banner
banner
banner
Эскорт для мальчика-мажора

Марина Серова
Эскорт для мальчика-мажора

– На выход! Живо! – вне себя от одной мысли, что время упущено, орала я и волочила за собой ничего не соображающего, упирающегося клиента.

– Да ты чего? Чего ты? Куда? Ты сдурела, что ли?! – не менее импульсивно орал в ответ Сергей, цепляясь за дверные косяки. – Куда ты меня тащишь?

– На выход! В коридор! Как оно тут открывается?

Увы, надежные дверные запоры в некоторых случаях совсем не способствуют обеспечению безопасности, а даже наоборот. Я судорожно перещелкивала какие-то замысловатые рычаги в тщетных попытках открыть, наконец, дверь.

– Да подожди ты, – неожиданно проникся сочувствием Сергей. – Вот так надо. Чего ты сорвалась-то?

Со знанием дела повернув что-то и щелкнув чем-то в нужных местах, Сергей за пару секунд отомкнул загадочные засовы.

На кухне громыхнуло, взрывной волной вынесло в коридор ошметки дизайнерской мебели, и вместе с ними мы оба вылетели в холл, минуя входную дверь, которую, к счастью, не пришлось открывать лбом.

– Ух ты! – ошарашенно произнес он, разворачиваясь из положения лежа и садясь на полу у противоположной стены.

Но у меня не было времени на отлеживание.

Поняв, что все главное уже произошло и угроза миновала, я вскочила с пола и ринулась обратно в квартиру. На балконе я почти целиком высунулась наружу, чтобы посмотреть, не завис ли там кто-нибудь в области крыши, но никого не обнаружила.

– Как попасть на технический этаж? – спросила я, вернувшись в холл, где до сих пор неподвижно сидел Сергей.

– На этаж? – с трудом возвращаясь в реальность, переспросил он. – А хрен его знает. Это, кажется, подняться нужно там, по лестнице. И там, по-моему, есть какой-то ход. Я туда не ходил еще.

Далеко не сразу я обнаружила в замысловатых изгибах коридора ход на лестницу. Не отыскав его, я помчалась вверх и, преодолев пару дополнительных пролетов, оказалась перед вполне цивильной железной дверью, ведущей в чердачные помещения.

Разумеется, она была закрыта.

Поскольку, собираясь на встречу с Элеонорой, я не прихватила с собой револьвер, с помощью которого могла бы сейчас попытаться выбить замок, а высадить такую дверь ногами не представлялось возможным в принципе, мне пришлось снова несолоно хлебавши возвращаться к клиенту.

На лестничной площадке уже никого не было, Сергей уныло слонялся по квартире, осматривая нанесенные повреждения и оценивая ущерб.

Я тоже решила полюбопытствовать и после непродолжительного изучения кухни пришла к выводу, что некое, скорее всего, самодельное взрывное устройство было заложено в газовую плиту. Как так получилось, что не рванул газ и не разворотило взрывом половину здания, было для меня непостижимой загадкой. За помощью в ее разрешении я не преминула обратиться к Сергею.

– А что, здесь газ не подключен еще? – с самым невинным видом поинтересовалась я.

– Почему? Подключен, – удивленно взглянул на меня парень.

– Бомба, скорее всего, была в духовке. Если бы был подключен, рвануло бы раза в четыре сильнее.

– А-а-а, ты об этом. Так он у меня перекрыт сейчас, этот газ. Я ведь здесь обеды-ужины не готовлю, да и вообще бываю пока редко. А так, дряни какой-нибудь перекусить да чайку согреть – на это и электричества хватает. Вот отец и сказал, чтобы на всякий случай я эту трубу вообще перекрыл, мало ли что. Если уж все равно не пользуюсь.

– Смотри-ка, и пригодилось, – проговорила я, еще раз окинув взглядом не так уж и сильно пострадавшую кухню.

Слегка развороченные барные стойки, несколько покореженных стульев и вывернутая столешница – все это были совершенные пустяки по сравнению с тем, что могло произойти здесь, если бы задуманное кем-то осуществилось в полном объеме.

А задумано было явно с размахом, и конечная цель, к которой стремились эти неизвестные выдумщики, не вызывала ни малейших сомнений.

– И часто тебя так встречают? – поинтересовалась я, переводя взгляд с разбитой двери балкона на совершенно целое внешнее остекление.

– Да нет. Нет, это как-то уж совсем круто, – растерянно оглядывая разрушения на кухне, проговорил Сергей. – Такого серьезного случая что-то даже и не припомню.

– И, конечно, совершенно не догадываешься, кто бы это мог сделать? И почему? – пытливо глядя на него, нажимала я.

– Не догадываюсь, – с тем же упрямым выражением на лице, с каким недавно говорил со своим отцом, ответил он.

– А если стрелять начнут? Как тогда? – попыталась спровоцировать его я.

– Не начнут, – угрюмо буркнул Сергей и, явно не желая продолжать этот разговор, вышел из кухни.

Но у меня было свое мнение по этому вопросу.

В кухню проникли, совершенно определенно, с крыши, а чтобы проделать такой маневр, да еще за столь короткое время, необходимы профессиональное снаряжение и соответствующая подготовка.

Припомнив, сколько именно минут я отсутствовала в кухне, пока Сергей принимал душ, я постаралась примерить ситуацию на себя и пришла к выводу, что даже мне, выполняя подобное задание, пришлось бы торопиться.

«Это ведь надо было незаметно заглянуть, чтобы убедиться, что никого нет. Потом войти, сориентироваться, куда лучше положить бомбу, затем выйти. И все это очень быстро и бесшумно, ведь в помещении могут появиться люди в любой момент. Нет, здесь явно просматривается работа профессионала. И если этот профессионал не тот самый тайный мститель, желающий за что-то наказать мальчика-мажора, а кто-то нанятый со стороны, стоимость такой услуги должна исчисляться весьма и весьма приличной суммой. Вот я, например, сколько бы взяла? Работа плюс еще снаряжение, – на сколько бы это потянуло?»

Прикинув в уме, что было бы для меня выгоднее – наняться убить Сергея или продолжить его охранять, я с учетом удвоенной суммы, предложенной папой Димой, не увидела существенной разницы и решила, что переквалифицироваться пока рано.

«Ладно уж, пусть живет, – размышляла я. – Не будем пользоваться неожиданным преимуществом».

Между тем Сергей, кажется, уже смирившийся с происшедшим, снова появился в кухне. В руках у него была небольшая и, похоже, не слишком тяжелая спортивная сумку.

– Что, валим отсюда? – деловито осведомился он.

Признаться, я и сама склонялась к мысли, что делать в этой квартире больше нечего. И опасно, да и неинтересно бродить здесь по развалинам. Но где именно находится то безопасное место, куда я могла бы сейчас отправиться со своим упрямым клиентом, я пока не представляла себе, поэтому несколько затруднилась с ответом.

Как выяснилось буквально через минуту, я просто недооценила уровень жизни клиента. Все неразрешимые вопросы в этой семье, оказывается, имели сразу несколько решений.

Едва лишь я открыла рот, чтобы растерянно поинтересоваться, куда же нам, бедным, направить стопы, как в ответ услышала бодрое:

– В «Речное». Там охрана. Точно ничего не подсунут.

Небольшой коттеджный поселок «Речное» располагался на живописном полуострове, утопавшем в зелени и довольно далеко отходившем от береговой линии. Он практически полностью был окружен водой, за исключением небольшого перешейка, по которому проходила дорога.

Это было элитнейшее из элитных мест, и рядовому обывателю не снились даже во сне деньги, за которые там можно было приобрести участок, не говоря уже о том, в какую сумму могло обойтись строительство коттеджа.

– Послушай, а чем занимается твой отец? – не могла я не спросить, когда услышала новый адрес.

– Химией, – самодовольно и загадочно ухмыльнувшись, ответил Сергей. – Пойдем отсюда, а то еще колымагу твою подорвут, на такси придется ехать.

Не совсем уловив, в чем именно заключается суть деятельности Дмитрия, я до поры до времени не стала этот вопрос прояснять и снова сосредоточилась на своих прямых обязанностях.

Еще раз взглянув в оконный проем и убедившись, что с неба не спускается очередной десант, я проследовала за Сергеем в коридор и первой вышла на лестничную площадку.

Операции, подобные той, жертвами которой мы чуть было не стали сегодня, всегда планируются заранее. Если кто-то караулил нас на крыше, не будет ничего удивительного, если найдутся и такие, кто поджидает за углом.

Поэтому теперь я всюду шла впереди Сергея, внимательно осматриваясь, готовая отреагировать на малейшую подозрительную деталь.

Впрочем, ни на выходе из лифта, ни в подъезде подозрительных деталей не обнаружилось. Подойдя к «Фольку» и чуть ли не обнюхав его, прежде чем усесться самой и усадить клиента, я и здесь не нашла никаких посторонних предметов и не услышала сулящего беду, тревожного тиканья.

От стеклянной многоэтажки, стоявшей на самом берегу, можно было очень удобно выехать на дорогу, ведущую на заветный полуостров. Через несколько минут я уже двигалась в новом направлении вдоль береговой линии, то приближаясь к ней, то слегка отдаляясь.

2

Сергей, уже успокоившийся и заметно повеселевший, то и дело отпускал разные шуточки и ценные замечания.

– А прикольно вышло бы, – неизвестно чем очень довольный, ухмылялся он. – Как раз из душа, чистеньким – на тот свет. Хе-хе! А жалко, что они эту хреновину в плиту положили. Подсунули бы лучше под какую-нибудь из стен. А то ломай ее, рабочим плати. А тут раз – и готово! Без шума и пыли.

– Возьми способ на вооружение, – со знанием дела порекомендовала я. – Только без шум вряд ли получится.

– Это да.

Мы уже миновали городскую черту и теперь ехали по загородной трассе. Поля перемежались лесами, а в воздухе разливался аромат свежести, свидетельствующий о близости водоема.

Видя, что клиент в хорошем настроении и склонен к общению, я решила, что момент вполне подходящий, чтобы вернуться к разговору о главном и задать несколько наводящих вопросов.

– Так кто же это тебя так разукрасил-то? – стараясь сохранять непринужденно-шутливый тон, говорила я.

– С лестницы упал, – моментально закрылся Сергей, и на лице его снова появилось непрошибаемое выражение, яснее ясного говорившее, что тайну мне не узнать даже под пытками.

 

Но на этот раз я не собиралась сдаваться так просто.

– Да ладно тебе выпендриваться-то, – всем своим видом демонстрируя, что я не воспринимаю эту тему серьезно, дружески улыбнулась я. – Я же должна знать, кого мне опасаться в первую очередь. Может, это те самые, которые сегодня в квартиру твою залезли. Увидели, что от физического воздействия толку мало, да и решили поработать в глобальном масштабе.

Не забывая ни на минуту, что у моего нового клиента болезненное самолюбие и комплекс супермена, я всячески старалась обходить тему охраны и по возможности представить дело так, будто речь идет о взаимовыгодном партнерстве. Вот и теперь, желая разговорить Сергея и вызвать на откровенность, я не стремилась особенно акцентировать, по какому, собственно, поводу нахожусь здесь и для чего может пригодиться мне эта информация.

– Нет, это не те, – между тем проговорил Сергей, сосредоточенно уставившись в пространство и что-то анализируя в уме. – Там просто обычные отморозки какие-то были, а у этих подготовка чувствуется. С крыши в окно залезть – это еще суметь надо. Снаряжение нужно, тренировка.

«Молодец, соображаешь», – слегка усмехаясь, подумала я, слушая эти глубокомысленные рассуждения.

– А те просто придурки какие-то были. Нанятые. Подскочили, вырубили сразу, я даже сообразить ничего не успел.

– Нанятые? С чего ты решил?

– А что, сами они, что ли, полезут?

– Кто?

– Те, кто нанял, – снова ушел от ответа не терявший контроль парень.

– А что это прямо такой секрет? Я ведь не мамка, мне можно сказать. – Доверительно заглянула я ему в лицо, произнесла: – Даже, может быть, нужно.

Минуту Сергей колебался, но, по-видимому, несколько часов неблизкого знакомства были для него недостаточным поводом для откровенности. Гораздо более мягко, он все-таки снова ушел от ответа.

– Да я сам толком не пойму, – протянул он. – Там несколько вариантов. Вот когда разберусь, тогда и расскажу все как есть.

Поняв, что возникновение доверительных отношений – всего лишь вопрос времени, и, как я надеялась, очень непродолжительного, я снова не стала дожимать.

«Да при следующем же нападении ты мне все выложишь. По собственной инициативе, – с некоторым даже злорадством думала я, вспоминая подробности происшествия в квартире и то, как реагировал на него Сергей. – А учитывая нюансы и явный профессионализм сегодняшних нежданных посетителей, можно с уверенностью предположить, что нападение это скоро произойдет. Похоже, за гламурного мальчика кто-то взялся всерьез».

– А что это за случай с балконом? – ненавязчиво продолжала интересоваться я, как будто только для того, чтобы просто поддержать разговор. – Мама твоя рассказывала. Ты и правда по перилам ходил? На сто десятом этаже?

– Да нет, – усмехнулся Сергей, – не успел. Лерка позвонила, сказала, что она уже в аэропорту. Срочно бежать нужно было.

– Лерка – это кто? – вопросительно взглянула я, припомнив, что уже слышала это имя.

– Валерия, девушка моя. Ее как-то спешно за границу отправили, непонятно для чего. Даже я узнал в самый последний момент. А с перилами этими глупость, конечно, – снова заулыбался Сергей. – Это все Вадик, сморчок завистливый. Конечно, у меня «Порш», а у него «Приора», как тут усидеть. Пристал, как грязь к ботинкам, – он там где-то у друзей по балкону ходил, а мне в жизни так не суметь. На пятнадцатом этаже. А сам в школе на физкультуре по бревну не мог пройти. А там высота всего-то полметра от земли. Все голова у него кружилась.

– Вадик – это одноклассник твой?

– Одноклассник. Какое-то время даже за одной партой сидели. Еще с тех времен мне завидует, бедный. То к этому прицепится, то к тому. Комплексы свои вымещает. А в результате – ноль, никакого морального удовлетворения. Только каждый раз снова убеждается, что я и без бабла своего чего-то стою, а он как был сморчком зачуханным, так на всю безрадостную жизнь таким и останется.

– Это он звонил утром?

– Утром? – как бы силясь припомнить, наморщил лоб Сергей. – А! Нет. Это другой, это Леня звонил. Тоже еще чудак. На всех сразу шестерит, и нашим, и вашим. Везде ему надо. Так и пускай передаст посыльным своим. Пускай знают.

Видя, что неприятные воспоминания снова возвращают моего собеседника в угрюмое состояние, я не стала развивать эту тему. Просто отметила про себя новую и интересную информацию, решив при первом удобном случае поподробнее разузнать, что это такой за Вадик, питающий мстительные чувства «еще с тех времен», а заодно навести справки про чудаковатого Леню. Припомнив слова Ариадны о специфике «дружбы» в этой закрытой тусовке, я подумала, что почва для конфликта здесь весьма благоприятная и, возможно, именно на ней выросло чье-то непреодолимое желание сжить удачливого и богатенького мальчика со света.

– А если бы не нужно было срочно бежать? Что, прямо так вот и прошелся бы по перилам? – желая узнать, насколько далеко простирается самоуверенность и бесстрашие моего клиента, поинтересовалась я.

– И прошелся бы! И даже очень легко, – с нажимом ответил Сергей, судя по выражению ослиного упрямства на его лице, можно было быть уверенным, что только экстренная необходимость на самом деле отвлекла его от опасного эксперимента.

Если этому парню действительно попадет вожжа под хвост, он, судя по всему, не будет смотреть ни на какие опасности. Словом, я лишний раз убедилась, что на сей раз, в отличие от случая с Элеонорой, мои услуги и впрямь могут пригодиться.

«Спровоцировать его, похоже, и правда несложно, – размышляла я, – скажи только, что вот то-то и то-то сделать кишка у него тонка. Интересно, если бы этот Вадик вместо того, чтобы похвастаться, что на пятнадцатом этаже гулял по балконным перилам, сказал, что он с этого этажа без парашюта спрыгнул, Сережа и это попытался бы повторить?»

За разговором как-то незаметно промелькнула дорога, и вскоре я увидела поворот на тенистую аллею, ведущую в «Речное».

Асфальтированная, без единой выбоины дорога проходила по довольно узкому перешейку, соединявшему полуостров с «большой землей». Машинально я тут же отметила, что в дополнение к красивым пейзажам и в плане безопасности это место можно считать весьма и весьма привлекательным.

Трасса, по которой мы сейчас ехали, была единственной дорогой на полуостров. Усмотрев вдали будочку и шлагбаум, я поняла, что всех въезжающих и выезжающих здесь тщательно проверяют и даже мышь не пробежит незамеченной.

«Да, уж сюда-то посторонние альпинисты с бомбами не проникнут», – думала я, поеживаясь под сканирующим взглядом дюжего молодца, внимательно осмотревшего меня и «Фольк», но не ставшего чинить нам препятствия, по-видимому, благодаря присутствию Сергея.

Оказавшись на территории, облюбованной для жизни тарасовскими миллиардерами, я сразу поняла, что не зря стоит на въезде будочка. Здесь явно было что охранять.

Новенькие и аккуратненькие, будто только что сошедшие со страниц архитектурных журналов дома располагались по обеим сторонам широких улиц, постепенно спускаясь к воде.

– Коттедж на первой линии? – даже без особого интереса осведомилась я, уверенная, что заранее знаю ответ.

– Нет, – неожиданно разочаровал меня Сергей. – У нас дом в середине, в общем-то далековато от воды. Но здесь есть небольшой причал, отец ставит яхту там.

«Действительно, не в гараж же тащить», – мысленно изощрялась я, отчасти уже разделяя чувства бедного Вадика.

Вскоре, указав на солидный забор, на котором при первом же беглом взгляде я обнаружила четыре видеокамеры, Сергей велел остановиться и с облегчением выдохнул:

– Приехали.

Однако радостно встречать нас, кажется, никто не спешил. Ворота и калитка были наглухо заперты, и создавалось ощущение, что вместо того, чтобы обрадоваться гостям, обитатели дома оперативно готовятся к атаке.

Впрочем, пока все было тихо, военных действий никто не предпринимал. Сергей спокойно достал из кармана трубку и набрал какой-то номер.

– Игорь? Впусти «Фольксваген», это я. Да, моя в клубе. На стоянке там оставил, пришлось экстренно уехать. Да нет, ничего не случилось. Так, пустяки. Дебилы какие-то привязались, пришлось быстро уматывать. Нет, с ней все в порядке. Говорю же, на стоянке стоит. Сегодня поеду заберу.

В то время как Сергей разговаривал, постепенно открывались автоматические ворота и моему взору представал просторный внутренний двор, где, кроме обязательного газона и мощенных природным камнем дорожек, имелось нечто вроде небольшой частной парковки. Автомобилей на ней было немного, но высокий класс и астрономическая цена каждого из них с неопровержимой ясностью доказывали, что мудрый владелец отдает предпочтение качеству, а не количеству приобретаемых им вещей.

Не самой старой модификации «Крайслер» и новехонький представительский «Майбах» скромно дополнял BMW. Еще имелся необъятных размеров «Линкольн Навигатор», в интернет-прайсах отнесенный в разряд «автомобили от 7 миллионов рублей».

Взглянув на эту выставку шедевров, я сразу перестала удивляться пренебрежению, которое выказывал Сергей по отношению к моему ненаглядному «Фольку».

«И ладно, – надув губы, рассуждала я сама с собой, паркуясь между BMW и «Майбахом», – и пускай. У вас тачки крутые, а у меня любимая. Не в деньгах счастье».

– А где «Порш»? Ты же говорил, что у тебя «Порш», – с выражением, с которым говорят: «Добивай уже», спросила я, когда мы шли по мощеным дорожкам к дому.

– Да говорю же, в клубе оставил, – досадливо сморщившись, повторил Сергей то, что только что говорил охраннику. – Когда ненормальные эти налетели на меня, рядом никого не было. Дали по башке, я вырубился сразу, и они, видимо, стали меня обрабатывать. Только до конца не доработали, спугнули их, бедных. Ребята знакомые следом за мной выходили, тоже на стоянку шли. Так что прервали их интересное занятие. Потом ребята сказали: так, мол, смельчаки эти припустили – только пятки их увидели.

– То есть ребята эти тоже не смогли бы опознать нападавших? – тут же задала я вопрос по существу.

– Само собой, нет. Да и кому они нужны, опознавать их. Я в полицию заявлять не собираюсь.

Выражение лица Сергея снова стало угрюмым и упрямым, и я поняла, что для продолжения общения в прежнем благожелательном духе стоит спросить о чем-то нейтральном.

– Так ты, значит, на своей решил не ехать?

– Да я и не решал особо, – не сразу оттаивая, медленно проговорил Сергей. – Это они уже, ребята решили. Увидели, что я никакой валяюсь, загрузили меня к себе в тачку и отвезли. Квартира мамкина ближе всех оказалась, я и сказал, чтобы туда доставили. Да ерунда это все. Сегодня вечером поеду заберу. А то нападавшие, может, надеются, что напугали. Так хрен получат. Предупредили – спасибо. Теперь осторожнее буду, не подставлюсь как последний лох. Ты, кстати, обещала мне приемчики показать. Покажешь?

– Возможно. Со временем. А что за клуб?

– Да обычный ночной клуб. «Буратино», может, знаешь? Наши всегда там тусуются. Съездим сегодня на смотрины, покажу тебя. Не облажайся.

Снова окинув меня оценивающе-пренебрежительным взглядом, Сергей слегка усмехнулся, явно не ожидая здесь ничего сверхъестественного. Это задело меня, и на сей раз я не стала сдерживаться.

– Ты бы на себя посмотрел, – многозначительно произнесла я и выразительно взглянула на желтовато-фиолетовые разводы, украшавшие сейчас его физиономию.

– А что, страшная рожа, да? – ничуть не смутившись, улыбнулся он и направился к огромному зеркалу на стене в гостиной, где мы сейчас находились. – У-у-у, класс! Но это ничего, нестрашно, там все свои. Прокатит. Зато будут знать. А то напугали они, да? Врагу не сдается наш гордый «Варяг»!

На этой оптимистической ноте мы расстались до вечера.

Сергей сказал, что теперь уж совершенно точно завалится на боковую, пускай хоть сто взрывов гремят над ухом. Убедившись, что все подступы к месту пребывания моего клиента надежно охраняются, сочла момент вполне подходящим, чтобы вернуться домой и экипироваться так, как это наконец соответствует моим профессиональным обязанностям.

Забив в записную книжку телефона номер Сергея и получив уверения во всемерной помощи и поддержке на тот случай, если меня задержат на каком-либо из местных пропускных пунктов, я спустилась во двор и с удовольствием констатировала, что вышколенная охрана, не нуждаясь в дополнительных указаниях, уже открывает ворота.

Снова я полюбовалась на произведения современного архитектурного гения, выглядывавшие из-за заборов, и вскоре миновала будочку со шлагбаумом. Перенесясь из сказки в быль, поспешила домой, где наверняка уже изнывала от волнения тетя Мила.

Рейтинг@Mail.ru