banner
banner
banner
Победителей не любят

Марина Серова
Победителей не любят

– Готово! – Светка довольно разглядывала меня. На ее лице было написано искреннее удивление. Наверняка сама не ожидала увидеть такой результат.

– Иди смотри на себя, если это вообще ты, – хихикнула она.

Я подошла к зеркалу. До этого момента я была твердо уверена, что меня уже ничем не проймешь. Но, как оказалось, каждый день чреват сюрпризами. В зеркале отразилась невероятно скромная и наверняка лучше меня воспитанная молодая особа. Эта девушка выглядела очень естественно: темно-русые волосы заплетены в косу, брови не бросаются в глаза. Казалось, что на ее, то есть на моем лице нет ни грамма косметики, только здоровый провинциальный румянец. Светлая блузка застегнута под горло, легкий кардиган, расклешенная юбка ниже колен. Туфли-лодочки на маленьком каблуке завершали образ молодой лаборантки.

И все-таки это был не совсем «синий чулок», при желании с моим новым обликом вполне можно было совместить легкое кокетство. Уже ясно, что словам этого милейшего создания невозможно будет не верить, особенно если они будут сказаны с соответствующей интонацией.

Только сейчас до меня окончательно дошло, что все это я думаю о собственном отражении. Надо же, все получилось лучше, чем можно было ожидать. Я действительно стала скромной и неприметной, но в новом облике не было и намека на серость. Скорее наоборот, я вызывала умиление, совершенно необходимое, чтобы слегка манипулировать собеседниками. Понятно же, что такой скромнице и милашке просто невозможно не доверять.

– Светка, ты превзошла саму себя! – сказала я на медленном выдохе.

– Так-то. – Подруга с гордым видом сложила руки на груди. – Главное, очки поправляй чаще. И больше скованности в движениях. Вообще, Тань, это максимум того, что с тобой, такой секси, можно сделать. Уж не обессудь.

– Да ты что, все идеально! Спасибо тебе огромное! – Я продолжала изумленно рассматривать новую себя. – А в этом даже что-то есть. Возьму на заметку. Светка, ты гений!

– Потом похвалишь, когда дело закончишь, а сейчас дуй! Удачи тебе, дорогая!

Я продолжала хватать воздух ртом, пытаясь найти слова, описывающие мой восторг. Светка смеялась и выглядела чертовски довольной собой, своей работой и обстоятельствами, которые позволили открыть новую грань ее таланта.

Я стояла у подъезда Диминого дома и собиралась с мыслями. Ничего толкового в голову не приходило: я по-прежнему не знала, как построить разговор с его родителями, чтобы они ничего не заподозрили. Благо, за много лет работы я успела изучить себя в подобных ситуациях и знала, что в экстренных случаях способна неплохо импровизировать. Именно в тот момент, когда кажется, что провал неизбежен, нужно просто побыстрее войти в обстоятельства, которых я так боюсь, и тут же все пойдет как по маслу. И сейчас я решила не нарушать традицию и просто набрала номер Диминой квартиры на домофоне. Ответил мужской голос:

– Кто там?

– Здравствуйте! Это Димина сотрудница, меня зовут Марина. Я к вам на пару минут.

Интересно, откуда у меня такой звонкий девичий голос? Ладно, раз уж начала, буду ориентироваться на главную героиню фильма «Девчата», смотрела я как-то такое старое советское кино. Этот как раз подходит к моему образу вечной отличницы. Будем надеяться, родителям Дмитрия придутся по душе непосредственность и открытость этого персонажа.

– Заходите, пожалуйста. – Голос звучал приветливо, но понятно было, что Димин отец изрядно удивился.

В лифте я нажала на восьмой этаж. Всего лишь восьмой, но ползли мы, казалось, целую вечность. Правда, за это время, достаточное, по моим представлениям, чтобы взлететь на крышу какого-нибудь небоскреба, я так и не придумала ничего, оправдывающего мой визит. Что ж, импровизация так импровизация.

– Добрый вечер, Марина! Виктор Сергеевич, – улыбаясь, представился мой новый знакомый.

Из кухни быстрым шагом вышла Димина мама и тоже поприветствовала меня.

– Здравствуйте! Я Наталья Александровна. Проходите, Мариночка!

Судя по тому, как искренне мне здесь обрадовались и с каким любопытством рассматривали, ясно, что я первая представительница прекрасного пола из Диминых знакомых, которая оказалась у них в гостях. Да, давно я не чувствовала себя так неловко.

Виктор Сергеевич и Наталья Александровна, разумеется, с порога увидели во мне ту самую девушку, которая хоть немного отвлечет Диму от пробирок и формул и подарит им замечательных внуков. Этот груз надежд обрушился на меня, можно сказать, прямо с порога.

– Мариночка, да вы не стойте в дверях, проходите на кухню. Сейчас чаю попьем, я как раз пирог испекла с вишней, – по-хозяйски щебетала Димина мама.

– Ой, с радостью! – Я изобразила голодную Тосю Кислицыну.

Мы сели за стол. Наталья Александровна расставила чашки и достала из духовки румяный пирог, который в самом деле пришелся кстати. Вообще атмосфера в этом доме была на удивление уютной – я и не подозревала, что в семье, где тяжело болен ребенок, может быть так.

Все это прекрасно, но почему, интересно, Димины родители не проявляют никакого беспокойства о судьбе сына? Почему они так любезны? А вдруг я пришла сообщить что-то неприятное?

– Дайте-ка я угадаю, Мариночка. Димка наверняка снова куда-нибудь уехал и забыл телефон или зарядку от него? – неожиданно помог мне Виктор Сергеевич.

– Да-да, – закивала я. – А им там еще во время работы нельзя телефонами пользоваться.

– Да знаем мы, знаем. Он так уже не первый раз кого-то присылает. До нас не всегда дозвонишься: на работе телефоны сдаем, а забираем только вечером. Мы на оборонном предприятии работаем, там нельзя телефонами пользоваться, а эсэмэсками переписываться в нашей семье как-то не принято, – пояснил Виктор Сергеевич.

– Я первое время очень переживала, – вмешалась Наталья Александровна. – Как же так, не предупредить заранее! Что это за срочные командировки такие? Мы, конечно, все понимаем, но привыкали долго. Сейчас уже меньше волнуемся, – улыбнулась она.

Даже не знаю, что меня удивляло больше: то, что я, замаскированная под отличницу-приличницу, сижу у незнакомых людей в гостях и ем вкуснейший вишневый пирог, или то, как чертовски удачно складываются обстоятельства.

– Раньше Дима все Андрея присылал, чтобы он нас успокоил, а теперь вот вы. Вы, наверно, новенькая, да? – спросила Наталья Александровна, отрезая мне еще пирога.

– Да, пару месяцев только работаю, – смущенно ответила я.

– Вот Димка! Человек только начал работать, а он на него уже навесил свои дела, – возмутился Виктор Сергеевич. – Лучше бы за телефоном следил!

– Ничего страшного, мне вовсе не трудно. Наоборот, прогулялась после работы и такой вкусный пирог попробовала. – Ох, чувствую, выключить Тосю Кислицыну я теперь не скоро смогу. – Да, еще Дима просил забрать его жесткий диск.

– Мариночка, мы вам очень рады! К нам красивые и умные девушки редко заходят на чай, – сделала мне комплимент Наталья Александровна. – А в компьютерах и дисках мы с отцом не очень разбираемся. Может, после чая сами зайдете в его комнату и возьмете?

– Да к нам вообще никакие девушки не заходят! От Димки дождешься, – махнул рукой глава семьи, сдав сына с потрохами.

Наталья Александровна явно не ожидала такой бестактности и покраснела. Даже глаза на мужа поднять не могла – так и уткнулась в стол.

– Нет, а что? Я не прав, что ли? – пробубнил он.

– Мариночка, берите еще пирог! Кстати, куда Дима уехал-то на этот раз?

– В Новосибирск, – выпалила я.

– О, это надолго. В прошлый раз они туда на две с лишним недели уезжали, – расстроилась Наталья Александровна.

Мне сегодня определенно везло.

– А вашим пирогом я с удовольствием еще угощусь, – не соврала я и улыбнулась самой искренней улыбкой, на какую была способна. Даже играть не пришлось, честное слово.

– Как приятно, Мариночка! Я вам с собой заверну! – разошлась хозяйка.

– Спасибо большое, – не стала я отказываться. – Простите, мне пора уже. Дома столько дел, а завтра снова на работу. Которую неделю не высыпаюсь.

– Хорошо, Мариночка. Не смеем вас задерживать.

Виктор Сергеевич проводил меня в Димину комнату. Жесткий диск из системного блока я доставала с таким чувством, как будто обезвреживаю бомбу, которая может взорваться в любой момент. Наконец с манипуляциями у компьютера было покончено, и я вернулась на кухню забрать кусочек пирога, который хозяйка заботливо заворачивала в бутербродную бумагу.

В дверь позвонили, и Наталья Александровна поспешила в прихожую. Я тоже вышла из кухни, чтобы на всякий случай контролировать ситуацию. Но тревога оказалась напрасной. Вернулся младший брат Димы.

– Здравствуйте! – достаточно внятно поздоровался мальчик лет тринадцати с огромными сияющими глазами.

Да, теперь я поняла, о чем говорил Дима. Я увидела силу и свет, исходящие от этого ребенка. Несмотря на тяжелую болезнь, Артем излучал такую добрую энергию, что ее невозможно было не ощутить физически.

– Привет, Артем!

– Артемка с ипподрома вернулся, – улыбнулась Наталья Александровна.

– Я тоже люблю лошадей, – не соврала я.

Артем ничего не сказал, просто радостно кивнул в ответ.

На часах было уже восемь, а мне еще нужно вернуться в свой обычный облик и добраться до стадиона, где мы встречаемся с Иваном. Я поторопилась к выходу, Наталья Александровна наконец вручила мне сверток с теплым еще пирогом и напомнила, что ждет меня в гости в следующий раз, когда вернется Дима. Виктор Сергеевич тоже провожал меня до двери и напоследок сказал, что очень рад знакомству.

– Пока! Можем как-нибудь вместе покататься на лошадях! – неожиданно предложил Артем, удивив родителей и меня.

Наталья Александровна и Виктор Сергеевич тихонько засмеялись.

– Артем, Марина очень занятой человек, – не стал обнадеживать мальчика отец.

– Нет-нет, что вы! Если найдется свободная минутка, обязательно покатаемся, – подмигнула я своему новому другу.

 

На улице заметно посвежело. Оранжево-розовые лучи заката золотили крыши и верхушки деревьев. Я села в машину и несколько минут сидела без движения. Не могла сразу двинуться с места – передо мной стояли глаза Артема. Теперь я познакомилась с тем, из-за кого случилась вся эта история и ради кого я готова вложить все силы, чтобы дело закончилось благополучно. Пожалуй, это самый удивительный ребенок из всех, кого мне доводилось видеть. Что ж, хорошо, я знаю, ради кого буду стараться. Его дальнейшая судьба зависит от меня. Теперь у меня точно нет шансов облажаться.

Глава 2

У спорткомплекса я припарковалась ровно за пять минут до встречи с Иваном. Включила свет в салоне и нетерпеливо припала к зеркалу заднего вида, чтобы хоть одним глазком взглянуть на привычную себя.

После второго Светкиного сеанса по переселению в новое старое тело я даже не успела взглянуть на себя в зеркало, не было на это ни секунды. Зато сейчас их у меня целых триста, из которых вполне хватит десяти, чтобы убедиться в том, что я – это снова я. Остальные двести девяносто придется потратить на размышления о новом деле. Эх, как же сейчас не хватает чашечки кофе!

Процедура самоидентификации прошла успешно, можно приступать к мозговой деятельности. Так, что мы имеем? Исчезнувший препарат, о котором знают двое, Дмитрий и Иван. Дима рассказал мне все, причем ни единого сигнала лжи я не уловила. Как неловко он обманывает, как выдают его в этот момент мимика и жестикуляция, я уже знаю – наблюдала в присутствии Клима Петровича и других в лаборатории.

Итак, Дима открыл передо мной все карты, а врать у него выходит так же ловко, как у пятилетнего шкодника, разбившего мамину любимую вазу. Остается Иван. Дальнейшие мои действия зависят от него. Он сейчас ключ к тому замку, над которым я бьюсь, и нужно справиться с этим ключом аккуратно, быстро и безболезненно.

Хотелось бы еще знать, с какой целью на противоположной стороне припарковался темно-серый тонированный «Ситроен», который назойливо сопровождал меня от Светкиного дома. Ладно, об этом я подумаю уже у себя за чашечкой мокаччино с вишневым шедевром Натальи Александровны, который томится у меня в бардачке. Надеюсь, удастся добраться домой без проблем. Их мне может устроить кто угодно, да хоть этот подозрительный «Ситроен».

Размышления прервала группа, появившаяся на крыльце спорткомплекса. Все ясно, тренировки закончились, профессионалы и любители расходятся по домам. Пока я вычисляла в этой группе того, кто мне нужен, в памяти всплыло ощущение полета после моих занятий карате. Мне ли не помнить, как усталое тело в первые минуты после тренировки обретает неожиданные легкость и силу. Интересно, чувствуют ли что-то подобное эти люди? Скажем, вот тот светловолосый молодой человек завидного телосложения, который так внимательно рассматривает машины на парковке?

Что ж, вне всяких сомнений, это Иван. Стоило мне это подумать, как его взгляд остановился на моей «девятке». Вот он идет сюда – какая-то уж слишком уверенная походка. Чем ближе он подходил, тем заметнее становилось беспокойство, которое он пытался скрыть за каменным выражением лица и неестественной, как будто приклеенной улыбкой. Выдавал бегающий взгляд, который не мог остановиться ни на одной машине.

Что ж, значит, вывести тхеквондиста на чистую воду не составит труда. Даже на расстоянии ощущалось, что этому человеку есть что скрывать. Всегда говорю: людей можно и нужно читать как книги. Обращайте внимание на малейшие, едва заметные движения лица и тела. Но самый безошибочный детектор лжи – конечно, глаза. Именно в глаза нужно нырять в поисках истины. Если, само собой, психолог или детектив не боится встретиться с этой истиной лицом к лицу.

– Татьяна, добрый вечер, – поприветствовал меня молодой человек, как только дверца машины захлопнулась.

– Привет. Давай-ка сразу на «ты». Идет? – решила я не церемониться.

– Да, конечно.

– Отлично! А теперь ближе к делу. Иван, у твоего друга возникли неприятности. Как ты уже, наверное, успел догадаться, они связаны с теми самыми «батарейками». Сегодня утром их украли из его лаборатории. Дима уверяет, что никто, кроме тебя, о препарате не знал. Что касается меня – я частный детектив, который помогает Диме разобраться во всей этой путанице. Ваня, очень прошу тебя, расскажи все как есть. Сам понимаешь, это в ваших с другом интересах. Я действительно хочу вам помочь. Мне известно достаточно, чтобы быть полностью на вашей стороне, а твои допинговые приключения меня не интересуют. Честное слово, я не собираюсь тебя сдавать. Просто помоги мне, а я помогу Диме. Если ты не против, отъедем в менее людное место. – Я завела машину и покосилась на «Ситроен». – Главное, не думай, что я тебя везу в подземелье, чтобы привязать скотчем к стулу и пытать. Это не мой стиль, я предпочитаю мирный разговор по душам. В конце концов, ты тхеквондист и в любой момент сможешь меня вырубить, хоть этого я как раз не советую.

– Уверен, что не придется, – улыбнулся молодой человек. – Лучше скажи, где сейчас Дима. С ним все в порядке? Не могу сегодня целый день до него дозвониться.

– Не переживай, он сейчас в безопасности. Я его спрятала. – Моя машина плавно тронулась с места.

– Ладно, успокоила. Только все-таки хотелось бы знать, куда мы едем.

Чтобы окончательно расположить к себе собеседника, я пошла на небольшой риск.

– Если честно, я сама без понятия. Знаешь тихое местечко? Желательно недалеко отсюда.

– Дай-ка подумать… Да, знаю одно! Гаражи возле бассейна.

– Ага, поняла. Как и любая женщина, я могу делать несколько дел одновременно, например, вести машину и очень внимательно слушать, – намекнула я.

– Понял. Сейчас, дай только с мыслями соберусь.

Кажется, он немного расслабился. Во всяком случае, настолько, что уже был способен что-то связно излагать.

– Как только Дима позвонил, я сразу понял, что случилось что-то серьезное. Тем более когда стало ясно, что о «батарейках» узнал кто-то еще. Понятно, что здесь только два варианта, хороший и плохой. Морально я подготовился к плохому, потому что к хорошим новостям чего готовиться? Как чувствовал.

Можешь ничего не говорить, я и так знаю, что тебя интересует. Кому я разболтал о допинге, так? Ответ: никому. Никакой утечки информации не было. Я же не дурак – сам себе яму рыть. Да я прямо тебе скажу: держал язык за зубами, как партизан. Все время с того момента, как Димка рассказал о своем открытии. В смысле, почти все время. Один момент только был, когда я мог облажаться. Понимаешь, какая история – я сам ни в чем не уверен. Хочешь верь, хочешь не верь, сам не знаю, облажался я тогда или нет.

Ваня понуро опустил голову и принялся нервно теребить шнурок от толстовки. Пауза затягивалась, но я его не торопила. Мне как раз нужно было время, чтобы внимательно всмотреться в зеркало заднего вида и понять, преследует ли меня темно-серый «Ситроен». Вроде показалось, что-то я не вижу его у себя на хвосте.

Иван молчал. Судя по всему, парню не по себе. Чутье подсказывало, что нужно торопиться. Что ж, придется бесцеремонно прервать его молчание:

– Вань, прости меня, пожалуйста. Я понимаю твое состояние. Но если ты действительно хочешь помочь Диме и себе, советую не тратить время на самобичевание, а действовать оперативно. Чем быстрее ты мне все расскажешь, тем быстрее я смогу что-то предпринять, чтобы защитить вас обоих.

– Да, извини. Просто трудно говорить, когда уже понял, где ошибся. Но ты права. – Иван сделал глубокий вдох и продолжил:

– Дало было на соревнованиях в Москве, где я воспользовался Димкиным препаратом. Среди остальных участников там особенно выделялся один китаец. Абсолютно все были уверены, что он займет первое место. Многократный чемпион международных соревнований, подает большие надежды. Победа, можно сказать, сама должна была упасть к нему в руки, но не тут-то было, – усмехнулся Иван. – Этот препарат сделал из меня настоящего зверя. Я никогда в жизни ничего подобного не ощущал! Даже не думал, что могу аккумулировать столько силы.

Мой собеседник жестикулировал так энергично, что не оставалось сомнений: речь шла об одном из самых ярких переживаний в его жизни.

Тем временем мы въехали в тесный лабиринт гаражей. Пару минут я пропетляла между железными коробками и заглушила двигатель. Вокруг было темно и непривычно тихо, доносился только гул трассы, а еще слышались стук колес и паровозные свистки. Отсюда недалеко до железнодорожных путей.

Наконец я могла спокойно повернуться к Димкиному другу и целиком сосредоточиться на разговоре. Ивана почти не было видно. Темнота растушевала все очертания и оставила нетронутыми только глаза. Так, стоп, романтической атмосферой ночи я буду наслаждаться как-нибудь в другой раз, при иных обстоятельствах. Пришлось включить лампочку в салоне. Так-то лучше. Теперь понятно, что я не на свидании, а на работе, напротив меня ценный свидетель, и от того, насколько я сумею сейчас сосредоточиться, зависит успех всего дела.

Иван оглянулся, всмотрелся в темноту, убедился, что ему ничто не угрожает, и продолжил свою историю:

– Этот китаец там, на соревнованиях, мне с самого начала показался подозрительным. Я, конечно, кое-что о нем слышал. Что он суперпрофессионал и другое. – Иван снова замолчал и уткнулся глазами в одну точку.

– Что другое ты слышал? – Мне пришлось его поторопить.

– Некоторые говорят, что он состоит в какой-то мафиозной китайской группировке. Но, знаешь, в нашей среде никто не воспринимает такие слухи всерьез. Все знают, что это излюбленный пиар-ход у спортсменов, особенно у тех, кто занимается боевыми искусствами. Да и мне как-то с трудом верится в китайскую мафию. В Китае, если ты не в курсе, очень строго с преступностью. Можно сказать, ее там просто нет. Да что там, я уверен, эти слухи – миф.

А с другой стороны, сама посуди. Моего китайца, на вид вполне добродушного, я же его не первый день знаю, сопровождали довольно подозрительные люди. Насколько я успел заметить, у них были одинаковые татуировки – у всех, представляешь? Татуировки похожи на символ инь-ян. У одного на руке, у другого на затылке, у третьего на ноге. Это можно объяснить тем, что они команда. Да чем угодно можно объяснить! Но, кажется, это было похоже на какую-то секту, что ли.

Так вот, я к чему все это рассказываю. На соревнованиях я его обошел и занял первое место. Признаться, даже с допингом это было тяжело. Но ясно, что китаец не ждал такого поворота. Да что говорить, он просто охренел!

Тут Иван так смешно выпучил глаза и развел руки в стороны, что я не сдержалась и хохотнула. Видно, моя реакция его подзадорила, и дальнейшие события он описывал уже с юмором. Забыл, бедняга, что не перед девушкой выпендривается, а дает показания частному детективу. Пришлось его немного осадить и вернуть к реальности:

– Иван, попрошу воздержаться от хохм в чрезвычайных ситуациях.

– Виноват. Просто никогда не думал, что частные детективы могут быть такими обаятельными.

– Комплименты тоже настоятельно рекомендую оставить при себе и вернуться к основной теме нашей беседы.

Ох уж эти мужчины. Никогда и ни при каких обстоятельствах они не способны забыть об этом.

– Ладно, возвращаемся к соревнованиям. Китаец наверняка что-то заподозрил. Он вполне по-дружески, так мне тогда показалось, пригласил меня на ужин – якобы в знак уважения. Я, сама понимаешь, не пью, но тут, думаю, не грех пропустить рюмку-другую, раз такой чемпион хочет отметить мою победу. В итоге то ли рюмочек оказалось больше, то ли собутыльник мне что-то подсыпал, но закончилось все тем, что я проснулся на следующий день вечером с адской головной болью.

Последнее, что я помнил, – как у нас с китайцем завязался довольно интересный разговор о путешествиях. Мы рассказывали друг другу, кто где побывал во время соревнований. Я выпил первую рюмку за победу, потом вышел в туалет и вернулся обратно с уверенностью, что опрокину еще одну и этого достаточно. Когда я сел за стол, моя рюмка была уже полна, а себе китаец только наливал. Мы подняли тост за встречу, и с этой минуты я не помню ни-че-го.

Сначала подумал, что просто надрался как следует – с кем не бывает? Я даже не увидел ничего подозрительного в таком раскладе. Но, знаешь, после Димкиного звонка я пересмотрел ситуацию. Сейчас я почти уверен, что китаец мне что-то подмешал. Не знаю, что это было, какая-нибудь сыворотка правды. Вот это единственный момент, когда информация могла попасть в чужие уши. Чем хочешь поклянусь – ничего больше не было. Ни с кем я Димкино изобретение не обсуждал, а на соревнованиях его не обнаружил ни один допинг-тест, ты, наверное, в курсе.

– В курсе. Скажи-ка мне, Иван, как зовут этого китайца?

– Погоди, дай вспомнить. У них такие имена, что хрен выговоришь. Как же его, Чунь? Чань? О, вспомнил: Чень Сун.

 

– Скажем прямо, не самое сложное китайское имя. Хотя спортсмену, может, и правда трудно запомнить, – не удержалась я.

– Эй! – тут же вскипел Иван.

– Ладно, извини. Не обращай внимания. Сегодня день выдался тяжелый, а впереди наверняка бессонная ночь. Я и сама тот еще спортсмен, только вынуждена тренировать в основном другую мышцу. – Я ткнула пальцем себе в висок. – Без обид, просто выпендриваюсь.

– О’кей, без обид, – миролюбиво кивнул Иван. – Все равно меня эти шуточки не задевают. Если что, всегда могу показать золотую медаль и диплом истфака.

– Ого! Хотя, знаешь, я сразу поняла, что с Диминым другом не может быть иначе. Ладно, Ваня, спасибо тебе, я узнала все, что нужно. Рада знакомству. Если что, мой номер у тебя теперь есть. Появится новая информация – звони. Могу подкинуть до дома, раз уж задержала.

– Было бы здорово, – бодро сказал Иван. Но уже в следующую секунду он резко изменился в лице. – Мне кажется, или сюда едет машина?

Теперь я тоже услышала звук приближающегося автомобиля. Через несколько секунд из-за гаражей резко вырулила машина, ослепила нас светом фар и остановилась, упершись в нос моей «девятки». Как только ко мне вернулось зрение, я уже не сомневалась, что перед нами тот самый темно-серый «Ситроен», который я заметила еще у Светкиного дома. И это именно он припарковался одновременно со мной возле спорткомплекса.

– Это еще кто?

Бесстрашие Ивана я не могла не оценить.

– Похоже, Ваня, у нас проблемы. Кому-то явно не по душе наша свиданка. Возможно, понадобится твоя профессиональная помощь.

– Да ради бога. Мне просто интересно, кто это у нас такой охреневший.

Он заводил сам себя, повышал голос – всерьез настраивался по-боевому.

– Сейчас узнаем, кто это. – Я заметила, что водительская дверца приоткрылась. – Думаю, нам тоже пора выйти. Только без глупостей. Действуем слаженно.

Правду сказать, Иван меня сейчас беспокоил больше всего. Судя по его реакции, он легко заводился. Видимо, философия тхеквондо для него значила меньше, чем техника боя. Искусство не поддаваться эмоциям этому спортсмену только предстояло освоить.

Мы вышли из машины одновременно с водителем «Ситроена». Перед нами был невысокий мужчина азиатской внешности.

На несколько секунд мы все застыли. Я просчитывала разные ходы и мысленно умоляла Ивана не начинать первым. Моя концентрация на происходящем была предельной, и это не преувеличение: я прислушивалась к каждому шороху и чувствовала вдох и выдох каждого. Да что там, я и удары трех сердец слышала отлично. Напряжение росло. Нам предстояло разыграть один из нескольких десятков сценариев, которые я в эти полминуты прокрутила в голове с той же, наверное, скоростью, с какой крутятся барабаны в игровых автоматах.

Как я и предчувствовала, Иван начал первым. Он резко дернулся с места, и две схватившихся фигуры мелькнули в свете фар и слились с темнотой. И тут же из этой тьмы раздался выстрел. Я заметила, как один из этой пары, расцепившей объятия, поднялся и направил на меня пистолет. Время замерло. Меньше чем через секунду этот человек в меня выстрелит.

Расстояния между нами как раз хватило, чтобы я смогла снизу резко проскользнуть к противнику и сбить его ногами. Этот прием мне редко удается исполнить, обычно не хватает времени на подготовку, и неприятель стреляет первым. Что ж, видно, сегодня я в хорошей форме.

Теперь оружие было у меня. Пистолет я приставила ко лбу его владельца и приступила к экстренному допросу на смеси русского с английском.

– Кто ты? Зачем следил за мной? – отчетливо спросила я, но китайский товарищ ничего не ответил. Громко дыша, он потянулся правой рукой к маленькому кармашку на олимпийке. Несколько раз я ткнула ему в голову дулом пистолета, чтобы призвать к порядку, но он уже засунул указательный и большой пальцы в тот самый карман на груди и вытащил оттуда маленький шарик, который тут же положил себе в рот.

– Нет! Нет!

Я кричала от обиды и переворачивала уже содрогающееся в предсмертных судорогах тело, пытаясь заставить врага выплюнуть капсулу с ядом. Увы, поздно. Однако то, что произошло сейчас у меня на глазах, говорило, что дело, в которое втянул меня Димка, – серьезнее некуда.

Из кармана куртки я вытащила платок и привычным движением стерла отпечатки пальцев с пистолета. Оставалось убедиться, что противник не подает никаких признаков жизни, и возвращаться к Ивану. Тот лежал без движения, хотя прямо на моих глазах приходил в сознание.

– Ты как, чемпион? – спросила я.

– Да вроде живой пока, – просипел он.

Пуля прошила плечо навылет. Судя по размерам красной лужи, потеря крови была приличной. Я вынула из машины аптечку и сделала Ивану перевязку. Осталось только доставить этого вояку в ближайший медпункт.

Пока я вела моего героя к машине, послышался вой сирен. Наверняка кто-то из жителей соседних домов услышал выстрел и вызвал полицию. Разбираться с оперативниками мне сейчас было некогда, поэтому я усадила пострадавшего и набрала Кирю. После нескольких гудков он наконец ответил.

– Добрый вечер, Танюша! – бодрым голосом поприветствовал меня подполковник.

– Владимир Сергеевич, вечер выдался не совсем добрым. Есть минутка? Очень срочная просьба, – выпалила я.

– Внимательно слушаю.

– Тут твои орлы на Ипподромную едут. Слышишь? – Я направила трубку в сторону сирен, которые завывали уже совсем рядом.

– Слышу.

– Здесь один китаец биохимическое харакири сделал. Ты меня прикрой, пожалуйста, я тебе потом все объясню. Сейчас мне эти лишние допросы с вопросами совсем некстати. Будь другом, а?

– Понял, прикрою. Считай, что все улажено.

Эх, до чего хорошо иметь друзей среди полицейских начальников.

– Киря, огромное тебе спасибо.

– Обращайся, Танюша. Удачи!

Дальше вести беседу действительно не было времени – в любую минуту нас с Иваном могли застукать. Мы успели скрыться в последний момент, ускользнув от полицейских машин.

Петляя между гаражами, я внимательно прислушивалась, нет ли погони. Чудом или скорее усилиями Кири нам удалось остаться незамеченными. Иван был не в лучшем состоянии, и, чтобы не позволить ему потерять сознание, я пыталась с ним разговаривать. Рассказала о новом смартфоне с встроенной системой навигации. Именно сейчас мне предстояло впервые воспользоваться этим чудом техники, чтобы отыскать ближайшую больницу или фельдшерский пункт. Оказалось, что я недооценила спортсмена.

– Таня, хватит уже пургу гнать, я не отключаюсь. А медпункт вон за тем домом направо.

– Ох, ты молодец. А что удивляться, конечно, я переволновалась за тебя. Слушай, Ваня, я сейчас позвоню одному человеку, договорюсь, чтобы медпункт не привлекал полиции. Они вообще-то обязаны, огнестрельная рана как-никак.

– Таня, успокойся, – прервал меня Иван. – Все в норме, не из таких передряг выпутывался. У меня здесь, можно сказать, свои связи.

– О’кей, раз у тебя все схвачено, я просто высажу тебя здесь, а дальше уже шагай сам, чтобы мне лишний раз не светиться. Сможешь пройти пару шагов? – Второпях я старалась припарковаться как можно ближе к входу. Что и говорить, чувство вины все это время меня не отпускало.

– Ладно, – прокряхтел Иван, корчась от боли.

– Ваня, прости, пожалуйста, что так вышло. Если я засвечусь, все может затянуться, и тогда эта история точно плохо закончится. Мне очень жаль, что ты сейчас в таком состоянии. Даже прощения просить глупо.

– Перестань, – прервал он, – неужели ты думаешь, что я ничего не понимаю? Единственный, кто во всем виноват, – это я. Я все заварил, я подставил друга. Причем так глупо! Все из-за моей доверчивости, глупости и невнимательности!

Ваня так горячо раскаивался, что я его искренне пожалела.

– Не знаю, как буду смотреть Димке в глаза, когда его увижу. Если увижу вообще.

– Эй, а ну-ка перестань чушь пороть! – С этим нытьем в самом деле пора было заканчивать. – На твоем месте мог оказаться кто угодно. И Димку можно было бы так же расколоть, напоив непонятно чем. Ему повезло, будем так считать. Тебя просто накачали какой-то дрянью и вытащили нужную им информацию. Если бы что-то подобное случилось с ним – вот это была бы настоящая катастрофа. Не волнуйся, все под контролем. Ко мне вовремя обратились, Димка мне вовремя все рассказал, я его вовремя спрятала. Даже то, что сейчас случилось, было очень даже вовремя – конечно, за исключением твоего ранения. Так что выше нос, пробьемся. И не из таких передряг выпутывалась.

Рейтинг@Mail.ru