеренно – чтобы освободиться от него? А может, сговорилась с Эхраном, и сама захотела стать чужой женой?

Огромным усилием воли взяла себя в руки. Голос даже почти не дрогнул:

– Уверен? Я могу объяснить, что произошло.

В глазах Арвана мелькнуло что-то непонятное. Сожаление? Разочарование? Боль?

– Не нужно, Алена. Иди к своему мужу. Нам не о чем с тобой разговаривать, – обронил Арван сухо.

Эилона самодовольно усмехнулась. Чтобы не дать волю эмоциям прямо у них на глазах, я без лишних слов перенеслась прочь. Вернулась… в дом к Эхрану. А что мне еще оставалось?! Куда пойти, если своего больше нет ничего? На Землю? Так Эхран отследит. Между нами теперь связь, будь она проклята! Я не могу переместиться на Землю, не опасаясь, что Эхран о ней узнает. Не могу подставить свой собственный мир.

Я не могу переместиться к Шу. Не могу переместиться к Грише. Не могу вообще больше ничего! Потому что стала богиней, потому что должна выполнять их идиотские правила. А может, я как раз хочу стать нарушительницей? И пусть заточат в какой-нибудь темнице, может быть, даже в той самой, куда попадают обезумевшие боги! Плевать. Или не плевать?

Я упала на кровать, абсолютно целую, и разревелась.

Как Арван мог?! Освободился от меня – и сразу побежал к Эилоне? Нет, не верю! Я видела его взгляд. Видела отчаяние в его глазах, когда не мог прорваться в мир де Фарваль, а Эхран уносил меня прочь. Арван не хотел от меня избавляться! Он пытался остановить ритуал. Пытался уберечь меня от ошибки…

Но что, если он поверил, будто я обманула? Будто я сделала это намеренно? Будто все время играла? Если он обратился к Хэржу, а тот все-таки рассказал, что еще я искала, помимо данных о Земле? Тогда понятно, почему Арван поверил, будто я все заранее спланировала, будто сговорилась с Эхраном, возможно, через эту обманщицу Изель-не-Изель. А теперь еще эта Эилона. Зачем Арван общается с Эилоной?!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru