banner
banner
banner
Тайная комната антиквара

Марина Серова
Тайная комната антиквара

Глава 1

Макияж был нанесен, волосы уложены в прическу, платье сидело безукоризненно. Для завершения шедевра оставалось только нырнуть в туфли на высоченных шпильках, и тогда я могла считать себя уже полностью готовой к выходу.

* * *

К действиям по возведению внешнего облика в степень идеала меня подтолкнул случай, произошедший три дня назад. В тот день мне позвонила моя подруга Светка-парикмахерша и сообщила, что на днях исполняется некая круглая дата с момента существования их косметического салона и что по этому случаю заказан зал в ресторане и запланировано мероприятие, которое Светка с апломбом называла корпоративной вечеринкой. Она настаивала, что я, как ее подруга, обязательно должна на этом мероприятии присутствовать.

– Хоть выйдешь в свет, на приличных людей посмотришь. А то скоро совсем одичаешь среди этих своих бандитов и убийц.

– Но с какой стати я пойду туда? Это ваше внутреннее мероприятие... Что там делать посторонним людям?

– Насчет посторонних можешь не волноваться – их там будет раза в три больше, чем своих. Думаешь, для нас, что ли, ресторан заказали? Ага, как бы не так! Нужных людей окучить да разные свои делишки обделать в неформальной обстановке – вот для чего эти мероприятия проводятся. Ну, а нам зачем свое-то упускать? Хоть отдохнем на халяву.

– А меня точно туда пустят?

– Да пустят, пустят. Ты же со мной.

Вот этот телефонный разговор и послужил причиной того, что сегодня я стояла перед зеркалом в прихожей и бросала последние оценивающие взгляды на свою внешность. Взгляды говорили, что мои стремления к идеалу увенчались полным успехом.

На этот раз я не поехала на машине, а решила заказать такси. Кроме того, что на шпильках и в вечернем платье просто неудобно вести машину, были и другие причины, которые склоняли меня в пользу такси. Во-первых, банкет предполагал наличие спиртных напитков, и никто не гарантировал, что по окончании его я буду чувствовать себя достаточно адекватно, чтобы вести автомобиль. Ну и во-вторых, учитывая мои усилия по самосовершенствованию, очень велика была вероятность того, что возвращаться с банкета я буду не одна и уж, конечно, не пешком, а в этом случае своя машина будет только мешать.

Учтя все эти доводы, я окончательно приняла решение в пользу такси. Оно уже ожидало меня у подъезда.

Мы договорились со Светкой, что она встретит меня у входа в ресторан, чтобы не возникло каких-нибудь заминок и препятствий на моем пути. Когда такси остановилось, верная подруга уже ждала меня и, окинув критическим взглядом мою идеальную внешность, милостиво признала, что «в целом – ничего».

Мы поднялись в банкетный зал, который был расположен на втором этаже и где постепенно собирались участники корпоративной вечеринки. Среди неплохо, в общем-то, сшитых, но явно из средней ценовой категории «троек» Светкиных коллег то и дело мелькали очень приличные и дорогие костюмы и даже смокинги. Дамы тоже были одеты дорого, некоторые даже со вкусом.

Однако, несмотря на мои предположения о том, что, возможно, с этого банкета мне не придется возвращаться в одиночестве, пока я не замечала никого, кто мог бы составить мне компанию. Почти все представители сильной половины человечества, присутствующие в зале, имели уже и порядочную лысину, и солидное брюшко, а следовательно, не представляли для меня никакого интереса.

Мы с подругой пристроились недалеко от бара и неторопливо потягивали коктейли. Время от времени Светка обращала мое внимание на некоторых присутствующих, чем-либо, по ее мнению, замечательных.

– А вон того видишь, в блестящем таком костюме? – вполголоса говорила мне Светка, легким кивком головы указывая на здоровенного верзилу, который разговаривал с кем-то, держа в руке бокал с белым вином. – Две заправки, ресторан, гостиничный бизнес... и еще нелегальное что-то, по-моему. Может, девочками занимается... Для гостиницы-то – в самый раз.

– И все-то она знает, и обо всем-то она догадывается...

– А ты как думала? У нас фирма солидная. И клиенты тоже. Мы с маньяками и убийцами дел не имеем... как некоторые. А вон, вон того видишь, седой в смокинге? Этот – по антиквариату. Деньжи-ищ... Сказать куры не клюют – ничего не сказать. Он с нашими даже какие-то общие дела имеет. Может, и в бизнесе участвует. А может, и нет. Одно могу сказать: в салоне бывает редко, в основном стричься ходит, но уж если придет – туши свет. Вся администрация сразу на уши встает.

Я рассматривала господина с довольно густой и абсолютно белой шевелюрой, на которого указала мне Светка. Кроме шевелюры, господин имел очень характерные черты внешности, по которым можно было сделать вполне обоснованные предположения о его национальной принадлежности. Чтобы проверить эти предположения, я спросила у Светки:

– А как его зовут?

– Шульцман. Шульцман Самуил Яковлевич.

– А-а-а... я почему-то так и подумала.

Между тем Самуил Яковлевич посмотрел в сторону входной двери, и на лице его отразилась радость.

– Володя! Ну наконец-то! А я тут один как перст, ни знакомых, никого. Сазонов обещал прийти, да вот что-то нет его, а этих людей я почти не знаю...

Посмотрев, в свою очередь, на человека, к которому обращался Шульцман, я поняла, что наконец-то взору моему предстал объект, достойный внимания. Сочетание темных глаз и светлых волос всегда вызывало у меня интерес, а если добавить к этому еще прекрасную фигуру и безупречный костюм, то сразу становилось понятно – Светкино приглашение я приняла не зря.

Пока вышеназванный Володя о чем-то переговаривался с седым антикваром, я как бы невзначай расположилась так, чтобы оказаться в поле его зрения, что в самом скором времени дало нужный результат...

* * *

Вечеринка шла своим чередом, кто-то беседовал, кто-то поглощал кулинарные редкости, а мы с моим новым кавалером танцевали под приятную ненавязчивую музыку и неторопливо беседовали, выясняя, кто есть кто.

– Я занимаюсь оценкой произведений искусства, – говорил Володя, нежно обнимая меня за талию. – Кстати, вот моя визитка, если вам захочется приобрести какую-нибудь картину, обратитесь ко мне, и я приложу все усилия, чтобы вы приобрели именно подлинник, а не подделку.

На карточке, разрисованной замысловатыми вензелями, было написано: «Савельев Владимир Иванович, эксперт по оценке предметов антиквариата и произведений искусства». Ну что ж, раз уж дело дошло до визиток...

– Иванова Татьяна Александровна, эксперт по поимке бандитов и убийц.

– Ого! Вы меня пугаете.

– Неужели? А мне всегда казалось, что люди должны бояться самих бандитов, а не тех, кто их ловит.

– Вы ловите бандитов? Никогда не поверю! Такая очаровательная, хрупкая женщина...

– Представьте себе, ловлю, и даже довольно успешно. Так что, если вам захочется провести частное расследование, обратитесь ко мне, и я приложу все усилия, чтобы зло было наказано.

– О! Я уже сгораю от нетерпения. Только что бы такое нам порасследовать... Может быть, поедем ко мне и проверим, не забрались ли в мою квартиру воры?

– Хм... дайте подумать... А как у вас с платежеспособностью? Заказать мне расследование под силу только обеспеченным людям.

– Правда? Даже и не знаю, как тут быть. А бартер возможен? Я бы мог, например, расплатиться натурой...

* * *

Да, вечер был романтический, я находилась в прекрасной форме, и кавалер был вполне соответствующим, но, несмотря на все это, последнее его высказывание как-то неприятно резануло мой слух. Все-таки мы были не в кабаке и я не была сопливой восемнадцатилетней дурочкой, которой подобное замечание показалось бы остроумным.

Однако я не стала заострять внимание на несколько неуклюжей попытке моего нового знакомого перейти от слов к делу и перевела разговор в нейтральное русло. Зачем из-за пустяков портить вечер?

Мы сели за столик.

– А вы здесь по какому случаю? – спросил Володя. – Ведь вечер устраивается в честь косметического салона. Или... вы здесь с кем-то?

– Со своей подругой. Она как раз работает в этом салоне. Кстати, интересно, где она?

Уловив вздох облегчения, который издал мой собеседник, узнав, что я здесь не «с кем-то», я пробежалась глазами по залу, высматривая Светку.

– Ага, вон... вон, видите, с тем приятным мужчиной... Это как раз и есть моя подруга Светлана.

Как оказалось, пока я проводила предварительное ознакомление со своим новым кавалером, моя подруга Светлана, не тратя напрасно драгоценного времени, тоже присмотрела себе кого-то и сейчас очень плотно его обрабатывала. Ну что ж, раз подруга пристроена, ничто не мешает мне заняться своим личным счастьем. Кажется, и Володе пришла та же мысль.

– Как-то здесь слишком шумно, вы не находите? – пытливо глядя мне в глаза, спросил он.

– Да... пожалуй...

– Может быть, действительно поедем ко мне, посидим в спокойной обстановке?

– Ну... не знаю...

– К тому же недавно мне принесли на экспертизу несколько прекрасных работ Ренуара, похоже, подлинники, так что вы сможете насладиться зрелищем произведений искусства, которые недоступны для всеобщего обозрения.

– Почему недоступны?

– Картины из частной коллекции, такие не выставляются в музеях.

– А, ну если так, то конечно...

Как хотите, а Ренуар – это серьезно.

Мы вышли из ресторана, и Володя поймал такси. Но, видимо, в книге моей судьбы на сегодняшний вечер не было записи о любовном свидании. Не знаю, то ли с коктейлями я переборщила, то ли еще почему, но действия Володи на заднем сиденье «Волги», которые он производил в отношении меня, не переставая нашептывать мне в ухо остроумные замечания об оплате натурой, вдруг показались мне не просто слишком смелыми для первого знакомства, а даже наглыми и хамскими.

В самый разгар нашептываний я, что называется, «психанула» и велела таксисту остановиться.

 

– Как? Куда? – беспомощно вопрошал Володя, когда я, вырвавшись из его объятий, тормозила машину, идущую в противоположном направлении.

Но я не удостоила его ответом. Если он не знает, что произведения искусства требуют уважительного к себе отношения, хреновый из него эксперт. Вот так-то!

Я приехала домой в самом отвратительном настроении, какое только может быть, и сразу завалилась спать. Эксперт он, видите ли. К чертям собачьим!

* * *

На следующее утро я встала поздно и сразу предалась унынию, вспомнив о том, как закончился вчерашний вечер. Мне уже было жаль, что я так бесповоротно отправила подальше незадачливого эксперта, жаль было потраченного времени, жаль было себя, бедную, несчастную, всеми покинутую.

Чтобы совсем не раскваситься, я приняла бодрящий контрастный душ и стала готовить кофе, который всегда оказывал позитивное влияние на мой психологический настрой. В конце концов, жизнь на этом не заканчивается. Мало ли было у меня неприятных вечеров, и мало ли их еще будет! Сосредоточиваться нужно не на негативе, а на позитиве...

Так, мысленно забалтывая себя, я пыталась прийти в форму, когда раздался телефонный звонок.

– Алло, это Татьяна?

– Да, слушаю вас.

– Это Владимир вас беспокоит.

Сначала я даже не поняла:

– Какой Владимир?

– Ну как же... Вчера... Вчера мы встречались с вами... на вечеринке.

В голосе Владимира не было уверенности, и это мне понравилось. Но пусть не думает, что ему удастся легко отделаться.

– Ах, на вечеринке... Да, действительно, что-то такое припоминаю. Но, судя по тому, как вы вели себя, мне показалось, что вы составили обо мне не совсем верное представление. И потом, кажется, я не давала вам номер своего телефона и не просила вас звонить мне.

– Таня, ну не сердитесь, пожалуйста, ну перебрал я немного, вел себя... как дурак. С кем не бывает? А у меня к вам очень серьезное дело. Требуется ваша помощь, и если вы...

– Вы так и не ответили, откуда у вас номер моего телефона?

– Ах, это... Это подруга ваша, Светлана, она мне помогла. Помните, вы еще показывали мне ее вчера? Я знал, что она работает в салоне, ну вот и...

Значит, Светка. Предательница бессовестная, даже у меня не спросила! Хотя... Ладно уж, так и быть, не буду в этот раз на нее сердиться.

– Вы говорите, у вас ко мне дело?

– Да, очень срочное и очень серьезное. Мы не могли бы встретиться и поговорить? Например, где-нибудь в центре, в кафе? Через час вам будет удобно?

– Ну... даже не знаю...

– Пожалуйста, Таня, это очень важно.

– Ну хорошо, через час в «Бризе».

– Вот и прекрасно, жду вас.

Конечно, я и минуты не сомневалась в том, что очень серьезное «дело», о котором Володя говорил по телефону, – это только предлог, чтобы встретиться со мной. Но мне все равно стало приятно. Ведь не поленился, и в салон сходил, и Светку нашел... Значит, есть еще порох в пороховницах, Татьяна Александровна.

«Дело» у него... – непроизвольно улыбаясь, думала я, – и соврать-то толком не умеет».

* * *

На этот раз я не стала предаваться легкомысленным надеждам на то, что буду возвращаться не одна, и в центр поехала на машине.

На дворе стоял довольно душный август, и было очень кстати, что летнее отделение кафе «Бриз» располагалось под тентами на улице. За одним из столиков сидел мой вчерашний незадачливый кавалер.

Он не видел, как я подходила, и я могла заметить на его лице весьма озабоченное и даже хмурое выражение.

– А, здравствуйте, рад вас видеть, – Володя поднялся с места, приветствуя меня, и на секунду его угрюмость сменилась радостной улыбкой, но почти в то же мгновение лицо снова стало хмурым.

Хм, интересное кино... Похоже, у господина эксперта и вправду ко мне какое-то дело.

– Что вам заказать?

– Что-нибудь прохладительное.

– Да... хорошо... Видите ли, Татьяна... я даже не знаю, с чего начать...

– Начните с главного. Видимо, с вами что-то произошло? Что-то неприятное?

– Да... да, произошло, но не со мной. Помните, вчера на вечеринке я беседовал с таким солидным седым мужчиной? Это антиквар, Шульцман Самуил Яковлевич, мы с ним часто встречаемся... встречались... по работе. Понимаете, предметы старины, разные там антикварные вещицы, ему часто требовалась оценка или экспертиза, и он обращался ко мне. Картинами он тоже занимался...

– С ним что-то случилось?

– О!.. О, да. Случилось. Видите ли, вчера, когда он возвращался с вечеринки, его... его убили.

* * *

Ах, вот оно в чем дело! Да, происшествие и вправду неприятное. Просто хуже не придумаешь. Мой собеседник на время замолчал, видимо пытаясь переварить событие, которое никак не укладывалось в его голове, а я тем временем потягивала холодный лимонад и размышляла.

Происшествие неприятное, что и говорить, но каким боком причастен к нему господин эксперт? Если я правильно поняла, отношения их с антикваром были сугубо деловые, а если так, то с чего бы он вдруг так озаботился этим убийством? Ведь есть же у этого антиквара родные, близкие, есть милиция, в конце концов. Это их дело – заниматься поисками убийцы. А если они захотят заказать частное расследование, например, мне, то опять же, это скорее дело родственников, а не постороннего человека, даже если этот человек и сталкивался с антикваром по работе.

– Простите, Татьяна, я что-то задумался...

– Видимо, это событие произвело на вас сильное впечатление?

– Да, это просто немыслимо... Вчера говорил с человеком, шутили, строили планы, а сегодня... Впрочем, постараюсь не отвлекаться на частности, а говорить только о деле. Видите ли, я немного знаком с семьей Самуила Яковлевича, и когда... это произошло, его старшая дочь Вера позвонила мне и попросила помочь. Понимаете, разные там организационные вопросы...

– Да, да, я понимаю.

– Ну вот... Поскольку в том, что это убийство, нет никаких сомнений, милиция возбудила уголовное дело, но... Видите ли, узнав, о ком идет речь, следователи сразу сосредоточились на том, что мотив убийства как-то связан с финансами, ведь Самуил Яковлевич – человек достаточно состоятельный...

– А что, имеются какие-то данные, которые говорят против этого мотива?

– Ну... как вам сказать... данные... не знаю... Не знаю, есть ли какие-то данные, но Вера абсолютно уверена, что финансы здесь ни при чем. Я говорил с ней, и она была очень обеспокоена тем, что, занимаясь разработкой этой версии, следствие зайдет в тупик, а между тем время будет потеряно и убийцы могут скрыться или так запутать следы, что потом никаких концов не найдешь. И тогда я... извините, что не проконсультировался с вами, но я взял на себя смелость сказать ей, что у меня есть знакомый очень хороший частный сыщик и что она может заказать частное расследование параллельно с официальным.

Ага, вон как мы заговорили! «Извините», «взял на себя смелость»... Ах, ах, ах! Вот то-то же! А то будет он еще мне про оплату натурой разглагольствовать.

– А почему вы так уверены, что я «очень хороший» частный сыщик? Может быть, я, совсем наоборот, самый плохой?

– Ну что вы, Татьяна, этого просто быть не может, даже невооруженным глазом видно, что...

Ну-у, пошел заливать! Ладно уж, так и быть, прощу на этот раз. Что-то подсказывало мне, что господин эксперт принял так близко к сердцу судьбу престарелого антиквара только потому, что из этого можно было состряпать предлог для продолжения знакомства со мной.

– Хорошо, оставим это. Эта ваша... Вера, она действительно намерена заказать мне расследование?

– Ну, в общем-то, она не моя, у нее есть муж и двое детей, а что касается расследования, я сказал, что переговорю с вами, и, если вы согласитесь, нужно будет встретиться с ней... обговорить детали.

Поспешность, с которой господин эксперт сообщил мне про мужа и детей, ясно говорила о том, что он все еще не теряет надежды познакомиться со мной поближе, но мне хотелось немного подразнить его, и я пока не собиралась выходить за рамки делового общения.

– Что ж, в настоящее время я не веду никакого расследования, поэтому вполне возможно, что такая встреча имеет смысл.

– Прекрасно! – оживился Володя. – Тогда я сейчас позвоню ей, и мы согласуем время встречи, хорошо?

– Да, конечно.

Он принялся звонить по сотовому, а я занялась своим лимонадом.

– ...Да... да, очень хорошо. Тогда через полчаса? Хорошо, до встречи.

Володя отключил сотовый и снова обратился ко мне:

– Вера сейчас дома. Вы не возражаете, если мы сейчас заедем к ней?

– Нет, не возражаю.

– Тогда можем отправляться. У меня здесь, кстати, и машина недалеко...

– Ничего, я на своей.

Бедный Володя, так неожиданно обескураженный, смотрел на меня с выражением ребенка, который уже протянул руку, чтобы взять конфету, а эта конфета вдруг испарилась в воздухе. Несмотря на совсем невеселый повод, по которому мы сегодня встретились с ним, я чуть было не расхохоталась. Но марку нужно было держать.

– Какой адрес? – спросила я у пораженного в самое сердце Володи.

– А? Что? Адрес? Ах, да... Нестерова, 6.

– Ну что ж, тогда поехали.

– Поехали, – с грустью согласился Володя, запланировавший, по всей видимости, нечто совсем другое.

* * *

Улица Нестерова была расположена в одном из тихих и, на мой взгляд, очень удобных для жизни районов нашего города. Не самый центр, но довольно близко к нему, так что жители, получая все преимущества, были лишены вечной суматохи и шума, которые обычно царят в центральных районах.

Заехав во двор дома номер 6, я увидела, что там уже припарковался симпатичный светло-серый «Фольксваген», из которого выходил мой новый знакомый.

– Какой подъезд? – спросила я, тоже выйдя из машины.

– Да вот, как раз напротив, вот сюда, прошу вас. Третий этаж, квартира 54.

Мы поднялись в квартиру 54, где нас, видимо, уже ждали, поскольку дверь тотчас же открылась, едва только Володя нажал кнопку звонка.

Глава 2

В дверях стояла небольшого роста хрупкая женщина с прекрасными, густыми и кудрявыми, черными как смоль волосами. Лицо ее тоже было довольно приятным, но переживания последних часов оставили на нем заметный след.

– А, Владимир, это вы... Проходите, пожалуйста.

– Вот, Вера, позвольте представить вам – Татьяна Александровна, частный детектив. Вы можете полностью положиться на ее профессионализм.

– Просто Татьяна, – сказала я, искоса взглянув на Володю, который, в общем-то, был абсолютно не в курсе уровня моего профессионализма. Ясное дело – подлизывается.

Между тем Вера провела нас в какую-то комнату, являвшуюся, по всей видимости, гостиной. Квартира у дочери антиквара была неплохая и обставлена прилично, но вещей было слишком много, и от этого создавалось ощущение тесноты.

– Дети в школе, – озабоченно говорила Вера, рассаживая нас по диванчикам и креслицам и напрочь позабыв предложить чаю или кофе, – а наши все у мамы. Я ненадолго ушла, когда вы позвонили, Володя. Ах, какое несчастье!

– Вера, расскажите все Татьяне – как все случилось, что вас беспокоит, – а она уже тогда сможет дать вам какой-нибудь совет.

– Правда? – Вера недоверчиво посмотрела на меня.

– Я постараюсь, – скромно ответила я.

– Володя сказал, частный сыщик... Я думала, будет мужчина...

– У Тани очень большой опыт, – снова встрял в разговор неутомимый льстец, – так что, можете не сомневаться, Вера, она любому мужчине сто очков вперед даст.

При этом на меня исподволь был брошен взгляд, явственно говоривший: «Ну, видишь, как я стараюсь! Неужели я еще не заработал прощение?»

Но сейчас мне было не до него. Если эта женщина действительно хочет заказать мне расследование, нужно как можно подробнее ознакомиться с обстоятельствами дела.

– Пожалуйста, расскажите все по порядку, – обратилась я к Вере. – Как вы узнали о произошедшем?

– Знаете, мне позвонила мама. Поздно, среди ночи; боже мой, как я перепугалась! И она говорит: убили отца. Как убили, кто убил – ничего не понятно. И говорит мне: приезжай. Что делать, пришлось будить Мишеньку. Разбудила его, говорю: так и так, звонила мама, сказала: приезжай. А ему завтра рано на работу. Ну, что делать, оделись, поехали. Приехали, а там милиция, соседи, весь подъезд забили, негде яблоку упасть. И папа на ступеньках лежит. Простыней его накрыли. Оказывается, кто-то из соседей поздно возвращался домой, зашел в подъезд и увидел, что он лежит. Сначала не понял, стал его тормошить, а потом увидел шрам на шее и... и понял.

– На шее был шрам?

– Да, от удавки. Его задушили. Милиция говорит: наверное, подкрались сзади и накинули веревку, он даже ничего не смог понять.

 

– Ваш отец возвращался с вечеринки один?

– Да, потом я спрашивала у мамы. Она сказала, что шофер, как обычно, довез его до подъезда, папа вышел из машины и зашел в подъезд. А шофер поехал домой. Наверное, кто-то караулил в подъезде.

– Этот шофер – личный водитель вашего отца?

– Да, Гена, он давно у нас работает.

– То, что он высадил вашего отца и уехал... в этом не было ничего необычного?

– Нет, ничего необычного. Он всегда так делал. Довозил его до дома и уезжал.

– То есть проверять, нет ли кого подозрительного в подъезде, в обязанности шофера не входило?

– Нет, он не проверял. Вообще Гена... он здоровый, поэтому папа иногда брал его с собой, как бы для надежности. Если, например, какой-нибудь ценный экспонат нужно было куда-то перевезти или деньги крупные. Но в тот вечер у него с собой даже бумажника не было. А место у них тихое... Там, где родители живут, никогда никаких разбоев и грабежей не бывало. А уж в подъезде-то и подавно, казалось, нечего было опасаться, живут там все давно, все друг друга знают... Кто мог это сделать, я просто ума не приложу!

На какое-то время Вера потеряла чувство реальности и молча сидела, уставившись невидящими глазами в стенку.

– А что думает милиция? – осторожно спросила я.

Вера тут же вышла из своего забытья и продолжала гораздо эмоциональнее, чем до этого:

– Ах! Милиция! Да что они могут думать! Разве им удобно думать?! Вовсе нет! Им как раз гораздо удобнее не думать! Взять первое, что попалось под руку, что само бросается в глаза, – это их дело! А думают пусть другие. Обрадовались, что папа – состоятельный человек! Финансовый мотив, финансовый мотив... Заладили, как попугаи, даже слушать ничего не стали. Да и мама еще... туда же. Правильно, если она всю жизнь была помешана на том, что ее хотят ограбить... Конечно, она принялась им поддакивать. А они и рады! Так, говорят, и запишем. Ну и записали.

– А вы не согласны с тем, что мотив убийства имеет какое-то отношение к деньгам вашего отца?

Тут Вера, кажется, даже подпрыгнула на диване.

– Да как... да что... да какое отношение он может иметь к деньгам, когда все эти деньги давно уже расписаны и по полочкам разложены?! Вы поймите, мой отец занимался антиквариатом, у него магазин, все его средства были вложены в предметы искусства. Та небольшая сумма, которая имелась у него в денежных знаках, если вдруг понадобилось бы что-то срочно приобрести, – и она тоже хранилась не под подушкой, а в банке. Каким образом, скажите на милость, можно было получить эти деньги, убив их владельца? Это ведь даже малому ребенку понятно! Шантаж, угрозы, похищение близких – вот какие методы используются в таких случаях, чтобы получить деньги, но никак не убийство. Я вам больше скажу: если речь идет о посторонних людях, не родственниках и не наследниках, то не было более надежного способа отрезать себе все пути к деньгам моего отца, чем его физическое устранение. Все юридические вопросы, касающиеся распределения капитала после смерти, а отчасти и при жизни, уже давно и очень четко урегулированы, все документы оформлены и заверены у нотариуса, так что оспаривать их – дело, заведомо обреченное на провал.

– А вы не могли бы более подробно, насколько это возможно, конечно, рассказать мне, как именно должен был распределиться капитал после смерти вашего отца, а также, как вы отметили, отчасти и при его жизни?

– Отчего же, могу рассказать. Все имущество после смерти отходило ближайшим родственникам – маме и нам. У меня еще две сестренки и два братика...

Пятеро детей? Однако... какой плодовитый антиквар!

– Недвижимость, квартиры и магазин и при жизни папы были оформлены не на него.

– А на кого?

– Магазин – на маму, эта квартира оформлена на меня, еще одна квартира – на братика Леву. Ну, еще мелочи, гараж, огород...

– Вот вы сейчас сказали, что не было ни малейшей возможности получить деньги вашего отца после его смерти. То есть если этот человек не являлся его родственником. А получить от него что-то при жизни можно было?

– Ну... как вам сказать? У папы были счета в банках, оформлены на него, и потом все, что было в магазине, тоже приобреталось от его имени, а это очень серьезные ценности. Старинная мебель, иногда даже из Европы, предметы, принадлежавшие известным людям... Кроме того, он приобретал иногда и картины, а они сейчас в большой цене. Особенно полотна некоторых мастеров... Нет, если бы кто-то задался такой целью – выкачать из отца деньги, то в его распоряжении могли бы оказаться достаточно серьезные суммы... Но повторяю, для этого, скорее всего, использовались бы совсем другие методы, нежели убийство.

– А как должны были распределиться после смерти все эти счета и антикварные ценности?

– Все это отходило, опять же, нам и маме, в равных долях. Там должна была производиться какая-то оценка... То есть она, видимо, сейчас и будет делаться... Надеюсь, Володя нам поможет, – Вера вопросительно посмотрела на эксперта.

– Да, да, конечно, Вера, я обязательно помогу, – с готовностью откликнулся тот.

– Ну вот. А после оценки вся стоимость делится на шесть равных частей и в соответствии с этим распределяется имущество.

– Наверное, это будет достаточно крупная сумма?

– Да, довольно большая.

– Извините, что задаю этот вопрос, но при расследовании необходимо учитывать все варианты... Вы не предполагаете, что к этому мог быть причастен кто-то... из ваших близких? Если сумма действительно большая, то...

– Это полностью исключено.

Вера даже не возмутилась, услышав мой вопрос (впрочем, возможно, ее об этом уже спрашивала милиция), она ответила просто и спокойно, но настолько категорично, что я сразу поняла – для себя она даже не допускает подобной мысли.

– Кроме того, что не может существовать даже предположений о том, что кто-то из нас мог... сделать такое с папой, не забывайте, что две мои младшие сестренки и братик – несовершеннолетние, а брат Лева – человек обеспеченный, и, кроме того, как я уже сказала, на него оформлена квартира. Впрочем, я говорю это только для вас, мне и без этого совершенно ясно, что никто из нашей семьи не причастен к этому, и я попрошу вас, если вам придется разговаривать с кем-то из моих близких, не задавать такой вопрос. Вы только напрасно расстроите их. Папа никогда не отказывал нам ни в чем, и думать, что кто-то из нас мог... Это исключено, – еще раз повторила она.

– Хорошо, поговорим о другом. Вы утверждаете, что после смерти вашего отца никто, кроме официальных наследников, не мог претендовать на его деньги?

– Да. Абсолютно никто.

– Но, насколько я поняла, ваша мама придерживается другой точки зрения?

– Ах! Мама... Видите ли, у мамы всегда было столько забот... Ухаживать за папой, вырастить нас, пятерых... Это ведь не так просто, согласитесь.

– Полностью согласна с вами.

– Ну вот. За всеми этими делами и хлопотами у нее совсем не было времени на что-то другое... на образование и прочее. Поэтому такими вещами всегда занимался папа, а она никогда ни во что не входила. Она не очень разбирается в юридических тонкостях, а поскольку всегда волнуется и переживает за нас, ей и кажется все время, что кто-то хочет нанести нам какой-то вред. Поэтому она и думает, что папу... убили, чтобы ограбить. Но, как я уже объяснила вам, сейчас никто, кроме нас, не сможет получить его деньги.

– Что ж, понятно. Но если исключить финансовый мотив, то что нам остается? Вы имеете какие-либо предположения о том, какая еще причина, кроме финансовой, могла толкнуть кого-то на такое преступление?

– Ах... вот в том-то и дело, что... я просто ума не приложу. Случайные грабители? Но его даже не обыскивали. Милиционеры показывали нам изъятые вещи – все было на месте, и телефон, и мелочь в карманах...

– То есть у вашего отца все-таки были с собой какие-то деньги?

– Ну да, немного он взял с собой, нельзя же совсем без денег идти, мало ли что...

– И все было на месте? – спрашивала я, прикидывая, сколько же у почтенного антиквара могло быть с собой денег.

– Да, все было на месте, все его вещи, и мы подписали бумагу.

– Какую бумагу?

– Ну, в милиции... Они сказали, что нужно подписать бумагу, что все на месте. И мы подписали, потому что все и было на месте. Вот.

– Таким образом, никаких предположений о том, каков мог быть мотив этого преступления, у вас нет?

– Нет, совершенно.

– А финансовый мотив вы полностью отвергаете?

– Да, полностью.

Я все пыталась подвести хрупкую Веру к тому, чтобы она как-то более определенно высказалась относительно того, собирается ли она заказать мне дополнительное расследование. Ведь до сих пор об этом не было сказано ни слова. Но Вера на нужную мысль «не наводилась», и мне пришлось действовать напрямик.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 
Рейтинг@Mail.ru