Нити Галактики. Спасение мира

Марина Васильевна Шипицына
Нити Галактики. Спасение мира

– Придется учиться у неё, ведь все, что она делает, делает по – собственному желанию, – и он быстро бросил взгляд в сторону Евгении.

– Командир, куда мы летим? Я хочу быть вам полезным, – тихо проговорил Андроникс, – поручите мне какое – нибудь дело.

– Командир корабля «Морион», мы не можем больше выполнять бывшую дорожную карту, по исследовательской работе на планете № 9 Солнечной системы, поэтому я приняла решение, в оставшиеся дни полета исследовать Нереиду, один из спутников планеты №8.

– Я буду очень рад исследовать еще одну планету, – Андроникс задумался. Евгения поняла задумчивость мужчины.

– Давай будем надеяться, что на Нереиде нет ваших инкубаторов.

– Командир, давай, прежде чем мы сядем на неё, внимательно осмотрим поверхность.

– Зачем? Ты боишься, что мы можем грохнуть и здесь все ваши инкубаторы? У вас на Зарни – Цын, не рождаются дети? Но для повышения численности населения использовать другие звездные системы – это аморально.

– Да, население нашей планеты вымирает, мы привозили много «биологического материала» – людей, на нашу планету, но они не выживают. Выживают только люди из инкубаторов планет Солнечной системы. Если мы их погубим на Нереиде, то нас найдут и уничтожат.

– Даже на моей родной планете?

– Большие расстояния для наших кораблей – не препятствие, достичь, планеты №3 можно в течение нескольких минут по вашим меркам. Далее посвященный принимает образ тех людей, среди которых он намерен жить, ну, а остальное – дело техники.

– С точки зрения земной цивилизации, использовать чужие планеты нельзя, это запрещено Соглашением «О межпланетном сообщении в пределах Солнечной системы», пункт № 61 – жестко ответила Евгения.

– Если бы ваша цивилизация вымирала, чтобы вы делали? Искали бы решение проблемы, чего бы это вам не стоило. Вот и мы, мы только используем планеты, никого не убиваем и никому не мешаем.

– Поживем, увидим, а сейчас отдыхать, – девушка вышла из рубки звездолета и направилась в свою каюту. День был тяжелый, перелет окончится только завтра к 12 часам дня, так, что можно успеть хорошо выспаться.

– А, что делать мне? – подумал мужчина, – я не хочу спать, не хочу читать. Как только командир уснет, выйду на связь с прекрасной Магдаленой, сообщу о том, что я жив, и чтобы она обо мне не расстраивалась, – довольный принятым решением, мужчина остался в рубке и наблюдал сверкание ближнего космоса.

– Это, планета №8, а это два её спутника. Видны еще слабо, завтра будет лучше. Прошло два часа, наверняка командир спит, ладно активирую связь. Он достал из кармана маленькую горошину и подбросил вверх, мгновенно пространство внутри звездолета распахнулось, вакуум протаял и стал прозрачным. Откуда ни возьмись появилось голубое море, а на берег выходила довольно молодая высокая женщина, черные волосы были собраны на затылке и связаны, молодое тело было загорелым и блестело в капельках воды.

– Андроникс, ты жив?

– Милая Магдалена, я готов тебе признаться в своей любви, будь моей невестой…

– Потом, все потом, вернешься и мы поговорим на эту тему, – в небе над Магдаленой показался черный летательный аппарат вооруженных сил (ВС) Зарни – Цын. Андроникс, мгновенно закрыл портал дальней связи, он понял, что сделал глупость, скоро корабли ВС Зарни – Цын будут здесь.

– Зачем я ей позвонил? Подставил себя и командира, скоро здесь будут военные корабли, и они уничтожат нас.

– Эх, была – не была, разбужу командира и все ей расскажу, – мужчина покинул рубку и подошел к каюте Евгении, она еще не спала, лежала на койке и читала, когда в каюту осторожно постучали.

– Входи, – крикнула Евгения, не двинувшись с места и не оторвав взгляда от страницы.

– Командир, – начал гость свою речь, – командир, я совершил сеанс дальней связи со своей планетой и наш звездолет засекли вооруженные силы Зарни – Цын, скоро они будут здесь, – упавшим голосом докончил свою речь Андроникс.

– Твою мать, – процедила сквозь зубы девушка, она вскочила с койки и махая кулачком перед его носом кричала:

– Зачем ты это сделал? Кто тебя просил лезть в мои дела? Неужели нельзя быть на чужом звездолете гостем и вести себя соответствующе?

– Я хотел начать думать, как вы сказали. Евгения осеклась, посмотрела на него осмысленным взглядом и произнесла:

– Иди в рубку, я сейчас приду, что – нибудь придумаем, – она сменила гнев на милость. – Чего не бывает в космосе, даже можно найти и подобрать человека. Евгения одевалась, сокрушаясь, что так ни минутки и не поспала, решила почитать на сон грядущий и вот – на тебе.

Евгения смотрела на экран управления, мимо пролетали огромные камни, звездолет вошел в кольцо планеты №8. Она сбросила скорость и звездолет начал дрейфовать вместе с камнями кольца вокруг планеты. Зрелище было завораживающе, она смотрела на планету, экваториальный диаметр которой составляет 50200 км, её звездолет был песчинкой по сравнению с этим гигантом. Гелиево – водородные облака плотно окружали планету и полностью скрывали поверхность. Мощное, тяжелое ядро, состоящее из силикатов, металлов и других химических элементов, крепко удерживало атмосферу, спутники и обширные каменные кольца. Евгения взглянула на собеседника. Тот сидел, повесив голову, груз ответственности за сделанную глупость не давал ему поднять глаз на девушку.

– Ладно, прорвемся, где наша не пропадала, – Евгения хотела пожалеть парня, но передумала.

– Он мужик, пусть несет ответственность за свои поступки.

– Командир, смотри, вот эскадра Зарни – Цын, – и он показал на яркую кляксу на экране управления.

– Андроникс, это руль управления пушками внешнего наведения, придется тебе немножко поработать, если понадобиться.

– Я не могу в своих стрелять.

– А они могут, они уничтожили твой робот, думали, что ты погиб вместе с ним, и вдруг ты нарисовался…не жди пощады.

– Может переговоры?

– Что? – вскричала Евгения. – Какие переговоры, да они нас даже и слушать не будут, уничтожат одним выстрелом. Если ты мне не подчинишься, я тебя катапультирую, разговаривай потом, веди переговоры. Учти, тебе не будет пощады.

Андроникс смотрел в холодные и жесткие глаза, полные отваги и решимости.

– Вот это женщина, кремень. Наши женщины мягкие телом, и душой, таких среди них точно нет.

– Есть, командир, я выполню все ваши приказы, будьте спокойны, – казалось дух его окреп в этой сложной ситуации, он прекрасно понимал, что командир права, что их уничтожат и никто с ними не будет разговаривать. Он вцепился в ручку управления внешними орудиями, готовый к бою. Эскадра Зарни – Цын на глазах вырастала в численности, уже можно было рассмотреть флагманский крейсер и несколько судов поменьше, черные, сверкающие огнями они производили гнетущее впечатление, но только не для Евгении.

– Будем бить первыми, – Евгения быстро ввела координаты удара и дала команду на выстрел. Мужчина медлил, он еще верил в возможность переговоров, так как он был частью зарнициан.

Евгения, не говоря ни слова сдернула его с кресла, перевела управление на себя, вдруг Андроникс бросился на женщину и попытался её ударить, но Евгения с разворота правой ногой ударила мужчину в челюсть и мгновенно вырубила, тот упал как мешок.

– Так – то лучше, окончу бой, буду решать, что с тобой делать. Евгения, уточнив координаты эскадры сделала выстрел на поражение флагманского звездолета. Снаряд разорвался, не долетев до корабля. Противник применил средства упреждающего активного удара.

– А вот так, – Евгения, стреляла метко, быстро сближаясь с кораблями противника. Космокатера противника разваливались в воздухе словно игрушечные. Флагман повернулся правым боком и выстрелил из всех орудий, Евгения бросила «Мицар» вертикально вниз, мужчину вырвало.

– А чтоб, тебя, – досадливо произнесла девушка, но она не могла оторваться от боя, корабли противника окружили звездолет девушки. Евгения выжидала, наконец нервы у врага не выдержали, и они произвели выстрелы со всех космокатеров, пытаясь попасть в «Мицар».

– А, как вам вот такой трюк? – Евгения набросила на звездолет сетку невидимости и ушла вертикально вверх, мужчину снова вывернуло.

– И зачем я тебя спасала, бросила бы в роботе и сейчас не было бы ни забот, ни тревог. – Она кое – как перетащила мужчину в кресло и пристегнула страховочные ремни. – Может так будет лучше? Потом тщательно все убрала, побрызгала духами, и довольная собой посмотрела на экран. Флагманский корабль, обладал нейтрализатором, он рассмотрел, где прячется Евгения и пошел на опасное сближение.

– Хочешь протаранить? Не смейся, маневренность моего звездолета превышает твою в десятки раз. Как хочешь, – согласилась девушка, – молодец, что подставился, – она выстрелила, – ракета класса «Рос – 121», уничтожит флагман, не долетая до корабля.

– Прощайте скалистые горы, на подвиг Отчизна зовет…, – запела Евгения, невесть откуда взявшиеся строчки песни.

– Однако, крепкий попался, – проговорила Евгения, наблюдая за маневрами флагмана, тот вдруг окутался облаком белого тумана и исчез …

– Так, значит, не хочешь сдаваться добровольно, – девушка включила нейтрализатор, флагманский корабль противника находился точно напротив «Мицара» на расстоянии меньше 10 км, и ужасающе быстро приближался.

– Ждём, ждём, – уговаривала себя Евгения, флагман летел навстречу, ракеты плотным роем летели перед ним.

– Ну, вот теперь и все, – Евгения выпустила ракету класса W – 20 – 20. Эта ракета называется «Возмездие», она была разработана военным концерном Штагин и была создана в двух экземплярах, одна – на пробу, вторая – на дело. Экспедиция Евгении была по времени ближайшая, поэтому ракетами оснастили «Мицар». Евгения не отрывала глаз от экрана, казалось, что ничего не происходит, но вот пространство перед флагманским кораблем вспучилось, поднялась белая непрозрачная стена, оставаться вблизи пространственно – временного катаклизма не безопасно и командир, резко бросила «Мицар» в правую сторону с одновременным изменением N – мерности пространства. Легкий удар по голове, темнота, выключение сознания.

 

Глава 3. Григорий Будрич, командир красной сотни

Андроникс очнулся первым, он открыл глаза – в соседнем кресле сидел командир, глаза её были закрыты, лицо было белое, белое. Парень к ней не испытал никаких чувств, он не бросился к девушке, чтобы помочь, он помнил, как она ударила его ногой, и дикая боль пронзила всё его тело, он расстегнул страховочные ремни и встал с кресла. Он огляделся, все в рубке изменилось, все предметы стали прозрачными, но отдельные их грани темнели и поэтому было понятно, что это за предмет.

– Командир, очнитесь, с нашим кораблем, что – то случилось, он стал прозрачным, – Андроникс тронул девушку за плечо.

Наконец Евгения открыла глаза, она молча глянула на экран обзора и ахнула, космический пейзаж сменился на сюрреалистический: вакуума не было, а была плотная белая субстанция, в ней торчали руки, ноги, головы, языки, глаза и все это было отдельно друг от друга, все живое и все шевелилось, шло, бежало, двигалось. Проливались краски синие, красные, возникали и испарялись маленькие лужицы. Люди не могли оторвать глаз от этой страшной картины, причем она менялась, текла, пузырилась, взрывалась.

– Ясно, что значит – изменить N – мерность пространства, какая степень?

– Трехмерность пространства была изменена на две степени, то есть перед вами картина пятимерного пространства. Нахождение объектов меньшей мерности в пространстве большей мерности опасно для живых существ, тем, что через некоторое время, они пополнят пространство большей мерности, – эти фразы пронеслись в голове со скоростью молнии и Евгения заторопилась, она посмотрела на панель управления, но ничего не видно, ведь все стало прозрачным.

– Торопись, Женя, торопись…, если не хочешь пополнить пятимерное пространство, – билась в голове только одна мысль.

– Андроникс, беги в мед. отсек ищи йод или зеленку, нужно подкрасить панель управления.

– Командир, где это? – он дрожал, незнакомая реальность его сильно напугала.

– Не дрейфь, прорвемся, – Евгения бежала по прозрачному полу коридора, а в прозрачные стенки звездолета уже тыкались руки, ноги. Вот она добежала до мед. отсека, быстро открыла дверь, также быстро добежала до аптечки, схватила несколько бутылок йода и зеленки и рванулась обратно. Огромный глаз смотрел на неё не мигая, кровавая слеза вытекла и поползла по прозрачной стене звездолета. Евгению не на шутку трясло, но она себе твердила только одно:

– Врешь, не возьмешь. Врешь не возьмешь. Готовая забежать в рубку она краем глаза увидела фигуру мужчины, он прилип к стенке звездолета, перебирая руками и ногами он упрямо полз ко входному люку. Девушка забежала в рубку, открыла бутылочку с зеленкой и залила ею пульт управления.

– Наконец – то. Готовая к обратному переходу, она ждала, когда мужчина доберется до люка.

– Командир, надо торопиться, надо возвращаться. Почему вы снова рискуете моею головой?

– Да, замолчи, ты, твоя голова не дороже моей. Сядь и не мешай.

Андроникс видел, что девушка ждала незнакомого мужчину, который пробирался к люку.

– Давай, быстрей, давай, еще чуть – чуть, – тихо шептала девушка. Шум сзади её насторожил, она оглянулась: Андроникс снял с ноги ботинок и бросил им в девушку.

– Совсем сбрендил, – Евгения поймала ботинок и бросила его назад, – да, угомонись ты. Сейчас спасем мужчину и полетим обратно. Иди сюда, сядь и пристегнись. Ничего не бойся. – Она усадила мужчину в кресло и прикоснулась рукой к его лбу, – спи.

Евгения видела, что человеку осталось только руку протянуть, чтобы подвинуться к люку, но, кто – то схватил его сзади и потянул. Она видела, как рвалась на нем одежда, как вздулись жилы на шее… изо всех сил он дотянулся до люка, в тот же момент Евгения открыла вход, куда он упал всем телом и также мгновенно она его задраила.

– Проникновение на борт звездолета, будьте осторожны! Проникновение на борт звездолета, будьте осторожны! – зазвучала электронная система предупреждения.

Евгения включила громкую связь:

– Перейдите из входной камеры через шлюз, в комнату приема. Перейдите. Она видела, как мужчина пошевелился и пополз к шлюзу, прополз шлюз и вывалился в комнату приема.

– Оставайтесь в комнате приема, за вами придут, – Евгения облегченно вздохнула и быстро ввела программу обратного перехода в трехмерное пространство.

– Успела, отлично, – только подумала девушка и тут же легкий удар по голове, темнота, отключка.

– Кто это? Кто подхватил меня за руки и поднимает в небо?

– Это я, твой ангел – хранитель. Ты хочешь испытать истинное счастье?

– Да, мой ангел – хранитель.

– Тогда держись крепко, сейчас мы с тобой полетим в небо, и ты искупаешься в море блаженства и счастья.

– Да, я готова, я готова. Ангел – хранитель – ты свет? Ты свет, который сейчас проник в мое сознание? Ты – ласковый свет?

– Да, я – свет, я проник в твое сознание, только заполнив светом сознание можно испытать истинное счастье.

– Я испытываю истинное блаженство, я растворяюсь в нем, я растворяюсь в твоем свете. Это счастье?

– Да, это счастье, купайся, наслаждайся. Сейчас ты свет, будь светом всегда.

– Сейчас я свет и мне хорошо, но, ангел – хранитель, я не могу быть светом всегда, я еще не все дела окончила на Земле.

– Я тебя буду ждать.

Евгения открыла глаза, небывалая тяжесть придавила её к креслу.

– В чем дело? – Евгения сразу сообразила, что «Мицар» притягивается к планете – гиганту.

– Неужели использование ракеты W – 20 – 20 меняет пространство на длительное время? Нет не может быть, меня уверяли, что будет точечный эффект: противник исчезнет, вакуум затянется. Думать было тяжело, казалось, что мысли реально ворочаются в голове.

– Однако, изменилось пространство, вакуум сжался. А вдруг в струнной структуре пространства появилась дыра, и меня сносит на планету именно из-за этого. Она повернула голову и слегка приоткрыв глаза смотрела на экран пульта управления. Планета – гигант с мощным слоем облаков закрывала весь экран, и медленно приближалась к звездолету.

– Мы падаем? Нужно стабилизировать падение, – Евгения кое – как дотянулась до приборов, и нажала кнопку автоматической стабилизации, думать было невозможно, – нужно довериться автоматике. Вращение звездолета приостановилось, но не выровнялось, облака продолжали приближаться. Евгения вызвала к жизни голограмму «Эра», мыслительной системы корабля.

– Я рада вас приветствовать, и рада помочь в разрешении проблемы. Введите задание.

– Эра, в бою была использована ракета класса W – 20 – 20 с изменением N – мерности пространства, в результате мы оказались в зоне притяжения планеты №8. Если мы упадем, то мы погибнем, звездолет «Мицар» не предусмотрен к использованию в агрессивной среде планеты – гиганта. Девушка закрыла глаза.

– Ответ на ваш вопрос будет неутешительным, в любом случае звездолет упадет на планету – гигант и погибнет в водородно – гелиевой среде. Прошу прощения и прощайте.

– Ну, что ты за человек? – отреагировала на эти слова Евгения, – я просила объяснить почему так происходит, а не говорить о гибели. Голограмма зажглась красным цветом.

– Эра, ты глупая преглупая машина, где ты видишь мою гибель, я там найду себе спасение.

Шевелиться было тяжело, она помнила о двух мужчинах, которым нужна помощь, но прежде нужно вырваться из лап планеты и выйти на её орбиту. Мозг Евгении работал как универсальный компьютер, он просчитывал сотни вариантов, пока не нащупал один единственный шанс из ста.

– Если есть хоть один шанс будем его использовать.

– Эра, рассчитай на каком расстоянии должна взорваться ракета W – 20-20, чтобы разрыв пространства вызвал изгиб струн в точке взрыва в сторону звездолета?

– Я не человек, я робот. Отвечаю на ваш запрос: ракета W – 20-20 должна быть взорвана на расстоянии 10 км от звездолета, взрыв вызовет изгиб струн, и волна будет направлена на звездолет, однако энергия, выделяемая из вакуума при таком взрыве, несколько раз уничтожит ваш звездолёт.

– Эра, не каркай, зачем тебе только поставили сенсоры сочувствия?

– Их поставили мне для того, чтобы я вам сочувствовала, и вам не было бы одиноко в космосе. Евгении хотелось прервать это пустословие, но не было сил на лишнее движение.

– Сейчас, Женя, тебе потребуется все твое мужество и сила воли. Девушка с большим усилием нагнулась над пультом и ввела программу направленного взрыва ракетой W – 20-20. Прежде чем нажать на кнопку отделения ракеты она взглянула на экран. Бело – серые облака планеты – гиганта стремительно приближались, но они не были статичными, они двигались, пузырились, меняли цвет, но что под ними, как выглядит поверхность металлического водорода?

– Я успею, – Евгения надела на глаза сенсорный анализатор облаков, он делал облака прозрачными и стала всматриваться в картинку, которую показывал анализатор.

– Подкрутим немножко приближение, – и вот перед ней раскинулось безграничное пространство гладкой и ровной поверхности. – Похоже на серый лист железа, а эти желтые точки, что это? Вот одна желтая точка взбухла и стала расти тонкой и длинной проволокой, вот кончик её взорвался и на конце появился желтый круглый шарик.

– Что это? Растение, цветок? – от удивления у Евгении открылся рот и даже сбилось дыхание. – Не может быть, потому что просто не может быть никогда. Пока она раздумывала желтый шарик вырос, сморщился и взорвался, на поверхность посыпались черные точки. – Семена? В этот момент система безопасности корабля начала звуковое сопровождение:

– Звездолет в опасности! Звездолет в опасности!

– Больше медлить нельзя, – решила командир и, не успев снять прибор с глаз, она нажала на красную кнопку вывода ракеты в безвоздушное пространство.

– Мы, сейчас, все умрем, – верещала Эра, – готовьтесь к смерти, мы сейчас все умрем.

Евгения сняла прибор с глаз и устало опустила веки.

– Даст бог все пройдет хорошо, и мы окажемся на орбите, – она уже не видела, как перед звездолетом вспухло пространство, как сошли со своей орбиты два спутника и устремились к планете, как камни из кольца посыпались внутрь воронки взрыва наоборот – ничего этого Евгения не видела: на пике взрывной волны изогнутых струн пространства звездолет, как пушинка несся от планеты, увеличив перегрузку в 20g.

Вот он – один шанс на спасение, вот как он работает, унося свою пушинку на безопасное расстояние. Разумный космос, он не даст своим адептам погибнуть, он будет их спасать, ведь только такие люди, такие преданные космосу герои и могут выжить в таком катаклизме.

Звездолет вырвался из лап планеты – гиганта, преодолел его притяжение и с полученным ускорением двигался к планете № 9, унося на своем борту, отважную девушку и двух её пассажиров.

Корабль летел в пространстве по заранее проложенной траектории к планете № 9, он сам вышел на орбиту и приземлился в той точке, откуда вылетел несколько суток назад. Огни погасли, система безопасности поздравила экипаж с успешным завершением полета.

– Евгения, – шептал ангел, – мы с тобой будем летать долго, долго.

– Да, мой ангел, я готова, летать с тобой долго, долго.

– Летим со мной высоко, высоко, ты готова?

– Да, мой ангел, я готова лететь с тобой высоко, высоко.

Рядом с ней летели другие мужчины и женщины, девочки и мальчики, всех их сопровождали ангелы. Она повернула голову и увидела, что рядом с ней летел Андроникс, его за руку держал ангел.

– Евгения, я счастлив, все окончилось хорошо, и я лечу высоко, высоко, прощай. Мы больше с тобой никогда не увидимся.

– Не уходи от меня, Андроникс, не улетай, подожди меня, – Евгения рванулась из рук ангела и подлетев к мужчине, дернула его за ногу. Ангелы отпустили руки, и они полетели вниз, непередаваемое чувство свободы – эйфория охватили людей. Вдруг Андроникс завопил:

– Ангел, не бросай меня, я хочу с тобой…, – но было уже поздно, мужчина и женщина в командной рубке «Мицара» очнулись одновременно.

– Зачем ты это сделала? – Кричала мыслительная система корабля «Эра», – мне было больно, все мои сенсоры чуть не перегорели.

– Не перегорели же? – спросила Евгения, – ты больше мне не нужна – отдыхай, – и красная кнопка вдавилась в пульт управления.

– Получилось, – прошептала Евгения, все предметы и звездолет выглядели как прежде, только пульт управления, залитый зелёнкой, напоминал о событии.

– Привет, – сказала Евгения, – похоже мы вернулись на планету № 9, – она не стала объяснять, что координаты этой планеты введены в аварийно – спасательную систему звездолета и где бы они не находились, если командир не выходит на связь, корабль должен в автоматическом режиме вернуться на предыдущую планету.

 

– Привет, – откликнулся Андроникс, – зачем, ты дернула меня за ногу, я так хотел улететь с ангелом.

– Еще успеешь полетать на том свете, а сейчас нам надо отдохнуть.

– Погоди, Евгения, мы спасли мужчину, пойдем посмотрим.

– Пошли, – согласилась Евгения. Они расстегнули страховочные ремни, едва переставляя ноги вышли из рубки и направились в сторону шлюзовой камеры. Мужчина продолжал лежать на полу, Евгения наклонилась и приставила два пальца к его шее.

– Он жив, – сказала девушка, – только очень слаб, давай перетащим его в медицинский отсек (мед.отсек).

– Помнишь, как он полз по корпусу корабля, только очень сильный человек мог доползти до люка.

– Ты, прав, – Евгении не хотелось спорить с мужчиной. Она перевернула гостя на спину и всмотрелась в его измученное, в кровоподтеках и царапинах лицо. Андроникс подхватил гостя под руки и потащил по коридору.

– Уложи его сюда, – Евгения рукой показала на кушетку, – закатай рукав. Она быстро поставила капельницу с физраствором. Влажной салфеткой обтерла кровь на его изможденном лице.

– Как он мог оказаться в пятимерном пространстве и остаться живым? Просто можно обалдеть, что только в жизни не бывает.

Андроникс, видя такую заботу о мужчине, резко спросил:

– Зачем ты его спасла? Ты рисковала не только своей жизнью, но и моей.

– Андроникс, я человек и я – женщина, мне всех жалко. Если я могу кого – то спасти, то почему этого не сделать? Ты должен задать вопрос, а почему я спасла тебя? Я спасла тебя, потому что мне тебя жалко.

– Как хорошо, что у женщин планеты №3 есть чувство жалости, а то, где бы я сейчас был? – думал Андроникс.

– Пойдем, этому человеку надо поспать, – люди тихонько вышли из медицинского отсека.

– Андроникс, ты можешь отдохнуть, а мне надо еще поработать.

– Евгения, мы вернулись на планету № 9, нужно обязательно проверить в каком состоянии наши инкубаторы, есть ли здесь наши звездолеты, нужно исключить любую опасность.

– Вообще – то, ты прав, – задумчиво ответила девушка. – Давай этим займемся завтра, мне просто нужно поработать, а ты…займись чем – нибудь, но больше на связь с Зарни – Цын не выходи.

– Может вместе поужинаем, командир? – снова обратился Андроникс к девушке.

– Хорошо, – они прошли в столовую, Евгения заказала по чашке супа быстрого приготовления, сосиски с рисом, по стакану сока.

– Командир, расскажи, как удалось вырваться из лап планеты – гиганта, мы ведь просто падали, – с полным ртом спросил гость.

– Мне удалось взорвать ракету W – 20-20, что создало дыру в вакууме, энергия, выделившаяся при взрыве, была направленной, звездолет максимально ускорился и по инерции долетел до орбиты планеты № 9, так мы оказались здесь. Евгения кушала, она красиво подносила ложку ко рту, ни одной капли мимо. Вскинула глаза посмотрела на мужчину и снова принялась за пищу.

– Андроникс, ты заканчивай ужин и …иди отдыхай, а я пойду работать. Кстати, проведай нашего пациента и доложи мне.

– Есть! – мужчина встал навытяжку.

– Вольно, – бросила Евгения, выходя из столовой и направляясь в рубку.

– Все – таки, как оказался человек в пятимерном пространстве и выжил? Почему все другие были частями? И точно ли, это была пятимерность? Да, как проверить, ведь никаких методов нет.

Надо обновить память, что такое N – мерность пространства? Позже, сначала надо уточнить дорожную карту. Евгения долго стояла напротив центрального экрана и всматривалась в черный пейзаж ночи. Через три часа начнется рассвет, надо настроить видеокамеры. Пока Евгения возилась с настройкой видеокамер, время пробежало незаметно.

– На планете № 9 все без изменений, работаю, – вот такой доклад отправила девушка в ЦУП. – Будут недовольны, ведь просили докладывать подробно, как им все доложить? Не поверят, лучше при встрече все расскажу, сначала доведу исследования до конца, – с такими успокоительными мыслями Евгения вышла из рубки.

– Почему – то Андроникс не заходил, ладно я сама, – Евгения открыла мед. отсек и остановилась, как вкопанная, прямо ей в грудь было направлено дуло винтовки, она медленно подняла руки и также медленно и удивленно подняла глаза. Спасенный мужчина, держал Андроникса за шею, спиной прижимая к себе, в другой руке он держал старую винтовку.

– Кто ты и зачем ты хочешь убить своих спасителей? – строго, без тени страха, спросила девушка.

– Я, Григорий Будрич, командир красной сотни, принял бой с белыми под деревней Высека. А ты кто?

– Евгения Серёгина, командир звездолета «Мицар», с планеты Земля, Солнечной системы спиральной Галактики. Убери винтовку, давай поговорим, на звездолете нельзя стрелять, и вообще, я думаю мы с тобой договоримся. Мужчина, сомневаясь ослабил захват и этим тотчас воспользовался Андроникс, он вывернулся, ударил Будрича в челюсть и выворачивая руку уложил того на пол.

– Да, отпусти ты его Андроникс, это же путешественник во времени, более 600 лет прошло со времен Гражданской войны в России, а тут такой экземпляр, потрясающе. Андроникс, отпустил руку Будрича, подал примиряюще ладонь, тот посмотрел на обоих – лицо его сморщилось и по щекам потекли слезы.

– Дорогие земляки, как я ждал своего освобождения, я верил, я верил, что я спасусь, или, что меня спасут и когда я увидел, что – то длинное, прозрачное, целое, внезапно появившееся передо мной, я понял, что нужно ползти по нему, что это принесет мне свободу. Будрич встал он обнял сначала девушку, потом примиряюще приобнял Андроникса.

– Спасибо вам, я ждал и верил.

– Успокойтесь, Григорий. Хорошо, что вы живы. Пойдемте я покажу вашу каюту, там есть душ, вы приведете себя в порядок, переоденетесь, а потом отдыхайте, оба. – Евгения шла по коридору, за ней шел и не верил своему счастью – Будрич, замыкал процессию Андроникс.

– Час от часу не легче, путешественник во времени, выдумка все это, а может нет? Евгения что – то говорила про даты. Значит путешествия во времени существуют? – думал Андроникс. – У меня еще есть три горошины, может мне уйти на Зарни – Цын, но там меня сразу убьют, только выйду на струну.

– Андроникс, останься, помоги тут Будричу, я пойду, мне нужно отдохнуть.

– Есть, – ответил Андроникс.

Она легла на койку, не раздеваясь и закрыла глаза. Лицо Будрича маячило перед глазами, но все – таки сон смежил веки, и девушка задремала.

Проснулась от того, что сработал утренний звонок. Начинался новый день.

– Евгения быстро надела спортивный костюм и побежала в тренажерный зал, по дороге она постучала сначала одному потом другому мужчине.

– Жду в спортивном зале. Она уже начала комплекс упражнений, когда на пороге показались мужчины. Андроникс сразу прошел к беговой дорожке, Будрич стоял и смотрел на командира, потом нашел перекладину и стал подтягиваться. Евгения обнаружила, что Будрич был совсем не старым, когда на лице заживут раны и царапины, будет совсем молодым.

Мужчины поменялись снарядами, все молчали, каждый думал о своем, только Евгения тихо раздражалась – число пассажиров увеличивалось.

– Нужно придумать Будричу занятие, он должен быть полезным, – решила Евгения, – но так сразу и не сообразишь, пусть пока побудет со мной, а там видно будет.

В столовой уже Андроникс на правах старожила обучал новенького самостоятельно добывать пищу. Тот все схватывал на лету, глаза его горели, он пылал желанием быть полезным. Будрич осмотрел столовую, но вокруг было все чисто, стерильно, ничего вытирать, подметать было не надо. После завтрака все отправились в рубку.

– Экипаж, – обратилась к ним Евгения. – Мы будем продолжать вести исследования планеты Плутон и сейчас будем готовиться к полету на «Конимкоре 125». Сначала обследуем инкубаторы, а потом слетаем в Южное полушарие планеты. Сейчас одеваться, через полчаса встречаемся около шлюзовой камеры.

– Командир, а что делать мне?

– Григорий Будрич, командир красной сотни, ты зачислен в экипаж звездолета «Мицар» и пока ты не найдешь себе дело, будешь учиться пилотировать звездолет, – подвела итог Евгения.

Будрич стоял потрясенный переменами. Только вчера, казалось, скакал впереди конницы молодых красноармейцев, только вчера с тачанки стрелял в наступающих беляков, он видел, как пушка изрыгнула пламя – потом взрыв. Нет, он не умер, он попал куда – то, где не было ни дня, ни ночи, где не было целых объектов, за исключением его. Белая тягучая, будто молочная жижа постоянно его окружала, живые руки и ноги, глаза и уши, все жило, все двигалось, сначала было очень страшно, но потом он привык к этому и не обращал ни на что внимания. Он не мог сказать сколько времени провел в этой молочной среде, он там не ел, пищи не было и не хотелось, мыслей не было, только желание – жить.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru