Дора. Книга 1: Сошествие

Marin Bennet
Дора. Книга 1: Сошествие

Глава 0

" Интерлюдия."

Врата… Огромное железное кольцо, в километр диаметром, вращающееся в невесомости космического пространства. Озаряемое голубоватым сиянием огромной звезды класса "О", которая в десятки раз больше солнца, оно несётся по своей орбите. Лишь рядом с такими огромными светилами строят эти чудеса научной мысли, лишь здесь они получают достаточно энергии для выполнения своей функции – переправки космических судов на огромные расстояния за рекордное время.

Желаете пролететь триллионы километров за пару десятков минут? Тогда вам нужны Врата! Они доставят вас до следующего подпространственного тоннеля или сразу до места назначения, если оно в его радиусе действия. Планеты с нужными вам ресурсами или интересующие вас с точки зрения исследования космические объекты, или же потенциально пригодные для колонизации миры! Ваши цели гораздо ближе чем кажется, если у вас есть возможность воспользоваться этим устройством.

Однако, война в самом разгаре. Транспортный портал окружила живой сферой одна из флотилий Земли. Несколько месяцев назад земляне захватили эту систему и удерживают её, как стратегически важную точку. Ведь без неё, Санктум почти отрезан от поставок со всех своих добывающих станций, находящихся в других системах.

Уже десять лет Земля и её бывшая колония, Санктум, воюют. Колыбель человечества называет причиной противостояния сохранение равноправия в пределах Млечного пути, но на самом же деле, просто не хочет допустить увеличения влияния бывших землян. Ведь после того, как 1000 лет назад Санктум провозгласила себя полностью независимой планетой, её правительство быстро стало налаживать торговые связи с другими колонизированными мирами. Их было всего пять. Санктум была первой заселённой супер-землёй. 2500 лет прошло со дня прибытия на неё людей. Затем была Прия (1800 лет колонии), Ларта (1300 лет колонии), Девальмут (958 лет колонии) и Мяшион (943 года колонии).

Но не торговля с этими четырьмя планетами вела к росту влияния экс-периферии Земли. Ещё 159 планет были на стадии терраформирования! Они нуждались в огромном количестве ресурсов, которые санктумовские компании с радостью доставляли со своих добывающих станций. Подобные тела требовали огромной работы, прежде чем смогли бы приблизиться к внешнему виду Земли. Потому на их заселение отправлялись либо отчаявшиеся беглецы, либо уставшие от того, что власть сосредоточена в чужих руках, либо просто желающие стать "первым правителем". Они были не подконтрольны бывшей родине и вольны заключать соглашения с кем им угодно.

Воевать с маленькими ещё даже непригодными для жизни планетками, солнечная система считала нерентабельной затеей. Но когда Санктум стал обрастать связями: решила сделать ход на опережение. Обвинила их в попытке монополизировать ресурсы галактики, назвала их угрозой развития комфортной торговой среды и объявила им территориальную войну.

Бои периодически велись в тридцати четырех звёздных системах, имеющих Врата. За десятилетие конфликт снизил скорость распространения, но ни о каком мире не могло быть и речи! Правда, и уничтожать друг друга ни одна из сторон не желала, – борьба за власть – это одно, а истребление собственного вида – совершенно другое! Поэтому обитаемые планеты не были целями для военных операций.

******

Земные корабли засекли вражеский флот у окраин системы и были готовы удерживать объект. 150 судов распределились сферой вокруг кольца. Тяжёлые, хорошо бронированные космические "крепости", уже отразили несколько попыток отвоевать локацию, потому были потрёпаны. Производство машин для космических баталий дело сложное и времязатратное, от того конфликт и обещал быть долгим, но вялым с точки зрения частоты столкновений.

"Крепости" имели восемь огнестрельных установок, эффективных на средних и малых расстояниях, и Электро-Литиевую Мембрану (ЭЛМ) – щиты, отражающие вражеские снаряды до момента перегрева.

Вооружение у противоборствующих сторон отличалось. Технологические различия стали появляться после обретения планетами самостоятельности. Каждый мир чем-то отличался от другого в плане изобретений. Так например приближающиеся к звезде крейсеры Санктума имели ничтожный слой брони. Но зато компенсировали этот недостаток Тахионными копьями, обладающими большой дальностью поражения и высокой огневой мощностью. Их щиты ЭЛМ были чуть прочнее из-за внесённых изменений в устройство, которое было создано ещё на заре колонизации космоса.

Долго устоять под напором девяносто пяти вражеских судов, оснащённых Тахионными копьями и защищёнными тридцатью кораблями, несущими перед собой щиты, "крепости" не в состоянии – толстая броня пробивалась за несколько попаданий. Но и у земных военных технологий имелось чем ответить – ЛСТ – гравитационная торпеда, которая выпускалась в ряды вражеских космических аппаратов. Во время детонации, она словно магнит притягивает к себе объекты и сжимает их в идеальную сферу диаметром в несколько метров. Сжимает со всем содержимым: орудиями, припасами, экипажем… Производство таких снарядов очень сложное, этим и объяснялось их чрезвычайная редкость применения в бою. Однако, для удержания позиции, было выделено три таких торпеды.

Врата всё так же продолжали с сумасшедшей скоростью описывать круги вокруг звезды, окружённые военными судами. А между тем, противники приблизились на расстояние, приемлемое для ведения обстрела.

******

Две "крепости" друг за другом выплыли из построения вперёд, рассекая космическое пространство, направляясь ближе к вражескому строю. За спиной горело голубовато-белым пламенем огромное солнце. Спереди вспыхивали и мчались навстречу насыщенно-фиолетовые световые змеи, выпущенные тахионными установками. Десятки этих змей словно фейерверки освещали пространство. Осада шла уже почти час.

Перед крейсерами, чуть мерцая, виднелась прозрачно-жёлтая стена, созданная ЭЛМ. Снаряды при попадании заставляли её немного вздрогнуть и уменьшиться в толщину, но она тут же возвращалась в норму, по крайней мере, до тех пор, пока хватало энергии.

Подлетев практически вплотную, одна из "крепостей" открыла огонь из всех орудий, целясь в одну точку. Они хотели как можно скорее пробить вражеский щит и выпустить торпеду до того, как коронарный выброс мощной струёй вырвется с поверхности звезды и достигнет их.

Предпосылки выброса были обнаружены ещё 20 часов назад. При обычных условиях силовое поле без проблем приняло бы на себя "звёздный чих", но выброс мог повлиять на торпеду и вызвать её преждевременную активацию.

Из всех пушек средней и малой дальности вырвались оранжевые лучики, несущие мгновенную смерть всему незащищённому на своём путь. Через несколько секунд они встретились с почти прозрачной стеной, заставив её вздрогнуть.

Затем ещё. И ещё. Казалось, пошёл дождь, но вместо водяных капель летели струйки плазмы, прожигающие себе путь сквозь Электро-Литиевую Мембран: облако атомов лития, служащих телом для электромагнитного поля.

*****

На борту одного из крейсеров:

– Вражеский корабль начал обстрел щитов вплотную! Стреляют в кучу! – сообщил Кевар, следящий за состоянием корабля.– Прочность 42%! Если продолжат в таком темпе, останемся без защиты через четыре минуты!

– Второй корабль не стреляет? – повернул голову к Кевару капитан.

–Нет! Они находятся прямо за первым! – ответила Нария.

– Либо они сменят их как только щит первого просядет… – начал было рассуждать Орнел, пилот "Тисмуса".

– Либо они хотят пустить свою дорогую игрушку! – прервал его капитан Варсон. – Вэйла, пусть "разрушители" сосредоточат огонь на втором корабле! Отклонятся чуть в стороны и уничтожат!

– Не успеют! Наш ЭЛМ откажет раньше, чем пробьют их броню! – ответила советник капитана. – Можем попытаться отправить торпеду в подпространство!

– Выброс достигнет нас через пять минут! Ионизированное вещество нарушит стабильность портала! – Нария произвела небольшой расчёт и добавила: – Помехи будут около часа, выброс средней мощности!

–Не важно! Готовить врата! Если жахнут ЛСТ, то открыть вход! – скомандовал шеф.

– Есть!

В пылу сражения несколько минут растягиваются в долгие часы – казалось бы, уже так давно прошли эти четыре минуты, но щиты ещё не исчезли! А может и не исчезнут вообще?! Может…

– Щит пал! – Кевар начал их реактивацию, но на это нужно время. Его тонкие пальцы быстро касались световой клавиатуры, вбивая значения для вторичной защиты. – Готовность через 2:43 минуты!

– Второй корабль произвёл выстрел! – девушка, не отрываясь, следила за сенсорами, положив обе руки по краям монитора и приблизив к нему лицо больше, чем требовалось. Шатенка едва не касалась носом экрана, хотя зрение её зеленовато-голубых глаз было великолепное. – Траектория торпеды на 10 градусов вправо от нас! Выброс приближается! Портал из-за помех возможно будет открыть вплотную к нам!

– Орнел, 10 градусов вправо! Встань на прямую с ЛСТ!

– Делаю!

– До столкновения 30 секунд!

– Всем пристегнуться на случай взрыва! Активировать скафандры на случай разрыва обшивки! – раздав указания, капитан сел в кресло и активировал свой костюм.

Его голову окружил прозрачный щит, изолирующий от внешнего мира. Впрочем, поле окружало всё тело, но ниже головы принимало анатомическую форму, плотно прилегая к одежде. Это позволяло сохранить возможность свободно и быстро двигаться.

– До цели 10 секунд! Открываю портал! Нестабилен! Торпеда внут…!

Корабль невесомой игрушкой потянуло в чёрный, обрамлённый белёсым светом, вход в тоннель, вслед за ЛСТ, которая попала под действие коронарного выброса прямо у входа и активировалась в самой червоточине. Как только "Тисмус" скрылся в подпространстве, оно сразу же закрылось, не давая всей мощи взрыва покинуть свои пределы. Свет мгновенно погас.

Врата в этой системе были для очень дальних "телепортаций"! Через них можно было за пару часов преодолеть расстояния в несколько десятков световых лет, потому их и защищали и пытались захватить. А создаваемые кораблями порталы позволяли за две-три минуты оказаться из центра солнечной системы у её границы. Они имеют малую дальность, да и менее скоростные, что делает их производство проще и дешевле. При переходе через них электроника не испытывала нагрузок. Но, видимо из-за взрыва "магнита", системы подверглись перегрузке.

 

– ВЫПОЛНЯЕТСЯ ПЕРЕЗАГРУЗКА ВСЕХ СИСТЕМ! – раздался голос корабельного компьютера.

– Ммххх! – корабль так тряхнуло, что затылок Кевара чуть не размазало по спинке кресла, но скафандр смягчил рывок. – Ну… Мы не смяты в лепёшку, это хорошо.

Вокруг начали подмигивать огоньки запускающихся приборов.

– ЗАГРУЗКА СИСТЕМ ЗАВЕРШЕНА!

– Нхх. Тиса, местоположение корабля? – разминая плечо, спросил капитан. Он посмотрел по сторонам, дабы убедиться, что все целы.

Через пару секунд компьютер ответил:

– НЕВОЗМОЖНО ОПРЕДЕЛИТЬ МЕСТОПОЛОЖЕНИЕ!

Примечание: ПДРВ – сокращённо от «подпространственные врата», тоннель для телепортаций.

ЛСТ – ложно сингулярная торпеда, снаряд сжимающий всё, что попало в его радиус действия.

ЭЛМ – защитное поле, щиты.

"ВХОД – ВЫХОД" – это начало тоннеля для телепортации и его конец.

Глава 1.

" Там, где нас нет . "

– Нария! – капитан немного повернул голову в сторону штурмана. Она тут же покинула своё кресло и приступила к осмотру пространства вокруг корабля посредством мониторов. – Тиса, отчёт! – вновь обратился седовласый мужчина к ИИ.

– ЖИВЫХ ЧЛЕНОВ ЭКИПАЖА 15 ИЗ 15. ВСЕ СИСТЕМЫ, КРОМЕ ПОДПРОСТРАНСТВЕННЫХ ВРАТ И ЭЛМ, РАБОТАЮТ ИСПРАВНО. ЦЕЛОСТНОСТЬ КОРАБЛЯ НАРУШЕНА. УТЕЧКА ВОЗДУХА: ПОТЕРЯНО 7% ОТ ОБЩЕГО ОБЪЁМА. СПАСАТЕЛЬНЫЙ ЧЕЛНОК НЕ ПОСТРАДАЛ.

– Где пробоина? Эвакуировать и изолировать отсек! – Варсон наблюдал за обновляющимся макетом своего судна.

– ОБШИВКА В ОТСЕКЕ ПДРВ ЧАСТИЧНО ПРОБИТА. ОБНАРУЖЕН ПОСТОРОННИЙ ОБЪЕКТ. ОТСЕК ПУСТ И ИЗОЛИРОВАН. ОБЪЁМ ВОЗДУХА 20%, СТАБИЛЕН.

– Капитан, я не могу определить где мы! Сенсоры ничего не показывают! Вообще ничего! – девушка в недоумении пересматривала отчёты. – Ни световых, ни гравитационных, ни других данных! – она перевела внимание на главу команды.

– Мы всё ещё в тоннеле? – уточнил мужчина.

– Я… Я не знаю! Данные отсутствуют! – синеватый свет приборов озарял её немного смуглую кожу, глаза быстро проносились по строкам выводимых результатов. – Выход не зафиксирован, как и существование самого портала!

– Может, нас выкинуло к окраине вселенной? – Вэйла хотела было встать из своего кресла, но немедленно вернулась в него, на случай если корабль вновь неожиданно бросит в сторону. Советник была женщиной осторожной.

– В таком случае, даже при отсутствии данных "вход-выход", излучение фиксировалось бы!

– Сенсоры исправны? – задала закономерный вопрос советник.

– Да, вся аппаратура функционирует исправно. – мерно ответила штурман.

– Тиса, состояние за пределами "Тисмуса"! – капитан встал и навис над голограммой.

– НЕВОЗМОЖНО ВЫПОЛНИТЬ ЗАПРОС.

– Причина?

– ОТСУТСТВИЕ ИЗМЕРЯЕМЫХ ПАРАМЕТРОВ.

– Это как, чёрт тебя дери?! – Варсон начал терять терпение.

– ЗА ПРЕДЕЛАМИ "ТИСМУСА" ОТСУТСТВУЕТ ПРОСТРАНСТВО.

На мгновение, все на мостике замерли и оглянулись на главного, который от таких заявлений ИИ выпрямился и поднял взгляд куда-то в потолок, словно там глаза этого самого ИИ.

– Как отсутствует? – неуверенно спросил он. Лёгкое недоумение начало сменяться злостью на бестолковый компьютер, который толком на простой вопрос ответить не может. Ходит вокруг да около.

– ХОТИТЕ ОЗНАКОМИТЬСЯ С ДЕТАЛЬНЫМИ ЗАПИСЯМИ ЧЁРНЫХ ЯЩИКОВ? – мерным приятным голосом отзывалась система.

– Нет, краткий итог! – нахмурился мужчина, продолжая смотреть в потолок. Его широкие плечи немного опустились – раз Тиса заговорила о ящиках, значит случилось что-то мало приятное.

– СОГЛАСНО ДАННЫМ СО СКАНЕРОВ РЕЗЕРВНОГО КОПИРОВАНИЯ : ВРАЖЕСКОЕ ЛСТ, ПОПАВ ПОД ВЛИЯНИЕ ИОНИЗИРОВАННЫХ ЧАСТИЦ , СДЕТОНИРОВАЛО ВНУТРИ ПДРВ. МЫ ПОПАЛИ В РАДИУС ДЕЙСТВИЯ И НАС ЗАТЯНУЛО В ПОРТАЛ. ДАЛЕЕ, СЕНСОРЫ ЗАРЕГИСТРИРОВАЛИ ЕГО СЖАТИЕ ПО НАПРАВЛЕНИЮ К ЦЕНТРУ ВЗРЫВА. В МОМЕНТ СТОЛКНОВЕНИЯ С ЭПИЦЕНТРОМ, "ТИСМУС" ПЕРЕСТАЛ РАСПОЗНАВАТЬ ТОННЕЛЬ. ПРЕДПОЛОЖИТЕЛЬНО, ЛОЖНАЯ СИНГУЛЯРНОСТЬ ВТЯНУЛА В СЕБЯ САМУ ЧЕРВОТОЧИНУ, УХВАТИВШИСЬ ЗА ЕЁ "ВХОД-ВЫХОД". ТАКИМ ОБРАЗОМ, СКОРЕЕ ВСЕГО, С ВЕРОЯТНОСТЬЮ В 95%, СОГЛАСНО ДАННЫМ ЧЁРНЫХ ЯЩИКОВ, МЫ ОКАЗАЛИСЬ ЗА ПРЕДЕЛАМИ НАШЕЙ ВСЕЛЕННОЙ. – завершила свой анализ Тиса.

По мере того, как отчёт синтетического мозга приближался к завершению, лица команды отражали всё большее недоумение. Все смотрели в "глаза" этого неведомого собеседника, якобы располагавшиеся "вверху", с открытыми ртами. Как реагировать на подобное было непонятно – вроде похоже на шутку, да вот только это не домашний ИИ, который и пошутить может и утешить словом. Это ИИ военного корабля: холодный, расчётливый, созданный не для веселья.

– А обратно… Как? – автоматически спросил Орнел в пустоту вышины.

– "ВХОД-ВЫХОД" БЫЛИ ОТОРВАНЫ И СЖАТЫ ОТ ОСНОВНОГО ПРОСТРАНСТВА. ОТКРЫТЬ ТОННЕЛЬ ВО ВСЕЛЕННУЮ, ДАЖЕ ПРИ НАЛИЧИИ РАБОЧЕЙ УСТАНОВКИ ПДРВ, НЕВОЗМОЖНО.

– Да почему!? – Варсон взмахнул рукой и почти ударил кулаком по столу голограмм, но в последний момент остановился. На миг его мускулистая фигура замерла с не опущенной рукой. Затем медленно, с лёгким выдохом, упёршись руками в прибор спокойно потребовал:– Перепроверь.

– ВЫПОЛНЯЮ. – в отсеке все замерли: капитан у своего стола по центру, советник капитана так и продолжала сидеть в своём кресле позади него, ближе к правому выходу из отсека, Нария обнимая монитор и глядя над собой, у левого выхода, напротив Вэйлы, Орнэл в кресле пилота, прямо перед капитаном, Кевар, за пультом управления корабельными системами защиты и атаки, перед девушкой штурманом, и наконец Цеон, сидящий справа от пилота и отвечающий за системы жизнеобеспечения и энергоснабжения. В течении минуты все ждали, пока компьютер закончит симуляции и определит возможные пути решения данной проблемы. – ВЫПОЛНИВ 123 СИМУЛЯЦИИ, ПОДТВЕРЖДАЮ СВОЙ ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ВЫВОД: СВЯЗЬ СО ВСЕЛЕННОЙ НЕВОЗМОЖНО ВОССТАНОВИТЬ ПРИ ДАННЫХ УСЛОВИЯХ.

– Червоточина – это деформация пространства, а не его разрыв. – тихо подал голос Цеон. Он опустил голову и повернулся к командиру, поясняя для него слова Тисы. – Представьте себе листок бумаги, сложите его пополам и проткните трубочкой. Условно, всё что на поверхности листа сможет оказаться на другой стороне, пройдя сквозь трубочку. Но если её убрать, выпрямив лист, она упадёт на пол и всё, что проходило по ней, будет отделено от остальной бумаги. Наши ПДРВ установки создают "трубочку", которая заполняется пространством и мы летим сквозь эту деформацию. Если мы будем на середине пути и "лист вселенной" выпрямиться, то наша "трубочка" упадёт на пол со всем содержимым и потеряет связь с остальным "листом". Так…

– Я понял, достаточно. Делать-то что теперь?! – Варсон упал в кресло. – Сидеть и ждать конца?! – нейтрально произнёс он, вяло разведя руки.

– Я не это имел в виду…

– Что там за объект в отсеке ПДРВ? – переключил внимание капитан. -Тиса?

– НЕ УДАЛОСЬ ОПОЗНАТЬ ОБЪЕКТ.

– Что ж такое-то? – мужчина встал со своего места и направился к выходу. – Цеон, за мной.

Молодой человек поднялся со своего кресла и последовал за командиром.

Они покинули мостик и направились на нижнюю палубу по узкому коридору.

Типичный крейсер: на верхней палубе располагался мостик, каюты управляющего персонала, небольшой оружейный арсенал. На средней палубе: каюты команды, столовая, отсеки с внутренними частями корабельных пушек и щитов, система жизнеобеспечения. Третий ярус умещал в себе ангар, с пришвартованными там спасательным и рабочим челноками, отсек энергоснабжения и грузовой отсек со всеми припасами.

Пространство освещалось неоновыми жгутами, проложенными по центру стен, на равном расстоянии от пола и потолка. Свет равномерно покрывал все помещения, заполняя их белой "пеленой". Капитан шёл хоть и расслабленно, но уверенно.

*Цеон*

Наши шаги были беззвучны, словно мы и не по металлическому полу ходим. Особенно удивляло "молчание" шагов Варсона – казалось, под тяжестью его мускулистого тела, сталь должна со скрежетом скрючиваться. Для своих лет он выглядел очень внушительно. Да даже по сравнению с молодым мужчиной, он был внушителен. Сколько лет он уже отслужил? 25-30? Тогда не удивительно, что он в такой форме. Хотя, далеко не все военные дотягивают до него. Настроение у него явно не лучшее, с самого начала этого задания: надо как можно меньше его раздражать. Не хотелось бы попасть под горячую руку. В гневе человек страшен, особенно человек имеющий какую-либо власть.

Прошли через грузовой отсек – довольно пустой – стоит отметить. Мы не рассчитывали на долгие "вояжи" в этот раз. Да и живыми думали не вернёмся, вот и не нагружались. Минута ходьбы, и дошли до входа в отсек ПДРВ. Он находился в передней части корабля – в данный момент ворота помещения были наглухо закрыты, всё же там пробоина в корпусе. Остановившись у толстых, сантиметров в десять толщиной, дверей, капитан сложил руки на груди и спокойно пробасил:

– И так? Состояние внутри?

– ОБЪЁМ ВОЗДУХА 20%. СТАБИЛЕН. ЭНЕРГОСНАБЖЕНИЕ СТАБИЛЬНО. НИКАКИХ ЯВНЫХ УГРОЗ ДЛЯ ЖИЗНИ ЭКИПАЖА НЕ ОБНАРУЖЕНО.

– Стабилен? Ну так открывай. – вдруг, шеф резким движением рук достал лазерный пистолет (практически безвредное оружие для обшивки, но смертельное для плоти) и встал в наступательную позу. Я с секундной заминкой последовал его примеру. – Давай.

Трёхметровые врата дёрнулись и медленно, но непринуждённо начали расходиться, прячась в переборках. В спину ударил слабый поток воздуха, который засасывало в повреждённый ангар, словно в пылесос. Через мгновение давление уровнялось и всё успокоилось.

Помещение выглядело практически как обычно, за исключением дыры в наружной стене и торчащей из неё сферической, чёрной штуковины, метра в два диаметром (высота потолков четыре метра). Поверхность "шарика" колыхалась, словно вода в пруду во время ветра. Она едва просвечивалась, но внутри было чернее, чем в космической пустоте.

– Это ещё что за снаряд? – чуть осмотревшись, спросил самого себя шеф.

Глава 2.

"Завтрашнее Вчера"

*Варсон*

"– Неделя. Уже неделя прошла, как мы тут застряли." – раскинувшись на своей кровати, капитан смотрел в потолок. Белоснежная каюта словно была другим измерением по сравнению с серыми стенами общих помещений. Комната 4х4 метра: кровать у противоположной от входа стены, белоснежный пластиковый стол с правой стороны и овальной формы кресло из того же материала и цвета, обитое изнутри ярко бордовым бархатом, ложное окно над столом, в раме которого была проекция какой-то деревушки, утопающей в зелени и цветах, невысокий комод напротив, тоже белоснежный, почти сливающийся с самой стеной, с золотистыми ручками. На нём стоял какой-то цветок в горшке – магнитное крепление не дало ему слететь со своего места во время встряски. Много маленьких зелёных листочков на пушистом кустике и несколько ярко-жёлтых цветов придавали помещению жизнь.

Первые несколько дней Варсон непрерывно обходил весь корабль, всё осматривая, требуя отчётов. Давал какие-то задания, которые члены команды и сами выполняли каждый день до попадания в небытие. Перепроверял содержимое грузового отсека, просил отчёты систем жизни и энергообеспечения, уточнял на сколько их хватит, на сколько хватит запасов пищи – и так по несколько раз на дню. В конце концов, он решил, что надо исчезнуть из вида и перестать доставать экипаж. Конечно они не должны почувствовать себя брошенными и впасть в отчаяние, но и стоять у них над душой, задавая одни и те же вопросы, – тоже не стоит. Нужно было найти другой способ отвлечь их от мысли о безвыходности ситуации. Вот он и позволял себе уже дня три валяться в кровати дольше обычного: просыпался он как всегда ни свет ни заря (хотя, какая «заря» в месте, где и пространства-то нет, не то что этой самой зари), но выходил из каюты на час-полтора позже. Делал обход судна, чтобы показаться перед командой, но вопросов не задавал, лишь здоровался. Если что-то произойдёт, они сами сообщат, всё же все в одной лодке. Затем завтракал и шёл в грузовой отсек, где несколько часов с "мешком" на плечах давал мышцам нагрузку.

Не привык он бездельничать, тем более на одном месте сидеть. Вот вчера и заявил, что всем надо бы форму в порядок привести, а то на голодающих червей все похожи. Того и гляди ветром сдует от недостатка мышечной массы. Оно и не удивительно, ведь экипаж в основном состоял из инженеров. Отправляя их на задание по захвату врат, командование молча намекнуло, что полетят минимум военных, дабы не растрачивать силы на случай, если всё провалится. Сейчас на борту из опытных солдат сам капитан, Орнэл да Вэйла. Они побывали в нескольких битвах, но всё же ещё "зелёные". Пилот лет пять за штурвалом боевых кораблей, а советница чуть дольше – девять лет уже в армейских рядах.

 

" – Правда, идею тренировок встретили без восторга, но и спорить не стали, – особо делать-то было и нечего. И только Цеон отказался. Он уже дней шесть вокруг той непонятной сферы в отсеке ПДРВ скачет, изучает. По крайней мере, очень увлечён и бодр, даже не скажешь, что он понимает как мы тут застряли – окончательно. Хотя и не удивительно, учёный всё-таки." – Варсон, не смотря на свою профессию, считал, что острый ум гораздо опаснее тяжёлых кулаков, потому с уважением относился к людям образованным. – "Чего таить, они-то и тащат человечество в будущее!" – считал он. " – Но они же и рисуют эскиз "Апокалиптического Завтра"! Вся военная мощь – творение умов и рук учёных разной области. Вот и получается – и спаситель и палач в одном лице."

Ответственному за энергию и жизнеобеспечение было разрешено после утренних и вечерних детальных проверок систем заниматься удовлетворением своего любопытства. "– Может и найдёт способ убраться отсюда…, но не на тот свет, желательно. Пусть он и не физик." – капитан знал об основном образовании паренька, но не помнил конкретно. " – Вроде биолог или что-то такое… Но навыки медицинские точно есть."

В современном мире медицина практически полностью была в руках искусственного интеллекта. Машина сама анализировала состояние пациента, ставила предварительный диагноз, затем проводила проверку. Под наблюдением человека-врача составляла план лечения. От наложения небольших швов, до выращивания целой конечности или органов прямо на пациенте – причина увеличившейся продолжительности жизни. " – Слышал всех будущих работников с "живым материалом" основам медицины обучают. Машины-медики это хорошо, но в жизни всякое бывает. Можешь из реальности выпасть например."– улыбнулся мужчина своей ироничной мысли, делая очередное приседание с двумя 40 киллограммовыми цилиндрами-картриджами для синтезатора пищи.

– Ладно, с разминкой закончили, девочки! Теперь упор лёжа! Живо тюфячки! – он положил утяжелители и похлопал в ладоши подгоняя остальных. Люди хоть и повторяли разминку за ним без всяких тяжестей, но всё равно запыхались. – Бодрее родненькие! Скоро я из вас атлетов сделаю! – по-доброму усмехнулся Варсон, наблюдая как подчинённые со стонами опускаются на пол.

*Вэйла*

"– Пришло же ему в голову устроить эти косвенные пытки!" – опускаясь лицом к полу и выпрямляясь, словно струна, упираясь руками в пол, негодовала советник.– "Решение мудрое, но жутко утомительное и болезненное!" – её мышцы всё ещё болели после вчерашней тренировки-пытки капитана.

В свои 34 года миссис Ринтиус уже являлась советником капитана и постоянно была в работе: война была в самом разгаре. Нужно было быть в курсе всего происходящего, что подразумевало изучение множества отчётов, сверку данных, корректировку планов. На хорошие силовые нагрузки ни сил ни времени не хватало, а лёгкий комплекс упражнений для хоть минимальной активности не шёл в сравнение с "разминкой-убивашкой" главнокомандующего.

"-Мужик он хороший, но так хочется ему сейчас врезать!" – с трудом отталкиваясь от пола, она поморщилась от лёгкой мышечной боли, пробежавшей искрой, и чуть-чуть вздрогнула. Прядь огненно-рыжих волос маячила перед глазами, видимо, вырвалась из расслабившегося пучка во время бега на месте с высоким поднятием колен. К серым глазам иногда подкрадывались капельки пота, норовившие заползти внутрь. – "Хорошо, хоть не перебарщивает!"

– Отлично хлюпики! На сегодня достаточно! – едва уловимо послышался голос командира сквозь барабанную дробь колотящегося в висках сердца. По помещению раздались приглушённые звуки рухнувших на пол тел и измождённые стоны. – Вы на миллиметр ближе к внешнему виду человека! – блеснул зубами тренер. Для своих пятидесяти с хвостиком, он выглядел довольно молодо, лет на 35-40. Причёска в стиле фэйд: короткие сзади и чуть длиннее спереди, зачёсанные назад, но не прилизанные, белоснежные волосы. Брови и короткая бородка были такого же цвета. Невероятно синие глаза и приятные черты лица в сумме с широкими плечами и "стальными" руками создавали образ сильного, но доброго мужчины , который всегда придёт на выручку. Однако, первое впечатление обманчиво: этот "белоснеж" был довольно упёртым и жёстким. Не давил авторитетом, но ненавязчиво выжимал из команды все соки, если считал это необходимым.

"– Слава богу!" – поднялась на ноги Вэйла. Сил говорить не осталось и она блёклой тенью самой себя поплелась в свою каюту. Её грудь вздымалась, распираемая влетающим воздухом, который она жадно поглощала, пытаясь отдышаться. Горло пересохло, пухлые губы стянуло от нехватки влаги, фарфоровая кожа блестела микро капельками пота. На щеках словно горел пожар, даже веснушек не было видно за румянцем.

Скользя ладонью по стенам, она добралась до своей комнаты, боясь свалиться с перенапрягшихся ног. Присев на квадратное кресло, обитое золотистым атласом, она перевела дух и разделась, бросая одежду на красный ковёр, покрывающий весь пол. Стены были угольно-чёрного цвета с золотистым редким витиеватым орнаментом. Вся мебель повторяла их цвета: чёрный стол с золотистыми краями, золотистое кресло с чёрными ручками и ножками, тонкий чёрно-золотой шкаф. Даже свет в помещении был желтоватым. И только ковёр с коротким ворсом и кровать с красным изголовьем выбивались из общей гаммы.

"-Как хорошо!"– нежила своё тело под немного горячими струями воды советник. -"Хорошо, хоть с удобствами застряли. Правда еды хватит максимум на два месяца, если растягивать. А дальше что?" – ответ был очевиден, но впадать в уныние из-за неизбежности смерти было глупо. Никак это не поможет, как, в принципе, и эти бессмысленные тренировки и постоянные расспросы шефа о ситуации. Но уж лучше что-то делать, чем впадать в отчаяние и безумие. – "Все мы хотим жить, хоть и были готовы к возможной смерти, вступая в ряды добровольцев.".

Миссис Ринтиус после военного университета сразу пошла на службу. Первые несколько лет была помощником советника капитана, затем заместителем советника и наконец, два года назад, была признана достаточно компетентной для должности полноценной правой руки командующего. Казалось бы, в век ИИ зачем нужна профессия советника-аналитика? Да вот только машинам давались исключительно роли "анализируй, проверяй и тебя перепроверят люди". Напуганные теориями прошлого и предпосылками их воплощения в реальное будущее, люди ограничили функции синтетических мозгов, запретив им любое вмешательство. Только анализ принятых людьми решений и предложение своих. Никакой свободы действий. Разве что в медицине им было позволено чуть больше, но их контролировали люди, и они были изолированы от общих сетей, на всякий случай.

Минут 30 простояв под душем, она вышла, собралась и направилась на мостик. Ничего кроме запасов еды и энергии на корабле не менялось, но, всё же, все отчёты она требовала и изучала дважды в день. Это её работа.

"– Вода полностью восполняется, энергии хватит на семь лет работы двигателей в нормальном режиме полёта, а учитывая, что мы их сейчас не используем, ибо лететь некуда… в общем лет аж на 17 хватит! А толку-то? Еды на три недели в нормальном режиме или на десять недель "впроголодь". Воздух тоже полностью восполняется после очистки, несмотря на дыру в обшивке. Бежать ему некуда, дальше границ корабля нет даже пустоты. Стабильность, мать её."

*Цеон*

"– Очевидно, это и есть сжавшееся под ЛСТ пространство, но почему оно ничего не излучает? Можно ли это воспринимать как факт отсутствия частиц пространства? Или может просто приборы не могут опознать, ибо нам эти параметры ещё не известны?" – он ходил из стороны в сторону не сводя глаз с "яблочка", как сам он назвал чёрную сферу, торчащую из обшивки. За эти шесть дней он провёл кучу попыток изучить объект: сканировал, "тыкал" куском отломавшейся обшивки, просвечивал лазеров, рентгеном, измерял течение времени на поверхности. Даже руку хотел засунуть! Как от капитана по башке получил, сразу передумал.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru