bannerbannerbanner
Плата за рейтинг

Марина Серова
Плата за рейтинг

Глава 1

Я бежала вдоль ограды скверика, когда мое внимание неожиданно привлекла яркая афиша. Нет, во время тренировки я не позволяю себе отвлекаться, но это была не обычная афиша. С цветного плаката на меня смотрела золотая девочка Валерия, не так давно превратившаяся в популярную певицу Леду. Такое я не могла пропустить и, подбежав ближе, остановилась и перевела дыхание.

Афиша извещала о нескольких концертах, которые Леда планировала провести в Тарасове. Нет, все хорошо! Но почему она не позвонила мне? Еще не так давно она поздравляла меня со всеми праздниками, даже с Масленицей. А тут… Я быстро пробежала глазами расписание концертов и продолжила тренировку. Но мои мысли теперь были далеко.

Я вспоминала, как мы впервые с ней встретились. Еще тогда, когда она была заложницей собственной наивности. Мне надолго запомнились ее огромные золотистые глаза, золотистая кожа и золотые волосы. Да, Леда была просто красавицей и теперь заняла достойное место в жизни, но нельзя же забывать старых друзей! Хоть бы контрамарочку прислала. Две. Мне и Кате. Нет. Три. Мне, Кате и Стасу.

Что-то я размечталась. Леда теперь величина. Звезда. У нее другая жизнь и неудивительно, что она забыла обо мне. Может, дыхательные упражнения подождут до завтра? Я обреченно оглядела место своих постоянных занятий – детскую площадку, пустовавшую в это раннее время. Нет, тренировка нужна. И я буду тренироваться, несмотря на то, что настроение окончательно испорчено.

После получаса дыхательных упражнений настроение улучшилось. В конце концов, на дворе весна, и мрачные мысли совсем не к месту. И потом, сегодня мне предстоит поход в спортивный магазин, где я должна выбрать велотренажер для Кати, а это, согласитесь, событие.

Катя, мой бессменный психолог, много раз вытаскивала меня после стрессов, связанных с моей работой. Это благодаря ей я научилась сразу забывать все дурное, что доводилось пережить по ходу выполнения служебных обязанностей. Конечно, не каждый раз приходится применять детективные навыки, и далеко не каждый случай связан с криминалом. Но в любом случае работа частного телохранителя связана со стрессом, о котором стоит забыть. И в этом мне всякий раз помогала Катя. Катенька, солнышко! Что говорить, помощь в выборе велотренажера – малая часть того, что я обязана для нее сделать.

Что касается личной жизни, Катя уникальный человек. Все делает не так, как другие. Вот сейчас, к примеру, она набрала несколько лишних килограммов и вместо того, чтобы сесть на диету и побегать со мной в скверике, решила выбросить уйму денег на тренажер, который через месяц ей будет не нужен. Ладно, деньги – ее личное дело. Но держать в доме этого монстра? Который придется обходить кругом, как новогоднюю елку? Я бы не согласилась ни за какие коврижки. Впрочем, Катина жилплощадь – тоже ее личное дело. Точнее, личное пространство. И пусть она им распоряжается так, как ей вздумается.

Я закончила тренировку и с чистой совестью пошла домой, где меня ждали тетя Мила и вкусный завтрак. Интересно, Стас сегодня тоже приедет? К завтраку? Тетушка обещала приготовить одно из его любимых блюд – шоколадный пудинг. Приедет, куда он денется. По правде сказать, Стасову привычку завтракать в гостях можно назвать хамством. Ладно, если бы это были единичные случаи, когда нашему менеджеру по рекламе просто было неохота готовить. Но в последнее время завтракать с нами превратилось у него в устойчивую привычку. Нужно срочно что-то с этим делать, но, боюсь, тетя Мила будет против.

В принципе мне все равно: Стас нас не объест, даже если будет приходить в гости три раза в день: к завтраку, обеду и ужину. Но существуют же какие-то нормы приличия? Нужно поговорить об этом с тетей Милой. Старушка словно не видит, что наш рекламщик пользуется ее слабостью: тетушке очень хочется поговорить с кем-нибудь молодым. После этого она чувствует себя намного лучше. Это тебе не соседки по подъезду, у которых разговоры только о болезнях. Это своего рода отдых от реальности, в которой моя тетя Мила чувствует себя не совсем уверенно.

Впрочем, об уверенности тети Милы в завтрашнем дне и собственных силах сказала мне Катя. Она же уверена, что тетушка таким образом поднимает себе настроение на целый день. Я, конечно, не психолог и Кате доверяю на все сто. Но тут дело не в психологии, а в Стасовом нахальстве. И что тут прикажете делать? Молча наблюдать, как Стас с удовольствием уплетает тетушкино угощение?

Я открыла дверь квартиры и вошла в прихожую.

– Женечка, это ты? – крикнула тетя Мила из своей комнаты.

– А ты ждала кого-то другого? – Я была несколько удивлена таким приемом. Обычно тетя Мила с ходу спрашивает, что я буду на завтрак. А сегодня с ней явно что-то не так.

– Нет, конечно. – Она вышла в прихожую, и я обмерла, глядя на ее наряд. Обычное домашнее платье заменил джинсовый сарафан и кокетливая кофточка с рукавами «летучая мышь». На ногах тетушки были модные мокасины.

Я оглядела ее наряд и не нашлась что сказать.

– Что молчишь? Мне идет? – Тетя Мила заглянула в зеркало, висевшее в прихожей.

– Д-да. – В принципе ничего необычного я не увидела. Меня просто смутило то, что тетя Мила надела все это немного не к месту. А может быть, она решила таким образом обескуражить Стаса? Очень интересно.

– Ты сказала свое «да» как-то неуверенно, – обеспокоилась тетушка и принялась вертеться перед зеркалом, как школьница, собравшаяся на вечеринку. – Руки не слишком открыты?

– Нет, все нормально, – поспешила заверить ее я. В противном случае тетя Мила обидится, будет сидеть в своей комнате и дуться на весь белый свет.

– Тогда я пошла. – Она взяла с тумбочки невесть откуда взявшуюся сумочку и проверила ее содержимое. – Все здесь. – И, глядя на мое недоуменное лицо, добавила: – С сегодняшнего дня в «Букете» скидки с восьми до одиннадцати. Я хочу успеть. Где мои ключи? – спросила она сама себя и тут же добавила: – Вот они! Все, Женечка! Позавтракаешь сама. Пудинг на плите. Если придет Стас, покормишь его. Я вернусь через часок. Не скучай! – Она проскользнула мимо меня и открыла входную дверь. – Пока!

Дверь за тетушкой захлопнулась, а я все продолжала стоять в прихожей в недоумении. Привычный ритм моей жизни был нарушен самым подлым образом. Значит, завтракать я буду в одиночестве. Хотя нет, если Стас обещал прийти, значит, он обязательно придет. А это автоматически обязывает меня его ждать! Вот еще новости!

Я прошла в свою комнату и сняла спортивный костюм. Нужно принять душ, а потом уже соображать, как я встречу Стаса.

Едва я вышла из ванной, в дверь позвонили.

– Кто там? – спросила я, запахивая халат.

– Климов, – послышался из-за двери короткий ответ.

Я молча открыла дверь и пропустила Стаса в прихожую.

– А где тетя Мила? – Это были первые слова нашего рекламщика. Он даже со мной не поздоровался.

– А «здравствуй» где? – Я даже немного обиделась. Неужели Стас действительно ходит к нам только ради тети Милы? Точнее, ради ее кулинарных изысков.

– Привет! – нимало не смущаясь, сказал Климов, и на его лице появилась дежурная улыбка. Да, не такой встречи я ждала. – Хозяйка где? – повторил он вопрос по-другому.

– Перед тобой, – не растерялась я. Такой поворот событий Климова смутил, но он только усмехнулся.

– Где наша кормилица? – Наконец-то рекламный пройдоха проявил свою сущность!

– Ах, вот что тебя интересует! – рассмеялась я. – Она ушла в магазин, наказав мне накормить тебя шоколадным пудингом. Как ты смотришь на такой поворот событий? – Я заглянула Стасу в глаза.

Он поднял брови и слегка нагнул голову. Потом тряхнул русой челкой и пожал плечами.

– Если только пудинг готовила тетя Мила, – ядовито заметил он. Мне стало обидно. Да, я не умею готовить. Но моя нелюбовь к кухонной возне вполне объяснима. Зачем же лишний раз напоминать мне, что я не состоялась в роли кухарки? Впрочем, мнение нашего обжоры меня мало тревожило, поэтому я тут же забыла обиду и задала вопрос, который меня действительно занимал:

– Стас, а вы в своем «Бриксе» сайты делаете?

– Стоп-стоп-стоп! – остановил меня Климов на полуслове. – Давай все по порядку, как в сказке про Бабу-ягу. Ты сначала накорми молодца, в бане выпари, а потом и расспрашивай. – Стас вытянул вперед указательный палец и погрозил кому-то, стоящему у меня за спиной. Я невольно обернулась и, не увидев ничего подозрительного, пожала плечами.

– Накормить так накормить. Идем на кухню. – И первая вышла из прихожей. Стас быстро снял кроссовки и в одних носках поспешил за мной.

Пока Климов ел, я успела расспросить его обо всем на свете, хотя на вопросы, не касающиеся его работы, он отвечал особенно неохотно. Я закончила завтрак, запив пудинг обычной порцией утреннего кофе. Пора было одеваться и звонить Кате.

– Тарелку поставишь в раковину, – бросила я ему напоследок и отправилась к себе в комнату. Но едва я открыла шкаф, чтобы выбрать, в чем идти в торговый центр, на пороге моей комнаты возник Климов.

– Хочешь посмотреть на наши сайты? – спросил он, прихлебывая кофе из захваченной с кухни чашки.

– Хочу, – с готовностью ответила я и подошла к столу, чтобы включить компьютер.

– Давай только быстро, а то мне уже на работу пора, – сказал он и сел в компьютерное кресло. Я было хотела возмутиться, но вовремя сдержалась. Уж очень хотелось посмотреть на работы «Брикса». У меня давно зрел план обзавестись собственным сайтом, но я никак не могла выбрать дизайн. Может, Стас мне чем-нибудь поможет?

Климов включил компьютер и, пока загружалась система, рассказывал мне, по его мнению, забавный случай с клиентом. Я подавила зевок и молча показала пальцем на экран монитора. Там как раз появилась заставка рабочего стола.

– А! Сейчас, – спохватился рекламщик и вышел в Интернет. Пока он набирал ссылку в строке поиска, я заметила, что у меня в почте есть письма.

 

– Давай сначала выйдем на мейл, – попросила его я.

– Потом успеешь. – Стас нажал клавишу, и на экране появился сайт магазина «Каролина», торговавшего шубами и дубленками.

– Не актуально, – машинально сказала я.

– Как не актуально? – возмутился Стас. – Это мы делали им сайт. Видишь, внизу наш логотип?

Я равнодушно посмотрела на цветной кружочек. Мои мысли теперь были далеко, я уже передумала изучать продукцию «Брикса». Теперь меня волновали только письма. Интересно, от кого? Я сказала об этом Климову.

– Да это просто спам. Лучше скажи, как тебе наш креатив.

– Хорошо.

– Хорошо? Да это же просто шедевр! – вскипел Климов и выскочил из-за компьютера. – Я больше тебе ничего не покажу!

Я воспользовалась моментом и захватила компьютерное кресло.

– Ладно, ладно, успокойся. Мне очень нужно на мейл. – Я открыла новую вкладку и переключилась между окнами. Да, в моем ящике было четыре письма. Кликнув еще раз, я увидела, от кого они. Первые три были действительно спамом. Зато четвертое…

– Это от Леды! – закричала я и открыла файл. Не успела я прочесть первую строчку, как проснулся мой телефон. Я схватила трубку и посмотрела на номер. Номер был незнакомый.

– Алло! – сухо сказала я.

– Женя, это я, – услышала я голос Леды, – ты получила мое письмо?

– Ледочка! Я так мечтала услышать твой голос, – обрадовалась я, напрочь забыв о Стасе. Тем временем он, услышав, что я переключилась на телефон, махнул рукой и сказал:

– Я пошел, тете Миле привет. – И повернулся в сторону прихожей.

– Пока! – Я махнула ему рукой и снова занялась разговором с Ледой. – Как ты там?

– Еду к вам, – послышалось в трубке. – Ты письмо читала?

– Нет, еще не успела, – сказала я, проследив, чтобы Стас захлопнул за собой дверь. – Может, ты мне сейчас расскажешь все по телефону.

– Это долгая история. Встретишь меня?

– Конечно, встречу! – обрадовалась я. – А Катю с собой можно взять?

– Что это за Катя? – насторожилась певица.

– Мой психолог. Это она помогает мне сохранять спокойствие в любой ситуации, – похвалилась я.

– Можно. Поезд приходит в одиннадцать двадцать, пятый вагон. Я буду ждать. А письмо прочти. Может, ты и не согласишься на мое предложение, – добавила Леда. – До встречи! – И трубка опустела.

Я положила телефон и принялась читать письмо. Оно было довольно пространным, но в конце шел постскриптум, из которого мне все стало ясно: Леде срочно требовался телохранитель. И она выбрала не кого-нибудь, а именно меня. Я еще раз перечитала письмо и набрала номер Кати.

– Привет! – сказала я ей. – Сегодня поход в спортмаркет отменяется. Мы едем на вокзал встречать популярную певицу Леду. Ты как на это смотришь?

На вокзале все было как всегда. Спешили на утреннюю электричку дачники, которых легко было узнать по ручной клади – ведрам, большим поношенным сумкам. Их лица были как-то особенно сосредоточены, а светящиеся глаза говорили о хорошем настроении. Еще бы! Не пройдет и получаса, как они покинут душный город и отправятся в дачные поселки, разбросанные под Тарасовом аж до сто восьмого километра. Я по-хорошему им позавидовала. Хотя… На даче ведь нужно работать! В общем, хватит о загородных прелестях. Это отвлекает меня от главного. Скоро должны объявить прибытие поезда из Москвы. Поезда, в котором едет Леда: бывший падший ангел, а теперь популярная певица.

– Женя, долго еще? – Катя, которой наскучило мое молчание, давала знать о себе. Она нетерпеливо притопнула ножкой в модной туфельке и выразительно постучала пальчиком по стеклышку наручных часов.

– Ты куда-то торопишься? – Это был неуместный вопрос, и я сразу это поняла после того, как Катерина надула губы и отвернулась. Она сегодня планировала поход в магазин спорттоваров и вот теперь должна стоять на вокзале, ожидая московский поезд. Леду она лично не знала, поэтому относилась к происходящему довольно равнодушно. Возможно, потому, что не любила попсу. Мой психолог предпочитала слушать нью-эйдж и этническую музыку.

– Поезд опаздывает? – вместо ответа спросила она и искоса посмотрела в мою сторону.

– Нет. Идет по графику, – ответила я, внимательно изучая Катино лицо. Но мой психолог очень хорошо владела своими эмоциями, и я так и не смогла точно определить, какое у нее настроение. Катя тем временем еще раз посмотрела на часы, потом подняла руку к глазам и придирчиво оглядела тянущиеся вдаль железнодорожные рельсы.

– Что-то не чувствуется его приближение, – она имела в виду поезд, – наверное, все-таки опаздывает, – она со вздохом опустила руку, – лучше бы мы пошли в магазин, – добавила она недовольным тоном.

– Пойдем, пойдем, – успокоила ее я. – Сейчас вот встретим Леду, проводим ее в гостиницу и потом пойдем куда нам только вздумается. – В последнее я сама верила с трудом. Ведь если Леда рассчитывает на меня как на телохранителя, то прощай моя свобода. С той минуты как бывшая ночная бабочка ступит на перрон, я больше не смогу свободно распоряжаться своим временем. Катя об этом знала, и я поймала ее недоверчивый взгляд.

– Не обещай того, чего не сможешь выполнить, – спокойным тоном сказала она и еще раз посмотрела вдаль. Там, у дальнего переезда, произошло какое-то движение, и уже через минуту мы услышали звук приближающегося поезда. Это ехала тарасовская «девятка», регулярно совершавшая поездки Москва – Тарасов и обратно.

– Видишь, едет, – я тоже заметила приближающийся поезд и стала оглядывать перрон, прикидывая, где может остановиться нужный нам вагон.

– Едет, – со вздохом повторила Катя. По ее тону было ясно, что она совсем упала духом.

– Катя, не расстраивайся. Мы с тобой обязательно купим велотренажер. – Я всеми силами старалась подбодрить своего психолога.

– Купим, – упавшим голосом сказала она и отвернулась. Не нужно было мне ее дразнить. И так ведь ясно: в поезде едет моя потенциальная клиентка, и теперь только от нее зависит, будет у меня свободное время для похода в магазин или нет.

Поезд замедлил ход, подъехал к перрону и остановился. Диктор сказала что-то непонятное, и встречающие стали бестолково шнырять по платформе, отыскивая нужные вагоны.

– Хорошо, что нет пассажиров с провожающими, проворчала я, проталкиваясь через толпу. Тарасов был конечной остановкой. После этого поезд должен отправиться в депо, где вагоны тщательно вымоют, а локомотив получит все необходимое для бесперебойной работы.

Наконец я нашла нужный вагон и стала ждать, когда на перрон выйдет Леда. Ждать пришлось недолго: популярная певица вскоре вышла. На ней были огромные солнцезащитные очки и газовый шарфик, прикрывавший лицо и грудь. Вслед за ней вышли несколько миловидных девушек и какой-то парень.

– Леда! – крикнула я и махнула рукой. Несколько встречающих сразу обернулись, и я прикусила язык. – Валерия! – поправила я саму себя. Любопытные сразу потеряли интерес к происходящему и занялись своими делами. Да, вот это известность! Тут есть чему завидовать. – Леда, – сказала я тихо, подойдя ближе, – я здесь!

– Ой! Женечка! Я так рада, что ты меня встретила, – защебетала золотая девочка, – представляешь, мой московский телохранитель отказался ехать в Тарасов! Это неслыханно! Прямо перед отъездом! – Она заметила, что несколько голов из толпы повернулись в ее сторону, и поправила шарфик. – Пойдем отсюда скорее! – сказала она мне и направилась в здание вокзала. Мы с Катериной пошли следом, а за нами потянулась вся свита примадонны.

Внутри здания было прохладно и пусто. Леда направилась в сторону «зала ожидания» – нескольким рядам пластиковых кресел. В «зале» никого не было, и Леда сняла очки. Ее золотистые глаза светились счастьем. Неужели она так рада меня видеть? Я улыбнулась.

– Женя, так ты помнишь, о чем мы с тобой договаривались? – спросила она, отвечая улыбкой на улыбку.

– Конечно, помню, – сказала я. При мысли об утраченной свободе улыбка сползла с моего лица. Певица тоже посерьезнела и сказала:

– Когда приступишь?

– Я уже приступила.

Я поймала тревожный взгляд Кати и старательно спрятала глаза. Неужели я обманула своего бессменного психолога? Нужно срочно что-то придумать! Иначе Катя обидится, и кто тогда будет выводить меня из стресса после очередной «работы»?

– Ага, значит, ты меня уже охраняешь? – обрадовалась Леда.

– Д-да, – неуверенно ответила я и опять покосилась в сторону Катерины. Та опустила глаза. На ее лице было горькое разочарование. – Сейчас я отвезу тебя в гостиницу и отправлюсь домой за экипировкой, – соврала я. В конце концов, Леда только что приехала, ее никто не узнал, и сейчас теоретически ей ничего не грозит. Но, выговаривая себе небольшую отлучку, я в глубине души чувствовала тревогу. Леда обратилась ко мне не просто так. Ко мне вообще просто так никто не обращается. Кстати, а почему ее московский телохранитель отказался ехать в Тарасов? Я задала этот вопрос и получила очень странный ответ:

– Он не любит провинциальные города.

– ?

Леда выразительно посмотрела мне в глаза. Потом сказала со вздохом:

– Сноб и пижон.

– Телохранитель??? – Я была потрясена настолько, что даже не догадалась задать наводящие вопросы. Меня выручила Катя. Как хорошо все-таки иметь собственного психолога!

– Он предпочитает столицу?

Леда посмотрела куда-то мимо Катерины и со вздохом созналась:

– Я пообещала ему, что мой продюсер будет возить меня только по крупным городам. – Она опять поправила шарфик, потому что к нам приближалась группа энергичных молодых людей, один из которых нес портативную видеокамеру.

– Это по моей части, – сказала я и, идя наперерез, преградила им дорогу. – Съемки отменяются, – сказала я ледяным тоном. – Ждем вас на ближайшем концерте.

– Слушай, ты вообще, – начал было парень в кожаном жилете и попытался убрать меня с дороги. Но не тут-то было. Я перехватила руку и аккуратно уложила его на чисто вымытые плиты здания вокзала.

– Давайте расходитесь, – сказала я не в меру любознательным молодым людям. Поверженный наземь медленно поднялся, морщась от боли и потирая плечо.

– Ты вообще кто? – спросил он почти миролюбиво.

– Телохранитель, – коротко ответила я, прикидывая, что еще могут придумать любители сенсаций.

Парень с сомнением посмотрел на меня, потом махнул рукой своим, мол, расходитесь. Те переглянулись и медленно побрели в сторону центрального выхода.

– Что, даже сфотографировать нельзя? – запоздало спросил «боец».

Я ничего не ответила.

Он притворно вздохнул и пошел догонять своих, а я вернулась к Леде и ее компании. И тут мне в голову пришла одна мысль:

– Леда, а почему тебя никто не встречает?

– Как это никто? – притворно удивилась она. – А ты что, не в счет? – Она смотрела на меня своими золотистыми глазами и улыбалась. Леда явно что-то скрывала, и это что-то я собиралась выяснить в самое ближайшее время. По опыту я знала, что охранять артистов очень непросто. Люди они непредсказуемые, приучены делать все по настроению, часто капризничают. В общем, все прелести в одном флаконе. С ними нужно ангельское терпение, так что готовься, Охотникова.

– Леда, здесь что-то не так. Если ты приехала с группой в Тарасов, вас должен встретить представитель концертной организации и отвезти в гостиницу. Так? – Я старалась говорить как можно серьезнее, но певица улыбнулась обворожительной улыбкой и склонила голову набок.

– Я приехала другим поездом. Они думают, что я приеду казанским, – сказала она как будто между прочим.

Казанский приходил двумя часами позже «девятки». Но зачем?

– Леда! Зачем ты это сделала?

– Что? – Леда смотрела на меня невинными глазами.

– Зачем ты приехала на два часа раньше запланированного? Ведь теперь ты даже не знаешь, в какой гостинице будешь жить! И нам придется сидеть два часа на вокзале и ждать, когда за тобой приедет администратор. – Я была возмущена до глубины души, силясь хоть как-то объяснить странное поведение эстрадной дивы.

– Женя, потом, – наконец сказала Леда, – я знаю Тарасов не хуже любого администратора. Благо, Лимон в свое время показал мне многое. – Она непритворно вздохнула и тряхнула головой, словно пытаясь избавиться от неприятных воспоминаний. – Сейчас ты отвезешь меня в «Россию» или в «Асторию», – она назвала две самые фешенебельные гостиницы, – я буду жить там. А за группой через два, – она посмотрела на часы, – нет, уже через полтора часа приедет администратор и отвезет их туда, куда запланировано.

– И? – Я ждала продолжения.

– Потом, – сказала Леда и взяла меня под руку, – поехали?

И мне ничего не оставалось делать, как молча кивнуть головой.

– Катя поедет с нами, – сказала я твердо. Я не могла просто так вот взять и бросить ее на вокзале. После того, как обманула ее ожидания насчет похода в магазин спорттоваров.

 

– Хорошо, – согласилась певица. – Но больше никого не берем.

Я подозвала Катерину, Леда шепнула что-то одной из девушек. Девушка понимающе кивнула, собрала вокруг себя остальную компанию и стала тихо что-то объяснять. А мы тем временем вышли из здания вокзала и направились к стоянке, где был припаркован мой «фольк».

Гостиница «Астория» находилась в самом центре проспекта и подъехать к ней было не так-то просто: с недавних пор проспект превратили в пешеходный бульвар и въезжать на его территорию могли только те машины, у которых имелся специальный допуск. Я сразу же подумала, что предстоит его получить. Значит, сегодня я должна найти время, чтобы съездить в горотдел к Бодрову. Валерий Петрович не откажет мне в такой мелочи. Но звонка для этого недостаточно: нужно попасть к нему на прием.

Я сказала об этом Леде, но она только пожала плечами:

– Езжай, только ненадолго.

Надо же, она волнуется. Новоиспеченную знаменитость что-то беспокоило, и я должна заставить ее говорить. В противном случае все мои старания будут сведены к нулю.

Но пытаться заставить ее откровенничать при Кате я не могла, да и не хотела. У телохранителей есть свои секреты. Да и не станет она откровенничать в присутствии едва знакомого человека. Я припарковала «фольк» как можно ближе к проспекту и скомандовала:

– Дальше мне нельзя. Пойдем пешком.

Катя с Ледой вышли за мной, и мы втроем пошли по бульвару в сторону гостиницы.

Вскоре перед нами предстал фасад «Астории» со старинными барельефами и скульптурами в нишах. Но любоваться архитектурными изысками времени не было. Сегодня я должна сделать еще два дела. Точнее, три. Во-первых, нужно во что бы то ни стало съездить в магазин спорттоваров и помочь Кате выбрать велотренажер. После этого нужно успеть к Бодрову, а потом в ГИБДД за допуском на территорию проспекта. После этого – самое сложное: узнать, почему на самом деле московский телохранитель отказался ехать в Тарасов и кого так боится Леда, что даже не сообщила местной концертной организации, где собирается остановиться. А может, все-таки сообщила?

Ладно, хватит гадать. Когда мы с Ледой останемся наедине, я найду способ вызвать ее на откровенность. А вот и знаменитые двери «Астории». Я с восхищением посмотрела на деревянные гирлянды, украшавшие верх каждой створки, и потянула дверь за массивную ручку. Она на удивление легко открылась, и я вошла в просторный холл, оглянувшись на свою подопечную. Катя перехватила мой взгляд и надулась. Нет, конечно, она старательно скрывала свои эмоции. Но мы с ней знакомы слишком давно, чтобы от меня ускользнула обида, едва мелькнувшая на ее лице.

В общем, когда мы добрались до администратора, я поняла, что немного нервничаю. Это никуда не годилось, и, чтобы не дать чувству невыполненного долга полностью мной овладеть, я взяла на себя роль хозяйки.

– Добрый день, – сказала я администратору, миловидной молодой особе с гладко причесанными каштановыми волосами, – свободные номера есть?

– Какой номер вас интересует? – спросила она, глядя в монитор стоявшего перед ней компьютера. Я бросила быстрый взгляд на расписанный купидонами потолок и не смогла сдержать улыбки, настолько старинная роспись не вязалась с дорогим моноблоком – непременным атрибутом любого современного офиса.

– «Люкс», – подала голос Леда. – Если нет, можно «полулюкс».

– Сейчас посмотрим. – И администратор что-то быстро набрала на клавиатуре. – Есть одноместный «люкс» с видом на двор, – задумчиво сказала она, не отрывая взгляда от монитора, – еще один «люкс» с видом на бульвар освободится завтра. – Она немного помолчала и добавила: – Двухместный. – При этом она изучающе перевела взгляд с Леды на Катю, потом на меня.

Я посмотрела на Леду:

– С видом на двор тебя устроит?

Леда глубоко вздохнула. Она знала, что означают слова «с видом на двор». Да. Администраторы старых гостиниц на проспекте многое недоговаривают. Например, то, что фраза «с видом на двор» в действительности означает «с видом на помойку». Потому что со стороны проспекта все фасады тщательно отремонтированы и вылизаны до блеска, чего нельзя сказать о других частях зданий, смотрящих во двор. А во дворах гостиниц, мрачных, тесных, и видом и запахом напоминающих запущенные колодцы, обычно прячутся мусорные баки, в которых роются бездомные животные и бомжи. В общем, веселенькое местечко – двор старой гостиницы «Астория», расположенной в самом центре проспекта.

– Сейчас меня все устроит, – сказала она, ни к кому не обращаясь. Потом решительно тряхнула головкой и громко сказала администратору: – Одноместный «люкс» с видом на двор.

– На сколько? – коротко спросила администратор.

– На две недели, – отчеканила певица, – платить сразу или посуточно?

Этот вопрос меня интересовал меньше всего. Я удивилась только тому, что популярная певица сама ищет гостиницу, сама расплачивается за нее и, по-видимому, сама будет добираться до концертных площадок. Последнее меня немного тревожило. Ведь если Леда планирует жить отдельно от группы, то возить ее на концерты придется мне. Как я жалею, что не оговорила с ней детали! Хотя, стоп! Она же не предоставила мне такой возможности! Мне пришло электронное письмо, и потом раздался звонок. И все! Женя, тебе пора начать думать не только о клиентах. Пора научиться отстаивать и свои интересы.

– Женя! Проводи меня в номер и можешь ехать за допуском. – Леда держала в руке ключ с прикрепленной к нему деревянной «грушей» с цифрами «24». – Я уже обо всем договорилась. Тебя будут пускать ко мне в любое время суток.

– Хорошо. – Больше мне в голову не пришло ни слова. Я оглянулась на Катю. Та пожала плечами. –   Катя, посиди в холле, я сейчас вернусь. – В моих словах была мольба, и мой психолог это поняла.

Она улыбнулась своей обычной улыбкой и сказала:

– Иди. Я подожду.

Как это мило с ее стороны! Мы обязательно съездим в магазин спорттоваров, чего бы мне это ни стоило. А потом я поеду к Бодрову за допуском. А потом… Впрочем, что будет потом, я еще не придумала. Наверное, я вернусь в «Асторию» и буду до вечера пытать Леду. За то, что она поставила меня в такое неудобное положение. И как мои клиенты до сих пор не понимают! Я не перевозчик, не таксист, я не помогаю вернуть долг, я не нянчу детей, я выполняю только ту работу, к которой привыкла. Я – телохранитель. И больше никто. Не няня, не сиделка и не «трезвый шофер»!

По дороге в магазин Катя все время молчала. Я не стала ее пытать. Достаточно с нее того, что день начался не так, как она ожидала. Но когда мы подъехали к «Интерн-видео», мой психолог оживилась и стала что-то искать в сумочке. Ее волосы упали с плеч, загородили ей обзор, и она нетерпеливо от них отмахнулась.

– Как ты думаешь, сколько может стоить велотренажер?

– Не меньше пяти тысяч, – подумав, ответила я.

– Какой кошмар! Я думала, что обойдусь двумя-тремя, – она вздохнула и извлекла из портмоне карту, – придется использовать кредитку.

– Зачем тебе вообще нужен этот монстр. – Я так и не поняла, зачем Кате в доме это чудовище. – Могла бы просто побегать со мной в скверике. И бесплатно, и польза для фигуры очевидная. А я бы научила тебя специальным упражнениям для брюшного пресса и талии.

Катя посмотрела на меня уничтожающим взглядом.

– Так вот почему ты сначала потащила меня на вокзал. Я все поняла. Ты просто дала мне время подумать, – обиженным тоном заговорила она. – А заодно посмотреть на подтянутые фигурки артисток. Чтобы я взбесилась от зависти. – Катя захлопнула сумочку и отвернулась. Нужно было срочно восстанавливать отношения.

– Катя, как ты не поймешь? Покупка велотренажера ничего не решит, если ты будешь продолжать есть на завтрак сладкие печеньки и класть в рот леденец после визита очередного клиента. Тебе просто нужно немного посидеть на диете и найти свободные сорок минут на аэробику. – Я посмотрела, какая будет реакция. Катя надула губы.

– Где я найду тебе эти сорок минут в день, – рыдающим тоном спросила она, – у меня настолько плотный график, что я к вечеру чувствую себя выжатым лимоном. – Она снова открыла сумочку, заглянула внутрь, потом решительно ее захлопнула.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12 
Рейтинг@Mail.ru