Аборигены Вселенной

Марат Александрович Чернов
Аборигены Вселенной

Стенин получил от Айры принадлежавшую ему часть денег, которую едва не прибрали к рукам пираты, и в какой-то мере это скрасило ему праздные дни на побережье, залечив его душевные раны. Чтобы не оставаться в том самом курортном городе, который ему порядком надоел, а вид откормленных местных полицейских начинал действовать на нервы, Стенин в одиночестве перебрался на один из островов недалеко от западного побережья, пустынные дикие пляжи которого помогли ему собраться с мыслями и спокойно и трезво обдумать своё будущее. Он больше не притрагивался к бутылке и даже попытался открыть в себе талант поэта, на что вдохновлял его живописный вид, открывавшийся из окна его маленького бунгало, выходившего на берег океана.

Зачастую по вечерам ему хотелось писать лирические стихи, и было непонятно, только ли одна картина высоких синих волн, ласкающих песчаный берег изумрудного тропического острова, толкает на столь чуждый его характеру романтический порыв, или было что-то ещё, о чём Клод боялся признаться самому себе, хотя глубоко в душе ему было ясно, что его натура больше склоняется не к праздному времяпрепровождению, а к новому путешествию к далёким звездам. Потому и плохо рифмующиеся четверостишия его собственного сочинения получались чаще всего с упоминанием неизвестных планет, неведомых экзотических миров и ещё не открытых астрономами галактик.

Однажды на закате он прогуливался по берегу острова, обдумывая идею новой оды, когда заметил парус, быстро приближавшийся со стороны континента. В появлении яхтсменов в этих тёплых широтах не было ничего удивительного, и Стенин не придал этому никакого значения, сконцентрировав внимание на одной очень долго не дававшейся ему рифме. Бормоча себе под нос новые четверостишия, он повернул назад к бунгало уже в сумерках, оказавшись на пляже в полном одиночестве. Он брёл медленно, любуясь звёздами, высыпавшими на тёмном небе, и подошёл к своему бунгало лишь после полуночи, увидев возле пирса ту самую яхту, парус которой заприметил несколько часов назад.

Всё его романтическое настроение как ветром сдуло, когда он узнал пришвартованную яхту, принадлежавшую банде знакомых ему пиратов. Одноногий штурман, однорукий матрос и их матёрый предводитель Чонг не заставили себя долго ждать, окружив Клода со всех сторон на пустынном пирсе, где кроме них больше не было никого. В соседних бунгало, похоже, все спали и было сомнительно, что кто-то успеет прийти ему на выручку; бегство же представлялось более чем сомнительным, поскольку он оказался под прицелом трёх лазерных рейлов, нацеленных на него, и даже если он сумеет уклониться от одного, то заряд второго или третьего догонит его совершенно точно. Наверное, Клоду впервые в жизни захотелось стать невидимкой, но это было за пределами его технических возможностей, зато возможностей хватало у его противников.

– Вот так встреча! – ухмыляясь, произнёс Чонг. – Долго же мы тебя искали.

– Гони наличку, – угрожающе прохрипел штурман, переминаясь со здоровой ноги на тонкий кибер-протез.

Однорукий матрос не сказал ничего, не сводя прицела своего компактного полуметрового рейла с головы Стенина.

– Где оставил своего ублюдочного дружка-киборга? – спросил Чонг. – Мы узнали у администратора, ты один. Значит, и защитить тебя, бедолагу, будет некому.

– Синие, гони синие! – вставил штурман. – Где спрятал? Небось, снова где-то зарыл, разиня?

Все трое засмеялись, вспомнив, как ловко они провели Клода во времена, когда Чонг ещё умело прикидывался его преданным телохранителем, которому можно доверить любую тайну.

– На будущее, если ты когда-нибудь захочешь спрятать мешок с деньгами, не напивайся вдрызг, как ты это сделал тогда в отеле, – схохмил Чонг.

– Бабло, гони бабло! – не успокаивался одноногий.

– А больше вам, ребята, ничего не нужно? – спокойно спросил Стенин, оглядев всех троих. – Что, если сейчас вы на мушке у моего нового телохранителя?

– Ага, как же, придумай что-нибудь поинтереснее, – загоготал штурман. – Шлёпнуть бы тебя, но у нас другие планы.

– На этом острове так спокойно и мирно, – насмешливо произнёс Чонг, – и так не хочется нарушать эту райскую тишь и благодать. Но ты нас вынуждаешь. Лупите его, ребята, до тех пор, пока он не сознается, где заныкал деньги.

Штурман и матрос двинулись на Клода, грозно помахивая рейлами, как вдруг раздался какой-то приглушённый хлопок и однорукий, вскрикнув, выронил своё оружие из единственной руки; спустя мгновение раздался ещё один хлопок, и здоровую ногу штурмана разнесло на мелкие ошмётки. Не устояв на одном протезе он с пронзительным воплем рухнул на землю.

Чонг, сжимая в руке рейл, испуганно озирался по сторонам, гадая, откуда были сделаны эти столь точные выстрелы. Стенин расторопно подобрал оружие однорукого, направив его на ошеломлённого Чонга. Тот прицелился в него в ответ.

– Учти, я успею тебя грохнуть, успею!.. – злобно процедил он сквозь зубы, отступая назад к яхте.

Он пятился к трапу, видимо, ожидая выстрела, но его не последовало. Неизвестный стрелок позволил ему перебраться с пирса на борт яхты, автоматически убрать парус и включить двигатель. Донеслось тихое жужжание мотора, когда яхта отчалила, направляясь в открытый океан, погружённый в таинственную тьму. Однако она не успела отойти от берега и на полмили, как вдруг сверху что-то просвистело, будто пронёсся артиллерийский снаряд, и спустя секунду на судне прогремел взрыв, подняв столб огня и дыма. Яхту быстро охватило бушующее пламя, отразившееся на тихой поверхности воды множеством оранжевых бликов, и через пять минут догорающий остов судна пошёл ко дну.

Поглощённый этим зрелищем, Стенин вздрогнул, когда фигура в лёгком летнем платье, выйдя из своего укрытия в тропическом лесу и поравнявшись с ним, коснулась его плеча. Он оглянулся и не поверил своим глазам, увидев улыбающееся лицо Алисы. Она держала в руках снайперскую винтовку с гранатой в подствольнике.

– Здесь много акул, – сказала она. – Даже если он успел спрыгнуть с яхты, ему надо плавать, как рыба, чтобы спастись.

– Ну, знаешь, – проговорил Клод, – кого я не ожидал здесь увидеть, так это тебя. Мир, конечно, тесен, но не до такой же степени!

3

Когда Айра пришёл в себя, то первое, что он увидел – было безграничное звёздное небо, видневшееся в большом иллюминаторе рядом с ним. Он не сразу сообразил, что сидит в салоне небольшого летательного аппарата, быстро набирающего высоту, отчасти из-за того, что совершенно не мог пошевелиться и даже приподнять голову, а рассудок его был ещё слегка замутнён после жёсткого столкновения с неизвестным киборгом. Всё, что Айра знал совершенно точно – это то, что жив и, скорее всего, был временно выведен из строя не слишком мощным, но действенным электромагнитным разрядом. Салон был погружён в полумрак, но Ленков разглядел далеко впереди очертания головы и правой руки пилота, управлявшего модулем.

Корпус летательного аппарата резко накренился, и Ленкова охватило неприятное ощущение, что он вот-вот может полететь кувырком. Вероятно, так бы и случилось, если бы он не был пристёгнут ремнём безопасности к креслу. В иллюминаторе возник новый источник света, настолько яркий, что Айре показалось, что они пролетают мимо отражающей солнечный свет, видимой стороны Луны. Спустя мгновение киборг понял, что они приближаются к одному из бортов гигантского военного крейсера, дрейфующего на орбите.

Ленков попытался поднять руку, но безуспешно – он всё ещё был парализован. Ему удалось лишь слегка пошевелить пальцами, но с таким неимоверным усилием, что было совершенно ясно – о любой попытке сопротивления можно пока забыть.

– Эй! – окликнул он пилота. – Куда летим?

Тот оглянулся, оторвавшись от приборной доски, и Айра узнал враждебно настроенного незнакомца.

– Заткнись и не дёргайся, – мрачно ответил тот, – иначе получишь ещё разряд, и я повыдёргиваю тебе все твои ржавые манипуляторы.

У Ленкова было много вопросов, но он понял, что навряд ли получит на них адекватный ответ и сконцентрировался на тренировке пальцев с электронными ключами. У него было дурное предчувствие, которое ничуть не стало меньше, когда он разглядел бортовой номер крейсера. Это был тот самый межзвёздный флагман, который первым отозвался на их с Клодом радиосигнал ещё в те весёленькие дни, когда они успешно расправились с бандой космических флибустьеров на пиратском корабле, сдав его военным.

Командовавший им генерал Чен уже тогда не показался им с напарником приятным человеком, так что в какой-то момент Ленков даже пожалел, что связался с этими «цепными псами» «Звёздных колоний», от которых только и жди подвоха. Пока он не понимал, зачем его похитили столь бесцеремонным образом, но что-то подсказывало ему, что всё самое неприятное только начинается. В любом случае, на располагающую беседу с чаепитием так не приглашают, как, впрочем, и на войну.

Ленков решил набраться терпения и не мучить себя догадками. Он тихо сидел на месте, не пытаясь вывести из себя своего молчаливого похитителя, пока модуль, на котором его умыкнули с матушки-Земли, пристыковывался к крейсеру. К тому моменту, когда шлюзование было закончено, Айра мог уже довольно сносно передвигаться на своих искусственных двоих, хоть и безо всякой надежды на побег. Руки-манипуляторы едва его слушались, что также не прибавляло оптимизма. Враждебный киборг то и дело подталкивал его дулом своего магнитрона, и Ленков, стиснув зубы, был вынужден подчиниться.

На борту крейсера его конвой пополнился ещё двумя дюжими морпехами, которые проводили его в кают-компанию, где во главе стола, заваленного картами и фишками для покера, сидел единственный представитель высшего офицерского состава, сам генерал Чен собственной персоной. При виде Айры, ковыляющего под стать какому-нибудь старому андроиду-дворецкому, заставшему незапамятные времена на заре развития роботехники, генерал сладострастно улыбнулся. Приказав конвою, за исключением враждебного киборга, удалиться за дверь, он встал из-за стола и сделал несколько шагов, остановившись на безопасном расстоянии от Ленкова.

 

– Отличная работа, – похвалил Чен своего биомеханического наёмника, остававшегося по-прежнему совершенно бесстрастным с виду, и с наигранной весёлостью посмотрел на Айру:

– Рад тебя снова видеть на борту своего корабля! Вижу, ты теряешься в догадках, зачем ты мне понадобился.

– Это ещё слабо сказано, генерал, – ответил Ленков. – Причём подобных манер я не ожидал даже от военных. И это в мирное-то время!

– В мирное? – повторил Чен. – Вот здесь ты не прав, мирным это время точно не назвать. Ты прекрасно знаешь, что творилось на Зене, но, наверно, не в курсе последних событий. Армия восставших андроидов не ограничилась истреблением всего живого и потреблением ресурсов на своей планете и снарядила целую армаду кораблей, направив их на Змеевик.

– Ого! – воскликнул Ленков. – Нежданчик для Киршева! Но при чём тут я?!

– Будем откровенны, Айра. Я знаю, что у тебя есть кое-что, необходимое для военного сопротивления в данный момент как никогда. То, что ты утаил от командования ВВС, от совета «Звёздных колоний». Разве ты не знал, что по закону не имеешь права хранить инопланетные артефакты во время ведения боевых действий в галактике?

– А именно?

– Держишь меня за идиота? – сердито произнёс генерал. – Мы оба знаем, что амулет «Звезда Веста» у тебя.

– Да ладно! – рассмеялся Ленков. – Впервые слышу. А что, этот артефакт имеет важное значение для вооружённых сил галактики?

– Конечно, ценности такого рода необходимы армии, особенно в эти тяжёлые дни.

Айра пристально посмотрел в хитрые сузившиеся глаза совершенно лишённого кодекса чести генерала и ответил без тени улыбки:

– У меня его нет.

Чен недоверчиво ухмыльнулся, угрюмо покачав головой, и проговорил слегка осипшим голосом:

– Тогда тебя выкинут за борт в открытый космос прямо сейчас.

Последовала угнетающая тишина, которую нарушил первым сам генерал:

– Впрочем, это было бы слишком просто.

На лице киборга-наёмника впервые появилось подобие какой-то осмысленной эмоции.

– Он живет в домике у озера, – подал голос враждебный киборг. – Вместе с какой-то девкой и собакой.

– Так-так, очень интересно, – оживился Чен.

Включив дисплей, он колдовал полминуты с трёхмерной моделью Земли, пока посреди кают-компании не сфокусировалась отчетливая картинка крыши знакомого Ленкову бревенчатого дома, расположенного среди лесистых хребтов на берегу тихого озера. Айре показалось, что металлический пол уходит из-под его механических протезов, когда его осенила догадка, что собирается предпринять алчный генерал.

– Есть два варианта выхода их этой непростой ситуации, – сказал Чен, которого, казалось, распирало от чувства собственного всесилия и безнаказанности. – Я могу хоть сейчас распылить твой уютный дом в одну секунду вместе с его милыми обитателями, если ты не скажешь мне, где амулет. Как тебе такая сделка? И сразу говорю, что ни в карты, ни в бильярд я с тобой и твоим приятелем Клодом не играю, это исключено! Эта сделка, возможно, будет самой ценной из тех, что ты когда бы то ни было заключал.

Ленков молчал, потупив взгляд; он подумал, что, скорее всего, проиграл в этой баталии. Навряд ли генерал отпустит его на волю, даже если он отдаст «Звезду Веста», так что следовало приготовиться к худшему.

– Вам так нужен этот блестящий камень, что вы готовы убивать людей? – с вызовом произнёс он. – Не проще ли отправить дивизию морпехов с военной миссией на Вест, попутно наехать на местных аборигенов и вернуться с трюмами, набитыми доверху точно такими же алмазами. У тамошних карликов в каменоломнях этих камешков хоть завались, сам видел своими глазами.

– Не проще, – резко ответил Чен. – Есть закон Межзвёздного Устава, по которому человеческая цивилизация не может причинить веред ни одному инопланетному существу, если оно не враждебно людям.

– Но этот закон можно обойти, не так ли?

– Конечно, такие отпетые уголовники, как вы с твоим компаньоном, десятки лет обходили не один закон. Такие, как вы приторговывали краденым товаром во время звёздных войн, наживаясь на колонистах, доставляли оружие аборигенам, которые впоследствии обращали его против нас, военных. Рептилоиды с Зены и карлики с Веста довольно неплохо вооружены не в последнюю очередь благодаря таким предприимчивым парням, как вы.

– Я скажу больше, – насмешливо ответил Айра, – десятки лет серьёзные контрабандные картели успешно сотрудничают с такими честными военными, как вы. Что до нас с Клодом, то мы просто хотели немного заработать, разве это уголовно наказуемо?

– Ладно, закончим на этом, – раздражённо бросил Чен, быстро подходя к панели управления и занося руку над помигивающим сенсором ярко-красного цвета. – Если тебе не жаль твоих друзей, можешь оставить амулет себе. Я слышал, в нём сокрыта какая-то мистическая сила, которая защищает своего обладателя от всех бед и опасностей, но теперь мне кажется, что это миф, «Звезда Веста» – амулет бездушных злодеев, и мне он не нужен!..

– Полетели, – сказал Айра, заметив на лице генерала явную решимость. – Я отдам амулет.

4

Сжалившись над корчащимися от боли, истекающими кровью ранеными пиратами, Алиса бросила им свою аптечку – небольшую цилиндрическую капсулу, из которой тут же высыпали размножающиеся на ходу инсектоиды. Медицинские нано-жуки занялись обработкой ран, и в скором времени жалобные стоны распластавшихся на пирсе бандитов стихли, и на их лицах отразилось умиротворение вследствие порядочной дозы обезболивающего, введённого теми же ботами, едва различимыми невооружённым глазом в полутьме.

– Я бы заставил их ещё немного помучиться, – заметил Стенин.

Всплеск воды у берега возвестил о приближении Чонга, чудом уцелевшего во время взрыва на яхте и успевшего добраться до пирса в рекордные несколько минут, подстёгнутого риском быть разорванным стаей акул, которых вблизи острова в самом деле было в изобилии. Вероломный бывший телохранитель вышел на берег с поднятыми руками под прицелом Клода.

– Я отстрелю тебя все конечности, – сказал Стенин, – если не скажешь, кто на меня навёл?

– Местные сдадут кого угодно за небольшую мзду, так что найти тебя было несложно. Вдобавок ты разворошил здешний термитник, которому жилось привольно и спокойно до твоего появления.

– Значит, нам не следовало выводить на чистую воду старого маньяка со всем его зверинцем? – презрительно ответил Клод.

– Точно не скажу, но знаю одно – до вас с киборгом тут все жили тихо-мирно, все держались друг за дружку, и никто никого не подставлял. А старика скоро оправдают. Слышал о новом президенте с континента? Нашими властями получены строгие рекомендации насчёт амнистии, ведь наше маленькое государство как-никак в числе сателлитов и поэтому вынуждено принять ненавязчивое указание высшего руководства, такие вот дела, – с издёвкой улыбнувшись, Чонг развёл руками.

– Ну тогда танцуй!

Чонг с удивлением вытаращился на Клода.

– Танцуй, как умеешь, только весело и от души. Так, как танцуют испанский фламенко. Если будет скучно, отстрелю тебе обе ноги и будешь лежать целый час без анестезии.

В этот момент ночное небо озарилось ослепительным сиянием, и над островом завис военный истребитель. Ослепляя всех присутствующих светом прожекторов и проблесковых маяков, массивная боевая машина спустилась чуть поодаль от деревянного настила пирса на твёрдом грунте, и Стенин увидел несколько фигур в военной униформе, быстрым размашистым шагом направившихся прямо к ним. Спустя минуту он узнал в одной из них полковника Меркулова.

Оглядев введённых в полный транс безногого штурмана, безрукого матроса и их предводителя, всерьёз обдумывавшего пожелание Клода о зажигательном танце, он остановился, укоризненно покачав головой, и с улыбкой подмигнул Алисе:

– Ну, дочура, стоило тебя оставить на несколько дней одну, и ты умудрилась ввязаться в перестрелку с отморозками. Впрочем, в целом я это одобряю… Есть новости, и я бы не назвал их хорошими.

– Что случилось, отец? – спросила снайперша.

– Мы в состоянии войны с Зеной и должны немедленно отчаливать от родных берегов. Я получил прямой приказ от генерал-губернатора лететь на всех парах на Змеевик, там готовятся принять серьёзный бой с андроидами. По-видимому, битва будет на редкость жестокой. Но ты останешься здесь, на Земле. Я убеждён, что то, с чем нам предстоит столкнуться, не для тебя. Может быть, в будущем, но не сейчас.

– Отец, я полечу с тобой, – начала Алиса, но тот её прервал:

– Это моя отцовская воля, и не спорь! Не для того я вызволил тебя с пожизненной каторги, чтобы снова бросить тебя в самое пекло. Я здесь, чтобы проститься… конечно, на время.

Его взгляд остановился на Клоде, и на мгновение лицо его будто просветлело:

– Вот так встреча! И я уверен, что она не случайна. А где твой друг-киборг?

– Я тоже очень рад, полковник! Айра прохлаждается в своём домике у озера. А я здесь совершенно случайно! Но раз уж мы с вами встретились, то у меня к вам будет одна просьба.

– Говори, Клод! Ты знаешь, что я постараюсь исполнить всё, что в моих силах.

– Прошу не за себя, а вот за этих калек, – он по очереди указал на троих бандитов. – Прошу забрать их с Земли, ведь скоро вам понадобится пополнение на Змеевике, а они – самые бойкие из самых отъявленных негодяев, какие мне когда-либо встречались.

– Они же инвалиды, – сказал Меркулов, – как минимум, двое точно, а у третьего, похоже, ожирение. Пройдут ли они комиссию у Мендель-Шварца?

– Пройдут, ещё как! – уверенно ответил Стенин, оценив тонкий юмор военного. – Вот этих двоих инвалидов надо отправить в мотострелковую часть, туда, где проходил службу Айра. Пусть им имплантируют новые конечности. А этого крепыша – в мою бывшую роту, там из него точно сделают человека.

– Лады, – кивнул полковник, – пусть будет по-твоему.

Он сделал жест своим сослуживцам, и те поволокли всю троицу, потерявших дар речи от изумления, пиратов к истребителю. Меркулов хотел было ещё что-то добавить, но, взглянув на дочь, застывшую со «снайперкой», промолчал.

– Отличная машина, – сказал Стенин, указав на истребитель, – если не ошибаюсь, орбитальный «фантом» пятого поколения.

– Да, именно так, – ответил Меркулов, – доставит в любую точку планеты за несколько минут. Могу подбросить, если куда-то надо.

– Наверно, нет. Хотя… Айра звал в гости порыбачить. Мне тут больше делать нечего, и если ваша дочь составит нам компанию, то можно было бы махнуть к нему на озеро. Уверен, он будет рад снова с вами пообщаться, полковник.

Меркулов посмотрел на Алису, всё ещё сжимавшую в руках свою винтовку, словно приготовившись к бою, и сказал:

– Непременно. И дочь не будет против. Думаю, ей даже полезно сменить обстановку. Верно, Алиса?

Полковник был прав, его воинственная дочь, к удивлению Стенина, согласилась.

5

Генерал Чен вместе со своим биомеханическим берсерком и Ленковым отправились на Землю на бортовом пикировщике, не взяв с собой никого из личного состава корабля. Видимо, генералу настолько не хотелось светиться в присутствии подчинённых, что он добровольно ограничил себя в личной охране, доверив её безраздельно киборгу-наёмнику, который, впрочем, уже не раз доказал свою состоятельность и надёжность как ликвидатора подобных себе машин. Несмотря на это, Чен был предельно осторожен и в течение всего кратковременного полёта с орбиты до Земли не сводил с Айры прицела своего офицерского пистолета.

Проскользнув над озером, скоростной летательный аппарат тихо и плавно приземлился недалеко от дома в предрассветных сумерках, когда небо над заснеженными верхушками гор, окружавших озеро, лишь начинало окрашиваться в нежно-розовые тона. Аэлита крепко спала, но Лохмач встретил чужаков с яростным лаем, разбудив и свою хозяйку. Она вышла из дома, протирая сонные глаза, и с удивлением уставилась на Ленкова, появившегося в сопровождении столь колоритного конвоя.

Генерал, ехидно улыбнувшись, отдал ей честь, а киборг-берсерк направил на неистово лающего пса дуло магнитрона, когда его остановил Чен:

– Не стоит, мы не живодёры. Успокойте собаку, милейшая, она действует моему железному другу на нервы.

Аэлита с трудом оттащила разъярённого пса за ошейник, скрывшись вместе с ним за дверью дома.

– Ну, так где ты спрятал амулет? – повысив голос, спросил генерал у Ленкова.

Айра не говоря ни слова направился к озеру. На своём опыте он знал, что нужно как можно дольше тянуть время, что теоретически добавляет слабые шансы на более выгодную развязку в любой критической ситуации, кроме той, где действовать нужно действительно мгновенно. Сделав берсерку знак оставаться у дома, генерал двинулся следом за ним, держась на почтительном расстоянии. Подойдя к деревянным мосткам, уводившим на несколько метров в глубь водоёма, покрытого слабой рябью, Айра остановился возле донки и пустого ведра, оставленных им накануне на берегу.

 

– О! Да ты заядлый рыбак, – усмехнулся Чен. – Как ловится?

– Неплохо.

– А вот у меня никогда не получалось, не хватает свободного времени, всё время скитаюсь в космосе, как проклятый. А здесь красиво, тихо и спокойно, – заметил генерал, оглядев живописные окрестности, смутно различимые в дымке утреннего тумана, сквозь который неуверенно пробивались первые лучи восходящего солнца.

Неожиданно позади них со стороны дома прогремел оглушительный выстрел. Айра увидел, как туловище наёмника разлетелось на несколько частей и заметил дуло пульсара, выглядывавшее из окна гостиной и нацеленное теперь на генерала.

«А она ведь неплохо била по акулам! – пронеслась у Айры радостная мысль. – Молодец, девчонка!»

Генерал трусливо пригнулся, выхватывая из кобуры пистолет и, направив его на окно, сделал несколько выстрелов наугад. Из окна посыпались битые стёкла, и Лохмач залился остервенелым лаем где-то внутри постройки. Генерал засеменил к дому, втянув голову в плечи, и то и дело стреляя в сторону развороченного и выбитого окна, когда над гладью озера пролегла большая угловатая тень и над постриженной лужайкой перед домом спустился ещё один громоздкий военный летательный аппарат. Это был «фантом», состоявший на вооружении звёздного десанта, пробивавшего дорогу экспансии землян на особенно отдалённых планетах вроде Зены или Змеевика.

Генерал Чен замер в нерешительности на пороге дома, спрятав свой пистолет обратно в кобуру. При виде полковника Меркулова, Стенина и Алисы, спустившихся с трапа, он изобразил приветливую улыбку на лице и сделал несколько смелых шагов им навстречу, когда Лохмач, выскочив из дома, со всей звериной яростью вцепился ему в ногу. Вопли Чена эхом пронеслись над туманными предгорьями, напомнив вой тиранно-москитов на Змеевике, и стихли лишь после того, как Айра, аккуратно отцепив челюсти собаки от его искусанной ноги, нанёс генералу самую звонкую оплеуху из всех, какие ему только приходилось делать, осуществив то, о чём он так мечтал в течение последних нескольких часов.

6

Спустя три дня Ленков снова наведался в бар на отремонтированной «тарантайке» в приподнятом настроении. По обычаю, поставив на стойку корзину с крупной свежей рыбой, он молча уселся за свой столик в дальнем углу, где можно было бы при желании и вздремнуть. Накануне он получил порцию новых захватывающих приключений, и, видимо, это было то, чего ему так недоставало. Всё-таки он не мог назвать себя домоседом, и без перемены обстановки рано или поздно начинал хандрить, психовать и задумываться о звёздах, так же, как и Стенин. И хотя они с Клодом наотрез отказались лететь вместе с Меркуловым на Змеевик, он знал, что однажды оставит свой уютный особняк у озера, поскольку к бездействию он совсем не привык.

– Ну, что творится в мире? – спросил он у Зиги. – Как там новый президент?

Вышибала сделал круглые глаза, застыв на месте:

– Ты что, снова всё проспал?! Да он уже сутки как смещён с поста и скоро снова по этапу.

– А что случилось?

– На своём последнем заседании правительства этот псих налетел на одного министра с ножом, когда тот ему якобы не так ответил. Вроде было полнолуние, вот и снесло крышу. Президентским телохранителям пришлось защищать обалдевшего чинушу от него самого и, конечно, всё это попало на видео и – в прямой эфир. Зрелище было забавное, скажу я тебе! За ним с полчаса гонялись по всему правительственному дворцу, пока не поймали в гардеробе. Он снова осуждён и будет отматывать новый срок, но уже не на Земле, а где-то за пределами Солнечной системы. Впрочем, так ему и надо… А я через пару лет попробую баллотироваться сам, чем чёрт не шутит, может и выберут. А что, чем я хуже Крюка? – Зига с гордостью продемонстрировал свои накачанные бицепсы и весело засмеялся.

– Значит, всё устаканилось?

– А ещё я слышал, – добавил вышибала, понизив голос до уровня крайней конфиденциальности, – что одного генерала отдали под трибунал и отправили на Змеевик рядовым, там у них война грядёт, вот и набирают наспех всякий сброд, чтобы бросить на передовую.

– Что за генерал? – спросил Ленков, удивлённо вздёрнув одну бровь.

– А ты не знаешь? – с усмешкой подмигнул ему Зига. – Проворовался у себя в штабе, ленивое жульё, но один крутой киборг поставил его на место.

– Чего только не бывает на свете, – проговорил бармен, прислушивавшийся к их разговору у стойки. – Хорошо только, что местечко наше тихое, на отшибе, и у нас никогда ничего подобного не произойдёт.

Зига, посмеиваясь, направился к толпе расшумевшихся выпивох, а Ленков сидел, с блаженством упиваясь знакомой старой мелодией, звучавшей из музыкального автомата. За окнами уже давно стемнело, но в баре кипела обычная вечерняя жизнь. Дверь часто хлопала, впуская новых посетителей, лица которых Айре были хорошо знакомы. Неожиданно испортилась погода, снаружи в потемневшем небе засверкали молнии, и по стеклу заколотили первые капли дождя. Ветер на улице быстро усилился, грозя превратиться в настоящую бурю, раздались пугающие раскаты грома, и внезапно свет в баре погас на несколько секунд. Когда электричество снова подключилось, Айра увидел нового посетителя, ненадолго застывшего у входа. В нём не было ничего удивительного или подозрительного, кроме одного – Ленков видел его впервые. Это был высокий светловолосый человек лет тридцати пяти, в сером, намокшем от дождя плаще.

Незнакомец оглядел посетителей бара, и когда его взгляд остановился на Айре, на его лице появилась радостная улыбка, быстро сменившаяся на предельную серьёзность, почти как на лицах андроидов, не запрограммированных на отображение широкого спектра человеческих эмоций. Лин радушно указал ему на свободное место у стойки, но человек в плаще уверенно направился прямо к Ленкову. Не спрашивая разрешения присоединиться, он преспокойно уселся за его столик перед ним, не сводя с киборга пристального взгляда.

– Я чем-то могу помочь? – спросил Айра, которому стало немного не по себе под взглядом этих ледяных серых глаз, в которых не было ни враждебности, ни миролюбия, лишь какой-то холодный интерес, точно во взгляде уставшего коммивояжера.

– Не бойтесь, – сказал незнакомец ровным голосом, – я здесь не за тем, чтобы убить вас или выкрасть, как это пытались сделать уже неоднократно.

– Кто вы такой?

– Возможно, моё имя ни о чём вам не скажет. Впрочем, не будем играть в прятки, мы уже давно вышли из этого возраста, не так ли? Меня зовут Вольфганг Мореллус.

Ленкову показалось это имя знакомым, но он никак не мог вспомнить, где его прежде слышал.

– Не буду долго испытывать ваше терпение и вкратце объясню ситуацию. Я наблюдаю за вашими подвигами уже достаточно давно, и, надо сказать, начал вами искренне восхищаться, хоть вы и заставили моих преданных последователей побегать за вами хотя бы на той же Луне.

Внезапно Айра вспомнил, где он слышал это имя – от «чёрного фартука» на Луне-50. Видимо, он сильно изменился в лице, потому что перед ними мгновенно выросла фигура Зиги.

– Всё в порядке, Айра? – озабоченно спросил вышибала.

– Да, всё нормально…

Ленков посмотрел прямо в холодные глаза человека в плаще и, дождавшись, когда Зига удалится, неуверенно проговорил:

– Вы меня не разыгрываете?

– Я архитектор Луны, создатель учения, первооткрыватель нового направления в науке и, в общем, один из тех винтиков, что крепят механизм прогресса. Но что такое технический прогресс без способности раскрыть магические силы, не подвластные нашему разуму, приоткрыть завесу непостижимой тайны, которую от нас скрывают на протяжении тысяч лет? Только не удивляйтесь, что я так молодо выгляжу, – он поправил прядь пышных белокурых волос, спадавших по его плечам. – Это одна из реинкарнаций, ведь в эру таких технических новшеств, как нейропрожиг и клонирование, то, что некогда считалось чудом, становится совершенной обыденностью.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru