Нити Галактики. Спасение мира

Марина Васильевна Шипицына
Нити Галактики. Спасение мира

Глава 2. Неожиданная встреча

Андроникс Никоси Мень медленно приходил в себя, в памяти только остался момент, когда его робот вздрогнул и упал на колени, мозги робота не выдержали грубой электронной силы, тотчас удар прошелся и по шлему пилота, что и привело к мгновенной отключке.

– Где я? – конечно, это был первый вопрос всех, кто когда – нибудь хоть раз приходил в себя.

Андроникс пошевелился, никто его не трогал, рядом не было никого. Он сел, снял шлем, голова гудела.

– Хорошо, хоть мои мозги не совсем расплавились, – он потряс головой, будто от этого движения память быстрей к нему вернется.

– Угу, значит я в каком – то космокатере, здесь, конечно, кто – то есть, ведь кто – то меня спас, – он огляделся, никого не увидел, снова лег на спину и расслабился.

– Зачем я здесь, и где я, здесь? – но как ни силился, вспомнить не мог. – Так хочется поесть, будто вечность не ел. Он встал, снял скафандр, дышалось легко, тяжесть во всем теле уходила.

– Прекрасно, пойду поищу кому я обязан своим спасением, – Андроникс прошел в кабину, в кресле кто – то сидел и не двигался. Андроникс осторожно ступая подошел к креслу, то, что он увидел повергло его в изумление – это девушка? Молодая, красивая девушка, с суровым лицом крепко спала, длинные ресницы, прямой тонкий нос, полноватые резко очерченные губы…все так по – детски наивно, что захотелось сесть рядом и сдувать пылинки.

– Ничего себе, пилот звездолета – девушка. Значит, вот кто меня спас? – Андроникс был в шоке. – А почему я считаю, что она меня спасла, а не взяла в плен? Так значит мой катер уничтожен? Я только помню, что Феликс встал на колени, а потом …. темнота. Он оторвал взгляд от лица девушки и повернулся, чтобы выйти из кабины, но…

– Что это? – он увидел свой бортовой журнал, заполненный совсем недавно, когда он помогал правительству планеты Зарни – Цын, искать биологический материал для повышения рождаемости на планете. По приказу правительства во многих Галактиках Вселенной, на средне – статических планетах были установлены модули для захвата людей: мужчин и женщин, которые бы внесли свежую кровь в их вымирающее, даже без войны население.

– Так, понятно, это планета 9 звезды С – 4000, спиральной Галактики WS 3600 PM, хорошо, хоть это помню, – подумал мужчина, он сел на соседнее кресло и начал листать журнал.

– Как хорошо было в том полете, когда я установил этот модуль, но задержка на несколько дней с возвращением, породила в правительстве недоверие ко мне. Пришлось угнать звездолет, чтобы улететь и затеряться в одном из этих модулей, – воспоминания вывели Андроникса из душевного равновесия.

– Неужели я больше никогда не увижу свою Зарни – Цын, свою любимую планету? – слеза выкатилась из его глаз, – он вытер её ладонью и посмотрел на спящую девушку. Мысли свернули в другое русло.

– Как зовут это небесное создание? Что она здесь делает? Хороший был бы материал для планеты, если бы…, – он не успел додумать свою мысль, девушка пошевелилась и открыла глаза. Она смотрела на мужчину и не понимала, спит она еще или уже проснулась? Потом видимо решила, что спит, потянулась вскинув вверх руки и закрыв глаза. Затем она снова открыла глаза – наваждение не исчезло, тело вздрогнуло, но девушка мгновенно взяла себя в руки и спросила:

– Я долго спала?

– Не знаю. Я очнулся на полу в коридоре и решил поискать своего спасителя, так я нашел тебя, ты спала.

– Евгения Серегина, командир звездолета «Мицар», с планеты Земля, Солнечной системы спиральной Галактики. Девушка сняла перчатку и протянула руку, – будем знакомы.

– Андроникс Никоси Мень, командир звездолета «Морион», с планеты Зарни – Цын звездной системы Сири – Ус, – мужчина с удовольствием пожал маленькую, но крепкую ладонь девушки.

– Я знаю тебя, я прочитала твой бортовой журнал, – говорила девушка, расстёгивая ремни безопасности и вставая из кресла. – Пойдем со мной. Она вышла в коридор подошла к задраенной двери «Конимкора 125» и сказала:

– Сим, сим откройся, – при этом она прижала к светящейся пластине свою ладонь. Дверь открылась, пропуская Евгению и её спутника на звездолет «Мицар».

– Вот это моя столовая, вот это – гостевая, здесь будешь пока жить ты. Осваивайся, через полчаса ужин, – сказала Евгения, открывая дверь гостевой каюты. – Это электронный ключ, – Евгения отдала карточку мужчине, а сама пошла дальше по коридору звездолета, свернула направо и исчезла за углом.

– Какое корыто, – подумал Андроникс, – карточка – ключ, отстой. Он покрутил карточку в руках, бросил её на тумбочку, затем осторожно повесил свой любимый скафандр. Подошел к встроенному в стену шкафу, нашел лёгкий костюм, переоделся, – вообще – то, всё не так уж и плохо, а какой замечательный костюм, главное мой размерчик. Гость подошел к койке и улегся на постель не раздеваясь.

– Что теперь делать? Как жить и как вернуться домой? Может захватить этот звездолет, а куда девушку? – от таких вопросов голова шла кругом. – Сначала надо что – то пожевать, – он вскочил с койки и решительно вышел в коридор. Ему не очень понравилось, что противоположная стена звездолета была прозрачной, виднелся черный планетный пейзаж, из – за каждой скалы мерещился черный человек, короче было неприятно.

– Евгения, – сказал Андроникс, входя в столовую, – я пришел, – он поискал глазами девушку, но увы никого не было. На ум пришел каламбур:

Я есть пришел, хотел увидеть вас,

Но вы меня не ждали.

Чуть – чуть глаза отвел и ухо навострил…

Но не увидел вас, и я в печали.

Гость сел за столик, но никто к нему не торопился.

– Неужели здесь нет роботов? Эй, кто – нибудь накормите меня, – крикнул он в пустоту, но ничего не происходило.

Я сел за стол, но здесь меня не ждали.

Никто не встретил и не подошел…, и я опять в печали.

Дверь открылась, в столовую вошла Евгения, она умылась, привела себя в порядок, мужчина не мог отвести от неё глаз.

– Я слышу, вы каламбурите, это хороший признак, того, что вы не голодны.

– Наоборот, я готов съесть все ваши припасы, так я голоден. Евгения подошла к столику, нажала на центр стола, появился голографический образ меню, она быстро прочитала, что предлагала ей сегодня система жизнеобеспечения и ткнула пальцем в один из пунктов. Противоположная стена столовой мгновенно преобразилась в кухню, что – то задвигалось, защелкало, по столовой поплыл запах жареной рыбы. Вскоре на стойке бара появились заказанные и приготовленные блюда. Девушка встала и сходила за тарелками.

– У меня самообслуживание, – сказала она гостю, – придется все делать самим, – она улыбнулась и склонилась над тарелкой. Гость встал, он принес все тарелки и начал кушать, сначала с опаской, поглядывая на Евгению, потом забыл про все свои опасения и не только все съел, но заказал себе еще мясо с жареной картошкой, под острым соусом.

– Как вкусно, мне все нравится, ты молодец, – говорил он девушке с набитым едой ртом.

– Ты сначала прожуй, – будто ребенку сказала Евгения. Подождав, когда гость утолит свой голод, она приказала голосом, не терпящим возражений:

– Рассказывай.

– Что, рассказывать?

– Не прикидывайся, будто ты ничего не знаешь, насчет космостанции. Зачем прилетел и почему в тебя стреляли твои?

– Я опоздал со строительства данной космостанции на несколько дней, меня назначили предателем, будто я мог кому – то про неё что – то рассказать и приговорили к смертной казни, я угнал звездолет и прилетел сюда, но меня нашли, звездолет уничтожили, ну, а космический катер, уничтожила ты. Вот и вся моя история. – При последних словах он пытливо заглянул в глаза девушки. – Неужели не поверит? Евгения выслушала мужчину.

– Лжет и не краснеет, ладно позже все выясниться, а пока пусть думает, что я поверила, – вслух сказала:

– Что с тобой делать? На родину тебя не отправить, но и на Земле навряд ли будут рады. Ладно, пока поработаешь со мной, а там будет видно. Как тебе мой план?

– Есть, командир, пока поработать с тобой, – вскочил Андроникс и вытянулся в струнку.

– Вольно, – проворчала Евгения, – ух, как она не любила тех, кто нарушал её распорядок дня и работы. – Пойдем со мной, я покажу тебе рубку и расскажу, чем я занимаюсь на этой планете. При этом она нажала на центр стола, крышка, вместе с грязной посудой сложилась, и через секунду стол был чистый.

Андроникс, размяк после приема пищи, ему хотелось поспать, но он не смел сказать об этом, хотя глаза стали слипаться прямо по дороге к рубке звездолета. Евгения, оглянувшись увидела, что мужчина клюёт носом, остановила его и скомандовала:

– Кругом, спать, шагом марш! – Выглядело это комично, но вовремя, так как мужчина стоял с закрытыми глазами и спал стоя.

– Ну, что за человек такой, – она подхватила его под руку, довела до каюты, уложила на койку, – ладно, спи, ты в безопасности.

В рубке Евгения принялась за свою привычную работу: необходимо подготовить доклад в ЦУП о проведенных сегодня ею исследованиях. Девушка начала доклад с того, что при облете квадрата 251 не было обнаружено ничего, что могло бы заинтересовать управление.

– Далее нужно бы рассказать о космостанции и Андрониксе, но, честно совсем не хочется этого делать. Я чего – то боюсь или опасаюсь? Да, скорее всего свернут полет и прикажут привезти находку на Землю, а мне совсем не хочется этого делать, еще почти 10 дней исследований. Решено, в ЦУП ничего докладывать не буду. Она подготовила сухой обычный доклад и отправила его на Землю. Затем занялась картой планеты, корректируя спорные точки местности, указывая наиболее высокие пики скал, ровные площадки, возможные гроты и пещеры. Она заглянула в дорожную карту:

– Так, завтра нужно провести эксперимент на сейсмическую опасность, потом слетать в квадрат 300 и готовиться к перелету в южное полушарие планеты. Да, работы, «непочатый край».

Евгения сидела в кресле пилота, привычно анализировала рабочие системы корабля, полюбовалась на вечного спутника планеты – Харон, проверила наличие «лишних» каменных объектов на орбите и возможных падений метеоритов на поверхность.

 

– Три дня назад просмотрела падение каменной глыбы 2 х 3 м, а если бы она упала на корабль?

Ну, что ты сама себя пугаешь? Ты же прекрасно знаешь, что попадание невозможно, так как на расстоянии 50 м от корабля все летающие, падающие природные объекты автоматически уничтожаются. Да, знаю я, и все – таки лучше перебдеть, чем не до бдеть. Кстати, завтра слетаю, посмотрю воронку. Мысли вернулись к гостю.

– Как так получилось, что в звездной системе Сириуса живут точно такие же как мы люди? Даты у них такие же, значит: либо они бывали на Земле, либо до сих пор живут, но под прикрытием. Еще до чего додумаюсь. Вот выспится и все у него узнаю, нужно совместить понятия, если они совмещаются, – мне тоже не мешает поспать. – Утро вечера мудренее.

Вот и утро, скорее сделать зарядку и за работу.

– Совсем забыла, что я теперь не одна. Пусть встает, будет мне помогать. Что помогать? Ты прекрасно можешь сама со всем справиться. Я, конечно, могу, но лучше пусть ту же работу делает мужик, а я посмотрю.

– Эй, Андроникс, – Евгения постучала в дверь, – вставай, надо идти на зарядку.

– Хорошо, сейчас буду, – донеслось из – за двери.

В спортзале, девушка уже разогрелась, выполняя физические упражнения, когда появился Андроникс.

– Ты, что так долго? Ты ведь сказал, что сейчас придешь.

– А, что так рано? Я совсем не выспался, – вопросом на вопрос ответил мужчина, он постоянно зевал и потягивался.

– Ты, что решил, что будешь здесь отдыхать? Нет, будешь работать как «папа Карло», у нас кто не работает, тот не ест, понял?

– Понял. А кто такой «папа Карло»?

– Тот, кто много работает, чтобы заработать себе на кусок хлеба.

– А, что такое хлеб?

– Кончай свои вопросы, занимайся. Узнаешь все по ходу дела, – успокоила Евгения мужчину, садясь на шпагат и выполняя ряд физических упражнений на ковре. Краем глаза она следила за действиями Андроникса. Тот подошел к тренажеру, походил около него, потом пошел к другому и там постоял, таким образом, пока Евгения занималась, он обошел все тренажеры, но ни к одному не притронулся.

– Ты, почему не занимаешься, а ну быстро на тренажер, – возмущенная девушка подходила к гостю с нахмуренными бровями, показывая, что она очень сердится. Он смотрел на неё большими глазами и не понимал, что от него требуют. Евгения подошла к тренажеру легла на спину и стала выполнять жим штанги лежа.

– Понял? Тот кивнул и тотчас занял место на тренажере. Она навесила еще по одному блину на штангу.

– Вот теперь будет достаточно, а тот вес – женский. Андроникс пыхтел, поднимая штангу. На десятом жиме Евгения сказала хватит. Она бросила ему полотенце, быстро накинула на себя спортивную куртку.

– Встречаемся через 15 минут, в столовой. Она вышла из спортивного зала. – Сейчас – в душ.

Через 15 минут Евгения вошла в столовую, Андроникс уже сидел за столом.

– Командир, я заказал для вас еду, – он нажал на центр стола, на барной стойке появились тарелки. Евгения хмыкнула и подошла за едой, во всех тарелках был кисель. Девушка внутри вскипела, с языка готовы были сорваться колкие слова, но она сдержалась.

– Парень не виноват, в том, что он что – то не знает. Спасибо – сказала Евгения, – но больше этого не делай, я закажу себе сама то, что я хочу. Кисель придется съесть, но на десерт, а сейчас Горт прими заказ: две порции мясных котлет с гречкой, два стакана молока, два кусочка черного хлеба.

– Командир, кто такой Горт?

– Андроникс, подойди сюда, видишь экран? Это Горт, когда ты встаешь напротив него, то можно голосом заказать себе пищу, что я и сделала. Бери тарелки, неси на стол. Евгения с аппетитом откусила кусочек хлеба и сказала:

– Возьми хлеб, второе едят с хлебом, – мужчина подчинился без слов. – Это аванс за будущую работу. Сегодня у нас исследования местности на сейсмическую опасность. Наличие признаков сейсмической активности горных хребтов или равнинной местности даст возможность предполагать, а возможно и доказать, что планета имеет горячее ядро и на планете возможны почвотрясения. Пойдем, надо переодеться в скафандры.

– Командир, можно я одену свой? – спросил Андроникс.

– Да, конечно, но защищает ли он наверняка от вакуума планеты? Она вспомнила, как спасала мужчину, как тащила его в свой «Конимкор 125». – Помню, защищает. Одевай.

– Возьми оборудование, это сейсмограф, а это электронный планшет, для записи показаний наблюдений. Они прошли по коридору в шлюзовую камеру челнока, загрузили оборудование.

В кабине мужчина уселся в кресло командира.

– Не заслужил еще, чтобы руководить полетом, пересядь, это приказ, – жестко произнесла Евгения, – не забывай, ты гость, бесправный.

– Понял, командир, – пересаживаясь произнес мужчина. – Можно снять скафандр?

– Зачем тогда одевал, ты наверно можешь жить в вакууме? Нельзя. Она уже открывала шлюз, готовая в любой момент вывести «Конимкор 125» в небо планеты. Вот челнок выскользнул из ангара и устремился в назначенный квадрат. На небе сверкали звезды, три спутника планеты висели низко над горизонтом, здесь всегда был полумрак, так как далекий свет Солнца почти не влиял на освещенность ни дня, ни ночи. Любимое, родное Солнце – источник жизни на Земле, здесь светило как маленькая звездочка – холодно и отрешенно.

Андроникс наблюдал за работой командира, все её движения были четкими и продуманными, она даже сидела как – то особо: прямая спина, слегка опущенные плечи, руки лежали спокойно.

– Такая молодая, – думал он, – а в космосе ведет себя так, будто всю жизнь летала. А может быть она всю жизнь летала, ага, с пеленок. Он сидел рядом и улыбался своим мыслям. Девушке хотелось узнать, почему он улыбается, хотелось просто поговорить, но …сейчас не время, вернемся после задания и, если будет время – поговорим. Она подвела «Конимкор» к выбранной площадке с северной стороны, тени от скал падали в другую сторону и было относительно светло. Быстро оценив обстановку, она осторожно вела челнок на вертикальную посадку, так быстрее можно выйти и почти мгновенно вернуться в случае опасности.

– Чел, аккуратно сбрасываем скорость, садимся. Дай сводку, какова температура, давление и плотность «атмосферы».

– Температура на поверхности планеты – 220 градусов Цельсия, давление 9,2 Паскаль, плотность атмосферы составляет 3,7 г/ см 3.

– Чел, включи нам внешнее освещение, будь на связи, мониторь небосвод на падение метеоритов в режиме 1 оборот за 3 минуты.

– Андроникс, как слышишь меня?

– Слышу вас хорошо.

– Выходим, – Евгения отстегнула страховочные ремни, подхватила планшет и направилась к выходу. Андроникс взял чемоданчик с сейсмографом и направился за командиром. Вот открылась шлюзовая камера и космонавты вышли на освещенную «Конимкором» площадку.

– Не будем далеко уходить от челнока, установим сейсмограф прямо здесь, – она показала на небольшую, удивительно ровную и гладкую площадку. Евгения действовала профессионально, не первый раз она измеряет сейсмическую опасность горных хребтов. Вот уже сейсмограф начал работу, поступили первые сведения об активности ядра планеты. Вдруг ровный белый свет челнока сменился на красный и замигал.

– Командир, – крикнул Андроникс, указывая перчаткой в небо, Евгения подняла глаза, почти прямо на них с небесной высоты несся огромный камень.

– Не успеем, – Евгения бросилась к мужчине, и они упали рядом с челноком. В тот же момент черная стена грунта поднялась на огромную высоту и рухнула на них, похоронив заживо. Евгения очнулась от того, что кто – то звал её по внутренней связи.

– Командир, вы живы?

– Да, а ты как?

– Я жив, только меня завалило и воздуха мало, нечем дышать. Евгения пошевелилась, слава богу, слой камней и мелкого грунта был не так велик. Она освободила одну руку, потом другую и попыталась опереться на грунт, но под руками была пустота, подняв голову она увидела, что лежит на краю огромной воронки, дна которой не было видно.

– Слава богу, челнок цел и светит, а где мой гость? Она постаралась отползти от края пропасти, чуть поодаль она увидела, как Андроникс освободился от грунта и пытается встать. Она подошла к мужчине, оставаться на одном месте было опасно, мелкий грунт под ногами осыпался, край воронки быстро приближался к ним. Андроникс тоже заметил опасность, он схватил Евгению за руку и бегом потащил к челноку, они бежали, а грунт под их ногами продолжал осыпаться, воронка, хоть и медленно продолжала расширяться.

– Командир, быстрее, торопитесь, нужно успеть взлететь. Евгения и сама прекрасно все понимала, но тяжелый скафандр сковывал её движения. Пот заливал глаза, но Евгения не привыкла сдаваться, вот они уже около «Конимкора», еще пара минут и они уже внутри.

– Чел, взлетаем, – крикнула Евгения. Челнок, послушный голосу командира, резко взлетел.

Евгения смотрела на экран, воронка была огромных размеров, с высоты очень хорошо было видно, что она еще продолжает увеличиваться. Страх запоздалым холодком закрался в душу девушки.

– Что – то на этой планете становится опасно, хотя мне она казалась очень спокойной, – подумала девушка.

– Андроникс, спасибо. Ты спас мне жизнь. Жаль, что эксперимент только запустили, а метеорит упал и уничтожил наш сейсмограф. Летим домой, покушаем, отдохнем и снова за работу.

– Не стоит благодарности, – горделиво произнес мужчина. – Я поднял голову и увидел…, – но Евгения прервала его речь окриком:

– Андроникс, молчать! – уж очень не любила Евгения хвастунов, затем она села в кресло пилота, и направила «Конимкор 125» обратным маршрутом, к звездолету.

Время бежало на планете неспешно, ведь одни сутки равны почти 155 часов, то есть 6 суток и 9 часов, поэтому Евгения пользовалась земными сутками, в которых всего 24 часа. Было непривычно три дня – день и три дня – ночь, поэтому Евгения решила не обращать на это внимания и жить по – земному времени. Кроме того, сейчас планета подошла ближе всего к Солнцу и кое – где появилась очень разреженная атмосфера. Она лежала в низинах, как клубочки тумана. Иногда вдруг начинал дуть ветер, он нес с собой мелкую пыль, а белые облака соединялись и могли покрывать большие пространства, но это было ненадолго. Евгения не очень стремилась выходить на поверхность планеты, за пределы звездолета или челнока. Белые облака лежали низко и было не видно грунта под ногами, а это значит можно не увидеть яму или большого камня.

Евгения быстро долетела до «Мицара», но челнок решила не заводить внутрь корабля, так как планировала еще осмотреть местность квадрата 300.

– За мной, – скомандовала она мужчине, который охотно ей подчинился.

– Чел, открой шлюз, через 10 минут после нашей высадки, закрой и жди моей команды. Она подошла к двери шлюза и спрыгнула на поверхность планеты, здесь было темно, но луч свет из груди скафандра загорелся автоматически и осветил дорожку к звездолету, входной люк открылся автоматически, при приближении человека. Люди быстро прошли внутрь, остановились в шлюзовой камере на несколько минут, и вот наконец звездолет. Евгении уже никуда не хотелось лететь, как только она вспоминала о падении метеорита.

– Андроникс, переодевайся, встретимся через полчаса в столовой, – приказала Евгения мужчине.

– А можно мне сначала отдохнуть? Но Евгения и слышать не хотела ничего, она не ответила на вопрос и скрылась в своей каюте.

– Ну, я попал, какая суровая командирша. А что я хотел, чтобы меня приняли здесь с распростёртыми объятиями? С какой стати? Пусть командует, мое время еще не пришло. А я не пойду, как она сказала, я хочу отдохнуть. А, помнишь – нужно работать, если хочешь есть хлеб с маслом? Таким образом, взвесив все «за» и «против», он решил подчиниться. Ровно через полчаса, сидя в столовой чисто выбритый, благоухал свежестью. Он не рискнул больше заказать обед.

– Вдруг опять закажу не то? Лучше пусть сама все делает, – он сидел спокойно, вытянув и скрестив ноги, излучая уверенность и спокойствие, ждал командира.

В столовую вошла Евгения, она была в домашнем легком комбинезоне.

– Наверно, у этой женщины нет платьев, зачем ей платья, так удобнее, – вздохнул гость, – так хотелось увидеть женщину, а не железную леди. Евгения подошла к столику, пытливо глянула на мужчину, хотела, что – то сказать, но передумала. Села, нажала на середину стола, вызывая меню, все делалось молча. Также молча она сделала заказ, потом принесла тарелки и два бокала с красным вином.

– Я хочу отметить второе наше рождение, по чистой случайности метеорит не упал прямо на нас, а то бы …. Давай выпьем за то, чтобы в нашей жизни больше не было таких страшных неожиданностей. Андроникс взял бокал, в голосе командира ему почудились теплые нотки дружбы.

 

– За, второй День рождения! Пусть этот день, день 7 августа 3049 года будет днем нашего рождения. Они чокнулись бокалами, раздался тонкий звон хрусталя. Выпили. Помолчали.

– А у нас на Земле, сегодня 20 августа 2548 года. Андроникс, расскажи о вашей планете Зарни – Цын, – попросила девушка, она аккуратно резала мясо тонким ножом и отправляла в рот маленькие кусочки вместе с картошкой «фри».

– Командир, чтобы ответить на ваш вопрос, нужно много и долго рассказывать.

– Я никуда не тороплюсь, – Евгения сделала глоток вина и прямо посмотрела огромными зелеными глазами в глаза мужчины. Но тот тоже не торопился открывать душу и продолжал кушать. Евгения не торопила мужчину, она встала подошла к огромному телевизору и включила музыку, на экране молодая пара танцевала танго: эмоции пары зашкаливали, их глаза метали молнии, а ноги слаженно двигались в такт музыке. Андроникс подошел к Евгении, протянул руку, приглашая девушку на танец. Евгения поставила бокал и положила руку на плечо мужчины. Ах, как давно она не танцевала, как давно с ней не было мужчины. Забыв обо всем, она самозабвенно танцевала, сильная рука гостя, уверенно вела её от одного движения к другому, от проходки к наклону, казалось, тело само угадывало все повороты танца, все было легко и красиво. Вот танец окончился, но Андроникс не торопился отпускать девушку из своих объятий, губы девушки манили. С экрана зазвучал рок-н-ролл и Евгения быстро освободилась, приглашая к быстрому танцу, но Андроникс повернулся спиной и прошел к своему месту за столом. Девушка быстро вошла в ритм музыки, она крутилась и выбрасывая ноги вперед хлопала, иногда она поднимала глаза, но смотрела куда – то вдаль, будто забыла о том, что она не одна. Музыка сменилась и Евгения наконец остановилась, щёки её раскраснелись, волосы пушились вокруг головы, лицо блестело от пота, было видно, что танцевать девушка умела и любила.

– Молодец, здорово у тебя получается. Евгения равнодушно выслушала похвалу, взяла бокал.

– Убери со стола, – и не поворачиваясь, и не прощаясь вышла из столовой.

Она шла по коридору и смотрела за окно, темнота скрывала скалы и казалось, что там ничего нет, кроме темноты. Евгения знала, что такое восприятие обманчиво, она подняла глаза, мириады далеких звезд, подмигивали и манили.

– Я слышу Вас – звезды, может быть, когда – нибудь я достигну вас и скажу:

– Привет! – она помахала свободной рукой, сделала глоток вина. Она пошла дальше, пальчиком ведя по стеклу. В каюте она быстро разделась и легла, интерьер каюты был знаком до мелочей, сколько бессонных ночей здесь проведено.

– Где книга? Ага, вот она, – бортовой журнал был открыт на строительстве космостанции, Евгения присмотрелась, что – то изменилось в картинке и это настораживало. Сон как рукой сняло, Евгения быстро оделась в уникомбез, включила громкую связь.

– Андроникс, зайди ко мне, – она смотрела на картинку и силилась понять, что изменилось.

– Вызывали? – спросил Андроникс, входя в каюту командира и прикладывая руку к фуражке.

– Иди сюда, смотри. Мужчина глянул на картинку и испугался:

– Командир, наведенка, скоро здесь все взорвется.

– Что такое «наведенка»?

– Это, когда на звездолете, решая уничтожить объект, вводят его данные в одну из струн космического пространства, запускают спусковой механизм и ждут взрыва.

– Ясно, – Евгения мгновенно натянула на себя скафандр и уже через пару минут бежала с книгой по коридору к выходу.

– Жаль, такая занятная книга, и надо уничтожить. У нас еще нет разработок написания голографических книг, жаль. Вот она уже в переходной камере, вот и шлюз открыт еще несколько шагов до челнока, знакомая кабина и вот уже Евгения удаляется с опасной книгой на 5, 10 километров, на мониторе показалась утренняя воронка.

– Боже, какие размеры, и кажется, она продолжает увеличиваться, но некогда рассматривать, нужно еще удалиться подальше от звездолета, чтобы его не задело взрывной волной.

– Ты что придумываешь? Какая здесь взрывная волна – вакуум. Девушка взглянула на книгу, та горела красным огнем.

– Прощай, – она автоматически открыла шлюзовую камеру и выбросила книгу вон. И правильно сделала, книга вспыхнула, «Конимкор» вертикально ушел на орбиту вокруг планеты и сделал несколько кругов. Вращение планеты было настолько неспешным, что, все казалось мертвым, застывшим. Евгения полюбовалась пейзажем, насколько это возможно и решила возвращаться на звездолет, но заметила среди звезд быстро двигающийся объект, причем казалось, что он движется в сторону планеты № 9, звезды С – 4000.

– Похоже, это друзья Андроникса, нужно его предупредить, чтобы был наготове принять соплеменников, – Евгения хмыкнула и направила «Конимкор» к поверхности планеты. Все вокруг было привычно и знакомо, но летящий звездолет вызывал тревогу, нет, не за Андроникса, а за «Мицар».

– Наверно, нужно сегодня же перебазироваться в Южное полушарие, пока Андроникс жив и находится у меня, кто – то будет постоянно его преследовать, пока…пока не убьют.

– Андроникс, – крикнула Евгения, вбегая в рубку звездолета, ты видишь, опять летят.

– Вижу. Командир, как вы улетели я сразу же включил внешнюю систему слежения. Почему вы долго не бросали книгу, я так беспокоился… Я видел, как вы ушли на орбиту, это лучшее решение. Люди помолчали.

– Командир, что будем делать, звездолет скоро будет здесь. У нас на планете Зарни – Цын есть спецподразделения воинов, которые могут проходить сквозь стены и нам с ними здесь не справиться. Жалко «Мицар», они его уничтожат.

– Положим, я буду сопротивляться, так просто меня не уничтожить, – горделиво вскинула голову Евгения, – за свой звездолет я ручаюсь. Но воевать мне не хочется и узнать мощь ваших спецподразделений я тоже не хочу.

– Пристегнись, Андроникс, мы перелетим в другое полушарие планеты, тем самым попробуем запутать следы, – Евгения понимала, что при взлете звездолета, чужой может засечь её координаты, но выхода не было. Она активировала атомные двигатели, установила координаты перемещения и через несколько секунд, они уже летели над планетой в зону нулевой видимости, там властвовала ночь. Приближаясь к границе темноты, на «Мицаре» зажглись внешние прожекторы и ярко осветили острые горы и скалы, около некоторых вершин были белые облака, как шарф на шее щеголя, но среди них нигде не было видно ни одной ровной площадки, для посадки. Евгения ругалась, она обещала показать кому – то: «Кузькину мать», «едрёну вошь» и то «куда Макар телят не гонял».

– Командир, смотрите, вон там, я вижу ровную площадку, но она почему – то светлее, чем все остальное пространство. «Мицар» завис над светлой круглой площадкой, но она вдруг провалилась вниз, а на поверхности осталось огромное количество каких – то трубок, прозрачных ванн – все шевелилось и казалось живым. Евгения наблюдала, что будет дальше, но Андроникс крикнул:

– Командир, улетаем, это одна из наших тайных инкубационных баз, мы нарушили процесс рождения «людей», сейчас здесь все взорвется, летим скорее.

«Мицар» летел, увеличивая скорость, а за ним взрывались светлые пятна неземных инкубаторов. Наконец звездолет преодолел тяготение планеты и на все парах помчался к планете N 8, держа курс на один из спутников планеты – гиганта. Чужой звездолет больше не отсвечивал и Евгения успокоилась.

– Проведу парочку разведывательных полетов на спутнике, а потом вернусь…Куда вернусь? Сначала доложи все в ЦУП, а потом мечтай. Полет проходил в автоматическом режиме, можно отдохнуть и подумать.

– Андроникс, почему ваши инкубаторы находятся так далеко от вашей планеты? Разве не лучше было бы, чтобы они были ближе, тогда никакой ситуации подобной нашей не будет

– Не знаю, командир, я не обсуждаю решения командования, я их выполняю.

– Ясно, а здесь придется думать и самому выполнять, никто за тебя не будет принимать решений, да еще потом их выполнять, – резко ответила Евгения. Мужчина молчал, сказать было нечего. Он понимал, что придется учиться брать ответственность на себя, придется учиться думать, а как же выполнять принятые решения? Он испугался и покраснел, сконфуженно посмотрел на женщину.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru