Аборигены Вселенной

Марат Александрович Чернов
Аборигены Вселенной

Карлик неторопливо спускался по лестнице, не говоря ни слова, и компаньонам оставалось лишь безропотно следовать за ним в полумраке. Невидимые светильники, отбрасывавшие таинственное серебристое сияние, тускло освещали им путь не более, чем на три метра вперёд, поэтому спускались они очень медленно и осторожно, чтобы не сорваться со ступеней и не покатиться вниз в непроницаемую тьму. Когда спустя минут пятнадцать утомительного спуска наконец-то лестница закончилась, их взору предстало просторное помещение, озарённое огромной лампой в форме плоского диска, встроенной в серый высокий потолок. К удивлению землян, помещение оказалось станцией монорельса. Поезд, состоявший всего из одного вагона, ждал их у платформы.

Карлик ловко запрыгнул в раскрытую дверцу вагона и кинул на своих спутников колючий взгляд маленьких чёрных глазок, в которых отразились серебристые блики подобно тому, как отражается свет в глазах ночных животных. Партнёры поторопились войти за ним, испугавшись, что карлик, чего доброго, улизнёт от них на подземном поезде.

Вагон во многом отличался от тех эксперессов, которые использовались на Земле. Он был устаревшим, как и оружие карлика, хотя, скорее всего, и вагон, и железная дорога были построены земными инженерами. Вдоль вагона с обеих сторон тянулись скамьи для пассажиров, где и примостились компаньоны.

Отложив базуку в сторону, гоблин занял место водителя. Поезд тронулся с места. Вначале тихо и бесшумно, но постепенно разгоняясь до весьма заметной скорости. Станция тут же пропала из виду, и за окнами, по какой-то причине лишёнными стекол, теперь были видны лишь серые стены шахты монорельса, по которой они мчались. Обратив внимание на дверь, которая так и не закрылась, видимо, из-за поломки механизма, земляне покрепче ухватились за поручни, нависшие очень низко над полом, и, очевидно, предназначавшиеся для более приземистых пассажиров.

– Куда мы попали? – обронил Стенин.

– В мир гномов, – грустно ответил Айра.

– Не забудь про камешки, которые трудолюбивые гномы добывают в своих каменоломнях, – шепнул ему Клод.

– Посмотрим, куда он нас привезёт.

К тому времени поезд разогнался до внушительной скорости, поскрипывая и слегка покачиваясь на монорельсе. Неожиданно он вылетел из шахты, и пассажиры зажмурились от яркого света. Однако несколько минут, молниеносно промчавшись по песчаному дну иссушённого каньона, поезд снова влетел в тоннель.

– Этот гном лихач, – заметил Ленков.

– Скорее, техника на высоте. Поезду не меньше пятидесяти лет, а он до сих пор не рассыпался на части.

Их путешествие продолжалось ещё минут десять, когда они заметили, что их подземный экспресс притормаживает. Вскоре они увидели уже знакомый им серебристый свет в темноте. Поезд остановился, и карлик, прихватив базуку, безмолвно, словно забыв о существовании своих пассажиров, выскочил на платформу. Компаньоны поспешили выйти вслед за ним.

Тут всё было почти как на первой станции с той лишь разницей, что на платформе их ждали несколько карликов в чёрных одеждах, напоминавших рясы монахов. Рядом с ними неразговорчивый провожатый показался землянам епископом в церемониальной ризе. По-видимому, местные жители считали такое одеяние практичным, и позже гости поняли почему.

Карлик в белом обменялся со своими собратьями какими-то словами на неизвестном наречии, показавшимися землянам полной тарабарщиной. Туземцы поглядывали на гостей поблёскивающими глазками, словно настоящие гномы из Преисподней. Под взглядом этих глаз у Стенина пробежал мороз по коже, и он пожалел о том, что у них нет ничего из оружия, хотя бы даже перочинного ножа.

– Главное, не дрейфь, – тихо сказал Ленков. – Эти парни не из приятных, это правда, но стоило ли ему нас сюда тащить, чтобы прикончить? На кой мы им сдались?

В этот момент их гид повернулся и сказал, с присвистом и хрипотцой, не говоря уже об акценте, коверкая слова:

– Мы приветствуем вас на нашей планете! Отныне вы – наши гости. Мы помним, что сделали для нас люди с планеты Земля и поможем вам, если это в наших силах, – он выдержал паузу и добавил:

– Вы действительно не привезли льда?

Айра решительно вступил в диалог:

– Мы вам даём честное слово, что в карманах у нас не завалялось ни кусочка, и даже если бы завалялся, то он бы уже растаял.

Гномы отнюдь не оценили его злую шутку, – их лица, казалось, стали ещё жёстче, морщинистее и мрачнее, чем были, а в глазах промелькнула открытая злоба. Видимо, многие из них сносно владели языком землян, хотя предпочитали, чтобы переговоры вёл один из числа избранных.

– Я видел, что ваш модуль – с корабля капитана Дюкса, – заметил гид. – Разве вы прилетели к нам не для этого?

Стенин кашлянул, давая понять Айре, чтобы он не сболтнул лишнее. Но Ленков и не собирался раскрывать карты прежде времени перед этими скрытными аборигенами:

– Да, это правда… Мы летели в команде с капитаном, но… неожиданно были сбиты неизвестными захватчиками из космоса. Нам с напарником удалось скрыться на спасательном модуле. Весь груз льда погиб вместе с кораблем и капитаном.

Неожиданно группа карликов в чёрном оживилась, и гости вновь услышали речь на тарабарском языке – что-то среднее между мяуканьем и набором из шипящих, свистящих и хрипящих звуков.

– Мы огорчены, – проговорил карлик в белом. – Но ваша беда нам понятна. Нас часто атакуют пираты. Вы видели один из их истребителей на площади Синей Луны.

– Да, и мы благодарны вам за то, что вы нас спасли, – торжественно произнёс Ленков, положа руку на грудь.

Впервые карлик растянул тонкие губы в подобие улыбки и ответил на благодарность слабым кивком головы.

– Хорошо. Сейчас вас накормят и дадут воды. Немного, но это всё, что мы можем вам предложить.

Пигмей в белом удалился, оставив землян в распоряжении компании гномов в чёрных рясах. Им снова пришлось идти вниз по лестнице, уводившей, казалось, в самые недра подземного царства, но, как выяснилось, и это был не предел. В конце лестницы перед ними отворили железную дверь в какое-то помещение, наполовину погружённое во тьму. Больше всего она напоминала камеру для арестантов, но уж точно не номер элитной гостиницы или апартаменты для приёма уважаемых гостей. Вдоль стен стояли низкие скамьи, вытесанные из неизвестного материала цвета графита, в центре комнаты – стол из того же материала. Стены и низкий потолок, который едва не задевал головой Айра, казалось, были ещё темнее, чем стол и скамьи, и всё это в целом производило крайне гнетущее впечатление. Впрочем, гости были рады и такому убежищу от местного испепеляющего солнца. По крайней мере, здесь царила спасительная прохлада.

Карлики скрылись за дверью, предоставив гостей самим себе. Порядком измождённые последними событиями, те уселись на скамью и постарались было расслабиться, как вдруг из темноты раздался голос человека:

– Здорово, ребятки!

Стенин вздрогнул от неожиданности, а Ленков быстро встал, машинально сжав кулаки, однако голос мирно продолжил:

– А я уже отчаялся, парни! Не думал, что увижу здесь живых людей.

– Кто тут? – спросил Айра.

– Не дёргайтесь… то есть не волнуйтесь, друзья!

Послышалось чьё-то тяжёлое дыхание, шарканье по полу, затем из темноты выполз человек. Не вышел, а именно выполз, поскольку передвигался не на ногах, которых попросту не было, а при помощи сильных мускулистых рук. Он был одет в изношенную чёрную рясу вроде той, что носили карлики, лицо выпачкано в какой-то саже.

– Кто вы? – в изумлении спросил Стенин.

– Человек, так же, как и вы. Бывший мирный астронавт, старший пилот торгового лайнера. С некоторых пор инвалид… Друзья мои, я слышу шаги этих маленьких уродцев, поговорим немного позже, – с этими словами он отполз подальше, скрывшись во тьме вне доступа тусклого света единственной в помещении слабой лампы.

Дверь открылась, и вошёл карлик, неся на небольшом керамическом подносе с отбитым краем два глиняных стакана и небольшой кусок чего-то, напоминающего видом и ароматом перегретую в печи, кукурузную лепёшку. Поставив всё это на стол, карлик торопливо ретировался без лишних вопросов, хотя Стенину показалось, что, уходя, тот бросил взгляд своих холодных чёрных глазок именно туда, где во тьме притаился инвалид.

В стаканах была вода. Клод осушил свой в мгновение ока, и оба компаньона с интересом уставились на лепёшку.

– Они что, издеваются над нами? – спросил Стенин.

Айра равнодушно отвернулся, ища глазами инвалида во тьме, – с тех пор, как из него сделали киборга, он вполне обходился без еды и питья.

– Они и дальше будут морить вас голодом, – послышался голос человека, и он снова выполз на свет.

– У них что, всегда так принимают гостей? – спросил Ленков.

– У чёртовых гномов свои традиции. Скоро вы всё узнаете.

– Может, расскажете?

– Извольте, – согласился незнакомец. – Мой корабль потерпел крушение на орбите, его сбил пиратский крейсер. Насколько я могу судить, пиратов тут много вокруг. Оно и понятно – тут как мёдом для них намазано. Эти тролли добывают алмазы – по всей планете множество россыпей. Вдобавок на планете весьма тяжелая сейсмологическая обстановка – почти вся поверхность в жёрлах спящих или действующих вулканов. Отсюда и феноменальная щедрость здешней природы на алмазные месторождения.

– Там, где вулканы – там и алмазы, – понимающе кивнув, сказал Айра.

– Вся поверхность этой адской планетки усеяна кимберлитовыми трубками, но большая часть алмазов находится на глубине. Местные дикари тысячелетиями селились под землёй, рыли норы, а камешки, которые на земле ценятся дороже золота, были для них красивой безделицей, как для нас, к примеру, снег или лёд… до тех пор, пока не пришли первые люди. Они-то и занялись обустройством подземелий. Первые годы всё было мирно, вы знаете, что закон запрещает любое ущемление прав разумных созданий, если они не враждебны людям. Переселенцы построили подземные железные дороги, привезли технику, оружие, обучили аборигенов, за что те сполна рассчитались алмазами.

 

– А потом гномы восстали против своих учителей? – предположил Стенин.

– В новейшей истории нет таких данных. Всё произошло как-то тихо, без бунтов, революций и сенсаций. Думаю, дело в том, что люди просто физически не способны тут долго жить. Переселенцы-строители убрались восвояси ещё полсотни лет назад. Станции и железные дороги остались у этих коротышек, но они не очень-то за ними следят. С некоторых пор о планете Вест пошла дурная слава, и мало кто, кроме пиратов, бредящих алмазами или редких торгашей, прилетает сюда. Согласитесь, местечко не из тех, куда приятно махнуть в отпуск.

– Это точно, – обронил Айра.

– Так вот, мне удалось на спасательном шлюпе приземлиться недалеко от Колизея… Это такая арена наподобие древнеримских амфитеатров, вот я и прозвал его Колизей.

– Да, мы его видели, – сказал Клод.

– Меня затащили сюда. Гнусный тролль в белой рясе, может, вы его видели? Он тут командует местным кланом карликов. Вот ему-то я и обязан всем, что случилось. С одной стороны, он меня спас, а с другой… – безногий умолк.

– Ну, продолжайте! – потребовал Стенин.

– Они меня накормили, дали немного воды и уволокли в свою операционную. Там мне отпилили ноги. Вот так они и относятся к своим гостям.

– Они что, маньяки? – выкрикнул Клод.

Инвалид испуганно шикнул на него, призвав к тишине.

– Возможно. Или у них болезнь Наполеона. Ну не могут они жить с теми, кто выше их ростом!

Минуту Айра и Клод молча осмысливали вышесказанное, и незнакомец не нарушал тишину, словно упиваясь реакцией, которую произвёл на них его рассказ. Потом, он продолжил:

– Вначале я думал, что сдохну. Но раны зажили, представьте, у них есть неплохие врачи, а уж хирурги вообще на высоте! Ноги отсекли без анестезии, видимо, у них кончились старые запасы обезболивающего, которое привезли люди. Или они ими просто не пользуются. Когда я немного очухался, меня отправили на прииск добывать алмазы. Это здесь, под землёй, на глубине ста метров. Каждое утро тебя впихивают в лифт, и ты долго спускаешься вниз, мечтая о том, чтобы трос порвался, и ты улетел на дно вместе с лифтом, придавив в конце пути как можно больше коротконогих ублюдков!

– Каждый день? – спросил Клод.

– Представьте себе! Нас тут несколько – таких, как я несчастных, попавших в лапы к этим маленьким монстрам. Некоторые из них бывшие пираты, но это уже неважно. В заточении мы все стали одинаковыми, и нам наверняка отпущены старые грехи… Так что готовьтесь, ребятки, всё это ждет и вас. Вы попали в жестокое рабство!

Айра внимательно посмотрел на пленника и произнёс:

– Простите, вы сказали, работаете каждый день. А сегодня что, выходной?

– Нет, – усмехнулся тот. – Вчера я повздорил с одним из сокамерников, и меня в наказание кинули сюда. Тут у них что-то вроде карцера. Бывает и такое, что поделать? Наверно, обо мне забыли, поэтому вас кинули прямо сюда за неимением более приличных комнат. У них тут вообще плохо с уютом. Это тюрьма, трудовой лагерь.

Ленков встал и начал нервно мерить шагами камеру, погружённый не в самые оптимистические рассуждения.

– Как вас зовут? – спросил Стенин у безногого арестанта.

– Зовите меня Шустрый. Тут у всех прозвища. И перейдём сразу на «ты». И если твой друг не против, ты бы не мог мне дать его стакан воды?

– Конечно, Шустрый, – сказал Клод, протягивая ему стакан.

Пленник жадно перехватил его и опрокинул в рот. В этот момент дверь снова открылась, и в помещение ввалились сразу несколько карликов, вооружённых какими-то небольшими ружьями. Это были электрошокеры, скорее всего, доставленные с Земли или с её колоний – оружие, не предназначенное для ведения боя, но широко использующееся в тюрьмах. Однажды много лет назад Стенин видел одно точно такое же ружьишко на Марсе, когда полицейский за секунду утихомирил его пьяный дебош в одном местном баре. Электрошокер бил на расстоянии десяти метров мощным разрядом, силу которого легко можно было регулировать с помощью электронной панели на прикладе. Клод не удивился, увидев это орудие в руках местных обитателей – ружьё было лёгким по весу и простым в обращении. Тогда, на Марсе он получил такой разряд тока, который запомнил на всю жизнь, и повторить этот грустный опыт ему бы не хотелось.

Карлики грозно забормотали что-то на своём наречии, отделив стволами шокеров Айру от Клода и Шустрого. Один из гномов прижал Ленкова к стене, угрожая стволом своего ружья. Трое других вывели Клода и Шустрого из камеры. Толкая их в спины дулами шокеров, они с криками погнали пленников по коридору. Клод расслышал яростные ругательства Айры, обращённые к его низкорослому конвоиру.

Стенин резко остановился, обернулся и в свою очередь закричал на карликов:

– По какому праву, чёрт вас возьми… – и в тот же миг получил разряд, от которого его скрючило на долгие несколько минут.

Было ясно, что карлики не шутят и, по-видимому, Шустрый был прав во всём, хоть Клод до последнего и надеялся, что это ложь или злой розыгрыш. Безногий пленник подполз к Стенину и несколько раз ударил его руками по щекам, чтобы привести в чувство. Гномы терпеливо ждали на расстоянии, но Клод решил больше не испытывать их терпение. Он с трудом поднялся, и медленно направился дальше по коридору. За ним полз безногий, ловко орудуя своими сильными ручищами. Карлики двигались следом, но уже без криков и не пихая им в спины стволы своих шокеров, словно в них на какое-то время неожиданно проснулась совесть.

Идти им оставалось уже недолго. Коридор упёрся в будку лифта. Створки дверей раскрылись, когда они приблизились к ним почти вплотную. В будке хватило бы места на десятерых здоровых человек. Стенин сообразил, что это скорее всего тот самый лифт, о котором говорил Шустрый. Карлики угрожающе зашипели, и Клод с инвалидом вошли в кабину. За ними влезли и все гномы, целясь в арестантов своими ружьями и оттеснив их к дальней стенке.

– Не рыпайся, – шепнул Шустрый.

Стенин и сам уже понял, что в ближайшее время ему следует изображать полное повиновение и смирно застыл на месте. Створки закрылись, и лифт начал опускаться вниз.

2

Айра, оставшись в камере наедине с карликом, тоже испытал действие шокера. Боли он не почувствовал, но на несколько секунд его искусственные руки и ноги отказались ему подчиняться.

– Ладно, малыш, – сказал он. – Я сдаюсь. Что дальше?

Карлик процедил, шипя и брызжа слюной:

– Выходи, держи руки за спиной.

Айра подчинился. Гном приказал ему двигаться по коридору налево, в направлении, противоположном тому, в котором увели его сокамерников.

«Что называется, из огня да в полымя! – подумал киборг, шагая по коридору. – И куда он меня ведёт? Неужели на экзекуцию?»

Он посмотрел вниз на свои ноги – мощные, но пластичные протезы. Конечно, операция по их отсечению пройдёт безболезненно, но к таким мерам он явно не был готов. Как назло, у него нет оружия, пистолет с пустым магазином он оставил на корабле Дюкса. Хотя чем тут мог помочь пистолет, когда они очутились в осином гнезде, притом на самом его дне.

Айра с карликом прошли мимо нескольких невысоких дверей, когда одна из них приоткрылась с жутким скрипом, которым, видимо, страдали здесь все двери без исключения, и его конвоир приказал остановиться. В открывшемся проёме возникла фигурка гнома в белом одеянии, того самого, который и затащил их в эту ловушку. Он что-то буркнул карлику в чёрном, и тот, выпрямившись, занял пост снаружи у двери.

– Входи, – сухо сказал предводитель гномов, освобождая проём.

Ленков пригнулся, чтобы пролезть в дверь и вошёл внутрь. Помещение было залито обычным для обители гномов серебристо-лунным светом. Здесь он был даже как-то навязчивее, ярче и тяжелее из-за обилия синих ламп, усеявших стены и потолок, словно огромные глаза неведомых чудовищ. Уже один этот свет давил на психику и действовал угнетающе, не говоря уже об остальном. В центре довольно просторного помещения находилась операционная кушетка, – Ленкову уже приходилось видеть подобное пугающее ложе на планете взбунтовавшихся роботов. Вдоль одной из стен стоял длинный стол из нержавеющей стали, на котором были беспорядочно сложены какие-то инструменты. Предназначение доброй половины из них было Ленкову незнакомо, хотя некоторые определённо наводили на подозрение об их прямом отношении к хирургии. Однако один предмет он сразу выделил из остальных – это была ручная цепная пила вроде тех, что используют лесорубы, – странно и жутко было видеть её в помещении, отведённом под операционную.

Карлик скинул капюшон, и Ленков увидел его совершенно лысую маленькую голову с низким лбом и сильно выдающимися надбровными дугами, будто у крошечного неандертальца. На его груди что-то сверкнуло, словно луч фонарика, и, проследив за любопытным взглядом Айры, карлик быстро спрятал блестящий предмет под складками своего белого балахона.

Гном воинственно воззрился на Ленкова и сказал:

– Люди!.. Вы пришли сюда, чтобы обкрадывать нашу планету, убивать нас за красивые камни, которые вы цените дороже жизни. Что ж, ваша плата будет высока. Вы все останетесь здесь и будете безвозмездно добывать их до скончания лет.

– Вы ошибаетесь! – воскликнул Ленков. – Мы попали сюда случайно и к пиратам не имеем никакого отношения, поверьте.

– Да, пираты именно так и говорят, они к ним не имеют отношения, – ледяным тоном произнёс карлик и указал на кушетку. – Ложись!

– Зачем?

Гном угрожающе поднял руку, в которой держал плазменный пистолет.

– Всего лишь короткая процедура. Мы называем её укорачиванием. После этого мы сможем разговаривать на равных, и вы станете членами нашего общества. Из тебя получится хороший надсмотрщик.

Айра смотрел на карлика, не зная, что и сказать в ответ на эту ересь. В самом деле, это было бы забавно, если бы не было так грустно, – равенство здесь оценивали по росту, и стать равным для местного сословия значило лишиться обеих ног. Он понял, что спорить с этим дикарём бесполезно, однако сдаваться просто так тоже не входило в его планы. Что-то подсказывало ему, что нужно тянуть время и не делать лишних движений, поскольку хитрый и злобный гном без сомнения снесёт ему голову с той же лёгкостью, с какой он недавно расправился с целым пиратским истребителем на арене амфитеатра. Поэтому он лёг на кушетку и уставился в потолок серого цвета с огромным голубым плафоном, маячившим прямо над ним.

Он услышал, как карлик прошмыгнул к столу с инструментами. Затем раздался пронзительный визг пилы – той самой, на которую Айра сразу обратил внимание. У Ленкова не было сердца, иначе оно бы непременно сжалось от этого ужасного звука. Остро заточенная цепь пилы быстро вращалась с истошным воем, и мотор рокотал, словно это было живое существо, жаждущее расправы. Конечно, цепь пилы по дереву не предназначалась для резки по пластику и металлу, но Айра не торопился объяснять это недалёкому карлику, дабы не торопить события и не бесить коротконогого экзекутора ещё больше прежде времени.

Ленков покорно ждал, пока карлик приблизится к нему, цепко держа пилу обеими руками примерно так, как он держал незадолго до этого базуку. Айра нашёл в себе силы не шевелиться, даже когда пила лязгнула в месте чуть повыше его правого колена, или, вернее, шарнира, соединявшего искусственные суставы. Металлические пластины в этом месте предохраняли внутренний пластик от внешних повреждений, и когда цепь пилы коснулась их, раздался какой-то громкий звук вроде взрыва детской хлопушки, и на мгновение всё тело киборга передёрнулось, будто в судорогах. Он быстро поднял голову и увидел, что карлик стоит в метре от него с пилой в руках, с испуганным выражением на лице. Очевидно, металлическое тело Ленкова было так насыщено статическим электричеством, что карлика слегка ударило током.

Он уже начинал приходить в себя, но Айра больше не медлил. В молниеносном броске он настиг гнома, отобрал пилу и свободной рукой, схватив его за шиворот, перебросил на кушетку. Он уже знал, что сделает, поскольку более справедливого наказания ему попросту не могло прийти на ум. Зажав одной рукой карлику рот, киборг опустил визжащую пилу чуть выше колен пигмея, и белый балахон забрызгали капли крови. Чёрные немигающие глазки карлика увлажнились и остекленели, глядя в потолок. Он содрогнулся всем телом и обмяк, видимо, потеряв сознание от болевого шока.

– Теперь ты стал ещё более равнее, – тихо произнёс Айра, выключая пилу.

Отрезанные ноги карлика лежали тут же на кушетке. Ленков опасливо глянул на дверь, но часовой, очевидно, ничего не заподозрил. Киборг внимательно посмотрел по сторонам, но не заметил ничего, что намекало бы на присутствие камер наблюдения.

Положив пилу на отрезанные конечности карлика, он пошарил у него под складками одежды и сразу наткнулся на пистолет, спрятанный в наплечной кобуре. Вспомнив о блестящем предмете, Айра раздвинул края его балахона и остолбенел. На груди карлика, на золотой цепочке красовался медальон удивительной красоты в форме диска. Он также был сделан из чистого золота, и в центре украшения сверкал удивительной красоты и чистоты огромный голубой бриллиант, переливаясь загадочными оттенками синего цвета, хотя при более ярком и естественном свете, вероятно, он мог быть во много крат красивее и лучезарнее.

 

Наслаждаться дивным сиянием мастерски огранённого камня можно было ещё долго, но Айра опомнился и подумал, что нужно без промедления что-то предпринять для спасения как его самого, так и его пленённого друга. Он аккуратно снял с шеи карлика медальон и спрятал его в пустующую нишу для ручного оружия под щитком панциря— своего рода секретный «бардачок», которым столь предусмотрительно снабдили его нанохирурги на небезызвестной Зене. После этого он вооружился, взяв в одну руку пистолет, а в другую – электропилу. Теперь можно было начинать действовать.

3

Лифт остановился, и карлики вытолкнули пленников из кабины. Стенин с удивлением озирался по сторонам – ему ещё не приходилось бывать в более мрачных и нагоняющих тоску местах, как это подземелье. Тут было душно и влажно, прямо сказать, немногим лучше, чем на поверхности планеты.

Они находились в шахте, где в данный момент вовсю кипела работа. Вокруг сновали карлики в чёрных рясах, их лица были мрачны и беспросветны так же, как их одежда. Клод предположил, что, вероятно, это была просто рабочая роба. Короткий проход от лифта вёл к огромному раскопу, от которого ответвлялись более узкие тоннели. Здесь было около полусотни карликов, очевидно, таких же рабов, как и они сами. Он заметил также и несколько фигурок покалеченных людей с ампутированными ногами. Их положению можно было только посочувствовать, и у Клода похолодело всё внутри при мысли, что он может вскоре разделить их участь. Он шёл за Шустрым, который, видимо, чувствовал себя тут, как рыба в воде. Их конвоиры отстали от них, присоединившись к нескольким надсмотрщикам, стоявшим в отдалении и зорко следившим за происходящим.

– Я объясню тебе, что делать, – сказал Шустрый. – Ты работал когда-нибудь с отбойным молотком?

– Нет.

– Значит, у тебя будет такая возможность.

Его провожатый ненадолго исчез из поля зрения и спустя минуту лихо подъехал к нему на небольшом гусеничном транспортёре, помятом со всех сторон, и предложил занять ему место рядом. Они пересекли главную площадь подземелья, и въехали на одну из боковых веток – узкий сумрачный тоннель, где почти не было рабочих.

Пока они катились вглубь шахты, Шустрый объяснил:

– Мы находимся в районе извержений древнего вулкана, точнее, в области самой жилы. Здесь в окаменевшей магме добывают алмазы. Из-за того, что искать их днём наверху нет никакой возможности, карлики роют алмазы под землёй. Это их традиционный уклад жизни с тех пор, как они открыли для себя ценность этих камней.

– Я бы не сказал, что и тут идеальное место для работы, – проговорил Клод, жадно ловя ртом воздух.

– Условия адские, но человек ведь ко всему привыкнуть может, – Шустрый подмигнул Стенину. – Инструменты и машины остались тут ещё со времен первых контактов с людьми, поэтому гномы даже заинтересованы в поимке образованных землян. Ты как вообще, дружишь с техникой?

– С такой – не очень.

– Жаль, – Шустрый остановил вездеход, когда они упёрлись в тупик.

Фары осветили стену тёмно-серой, с примесью зеленоватого оттенка, вулканической породы с редкими вкраплениями каких-то блестящих минералов.

– Алмазы? – спросил Клод, указав на них.

– Ну, не везде, хотя они попадаются тут довольно часто. За день можно набрать до нескольких сотен карат алмазов вполне ювелирного качества, не считая мелких. С учётом того, что на Земле все месторождения уже давно истощены, это довольно много. Но опять же, как повезёт…

Стенин глубоко вздохнул и произнёс:

– Страшно подумать, вокруг такое богатство, а мы не можем им воспользоваться.

– Богатство? Скажи, ты слышал что-нибудь о «Звезде Веста»?

– Нет, а что это?

– Это самый крупный и ценный бриллиант планеты Вест почти в пятьдесят карат. Он вставлен в золотую оправу и принадлежит главе клана карликов с незапамятных времён. Это тот, кто носит белую одежду. Гномы считают это украшение своим бесценным амулетом на все времена, и пока он с ними, их подземные сокровищницы не иссякнут, и они будут править своим подземным царством безраздельно. Вот этим камешком я бы хотел завладеть!

Шустрый огляделся и прошептал Стенину на ухо:

– Пока вокруг никого нет, скажу сразу, что у меня есть план побега. И есть немного припрятанного добра, – блестящих камешков на триста карат весом, – эти тролли редкие растяпы. Но мне не хватает надёжного помощника.

– Отсюда можно сбежать? – с надеждой спросил Стенин.

– Сбежать можно отовсюду, уж поверь мне, – ухмыльнулся Шустрый. – Но поговорим об этом позже.

Сзади раздался гневный возглас одного из надсмотрщиков, и калека засуетился.

– За работу, – прикрикнул он, сунув в руки Стенина тяжёлый отбойный молоток. – Шевелись!

4

Стенин не сразу расслышал хлопки выстрелов плазмопистолета и яростные крики Ленкова, поскольку был поглощён борьбой с поистине адским инструментом – ручным отбойным молотком, рёв которого поглощал все посторонние звуки. Молоток не слушался его, категорически отказываясь буравить на редкость неподатливую породу, выскальзывая из его вспотевших рук, и вообще казался инструментом, которым Клод никогда не сможет научиться пользоваться, и Стенин был уже на грани истерии, когда к нему подскочил Шустрый.

– Ты что, ничего не слышишь? – завопил он. – Твой друг киборг объявил войну гоблинам!

Клод отбросил молоток в сторону и в изумлении оглянулся. Со стороны центральной площади раскопа доносились выстрелы и вопли перепуганных карликов. Шустрый уже направлялся к транспортёру, и Стенин побежал за ним. Запрыгнув в машину, они развернулись, и Шустрый при помощи сенсора на панели управления отжал газ до предела. Они лихо выехали из тоннеля, подмяв по дороге под гусеницами машины сразу нескольких нерасторопных гномов-надсмотрщиков.

Клод просиял, увидев Айру, отгоняющего от себя с помощью большой цепной пилы пятерых карликов, явно не ожидавших столь внезапного нападения. Рядом валялись ещё несколько тел в чёрных рясах, подстреленных киборгом из плазмопистолета. Стенин на ходу спрыгнул с транспортёра, подхватив с земли электрошокер, оброненный кем-то из гномов, и присоединился к Айре. Шустрый, не раздумывая, направил транспортёр на группу карликов, и этот манёвр оказался весьма продуктивным. Стая гномов бросилась врассыпную. Остальные рабы застыли на безопасном расстоянии, с опаской наблюдая за происходящим.

– Что будем делать? – крикнул Ленков.

– Бежать, чёрт возьми! – ответил Шустрый. – Бежать, пока они не опомнились и не вызвали подмогу.

Беглецы отступили к лифту.

– Эй, вы, – прокричал Шустрый в сторону притихшей толпы. – Кто с нами?

Один из безногих пленников попытался переметнуться к ним, но его парализовал электрошоком один из оставшихся в живых карликов. Больше желающих не нашлось. Беглецы не стали их ждать, вошли в лифт и испытали неимоверное облегчение, когда его дверцы закрылись, и кабина начала подниматься, оставляя далеко внизу столь ненавистное им подземелье.

– Он идёт всегда только в один конец, – пояснил Шустрый. – Или вверх, или вниз.

– А что у тебя за план побега? – спросил Клод у калеки.

Тот хмуро посмотрел на него, словно Стенин ляпнул что-то совсем не к месту:

– Он был. А теперь нам просто надо делать отсюда ноги… конечно, у кого они есть.

По тону Шустрого Клод понял, что тот был чем-то недоволен, но коль скоро дело приняло такой оборот, им не остаётся ничего иного, как просто идти напролом. Благо они были хоть как-то вооружены – Шустрый по дороге тоже прихватил с собой электрошокер, хотя теперь ему явно было труднее передвигаться.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru