Аборигены Вселенной

Марат Александрович Чернов
Аборигены Вселенной

10. КЕСАРИ ЛЕСОВ

1

По космическим меркам из точки расположения крейсера до орбиты Змеевика было рукой подать – каких-то несколько часов полёта со скоростью десяти процентов от световой. Крейсер по сути патрулировал окрестности этой экзопланеты по приказу «Звёздных колоний», при этом не подчиняясь тамошнему генерал-губернатору, отчего генерал Чен почти без сомнений и пошёл навстречу авантюрному предложению Хирурга. Существовал небольшой риск межведомственного конфликта, но азарт и жадность генерала сделали своё дело.

Он отдал в распоряжение Эрве один из бортовых челноков, оснащённых по последнему слову военной техники, и даже подыскал ему новое, сильное тело атлета и бывалого морпеха, как и просил Хирург, который больше не мог без содрогания смотреть на себя в зеркало. Теперь, по выражению генерала, он наконец-то выглядел как «мужик», а самого морпеха, переселённого в изуродованное тело Сирены, тайком отправили на каторгу подальше от местной звёздной системы. Причина такого пренебрежения личным составом была Эрве не совсем ясна, но он предположил, что тот несчастный попросту был из тех впавших в немилость, кого генерал не желал видеть на своём корабле.

Хирург в новом теле и генерал пожали друг другу руки, и Эрве занял кресло командира челнока, предназначенного для свободного перемещения на расстояние около полусотни световых лет, в окружении бригады нескольких матёрых десантников, явно потрёпанных в боях, но, видимо, чем-то также перешедших дорогу хитрому жадному генералу.

Всё было инсценировано и обставлено так, чтобы никто из группы сопровождения Хирурга не догадался о том, кто скрывается в теле их бывшего сослуживца, равно как и об истинной цели задания. Однако Эрве сразу ясно поставил всех перед фактом – на Змеевик они летят для того, чтобы покарать двух опасных военных преступников по имени Айра Ленков и Клод Стенин. С самого начала все стали называть Эрве – Валетом, и на третий час полёта он уже начал к этому привыкать.

На четвёртый час тернистого борождения пятого океана, когда до Змеевика оставалось совсем немного, ему наконец открылось то, что генерал, очевидно, хотел скрыть. Из разговоров между новыми подчинёнными Хирурга, выяснилось, что все присутствующие – пятеро бравых офицеров, – заядлые игроки в покер и многие другие азартные игры, и, что самое интересное, почти все должны генералу кучу денег, кроме одного лейтенанта, которому Чен задолжал почтенную сумму сам. Видимо, и бедняга Валет некогда оказался в числе должников, благодаря чему Эрве и не составило большого труда склонить генерала на свою сторону, выпросив у него новое тело.

В течение полёта морпехи без конца острили на тему прежних карточных баталий, проходивших в помещении, как нельзя более для этого приспособленном, то есть в кают-компании крейсера. Там разгорались нешуточные битвы на карточном столе, в бокалы лилось немало спиртного, и потому времяпрепровождение на этом боевом корабле можно было бы назвать праздным и весёлым, если бы не коварство генерала, в чём уже успел убедиться Хирург.

Спустя ещё час, идя на посадку над взлётно-посадочной полосой главной военной базы Змеевика, один из офицеров, оторвавшись от наушника медиафона, поделился только что услышанной новостью. На орбите планеты Вест потерпел крушение корабль небезызвестного в мире картёжников капитана Дюкса. Как сообщалось в сводке новостей, при падении на безжизненную поверхность планеты из корпуса корабля высыпали десятки, если не сотни клонов самого капитана, которые тут же были захвачены в плен местными аборигенами, карликами, издавна обитающими под землёй, и дальнейшая судьба пленников оставалась пока неизвестной. Кое-кто из офицеров, включая и самого Эрве, неплохо знал этого на редкость азартного игрока и посочувствовал столь печальному закату его карточной карьеры.

– Бьюсь об заклад, – сказал лейтенант, поделившийся новостью, – у него замкнуло камеру клонирования. – Вот к чему приводит устаревшее программное обеспечение.

– А всё, скорее всего, от его же жадности, – добавил второй офицер, – он не любил вкладывать деньги в обновление систем корабля. Да ещё и был любитель играть краплёными картами.

– Жульё, оно и есть жульё, – подытожил третий, незаметно проверяя спрятанный туз в рукаве. – Видимо, ему было так на роду написано.

Эрве припомнил, что ему говорили на пиратском корабле о Дюксе Стенин с Ленковым, и с сочувствием покачал головой, представив себе добрую сотню биологических копий торговца льдом, обращённых в рабство расой мрачных карликов.

Между тем челнок, сделав плавный круг над базой, озарённой в сумерках множеством ярких электрических огней, и предоставив возможность местному диспетчеру спокойно идентифицировать их корабль, аккуратно занял один из квадратов на разметке асфальтированного поля.

На плацу всю бригаду морпехов во главе с Эрве встречал не кто иной, как расторопный адъютант Верницкий. Хирург уже успел войти в роль бывшего головореза Валета, и смерил адъютанта пронизывающим взглядом:

– Вам должны были сообщить о нашем визите. Вы получили радиограмму?

– Конечно! – Верницкий отдал честь, шаркнув ногой. – Вам нужен лейтенант Клод Стенин. Должен сказать, ваша цель совпадает и с нашей. Он был разжалован в рядовые за неподчинение приказам, несоблюдение норм воинской повинности, устава и…

– Где он? – Эрве в своём новом теле был на полголовы выше адъютанта, намного шире в плечах и, безусловно, произвёл впечатление на худого и стройного штабного секретаря, поскольку тот почти сразу потупил взор под стать какому-то опешившему рядовому.

Остальные морпехи, выстроившись позади своего предводителя, заметив в Верницком эту неуверенность, презрительно заухмылялись.

– Он сбежал из мест заключения в джунглях, – отбарабанил скороговоркой адъютант, – но полчаса назад был запеленгован его личный радиосигнал. Мы как раз снарядили боевой истребитель и собирались вылететь на его поиски, как тут очень кстати появились вы. Так что, если хотите составить нам компанию…

– Именно так! – оборвал его Эрве. – Только компанию составите нам вы. И ещё… Что вы знаете о киборге Айре Ленкове, адъютант?

– Ну… если он киборг, – в недоумении произнёс Верницкий, – то, возможно, находится в своей роботизированной части или на задании.

– Советую узнать в ближайшее время, он нам тоже нужен.

– Так точно, капитан! Пройдёмте на флаер.

Истребитель стоял поблизости, и бригада вооружённых до зубов морпехов, проследовав за адъютантом, заняла места в салоне. Когда воздушная машина поднялась ввысь, в небе над базой уже воцарилась кромешная тьма.

Верницкий быстро пристроился поближе к Эрве и участливо заметил:

– У нас тут довольно опасно. Но в это время суток летающие твари обычно неактивны.

– Это радует, – ответил Хирург. – Ты узнал о киборге, адъютант?

– Так точно! На днях штатный киборг Айра Ленков был отправлен на задание в джунгли, где пропал без вести. Обычное дело для этих мест.

Эрве нахмурился:

– А радиосигнал?

– Мы не чипируем большинство киборгов и роботов. Многие из них нестабильны, и потеря их в бою считается стандартным инцидентом.

– И что же с ним могло случиться, как ты думаешь?

– Да всё что угодно! Разорвали супер-змеи или тиранно-москиты, например.

– Ну ладно, будем считать, что он вышел из игры, – сказал Эрве.

– Валет, не хочешь перекинуться в картишки? – весело окликнул его один из морпехов по прозвищу Монгол. – Мы тут хотели замутить небольшой турнир.

– Не хочу, парни, отвалите!

– Странный ты стал какой-то, Валетик. Раньше тебя за уши нельзя было оттянуть от карт. Ты же король покера!

– Не сейчас, – ответил Эрве, – просто хочу вздремнуть.

Он закрыл глаза и тут же представил себе шахматную доску с выставленными на ней белыми и чёрными фигурами. На некоторое время его сознание улетело в мир сложных защит, продуманных комбинаций и королевских гамбитов, то есть всех тех чудесных фокусов и манёвров, которыми была столь богата его любимая в прошлой жизни игра.

2

Айра, Клод и Миллер очнулись во мраке леса от какого-то оглушительного рёва, огласившего окрестности. В костре уже затухали последние угольки, и света от него было столько же, сколько и тепла. Все трое проспали момент, когда погасли последние языки пламени, и место их стоянки окружила холодная мгла чащи, наполненная шорохами, визгом, писком и лаем невидимых существ. Однако всё мгновенно стихло, когда лес огласил механический рокот какой-то, видимо, очень большой и мощной машины, и сквозь стволы деревьев пробился яркий свет фар. Затем неподалеку раздался скрежет, как будто кто-то на гигантском бульдозере выкорчёвывал те же самые деревья с корнями, и троица беглецов не на шутку испугалась.

Стенин впопыхах натянул на себя едва подсохшую одежду и подполз к Ленкову, затаившемуся вместе со зверомодом за ближайшей пальмой.

– Это за нами? – предположил Стенин.

– Судя по звуку, большой наземный бронетранспортёр, – ответил Айра, вглядываясь в чащу, откуда пробивались ослепительные блики. – Причём, всего один.

– Тогда дадим дёру!

– С Миллером? Не получится.

– Если это бронетранспортёр, то у меня дурное предчувствие, – отозвался капрал. – Никто из наших не решится кататься ночью по джунглям на машине, для этого есть истребители.

– Тогда кто же это?

– Есть только один сумасшедший, который на это способен. Его называют Стрёмный Лесник, не слышали о нём?

– Нет, – в один голос ответили Айра и Клод.

– Он вот уже три года живёт один в джунглях, как какой-нибудь изгой. Изучает местную флору и фауну и не подпускает к себе близко никого из наших. Поговаривают ещё, что он совсем одичал и уже не отличает людей от рептилий, – при случае, убивает всех подряд. Да много ещё о чём говорят…

– Ну, это всё легко проверить, – сказал Ленков, выходя из своего укрытия.

– Что ты хочешь этим сказать? – настороженно спросил капрал.

 

– У него есть машина, значит, где-то в джунглях – и логово. А ещё есть поговорка: враг моего врага – мой друг. Не слышал о такой?.. Клод, как ты считаешь, не стоит ли нам познакомиться с этим парнем?

– Даже не вздумайте, – заорал Миллер, – вы что, совсем спятили?! Он сейчас уедет, погодите…

Не успел он договорить, как рёв машины раздался уже совсем близко, перед ними с грохотом завалилось несколько пальм, и огромный вездеход, выставив перед собой стальной щит, выехал из чащи прямо на них, ослепив светом доброй дюжины передних фар.

Машина притормозила перед погасшим костром, осветив фигуры троих беглецов и зверомода, не бросившего своего хозяина и преданно стоявшего рядом с ним.

– Бежим, пока не поздно, – проговорил Миллер.

– Тихо! – отрезал Ленков. – Переговоры вести буду я.

Неожиданно двигатель вездехода заглох, и спустя минуту из раскрывшегося люка выскочил полноватый человечек в потёртой военной униформе, правда, без каких бы то ни было знаков отличий.

Зверомод тут же отважно преградил ему путь, заслонив собой хозяина, наклонил голову, оскалив пасть, и угрожающе зарычал.

– Спокойно, Леон, – окликнул его Айра. – Мы пришли с миром.

Смерив зверомода оценивающим взглядом и оглядев остальных троих, незнакомец произнёс тонким скрипучим голоском:

– Кто бы вы ни были, не торопитесь бросаться в бой. У меня тут несколько пушек и пулемётов, нацеленных на вас, а сенсоры мгновенно отреагируют не только на движение, но даже на шальную мысль. Так что лучше и не помышляйте.

– Леон, назад, – скомандовал Ленков, и зверомод послушно вернулся на прежнее место рядом с киборгом.

– Ты тут главный? – спросил человечек.

Айра промолчал.

– Я бы не сказал, что рад гостям с военной базы.

– Мы бы сказали то же самое, – произнёс Ленков. – Мы и сами не хотели бы с ними встретиться.

– Тогда кто вы?

– Возможно, ваши союзники. Мы – чужие на Змеевике и поверьте, не хотели бы участвовать в колонизации.

– Как ни странно, я не могу назвать себя здесь чужим, – ответил незнакомец, с интересом глядя на киборга, – ведь я живу в этих джунглях уже больше трёх лет. Но я пацифист, налаживаю связи с местным обитаемым миром, изучаю его среду и виды и не хочу иметь ничего общего с миром людей, ибо это мир жестоких захватчиков.

– Но не все среди них такие, – сказал Стенин. – Мы тоже считаем, что жестокость военных ничем не оправдана.

– За нами гонятся, – добавил Ленков, – не могли бы вы нам подсказать, где укрыться от слежки?

– У вас маячок? – спросил человечек.

Стенин кивнул и показал ему свой браслет.

– Я знаю, как его снять, – сказал незнакомец. – Но сделать это здесь не получится. Предлагаю проехать со мной в моё жилище.

– Мы можем привести преследователей в ваш дом, – сказал Стенин, и в глазах полноватого человечка впервые появилась какая-то доверительность.

Он улыбнулся ему и ответил:

– В моём доме много оружия, так что думаю, если придётся, мы сможем дать серьёзный отпор.

Незнакомец нырнул обратно в люк, и секунду спустя раскрылась большая задняя дверь грузового отделения, через которую следом за тремя беглецами смог протиснуться даже зверомод. По выражению лица Миллера было видно, что всё это ему очень не по нраву, но он предпочёл пока помалкивать.

Машина, взревев, как доисторическое чудовище, проявила неожиданную мощь, резко сорвалась с места и устремилась вглубь чащи, подминая под колесами заросли папоротника и встречные деревья средней толщины, которые она валила не хуже, чем какой-нибудь мегабульдозер.

Первое время компаньоны не решались подать голос, и водитель первым нарушил молчание, прокричав сквозь рёв мотора:

– Я думаю, настало время представиться, парни. Меня зовут Карл, а вас?

Напарники по очереди назвали свои имена, но от капрала по-прежнему нельзя было добиться ни слова. Он забился в угол салона, мрачно глядя в пол.

– Это мой друг Леон, – представил Айра зверомода. – Добрейшее существо, не бойтесь его, он не укусит.

– Поверю вам на слово. Тем более что я прекрасно знаком с местными видами. Насколько я знаю, это генетический гибрид, выведенный искусственно на основе ДНК одной местной довольно агрессивной рептилии. Полагаю, вам известно, что многие виды животных Змеевика чрезвычайно опасны. Ночью в джунглях в некоторых районах относительно спокойно, но днём гулять по ним безоружными я бы не советовал. Возможно, вам внушили, что все местные обитатели одинаково кровожадны и беспощадны, но должен вам сказать, что это – миф. Большинство агрессивных форм жизни – реликты, то, что осталось на этой изумительной планете от прошлого. Долгое время здесь не было людей, чтобы уничтожить эти виды, как было сделано в своё время на Земле. И вот они пришли сюда, охотники по крови, колонизаторы по вероисповеданию. Да, да, вы скажете, что не все люди одинаковы, но где же все святые? Я тут уже больше, чем полжизни, и за всё время на Змеевике их не встречал. Не стоит удивляться, что при появлении первых людей с их способностью быстро портить отношения с аборигенами, природа этой планеты восстала, натравив на незваных гостей своих лучших стражей и вассалов, и с тех пор идёт жестокая война, которая продлится ещё долго. Кесари этих лесов жестоки и опасны. А вот мне удалось найти виды мирных животных, с которыми можно сосуществовать, даже не подвергая их насильственному одомашниванию. Они есть на всех обитаемых планетах, ибо не может быть в космосе планеты, на которой обитает лишь зло, – обязательно должно найтись место и добру, даже если оно не занимает на ней верховный престол.

– И вы живёте тут совсем один? – спросил Стенин.

– Не совсем. Я же сказал, что исследую местную живность, обитаемый мир, и в общении с ним у меня проходят дни напролёт. Так что я здесь ни секунды не скучаю.

– Охотно верю, – заметил Ленков. – И никогда никаких инцидентов?

– О что вы, их более чем достаточно! Но я умею обращаться с опасными особями, не хуже, чем с мирными, держу дистанцию и, наконец, мой дом – это в буквальном смысле моя крепость, и я вооружён не хуже силовиков «Звёздных колоний». У меня прекрасная коллекция всевозможного оружия, хоть я и редко его использую – чаще всего для защиты от наёмников с Земли.

Услышав последние слова, Миллер покосился на Карла и криво ухмыльнулся.

Оставшуюся часть пути Карл больше не отвлекался, сконцентрировавшись на ухабистой и опасной дороге, уводившей сквозь дебри лесистого материка, сменившиеся со временем на туманную болотистую топь. При помощи тепловизора он умело уворачивался от живых объектов, то и дело выскакивавших перед буравящей землю машиной, словно стараясь доказать своим пассажирам правоту своих слов насчёт платонических и деликатных отношений с местным обитаемым миром, и как будто действительно в доказательство своих убеждений не задавив пока ни одной твари.

Он виртуозно пересёк девственный лес, выправил вездеход по каким-то ему одному известным тропам через окутанную зелёным туманом топь, и вскоре фары высветили в темноте странное сооружение в форме купола, собранное из металлических панелей, окружённое высоким бревенчатым забором и стоявшее на берегу мутного ручья. По мостику, переброшенному через подобие неглубокого рва, машина въехала во внутренний дворик усадьбы через ворота, послушно открывшиеся при помощи дистанционного пульта и тут же захлопнувшиеся позади.

– Добро пожаловать в скромное убежище затворника, – сказал биолог.

Пассажиры покинули салон вездехода, с интересом осматривая внутреннее убранство крепости Стрёмного Лесника, как его предпочитал именовать Миллер. Вначале они оказались в гараже, в котором не было ничего, кроме запчастей и каких-то инструментов. Затем через двустворчатые двери, немного напоминавшие люки космических пассажирских лайнеров, они прошли в жилое помещение. И тут их ождало много любопытного. Казалось, неожиданно они попали в космический зверинец или научный виварий. Внутри крепости находилось несколько террариумов, аквариумов и вольеров с прозрачными, но, по-видимому, непробиваемыми стенами, в которых обитало множество живых существ самой невероятной наружности и раскраски: двуглавые и даже трёхглавые ползучие гады, гигантские насекомые, летучие твари, сменявшие на манер хамелеона не только цвет кожи, но и облик, видимо, в зависимости от настроения; в аквариумах плавали удивительные рыбы и моллюски самых разнообразных расцветок, размеров и форм. В одном из таких резервуаров Стенин заметил кольцевидное существо, в точности напомнившее преследовавшего его в пещере ужасного мутанта, и Клода едва не передёрнуло от омерзения.

Заметив это, хозяин крепости встал рядом с ним и добродушно прокомментировал:

– Редкая особь. Обитает в Элизиуме, то, что я называю сетью местных карстовых пещер. Может жить только под водой, хотя были известны случаи симбиоза, когда этот уникальный паразит намертво присасывался к наземному животному и жил вне своей обычной среды около суток.

Услышав этот жуткий комментарий, Клода едва не стошнило, и он поспешно отвернулся от резервуара, что, впрочем, также нельзя было назвать верным решением, ибо он стал свидетелем охоты некой противной сущности, выползавшей из своей норы в соседнем террариуме. Сущность напоминала помесь скользкого головоногого и довольно крупной ехидны, однако, к изумлению Клода, тут же взмахнуло единственным, ощетинившимся целым арсеналом из длинных шипов, крылом, попыталось взлететь, затем шлёпнулось на дно террариума, трансформировалось в подобие дикобраза с изогнутым птичьим клювом и с аппетитом сожрало мохнатую гусеницу с головой ящерицы, к своему несчастью, проползавшую мимо.

Как будто не заметив произошедшего, Лесник схватил Стенина за руку и подтащил его к другой клетке, не дав времени переварить последнее зрелище.

– Гайдамак обыкновенный вылупляется из пупария, – в умилении сообщил он, указав на соседнюю клетку, к ужасу компаньонов, не защищённую герметичным стеклом, а только редкими металлическими прутьями, сквозь которые они могли наблюдать это, по всей видимости, долгожданное событие.

То, что вылупилось в этой клетке, показалось обоим гостям настолько омерзительным, что им захотелось вернуться обратно в гараж, но это означало бы неуважение к приютившему их хозяину, и, глотая слюну и старясь не смотреть в сторону твари, они сделали вид, что разделяют нездоровую радость владельца этого зоопарка на дому.

– Он вылупляется раз в три года, распространяя феромоны, привлекающие детенышей тиранно-москитов, которыми и питается, пока не наберётся силы и не начинает размножаться при помощи спор, – Лесник дёрнул за какой-то рычаг у клетки, и сверху прямо в пасть существа упал жирный кусок мяса.

– В общем, у вас тут мило, – заметил Айра Ленков.

– Это вы ещё не видели стаю мангов, половозрелую «занозу» и «рыбу-сон». Кстати, скоро время кормления. Не хотите поучаствовать?

– О нет, только не это! – воскликнул Стенин. – Кстати, совсем недавно я уже чуть было не поучаствовал в кормлении, в одной пещере… как вы их называете, в Элизиуме?

– Совершенно верно!.. Что?! – Карл с удивлением посмотрел на Клода. – Вы там были? И выжили?!

– Как видите.

– Ну тогда… за ваше благополучное возвращение из Элизиума обязательно нужно выпить! Посему приглашаю вас к столу. У меня есть немного старого доброго бренди и холодные закуски из псевдожуков.

– Никаких закусок! – резко прервал хозяина Ленков. – Благодарим вас от всей души, но у нас мало времени. Вы обещали Клоду снять браслет.

– Ах да! – всплеснул руками Лесник. – Тогда идём в подсобку, да поживее. А то и впрямь они вас засекут.

3

Эрве очнулся от громких криков в салоне истребителя – двое морпехов из его команды, оставив свои места, сцепились между собой, что-то не поделив за игрой в карты. Междоусобица не входила в его планы и к тому же, надо было проявить характер и доказать всем лишний раз свой авторитет, поэтому он не стал медлить и разбросал обоих дебоширов по разным концам салона. Навряд ли Эрве смог бы это сделать с такой же лёгкостью в своём родном тщедушном теле, которое он безвозвратно потерял на пиратском корабле, но теперь бывший пират об этом даже не задумывался. Однако, расправившись с двумя дюжими картёжниками, он почувствовал удовлетворение – с каждым часом его новое тело нравилось ему всё больше и больше, не говоря уже о том, что оно было моложе, а значит, Хирургу было подарено ещё как минимум с десяток лишних лет жизни, о чём он не мог бы и мечтать в былые времена.

Пока его подчинённые с недовольством поднимались с пола, потирая ушибленные бока, Хирург раздумывал о том, как бы ему расправиться со Стениным и грамотно выкрутиться из этой щепетильной ситуации, чтобы снова не попасть в немилость к генералу Чену, ведь амулета с бриллиантом ему, скорее всего, уже не найти. Он понял, что навязанная ему бригада ухарей будет только мешать, но избавиться от них не так-то просто, и в его положении нужно действовать крайне осторожно. Пока что он будет держать всех в узде, и, вероятно, они помогут ему схватить своего обидчика, но потом морпехи начнут представлять реальную угрозу. Если бы он смог убедить своих бойцов в том, что генерал отправил их сюда только потому, что хотел избавиться от них навсегда, то сбежать со Змеевика стало бы намного проще. У Хирурга даже мелькнула мысль, не собрать ли ему из них новую пиратскую команду, но для этого следовало провести не один час умелой и хитрой промывки мозгов с каждым в отдельности и со всеми вместе, что пока не представлялось возможным.

 

Сейчас на первом месте у него была гонка за его смертельным обидчиком, и острая жажда расправы занимала почти всё его мстительное существо.

– Ещё хотите? – прикрикнул он на морпехов, будучи готовым отразить атаку, если те вздумают бунтовать, но дебоширы притихли, рассевшись по своим местам.

Эрве просиял в душе, подумав, что уж, по крайней мере, свой авторитет он отстоял. Судя по выражению лица Верницкого, свернувшегося в клубок подальше от всех, он действительно произвёл на него впечатление.

– Чёрт возьми, сколько мы уже летим? – недовольно спросил Эрве у адъютанта.

– Около часа, капитан. Не беспокойтесь, тот, кто нам нужен у меня на радаре. Он в квадрате «Санктум», от нас не уйдёт, можете мне верить.

– На первый раз поверю, адъютант, – сказал Хирург, взглянув на него нарочито суровым взором, – и на последний!

Он оглядел остальных своих подручных и с ухмылкой подмигнул, получив ответные смешки с их стороны.

– Валет, и что мы сделаем с тем парнем, когда его найдём? – спросил один из них.

– Интересный вопрос, – ответил Эрве, прикинув в голове, сколько казней он мог бы придумать всего одному человеку. – Могу сказать одно, его не ждёт ничего хорошего.

– И всё-таки?

Эрве уже не раз подумывал, что привязать к нему грамм двести тротила и взорвать, было бы наиболее адекватным наказанием, но с другой стороны, оно было бы и милосердным, ведь тогда Стенин бы погиб, не мучаясь, а это было несправедливо с учётом всех тех лишений и мук, которые претерпел сам Хирург. Он подумал даже о том, что можно было бы привязать его к носу истребителя и подняться с ним на орбиту, или, наоборот, не привязывая, сбросить его с сумасшедшей высоты верхних слоёв атмосферы вниз, сопровождать его в «полёте» и с упоением насладиться зрелищем, когда его тело, наконец, разобьётся о камни или шлёпнется в кишащее змеями болото Змеевика.

Возможно, он ещё выберет вид казни по ходу дела, времени на это хватало.

– Посмотрим, – сказал Эрве любопытному морпеху. – Для того чтобы казнить, сначала мы должны взять его живым.

4

Лесник привёл Стенина в какое-то небольшое сумрачное помещение, указав на кушетку, отдалённо напоминающую кресло дантиста. Щёлкнул сенсорный датчик, и комнату озарил свет синей бактерицидной лампы. К своему удивлению, Клод увидел операционный стол и стеллаж, заставленный множеством мензурок и колб, как пустых, так и заполненных какими-то жидкостями: прозрачными, мутными и цветными. При виде этой своеобразной операционной, ему тут же вспомнилась «комната пыток» в доме Алисы, заметённом снегами в ледяной пустыне холодной планеты, – в последнее время облик одинокой пленницы, так же как и её неуютное жилище, всё чаще настырно возвращался в его в памяти, как он ни старался о ней не вспоминать.

Карл молча указал ему на кресло, однако Стенин замер в нерешительности.

– Это подсобка? – спросил он.

– Иногда она заменяет мне операционную, – ответил хозяин крепости. – Однажды я вырвал здесь себе зуб, – сам, без посторонней помощи. Живя в изоляции, нужно быть готовым взять судьбу в свои руки. Пожалуй, я смогу вырезать себе даже аппендицит, если придётся. Хотя более сложные операции, конечно, мне бы навряд ли удались в одиночку.

– Вы рискуете пропасть здесь без вести. Зачем идти на такие жертвы? Возвращайтесь в гарнизон, там всегда будут рады хорошему врачу и консультанту по биологическим видам.

– Я уже объяснил вам, что мои взгляды в корне расходятся со взглядами обычных колонистов.

Неожиданно где-то за стеной раздался пронзительный скрежет и сильный удар, от которого зазвенели мензурки в шкафу.

– Что это? – с тревогой спросил Клод.

– Ничего страшного. Наверно, одна из супер-змей пытается сделать подкоп, а может, пупырчатый тихоход случайно зацепил стену здания клешнёй в свой брачный период.

– Ну, с вами не соскучишься, – с улыбкой сказал Стенин, подумав о том, что нервы у Лесника, видимо, были просто железные.

Когда грохот стих, Клод уселся в кресло, не переставая удивляться выдержке хозяина, который преспокойно направился к медицинскому шкафу. Спустя минуту он вернулся с устройством, напоминающим лазерный скальпель усложнённой модификации. Видимо, это был какой-то универсальный прибор многофункционального действия для резки, ампутаций, инъекций адреналина и мгновенной стяжки швов вроде тех, какие использовались врачами на поле боя.

Стенин с опаской посмотрел на Лесника и спросил:

– Вы случайно не собираетесь оттяпать мне всю руку вместе с браслетом?

– Нет, конечно! У резака хороший лазер, выбрав нужный фокус, можно рассекать не только плоть, но и некоторые сплавы металла. Вам просто нужно сидеть спокойно и не дёргать рукой, конечно, если она вам ещё дорога, или вас лучше привязать?

– Ну уж нет, привязывать точно не надо!

– Понимаю, – улыбнулся Карл, надевая на глаз бинокуляр с фонариком. – Тогда держитесь, я постараюсь сделать всё чисто и быстро.

Лесник положил руку Стенина на широкий подлокотник кресла, не забыв подставить под него металлическую ванночку, видимо, на самый крайний случай, если что-то пойдёт не так, – и включил лазерное устройство.

Вжавшись в кресло, Клод зажмурил глаза, чтобы не смотреть на то, как лазерный луч разрежет металл в миилиметре от кожи, костей и сухожилий его руки. Оставалось надеяться лишь на ювелирную точность хозяина, который сделает своё дело, не обращая внимания на новые попытки всяких пупырчатых тихоходов протаранить стены его крепости.

5

– У меня плохое предчувствие, – проговорил Миллер, прислушавшись к грохоту за стеной крепости. – И вообще мне всё это не нравится!

– Что всё? – раздражённо спросил Ленков, с любопытством заглядывая за стекло одного из террариумов. – И почему тебе постоянно что-то не нравится, сияние ты моё?!

Светлячок с опаской покосился на зверомода, снова угрожающе оскалившего на него свою пасть, словно мысленно соглашаясь с недовольством своего хозяина.

– Тебе не нравится, что нас приютили в надёжном убежище в лесу, наводнённом диким прожорливым зверьём?

– Ты не насмехайся, а послушай, – насупив брови, с обидой сказал капрал.

– Слушаю тебя, луч света в тёмном царстве, – усмехнулся Айра.

– Ты, наверно, не слышал о том поверье, которое ходит среди морпехов – о Стрёмном Леснике? – спросил Миллер.

– Видимо, нет.

– Так вот, живьём Лесника мало кто видел. Зато бывалые солдаты, попадавшие в самый ад глухой чащи, в сердце болот и непроходимых джунглей, нередко слышали по ночам стук топора, того самого, которым вручную рубят деревья. Несколько чудом выживших бойцов рассказывали, что видели издалека высокого человека, преспокойно разгуливающего по лесу с топором. Так вот, говорят, что это сам дьявол, которого люди завезли сюда, на эту планету с собой.

– Что ещё за ересь? – воскликнул Ленков, посмотрев на Миллера. – Уже давно доказано, что дьявола не существует!

– Интересно, кем? Такими умниками, как ты?! Говорю тебе, что я этого Карла вижу впервые, а на Змеевике каждый землянин под колпаком у нашей секретной службы и буквально каждый на счету.

– И ты хочешь сказать, что этот Карл…

– Тс-с-с! – прошипел капрал. – У этих стен могут быть глаза и уши.

– Но он даже не высокий, а всего лишь добродушный одинокий толстяк. Может быть, слегка помешанный от одиночества и скуки, но человек. Если уж на то пошло, то если выключить свет, на Люцифера больше смахиваешь ты сам, Светляк!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru