Нити Галактики. Спасение мира

Марина Васильевна Шипицына
Нити Галактики. Спасение мира

– Есть, – ответил Будрич. – Андроникс, ты мне поможешь одеться?

– Вот еще, управляйся сам, – ехидно ответил мужчина. Будрич понял, нужно полагаться только на себя. Он быстро шел к своей каюте, он понимал, что все нужное найдется здесь.

– Я буду учиться пилотировать звездолет, ох, я ведь не сумею, я ведь читаю по слогам, а тут, – мысли Будрича перескочили, – что надеть? Он стягивал с полок одежду, рассматривал её и откладывал, – не знаю. Он сел на койку и голову повесил. В дверь постучали.

– Войдите, – неуверенно крикнул Будрич.

– Что сидишь, не видишь скафандр? – спросила вошедшая Евгения. – Одевайся и слушай. Вот здесь лежит повседневная одежда, она позволяет комфортно жить на звездолете. За стенами звездолета – вакуум. Когда – то считали, что вакуум – это пустота, оказалось, что это неверная точка зрения. Вакуум – это определенное состояние среды, обладающий запасами энергии, но, в состоянии покоя, мы чувствуем его как пустоту. За пределы звездолета выходить можно только в скафандре, который обеспечит тебе надежную защиту, его нельзя снимать, рвать, откручивать шлем. Скафандр снабжен звуковой системой связи, то есть можно переговариваться. Понял? – Евгения посмотрела на парня, румянец горел на его щеках, глаза блестели.

– Григорий, спокойно, учись держать себя в руках, ко всему относись без фанатизма, – уже с металлом в голосе сказал девушка. Понял?

– Понял, командир, – еле сдерживая слезы, проговорил парень. Слезы наворачивались сами собой, все казалось невозможным, случайным.

– Ну, пошли, – Евгения качнула головой и первой вышла из каюты. Григорий шел за девушкой, он боялся от неё отстать, сердце в груди бухало так же, как в пятимерье, когда он в первый раз увидел живые части тела. Вот они покинули звездолет, прошли по освещенной тропинке и загрузились в «Конимкор 125».

– Григорий, как ты, страшно? – спросила командир парня.

– Да, мне очень страшно, все такое черное, нигде нет белого света.

– Не страшнее, чем в пятимерье, – резко прервала его Евгения.

– Не стони, – также жестко сказал и Андроникс.

– Я не стону, вы спросили, я ответил, – ничуть не обижаясь проговорил Будрич. Он застыл в кресле пассажира, вперив свой взгляд в черноту космоса.

– Пристегнуть ремни, – скомандовала Евгения, запустила двигатель и внимательно проанализировав показания приборов осторожно подняла «Конимкор» вверх, так хочется сказать в воздух, но, к сожалению, на планете № 9 нет воздуха. За считанные секунды она разогнала челнок до сверхзвуковых скоростей и понеслась на северо – восток к «инкубаторам».

– В моем мозгу не укладывается как так, вчера я был на Земле и воевал с белыми, сегодня я в космосе и лечу над планетой № 9, в космическом аппарате, – проговорил Будрич, словно приглашая для разговора. Евгения хмыкнула, что она могла сказать? Время летит с бешеной скоростью, так много хочется еще сделать, а главное полетать в космосе и увидеть другие планеты, Галактики, звезды. Мечты, мечты.

– Мы над разыскиваемыми объектами, смотрим в оба, – проговорила Евгения, – об обнаружении докладывать мне. Они летели и летели, но ничего похожего на инкубаторы они не видели.

– Андроникс, смотри ничего нет, что ты об этом думаешь?

– Я не знаю, могу только предположить, что инкубаторы почему – то целы, или…

– Что или? Говори.

– Или их не было, – окончил фразу Андроникс.

– Как так, Андроникс, когда мы летели сутки назад и что – то за нами взрывалось, ты сказал, что это инкубаторы, а сейчас ты говоришь, что их не было.

– Командир, мы находимся точно над первым инкубатором, но как видишь, ничего не происходит, значит там нет инкубатора. Командир, разрешите мне сходить в разведку, – предложил Андроникс.

– Хорошо, мы сейчас встанем на якорь, и я тебя высажу. Будь осторожен, при малейшей угрозе жизни немедленно возвращайся.

– Командир, можно мне с ним? – попросился Будрич.

– Григорий, ты еще ничего не знаешь про космос, думаю, что тебе пока не надо идти, а впрочем, иди, учись, только никуда не отходи от Андроникса.

– Есть, никуда не отходить. Мужчины отстегнули страховочные ремни, через шлюзовую камеру вышли на поверхность планеты.

– Андроникс, докладывай, что видишь?

– Командир, пока никаких признаков инкубаторов, хотя я вижу достаточно ровную площадку.

– Андроникс, подожди меня, не торопись, я не успеваю за тобой, – послышался голос Будрича.

Ровная площадка начала слегка светиться.

– Андроникс, смотри площадка начинает светиться, будьте осторожны.

Будрич торопливо шел за мужчиной, хватался руками за острые выступы скал, старался избегать под ногами больших и мелких валунов. Вот он увидел, что впереди ровная площадка начинает светиться, Будрич повернулся и попытался подняться на небольшой вал, который окружал эту площадку. Вдруг нога соскользнула, и он кувырком полетел прямо на эту светящуюся поверхность.

– Аааааа, – закричал он испуганно, – Женяяяяяя.

Евгения сидела и глядела на экран, она видела, что Будрич соскользнул и покатился вниз, прямо на светящуюся площадку.

– Григорий, успокойся, ничего с тобой не будет, – громко крикнула она в микрофон.

Будрич от страху закрыл глаза. Вот его падение прекратилось и стала повышаться температура скафандра. Он открыл глаза, рукой расчистил небольшое пространство и глянув вниз, остолбенел от увиденного: внизу было огромное множество прозрачных коконов, в них находились люди на разных стадиях своего физического развития. Он хотел вскочить и бежать куда глаза глядят, но не мог сдвинуться с места. Температура скафандра постепенно повышалась. Вот к нему подполз Андроникс и тоже глянул вниз.

– Командир, смотри, – Андроникс включил видеокамеру, встроенную в перчатку. – Убедилась, что с инкубаторами все в порядке?

– Как же они так быстро восстановили свою работу? – задала вопрос Евгения, конечно он ни к кому специально не относился.

– Андроникс, я все видела, возвращайтесь, будьте осторожны, особенно Будрич, – но не успела Евгения произнести фразу до конца, как увидела, что к мужчинам подлетает небольшой космический челнок, он крался незаметно, ощетинившись дулами пулеметов.

– Ребята, к вам летит космический катер, бегите назад – закричала Евгения, – быстрей, я постараюсь вас прикрыть. Вылетая из укрытия, она уже видела, как начал стрелять чужой космокатер, пули ложились рядом с мужчинами. Вот они добежали до скалы и скрылись в чернильной темноте. Евгения смело повела «Конимкор 125» навстречу чужаку, она открыла прицельный огонь ракетами класса BL – 50, стараясь попасть в ходовую часть челнока. Но там не боялись огня Евгении, казалось, что они специально заходят на вираж для столкновения с её челноком.

– Может это робот, поэтому он не может правильно оценить обстановку или лучше сказать его задача – уничтожить её челнок любой ценой, даже ценой своей жизни.

– Что ж, мы тоже пойдем на таран, – она направила челнок прямо на чужака, до столкновения оставалось пару метров, у противника не выдержали нервы и он резко ушел от столкновения по горизонтали едва черкнув по борту «Конимкора» крылом. Развернувшись, он снова начал стрелять.

– Зачем тебе нужно меня уничтожить, ведь я тебе ничего плохого не сделала, но этот выбор ты сделал сам, – Евгения выполнила выброс электромагнитной ловушки и когда челнок потерял маневренность выпустила ракету класса BL – 50. Чужой челнок взорвался и его черные осколки полетели вниз, но пилот успел катапультироваться. Мужчины, которые видели бой и восхищались мужеством командира, видели так же, как недалеко от них упал пилот чужого челнока. Он быстро отстегнул ремни и побежал прочь от поля боя, скрывшись в тени скал.

– Беги, беги, далеко не убежишь, – сказала девушка.

– Командир, мы возьмем его, доставим на челнок и допросим, – в азарте покричал Будрич, он уже бежал за чужаком.

– Андроникс, Будрич, возвращайтесь, у нас нет задачи поймать пилота, – сказала Евгения, челнок завис недалеко от поля боя, Евгения открыла дверь. Мужчины залезли в «Конимкор».

– Командир, почему ты не разрешила поймать чужака? Сейчас бы мы его допросили и узнали бы, зачем он здесь находится.

– И что потом делать с ним? – резонно спросила Евгения, «Мицар» не резиновый. Здесь девушка слукавила, на борту её звездолета можно разместить до 100 человек, ведь в прошлом он принадлежал категории военно – транспортных кораблей класса БК серии 299 (БК – боевой катер).

– Командир, этот пилот, возможно, один из зарницыан, скорее всего это сторож.

– Что нам это дает? – спросила Евгения.

– Я точно не знаю, но, возможно, скоро будет транспорт с Зарни – Цын, он заберет готовых детей, людей.

– Я когда смотрел в инкубатор, то было видно, что там люди разного возраста, – поддержал тему Будрич. Все помолчали.

– Ладно, отдыхайте, полетаем немножко.

Глава 4. Там город

Впереди по курсу – квадрат 300. Евгения смотрела на навигационные приборы, они точно указывали на то, что вот он – нужный участок планеты.

– Командир, ничего не меняется, все такой же скалистый пейзаж, разломы и трещины, – оторвался от созерцания поверхности Андроникс.

– Вижу, что ничего интересного.

– А что должно быть интересного, – спросил Будрич, – что мы можем увидеть: людей, животных или дома. Командир, ведь ясно, что здесь ничего такого нет.

– Будрич, ты первый раз вышел на поверхность и уже делаешь вывод, что ничего интересного нет. А может и есть, просто мы его еще не открыли, не увидели.

Прямо перед носом «Конимкора 125» пролетел большой камень, он поднял вверх огромные булыжники и мелкую пыль. Челнок оказался в самом центре взрыва, на миг запорошило смотровое окно, стало как – то неуютно.

– Командир, что теперь делать, ведь ничего не видно.

– Мы идем по приборам, скоро выйдем на чистое пространство, – лаконично ответила Евгения.

 

Постепенно пыль рассеялась, внизу появился кратер.

– Ничего себе, – присвистнул Будрич, – метров 300, вот это ямка. И часто здесь падают такие камни?

– Часто, атмосфера планеты очень разреженная, она не может защитить поверхность от этих столкновений, – ответила Евгения. – В этом квадрате много таких кратеров, обрати внимание вон на те горы, – девушка на мониторе указала на каменную гряду. – Все горы равной высоты и находятся на почти равном расстоянии друг от друга, как ты думаешь, почему? – спросила она Будрича.

– Не могу знать, – ответил парень.

– Возможно, к планете летел один больших размеров камень. Под действием гравитации камень развалился на множество камней поменьше, все они упали друг за другом, так появились кратеры и гряда гор.

– Может все было не так, – вступил в разговор Андроникс. – Произошел разлом поверхности планеты и наверх вышла раскаленная лава, края разлома сдвинулись и выдавили лаву на поверхность.

– Возможно, что ты прав, хотя сейсмограф не зарегистрировал активной сейсмической деятельности. Возможно, что ядро этой планеты твердое. «Конимкор 125» летел над поверхностью планеты, а ночь бежала за ним и даже пыталась наступить раньше. Яркие звезды сверкали и мигали, манили и обещали.

– Командир, какую ровную гряду образуют горы, уж не специально ли их возвели здесь?

– Кому это надо? – удивился Андроникс, – да, и кто мог это сделать? Евгения направила челнок вдоль горной гряды.

– Смотрите, – крикнул Будрич, возбужденно показывая рукой куда – то вниз. – Там город.

– Будрич, не вскакивай, сиди спокойно, я вижу.

– Командир, он светится, там есть свет, в каменных постройках есть свет. Там люди, – возбужденно кричал Будрич, казалось, он сейчас выпрыгнет из челнока и бегом рванет в этот каменный город.

– Что – то я сомневаюсь, – подумала Евгения, – откуда здесь взяться городу? А почему в северных широтах ничего подобного нет? Мы в разведке уже более четырех часов, надо бы возвращаться, но…, – она не додумала мысль, вдруг откуда ни возьмись прямо перед ними выросли странные летательные аппараты, они напомнили Евгении земные танки и на огромной скорости понеслись навстречу «Конимкору».

– Командир, они нас сейчас уничтожат, – закричал Будрич, он вскочил с кресла и рванул к шлюзовой камере.

– Андроникс, успокой его, – жестко сказала Евгения, – у парня снесло «крышу». Андроникс рванулся за Будричем, притащил его в кресло и крепко привязал страховочными ремнями. Евгения закрыла иллюминаторы, оставила только маленький индивидуальный монитор, где могла следить за разворачивающимися событиями.

«Танки» окружили её челнок, не давая пространства для маневра.

– Командир, – сказал Андроникс, – мне нельзя встречаться с жителями этого города, а вдруг это зарницыане? Меня сразу убьют, никто не будет разбираться.

– Я тебя поняла, – сказала Евгения, – нам нельзя с ними встречаться, пристегнись и держитесь крепче, – скомандовала девушка и увеличив скорость в 10 раз исчезла из поля видимости жителей этого странного города. Чужие «танки» повертелись на месте и повернули назад, добыча ускользнула от них.

– Чел, возьми управление на себя, я что – то устала, – приказала Евгения компьютеру. «Конимкор 125» вышел в пространство недалеко от звездолета и сбросил скорость. Вскоре он приземлился в ангар.

– Командир, ваше приказание исполнено – отчитался Чел, – «Конимкор» совершил посадку в ангаре звездолета «Мицар». Евгения отключила систему управления челноком, откинула шлем скафандра.

– Пошли, на сегодня полеты окончены, – проговорила Евгения. – У нас еще есть два часа до отбоя, соберемся в кают – компании, поговорим.

– Командир, а что будем делать с тем городом, что мы видели? – задал вопрос Будрич, щеки его горели, он нервничал.

– Григорий, ты боишься? – спросила девушка парня.

– Не знаю, командир, но город показался мне очень страшным. У меня была бабушка Марфа Ивановна, – рассказывал Будрич, когда вся троица вышла из ангара и мирно вышагивала по коридору.

– Гриша, давай ты нам расскажешь про бабушку чуть позже, хорошо? – сказала Евгения, открывая дверь своей каюты.

– Гриша, твою бабушку звали Марфа…, – заинтересованно произнес Андроникс, эти слова услышала девушка, входя в каюту.

– Наконец – то я дома, – громко сказала Евгения, сбрасывая с себя уникомбез, переоделась в легкие домашние брюки и свитер. Она достала из кармана голубой камушек, полюбовалась, приложила к среднему пальчику левой руки.

– Буду на Земле, закажу себе колечко, а пока пусть лежит, – подумала девушка, – надо идти, наверно, меня уже ждут, да и поесть не помешало бы, – с этими мыслями она вышла из каюты и направилась в столовую.

– Моя бабушка рассказывала мне, что на Земле есть Ад и Рай, – услышала она слова Будрича, – так вот Ад – это страшный каменный город, где дома с острыми крышами, что там всегда ночь и там живут грешники, – уже почти прошептал Будрич. Андроникс внимательно слушал парня не перебивая.

– Григорий, наши ученые доказали, что никакого Рая и Ада нет, что Душа покидая тело устремляется вверх, на небеса, а через некоторое время снова рождается на Земле, – проговорила Евгения, подходя к столику, она была приятно удивлена выбором блюд.

– Андроникс, это ты выбирал сегодня ужин?

– Нет, командир, это сделал Будрич, когда я пришел все уже было на столе.

– Молодец.

– Спасибо, – сказал польщенный Будрич, – но, командир, моя бабушка, знала очень много всяких разных историй и сказок. Она так рассказывала, что не верить было нельзя. Однажды в нашей деревне…

– Хорошо, Григорий, ты когда – нибудь нам все расскажешь, а сейчас давайте посоветуемся, что делать завтра: возвращаться в город и разведать, кто там и что там или полетим исследовать другие участки планеты.

– Командир, мы сегодня наделали много шума, подлетели к городу не прячась, а если завтра подлететь тихонько, незаметно, уж очень хочется знать, кто там живет. И еще откуда у них там свет? – проговорил Андроникс, было видно, что ему на самом деле было интересно.

– Ах, командир, город каменный, страшный, да еще такие огромные машины, мне тоже интересно, но…, если они нас схватят? – сомневался Будрич.

– Я, тоже за то, чтобы тихонько исследовать этот Плутонград. Так и решим? Завтра на глубокую разведку города?

– Командир, а кто пойдет?

– Пойду я и Будрич, Андроникс, ты останешься на «Конимкоре», твоя задача, быть все время на связи.

– Есть, командир, а можно я завтра поведу челнок? – храбро спросил Андроникс.

– Нет, – без объяснений отрезала девушка. Она доела ужин, выпила стакан морса. – А сейчас всем спать, завтра нас ждет большая и трудная работа.

– Командир, спокойной ночи, – тепло сказал Будрич, – сладких снов.

Евгения подняла руку и помахала прощаясь.

Через несколько минут свет на звездолете был слегка приглушен, экипаж должен спать.

Евгения проснулась от того, что по звездолету заливалась охранная сигнализация. Девушка в мгновение ока натянула на себя уникомбез, достала оружие ЛББ (лазер ближнего боя) и тихо подошла к двери, прислушалась, за дверями была тишина. Она тихонько приоткрыла дверь и осторожно выглянула. Космос давно её научил осторожности, совершенно незачем подставлять голову под пули. Евгения на цыпочках направилась в сторону кают, временно занятых мужчинами. Каюта Будрича была открыта, но самого парня там не было, она тихонько подошла к каюте Андроникса, дверь распахнулась и прямо под ноги к ней вывалились дерущиеся мужчины, они душили друг друга: их красные лица разбухли и казалось, что они сейчас лопнут. Евгения, недолго думая, ударила по голове Будрича рукояткой лазера, тот разжал пальцы и ткнулся носом в плечо Андроникса.

– Что все это значит, – раздраженно проговорила Евгения, спихивая тело Будрича. Андроникс сел, потирая шею приходил в себя.

– Когда ты ушла, я решил вызвать с Зарни – Цын свою девушку, я так и сделал. Как только Магдалена ступила в каюту, откуда ни возьмись появился Будрич, он заговорил с Магдаленой и предъявил на неё права. Я не стерпел, стукнул его, Будрич полез в драку … результат тебе известен. Будрич очнулся, открыл глаза и снова ринулся в бой.

– А ну, прекратить! Все драки на моём звездолете прекратить, – вне себя от ярости крикнула Евгения. – Вы, что себе позволяете, сейчас открою шлюз и выброшу вас обоих за дверь. В этот момент из каюты показалась высокая, длинноногая брюнетка. Она была одета в красное атласное платье с оборкой, черные кудрявые волосы ниспадали по спине черными волнами. Черные глаза смотрели на Евгению изучающе и с вызовом, взгляд скользнул по фигуре, оценивая красоту и стройность девушки.

– Не надо никого выбрасывать, я сейчас уйду, – сказала девушка в красном, – вы достойны моего Андроникса.

Евгения потеряла дар речи, на корабле другая женщина.

– Андроникс, разберись немедленно, – приказала Евгения.

– Меня зовут Магдалена, я жду Андроникса, чтобы мы могли пожениться. Он мой парень, – она взяла Андроникса под руку и удалилась вместе с мужчиной.

– Не корабль, а проходной двор какой – то, – в сердцах проговорила девушка.

– Ты, что с ума сошел, – обратилась Евгения к Будричу, – это невеста Андроникса. Будрич сидел на полу, опустив голову и ничего не отвечал, потом поднял голову и голосом обиженного ребенка промямлил:

– Прости, командир, я не хотел, я не знал.

– На первый раз прощаю, но ты должен помнить: ты просто спасенный, ты – никто. Чтобы стать человеком нашего времени необходимо много учиться, много знать.

– А я, кто, не человек что ли? – спросил Будрич.

– Может ты и человек, но между мной и тобой 600 лет, разница существенная. Понял? Сейчас иди спать, завтра работа. Она посмотрела, как Будрич, согнувшись, поковылял к своей каюте. – Почему этот полет такой неудачный, какие – то мужики, а сейчас еще и женщина появилась на корабле, ну и дела, – Евгения покачала головой и снова прилегла, осталось спать 2 часа.

Казалось, только легла, как вновь зазвонил сигнал побудки. Лежать нельзя, звездолет полон чужих людей, нужно держать марку. Евгения быстро оделась и бегом на зарядку. В тренажерном зале Будрич уже висел на кольцах и раскачивался. Заметив Евгению, бодро закричал:

– Товарищ командир, здравствуйте, я сегодня первый, я спать не ложился.

– Здравствуй, Будрич, слезай, на кольцах нельзя раскачиваться, можно упасть и переломать себе все, что можно.

– А зачем мне жить, все кого я когда – то любил, умерли, наверно, и деревни моей нет давно.

– Григорий, твоей деревни скорее всего нет, хотя у нас в России сохранены деревянные дома в отдельных деревнях, туда ездят туристы. Маршрут называется «Деревенское кольцо», прибудем на Землю, узнаем точнее. Перейди на беговую дорожку. Будрич спрыгнул с колец, у него появилась надежда, что может быть его деревня до сих пор жива.

Открылась дверь и вошли Андроникс, а за ним… Магдалена.

– Командир, простите меня, я не смог отправить девушку на Зарни – Цын, у меня остался только один переходник. Пусть она побудет здесь, со мной, – и он с надеждой посмотрел на Евгению. Девушка была в бешенстве, глаза её сверкали, с губ готовы были сорваться грубые слова.

– Она не может оставаться на корабле, это противоречит, – девушка придумывала, чему это может противоречить – Уставу космолетчика. Первая заповедь – будь осторожен, на корабле не может находиться посторонний, незнакомый человек! – прошипела Евгения.

– Я постараюсь не мешать вам, как только мне удастся связаться со своими я немедленно покину ваш корабль, – проговорила Магдалена. – Андроникс сделал опрометчивый шаг, выдернув меня сюда, поисками будут заниматься все службы безопасности Зарни – Цын и, если со мной что – нибудь случится, то вас просто уничтожат.

– Командир, я тоже против, чтобы оставлять её на корабле, пусть катится восвояси, – проговорил Будрич, – здесь не институт Благородных девиц, – а сам глазами пожирал колоритную фигуру девушки.

– Ты опять начинаешь, – сорвался Андроникс, – не подходи, а то я не знаю, что с тобой сделаю, – он угрожающе поднял кулак. Будрич сделал вид, что не видит и не слышит.

– Необходимо слетать на разведку, посмотреть, может еще жива космостанция, которую я нашла, если она в порядке, то вы пойдете жить туда, – подвела итог Евгения. – Ладно, пока оставайся, – разрешила Евгения, – а сейчас все на завтрак, – и первая вышла из зала. Откуда взялись эти проблемы? Это все моя жалость, если бы я не пожалела Андроникса, то его здесь бы не было, если бы я послушала Андроникса, и не пожалела Будрича, то его сейчас бы здесь не было, а как насчет Магдалены? Ничего не сделать, зачем – то они здесь все собрались. Зачем?

Столовая сегодня гудела, все – таки четыре человека, приборы стучали, рукава шуршали, тихий разговор тоже был непривычен для этих стен.

 

– Так, экипаж, завтрак окончен, переодеваемся, сбор в переходной камере через 15 минут.

– А что делать мне? – просила Магдалена.

– Андроникс, разбирайся со своей женщиной сам, – отрезала Евгения.

– Магдалена, если оставить её на звездолете, будет вносить в экипаж раздор, а этого допустить нельзя, значит, нужно, чтобы женщина исчезла. Евгения надела скафандр и ждала мужчин, по московскому времени, на планете начался день.

Девушка увидела мужчин в скафандрах, быстро открыла шлюзовую камеру, затем прошла в ангар и ввела команду – «на старт» космическому челноку «Конимкор 125». Дверь челнока автоматически открылась и пропустила в салон Евгению и двух её помощников. Девушка включила двигатель, задраила двери и уверенно вывела челнок из ангара.

– Командир, куда сначала? – спросил Андроникс, ему не терпелось слетать на космостанцию, убедиться, что она в рабочем состоянии.

– Летим на станцию, посмотрим, как она, – челнок летел над слегка освещенными пиками черных гор. Прямо по курсу на небосводе висел спутник, его поверхность была слабо освещена, но некоторые детали поверхности можно было рассмотреть. Спутник казался огромным, так как находился очень близко к планете. На нем виднелись какие – то светлые и темные полосы, круги, темные и светлые участки.

– Командир, вот бы было интересно там побывать, – сказал мечтательно Будрич.

– Что там может быть интересного? – спросил Андроникс, но вспомнил про Плутонград, город, который они обнаружили вчера и дальше не стал развивать тему.

– А что, Григорий, ты там хочешь увидеть? – не отвлекаясь от вождения челнока спросила девушка.

– Ну, там…маленьких местных человечков, только не очень светло, жаль, что здесь не светит Солнце.

– Этот спутник называется Харон, он, как и Луна, всегда обращен к планете одной стороной,

некоторые ученые считают, что Плутон и её спутник – это двойная планета.

– Как понять двойная планета, я не могу себе представить, а, это когда они вращаются друг около друга, так? – спросил Будрич.

– Нет, Григорий, по современным представлениям в пространстве есть некая точка – центр гравитации, около которой на первой орбите вращается Плутон, а на второй орбите вращается Харон, а вот другие спутники вращаются около обеих этих планет. Будрич, смотри внимательно, сейчас покажутся еще четыре спутника, они много меньше Харона, и еще слабее отражают свет Солнца, а самый маленький вообще на отражает свет и кажется очень темным, – Евгения просвещала Будрича со знанием дела и очень охотно рассказывала всем известные факты. Будрич смотрел в иллюминатор, а там – один за другим всходили над горизонтом спутники, они были слабо освещены, но по размерам казались ночными фонарями.

– Командир, прямо по курсу, космостанция, – доложил Андроникс. Евгения виртуозно подвела челнок поближе к станции и поставила его на вакуумный якорь. Первым вышел из челнока Андроникс, он подождал Евгению и Будрича, а затем уверенно повел их вперед.

– Как хорошо, что станция в целости и сохранности, мы перейдем с Магдаленой сюда. Он поднес ладонь к замку двери, что – то поколдовал над ним, дверь отворилась, впуская гостей. Как только люди вошли на станцию, дверь была загерметизирована и началась накачка пригодного для дыхания воздуха. Андроникс подошел к электронному табло, нажал кнопки и наблюдал за тем, как на нем мигали какие – то цифры и буквы. Вот он откинул шлем, приглашая друзей сделать тоже самое.

– Все системы станции, рады приветствовать, разработчика этого модуля – Андроникса Никоси Меня. Заиграла музыка. – Мы рады приветствовать в этих стенах гостя – Евгению, снова заиграла музыка. На станции все готово к приему и проживанию людей, а сейчас я приглашаю вас пообедать и вручаю вас в ведение кухонного автомата – Верна. Приятного аппетита. Андроникс громко спросил, о чем – то систему станции, на непонятном Евгении языке, она удивленно посмотрела на мужчину, она ведь привыкла думать о нем, как о человеке, подобном ей. То, что он заговорил на другом языке и что – то стал спрашивать, насторожило командира, но не настолько, чтобы покинуть станцию.

– Вот это станция, – восхитился Будрич, – как здесь тепло и светло. Он открыл дверь комнаты и остановился на пороге, поцокал языком, – красота.

– Будрич, идем, не останавливайся, сейчас поедим и полетим дальше.

– А можно я подожду вас здесь?

– Будрич, ты ведь должен со мной идти в разведку, в Плутонград, забыл?

– Нет, но здесь так хорошо, что идти никуда не хочется.

– Я думаю ты забыл, кому ты обязан своей жизнью, – очень жестко произнесла Евгения, глаза метали искры. – Оставайся здесь навсегда.

– Командир, но я-то не хочу пока здесь оставаться, давай поедим и полетим дальше, – сказал Андроникс.

– Хорошо, поедим и вперед. Робот Верн быстро сервировал стол, расставляя тарелки, раскладывал ложки, вилки. Евгения сидела за столом хмурая и злая:

– Эти люди мешают мне выполнять задание, особенно Будрич. Зря, я его спасла, он не сможет социализироваться в нашем обществе. С другой стороны – он ведь еще молодой и у него все впереди.

Она ела хорошо приготовленную котлету с вареным рисом и думала о том, что этот её полет на Плутон «плохо кончится».

– Пошли, – скомандовала девушка, надевая шлем, – нас ждет работа. Она вышла из столовой, вспоминая как она была здесь первый раз и как её отсюда не выпускали. Андроникс шел рядом с ней, Будрич остался сидеть в столовой и не пошевелился. Ну, это уже через край её терпения. Евгения подошла к парню, схватила его за шиворот:

– А, ну, быстро встал, оделся, ты знаешь, что бывает за невыполнение приказа, – она вытолкала его из – за стола, рукой сгребла недоеденную пищу на пол. – Быстро одевайся, – Евгения теряла терпение, – быстро, быстро, время не ждет. Она шла за Будричем и толкала его в спину, тот понимал, что не стоит сопротивляться, а то будет хуже.

– Андроникс, открывай, – мужчина подошел к двери, быстро набрал код, дверь открылась и выпустила гостей наружу. Через некоторое время «Конимкор 125» летел на юг, впереди их ждал Плутонград.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru