Аборигены Вселенной

Марат Александрович Чернов
Аборигены Вселенной

– Капитана Дюкса? – переспросил Меркулов.– Что-то я слышал об этом разбойнике. Поговаривали, что он заядлый картежник и отпетый негодяй, сделавший состояние то ли на воде, то ли на древесине…

– На льду, полковник, на обычном льду.

– Вот-вот, жулик, видимо, редкостный!

– Полковник, – произнёс Стенин, повысив голос, – ваша дочь жива. По крайней мере, совсем недавно я видел её целой и невредимой…

«И довольно агрессивной», – добавил Стенин про себя.

Меркулов отключил экран и долго смотрел на Клода, словно пытался заглянуть ему в самую душу.

– Не шутишь ли ты, парень? – строго спросил военный.

– Никак нет, господин полковник, – вытянувшись в струнку, отчеканил Клод.

– Ладно, лейтенант, – сказал Меркулов после долгой паузы, в течение которой он, казалось, о чём-то размышлял. – Ты можешь быть свободен. Хочу тебя предостеречь лишь об одном. Твои бравые разглагольствования в казарме, наверняка, уже донесли до сведения генерала. В нашей образцовой части даже стены всё видят, слышат и успешно записывают. Кстати, я не раскрою большой тайны, если скажу, что это практикуется во всех воинских частях «Звёздных колоний». Так что впредь будь добр, следи за тем, что говоришь, даже если ты в пьяном угаре. Впрочем, ты же сейчас в любимчиках у «хозяина», так что, зная твой норов, уверен, такую мелкую шалость он тебе простит.

Стенин в первый раз за всё время в кабинете расслабился и улыбнулся.

– Иди и тренируй своих бойцов фехтованию на мачете и катанах, – уже более мирно сказал полковник. – До марш-броска осталось совсем немного.

6

Айре Ленкову снился кошмарный сон, – иногда ему снились сны, и с некоторых пор очень часто – именно кошмарные. Сумерки окутывали неведомую пустошь, и бледная зловещая луна освещала скудный безжизненный ландшафт, который пересекала фигура, несколько диковинная на вид; через пустошь быстро бежало человеческое тело в космическом скафандре, – в общем, вполне обычное тело, если бы не одна жуткая деталь – тело было без головы. Айра во всю прыть гнался за ним по пустоши. Ему казалось, что он бежал, почти не касаясь ступнями земли, будто летел над ней, отталкиваясь от суши и делая гигантские прыжки. Так бывает на планетах со слабой силой притяжения. Он чувствовал себя подобно птице, хищной птице, которая во что бы то ни стало хотела настигнуть обезглавленное, но при этом удивительно быстрое тело. В конце концов ему удалось его нагнать где-то на краю пустоши. Он запрыгнул на тело, точно какой-то дикий зверь, вцепившись в него обоими руками. Тело отчаянно сопротивлялось, но Айра уже не собирался выпускать свою добычу из рук.

– Всё! – в исступлении закричал он. – Теперь ты моё!..

Неожиданно тело затихло, что было странно хотя бы потому, что ввиду отсутствия головы оно уж точно не могло слышать киборга. В этот момент Ленков с ужасом осознал, что тело теперь хоть и является его неотъемлемой собственностью, но пока это всего лишь чужое тело без головы. И тогда встал вопрос, что же с ним делать дальше? Ответ пришёл сам собой. Во-первых, тело можно было закопать прямо посреди пустоши, пока луна хоть и слабо, но всё-таки посылала свой свет на бренную землю, и таким образом, под землёй оно могло покоиться некоторое время, прежде чем к Ленкову пришло бы разумное и успешное решение этой проблемы. Но у данного варианта была и своя слабая сторона. Тело навряд ли сохранилось бы в земле слишком долго, и потому возник следующий резонный вопрос – имела ли вообще смысл столь долгая изнурительная погоня в ночи?

Между тем огромная свинцовая туча начала постепенно скрывать диск луны, грозя закрыть её полностью и погрузить окружающую местность в кромешную тьму. И в этот момент Айру осенило. Превозмогая страх и ужас, он ухватился обеими руками за собственную голову, оторвал её от искусственного кибернетического туловища и водрузил в основании шеи чужого человеческого тела, попытавшись то ли ввинтить, то ли насадить её на обрубок чужой шеи. Однако голова, что совершенно естественно, не смогла ни ввинтиться ни зацепиться и, покачнувшись, скатилась вниз так быстро, что киборг не успел её подхватить и осталась лежать на каменистой холодной земле. Глаза Айры беспомощно смотрели в сторону убегающего тела без головы, и до его угасающего сознания дошло, что обезглавленный киборг также удаляется в противоположном направлении, потеряв всякую связь с мозгом, в то время как все его механические члены, электрические связки и узлы продолжали нормально работать.

Голова Айры раскрыла рот и возопила так громко, что ветер разнёс этот крик далеко от пустоши. Но никто его так и не услышал.

В этот момент Айра проснулся от собственного вопля в каком-то тёмном закутке, в котором нашёл временное пристанище и расположился прямо на полу, потому что в роботизированном корпусе ни роботам ни киборгам постель не предлагали. И вообще всё здесь походило даже не на казармы, а на цеха полностью автоматизированного современного завода по производству роботов или андроидов. Исключение составлял виварий и медсанчасть, которую изредка посещал доктор Мендель-Шварц.

Айра поднял голову, ощупывая её пальцами, и с облегчением понял, что это был всего лишь сон.

Проклятое механическое тело, подумал он, осматривая свои ноги и руки. Когда же он избавится от него, и ангелоподобные доктора с Луны-50 заменят его на человеческое? Навязчивая идея Ленкова начинала напоминать о себе даже во снах, а это был уже печальный признак приближающегося безумия. Хотя к безумию жизни он-то уже давно должен был привыкнуть, даже смешно!

Айра встал на ноги и с удивлением увидел перед собой фигуру заново сшитого ремонтниками киборга Анри, смотревшего на него с лёгким укором.

– Тебя ищут, – сказал он.– У нас с тобой сильная астральная связь, поэтому я так быстро тебя и нашёл. Вставай солдат и иди!

– Куда это ещё?– недовольно проворчал Ленков.

– В оружейную. Через три часа выход в джунгли. Боевая задача – уничтожить не меньше тридцати местных тварей. Можешь взять с собой своего милого зверомода. И позаботься об оружии, тебе понадобится хороший арсенал.

Ленков без особого желания отправился на оружейный склад, где его уже ждал киборг-кладовщик с перекошенным от сильного ранения в голову лицом.

– Что ты хочешь, базуку или карабин? – коротко спросил кладовщик, бросив на него равнодушный взгляд.

– Тело, – ответил Ленков, с грустью посмотрев на заваленные огнестрельным оружием стеллажи.

Кладовщик поднял на него бесконечно усталые и невыразительные глаза и медленно, почти по слогам произнёс:

– Повтори!..

– Тело, человеческое тело.

– Сумасшедший… сумасшедший киборг, – шепелявя сухими синими губами, проговорил кладовщик и швырнул на стойку скорострельный карабин.

Потом ещё раз посмотрел на Айру, и его глаза будто немного прояснились:

– Э-э-э, да тебя нужно модернизировать! Ты похож на устаревшую модель. В каком году тебя собрали?

– В этом, – ответил Ленков.

– Не может быть! Тогда почему у тебя нет автономной пилы для лесоповала?

– Да, действительно, – усмехнулся Айра, оглядывая свои руки-манипуляторы, – почему у меня всё ещё нет пилы?

– Погоди, солдат, – промычал кладовщик, заглядывая в какие-то списки на своем мониторе. – Боюсь, что пил сейчас на складе нет.

– Ну, и что же мне делать? – с наигранной обидой вопросил Ленков. – Куда же я теперь без пилы?

– Постой! Могу предложить только мотобур. Ремонтники приладят его за пять минут в лаборатории. Бери, пока дают, и не спорь, это штука полезная, можно много чего нарыть.

Чертыхнувшись про себя и прихватив карабин, Ленков прошёл в лабораторию, где, кроме двух роботов-ремонтников, напоминавших шустрых пауков ростом с большую собаку, он увидел доктора Мендель-Шварца.

– Так-так, киборг Ленков, я ждал вас, – сказал доктор, указывая на операционный стол, залитый светом бестеневых ламп. – Ложитесь. Позвольте мне вас осмотреть, пока вашей рукой займутся роботы.

Айра расположился на столе, надо сказать, с крайне неприятным чувством, – на него тут же накатила волна воспоминаний о планете взбунтовавшегося искусственного интеллекта, где он попал в плен к жукам-нанохирургам, которым он и был обязан своей столь ненавистной ему же внешностью. Он даже вздрогнул, когда один из пауков резко схватил его за правую руку, примеряя к ней небольшое орудие – механический бур, которым, по-видимому, можно было бурить и сверлить местных тварей и которое, по мнению оружейников, в каком-то смысле заменяло пилу. Затем паук ловко приварил орудие при помощи точечной сварки и соединил контакты, спрятав провода во внутренней нише правого манипулятора Айры.

Тем временем, надев на глаза бинокуляры, доктор осмотрел шею киборга.

– Ну что ж, – сказал он.– Шов не вызывает опасений. Небольшое покраснение в области среза – это нормально. Это сделали нано-хирурги, инсектоиды с Зены, не так ли?

Айра с интересом перевёл взгляд с потолка на врача и ответил:

– Именно так, доктор, микроскопические жуки. Вы что-то об этом знаете?

– На той планете творится что-то непонятное. Армию туда пока не отправляют, поскольку это очень большие затраты. «Звёздные колонии» даже со Змеевиком разобраться не могут, не то что с бунтующими роботами.

– Так что там случилось?! – спросил Ленков, быстро вставая и отталкивая в сторону паука-ремонтника.

– Всей правды не знает никто. Считается, что тамошняя глобальная компьютерная система дала сбой, когда её повредил какой-то вирус. Кто его занёс, неизвестно, но система явно настроена против людей, а также местных аборигенов. Эта система была лучшим изобретением человечества, она контролировала сотни машин, серверов и терминалов на планете. Но теперь это враждебный человечеству остров, ад для всех, кто туда попадёт. Из людей там делают киборгов, вот таких, как ты. Ты ведь оттуда, верно?

– Да, я там был, – проговорил Ленков. – Но мне повезло.

– Наверное, это правда. Ты второй киборг, спасшийся бегством с этой планеты, которого я вижу, – с сочувствием ответил доктор. – Первый сошёл с ума и не смог принести пользу обществу. Но ты, по-моему, держишься всем на зависть.

 

«И уже порядочно давно»,– подумал Ленков.

Лёгким нажатием скрытой кнопки доктор вскрыл у киборга панцирь, раскрывшийся наподобие створки дверцы в области его груди. Изнутри, оттуда, где должно было находиться его железное сердце, лился сноп слабого голубоватого света.

– Квантовая батарея в порядке, – констатировал доктор. – Контакты вроде бы тоже. Питательный раствор необходимо пополнить на тридцать процентов. А так, всё в норме, солдат. Ты готов к бою.

Айра осторожно поднял модернизированную правую руку.

– Как работает мотобур? – спросил он.

– Также, как и всё остальное, – ответил врач.– Заставь его включиться мысленно, усилием воли, – для вас, киборгов, это проще пареной репы.

Ленков впился взором в орудие, приваренное к его правому манипулятору, как вдруг оно ожило, пронзительно зажужжав, будто рой ос, и вперёд выдвинулось бешено вращающееся остриё мотобура. В левую руку он взял карабин и, кивнув Мендель-Шварцу, направился к выходу.

У Айры оставалось ещё пара часов, в течение которых он собственноручно сделал из карабина компактный скорострельный обрез. При желании его легко можно было сунуть в чехол, перекинутый через плечо, чтобы освободить левую руку, тогда как правая обладала способностью одновременно сверлить и палить из небольшого пистолета-пульсара. Весь этот нехитрый, но серьёзный арсенал должен был помочь ему расправиться с целой сворой местных тварей и вернуться обратно в лагерь за надёжные железобетонные стены. Его должен был сопровождать приручённый зверомод Леон.

Перед самым выходом из комплекса к нему снова пристал помешанный киборг Анри с каким-то утомительным трансцендентным бредом, и, как следствие, был снова повреждён зверомодом, теперь уже вполне уверенно исполнявшим все команды своего хозяина.

Во второй половине дня эта колоритная парочка наконец покинула пределы лагеря, собираясь хорошенько всыпать тварям, поджидавшим их в джунглях. Они пересекли широкую, просматриваемую с контрольных вышек, полосу выжженной земли, отделявшую лагерь от враждебной среды, и бесстрашно скрылись в густом тумане, обволакивавшем девственный вековечный и чуждый лес. Айра не прошёл и километра, когда начался бой, конца которому не было видно. Злобные существа набросились на него со всех сторон, выскакивая из-за стволов гигантских деревьев, спрыгивая сверху с гибких лиан, выползая прямо из-под земли, появляясь из самого тумана, будто какие-то мифические сверхъестественные чудища. Среди них были крупные, как быки, и мелкие, как ежи, кусавшиеся, коловшиеся, пытавшиеся ужалить, повалить на землю и разорвать. Айра едва успевал уклоняться и отстреливаться, что, надо отдать ему должное, он делал довольно успешно. Зверомод помогал ему, точно верный пес, пресекая попытки напасть доброй половины хищных тварей.

Однако, как выяснилось, это был всего лишь предвестник поджидавшей Айру в дебрях леса беды. На какой-то момент он увлёкся этой охотой, уйдя в глубь чащи. Неожиданно лес закончился, и перед ним открылась полускрытая коварным туманом болотистая пустошь. Вот тогда-то он и вспомнил свой последний сон. Сияние местного светила, спрятавшегося за пеленой рваных серых облаков, напомнило ему тусклый блеск луны из его последнего кошмарного сна, и Ленков остановился в нерешительности. Зверомод будто тоже почуял тревогу, передавшуюся ему по каким-то телепатическим синапсам, и опасливо зарычал, принюхиваясь к едким испарениям, поднимавшимся над болотом. Лесные твари оставили их, но, казалось, это было затишье перед бурей.

– Возвращаемся, Леон, – скомандовал киборг. – Задание выполнено, мы прикончили, наверно, штук пятьдесят поганых монстров, а это уже перебор.

В этот момент он почувствовал, как что-то ухватилось за его ногу и едва успел рассмотреть гибкое тело гигантской змееподобной амфибии, выскользнувшей из тумана, как вдруг она мощным рывком сбила его с ног и потащила за собой с неимоверной скоростью. Он попытался прострелить её чешуйчатое тело из карабина, но существо сильнейшим ударом хвоста выбило оружие из левой руки Ленкова. Он услышал, как где-то далеко позади раздался жалобный вой зверомода, не рискнувшего прыгнуть в болото вслед за ним, и киборг очень скоро понял, почему. Зверь каким-то образом знал, что это было бы бессмысленной и убийственной затеей. Топь сомкнулась над головой киборга, и он ушёл под влажную болотистую землю, не в силах избавиться от хватки чудовища. Мощная тварь то увлекала его глубже в топь, то на несколько секунд выдергивала его тело над её поверхностью, но не выпустила из своей мёртвой хватки ни на миг.

Ленков не успел опомниться, как позади остались несколько километров безжизненной топи, и существо тащило его теперь уже по достаточно твёрдой суше. Он заметил ещё множество подобных колоссальных змей и амфибий, напоминавших древних земных водоплавающих ящеров, когда его путешествие поневоле закончилось ещё страшнее, чем началось. Гигантский змей затащил его в глубокую нору —настоящий подземный тоннель, уходивший на многие десятки метров в толщу враждебной земли. И там, как выяснилось, его поджидали ещё немало таких же мощных яростных тварей.

7

Пронзительный сигнал к сбору десантных войск, подобный вою доброй сотни взбесившихся зверомодов, огласил казармы, офицерский блок и разнёсся много дальше, на несколько километров вокруг ограждённой территории военной крепости, вспугнув большую стаю тиранно-москитов, круживших над ней с самого рассвета.

Великое множество солдат и офицеров поспешно выстроилось на плацу, поделившись на роты и полки. Клод Стенин вытянулся в струнку, проследив за тем, чтобы его рота была построена, как подобает. Из бронированного здания штаба с торжественным видом вышел сам генерал Киршев в окружении верной челяди – старших офицеров и их секретарей. К своему удивлению, Клод заметил, что среди них был и адъютант Верницкий, которого выпустили из карцера по личному приказу сжалившегося над ним генерала.

Киршев поправил небольшой микрофон, прицепленный к лацкану его парадного чёрного кителя, и в громкоговоритель, установленный на одной из смотровых вышек, раздался его хрипловатый голос:

– Солдаты! Дорогие мои… Сегодня знаменательный день. Я объявляю о начале новой операции – Зачистка № 13. Все вы знаете, что это такое и, надеюсь, объяснять никому не надо. Полагаю, у всего личного состава было время подготовиться к марш-броску во враждебную зону планеты, которую мы пытаемся колонизировать уже не первый год. Надеюсь, на этот раз мы используем наши возможности на всю катушку, и вы меня не подведёте. Через пятнадцать минут на короткий период времени будет снято защитное поле, отключены электрошоковые ограждения, и все вы без проблем покинете территорию нашей заставы по воздуху. Через час вас сдесантируют в квадрате ND-46, и вы начнёте самую жестокую зачистку в истории звёздного десанта. Я надеюсь, что вашими силами этот квадрат будет успешно обработан до конца дня, и не позднее заката все вы… ну, или, по крайней мере, многие вернутся на базу живыми и невредимыми. Прикрывать атакующие подразделения я назначаю третью роту под командованием лейтенанта Клода Стенина, которому доверяю, как родному сыну, и поверьте, именно на арьергард падёт вся необузданная ярость местных кровожадных аборигенов.

Стенин, не шелохнувшись, покосился на полковника Меркулова, стоявшего неподалёку во главе своего полка. Тот смотрел прямо перед собой в некой прострации и как будто даже не слышал речи генерала. Затем Клод перевёл взгляд на челядь и рассмотрел выглядывающее из-за спины Киршева лицо адъютанта Верницкого, который также в эту минуту с ухмылкой смотрел на него. Клод так и не понял, был ли скрыт в заявлении генерала какой-то подвох, но в том, что Верницкий сейчас вне себя от радости, можно было не сомневаться.

Речь Киршева продолжалась ещё несколько минут, в течение которых он по-отечески напоминал и предостерегал звёздный десант о всех опасностях, которые могут встать у него на пути, но Стенин быстро потерял к этому интерес. Ему захотелось одного: чтобы как можно скорее генерал закончил свою высокопарную речь и отдал всем подразделениям прямой приказ к началу марш-броска.

Клоду не пришлось долго ждать, и, как только этот приказ был отдан, в считанные минуты десантники заполнили отсеки огромных воздушных машин, и поднялись ввысь на десятки километров над заставой. Некоторое время Стенин сидел в трансе, думая лишь о предстоящем сражении, как вдруг кто-то сильно толкнул его локтем. Он очнулся и увидел капрала Миллера-Светлячка, сидевшего рядом с ним на длинной скамье, заполненной рядовыми из его роты. Половина из них, также как и Миллер, не спускали с него любопытных глаз.

– Вы в норме, лейтенант?– насмешливо спросил капрал.

Клод кивнул и попытался улыбнуться, что, видимо, вышло у него не совсем убедительно.

– Рота, у всех катаны и мачете? – спросил Стенин.

– Ох, ещё бы! Как же без них? – воскликнул Миллер, выхватывая из ножен на кожаной портупее огромный тесак. – Сам затачивал его всё утро, не спал полночи, лейтенант, и думал о том, как мы расхреначим половину джунглей одними тесаками, – он истерически рассмеялся, заразив своим смехом и всех остальных. – Но чисто ради того, чтобы не было так скучно, я предложил личному составу взять на складе ещё и кое-что огнестрельное. Надеюсь, вы простите мне подобную дерзость, – и капрал снова оскалился, напомнив Клоду дикого альфа-самца шимпанзе.

– Безусловно, – ответил Стенин. – Это было верным решением.

– И позвольте, лейтенант, напомнить вам о том, что вы сорвёте с себя погоны, если генерал не оправдает ваших надежд и не ринется в бой наравне со всеми.

Клод мрачно взглянул на капрала, прекрасно понимая, куда тот клонит.

«Лезешь в лидеры, Светлячок, ну-ну!»,– подумал он, но вслух спокойно сказал:

– Я прекрасно помню о своём обещании, капрал. Но это после боя. Если останемся в живых.

Миллер кивнул и, казалось, успокоился, отвернувшись от лейтенанта, однако встрепенулся, как ошпаренный, когда спустя несколько секунд Клод со всей силы пнул его своим локтем в отместку.

– Капрал, – шепнул ему Стенин, – меня терзает один вопрос и хотелось бы получить на него ответ, пока нас обоих не разорвали супер-змеи в джунглях.

– Ну? – сердито ответил Миллер.

– Откуда у тебя такое прозвище – Светлячок? По мне, так довольно обидно, не правда ли?

– Доведётся, узнаешь, – злобно буркнул капрал и пересел в другой ряд напротив, сверля Стенина отнюдь не дружелюбным взглядом.

Полёт продолжался ещё около часа. В иллюминатор Стенину было видно сплошное тёмно-зелёное, с лиловыми вкраплениями болот, полотно джунглей, над которым бесшумно парила армада истребителей и транспортных модулей. Незадолго до прибытия в пункт назначения, истребители, резко уйдя вниз, начали обстрел лесного массива, который должен был облегчить высадку десанта. До того момента, Стенин имел слабое представление о реальных сражениях войск на отдалённых колонизируемых планетах, – никогда прежде он не попадал в самый эпицентр событий, тем более, во главе роты. Он успел изучить теорию, увидеть документальные съёмки с поля боя и даже настроить себя морально, однако не мог ожидать, что увидит сущее пекло.

В ответ на обстрел из орудий истребителей, ввысь тут же поднялись стаи тиранно-москитов, устремившихся прямо на воздушные машины. Казалось, они слепо бросались на них, точно камикадзе, но были беспощадно измельчены на мелкие ошмётки из лазерных установок. В каждом истребителе сидели сразу по нескольку операторов, во всю силу жавших на гашетку своих орудий. Такая страховка была вполне резонной, поскольку тиранно-москиты и прочие летающие твари со Змеевика почти всегда нападали только большими стаями. Уже тогда, в воздухе Стенин стал свидетелем первых потерь десанта. Огромной стае летучих монстров удалось каким-то образом подбить один из истребителей. Возможно, он спустился слишком низко, и это способствовало катастрофе. Пытаясь уклониться от роя существ, истребитель зацепился фюзеляжем за одно из гигантских деревьев, возвышавшихся над лесом, закрутился вокруг своей оси и врезался в толщу джунглей. Добрая сотня тиранно-москитов тут же с ликующим остервенелым стрёкотом канула вслед за ним, и теперь о судьбе экипажа оставалось только гадать.

Битва с летающими тварями продолжалась ещё минут десять, пока те наконец мало-помалу не начали сдавать свои позиции. Орда чудовищ, оснащённых огромными перепончатыми крыльями и жвалами, выплевывающими какую-то ядовитую смесь, прожигающую насквозь стекла иллюминаторов, унеслась прочь. Десантники смогли облегчённо вздохнуть, но ненадолго. Второй раунд начался, когда воздушные модули быстро высадили солдат на поле посреди джунглей и оставили их, поднявшись на безопасное расстояние.

 

Истребители продолжали обстреливать приграничную линию джунглей, с целью распугать местных сухопутных тварей, однако, как выяснилось, обитатели леса были отнюдь не робкого десятка. Они будто даже и не собирались уходить, если только не падали замертво, подстреленные с истребителей, а, напротив, прятались в низинах, поджидая десантников в тени раскидистых крон огромных деревьев. Стенин услышал по рации призыв полковника Меркулова направляться прямо в лес и тут же скомандовал своей роте пробиваться вперёд, прочёсывая джунгли короткими очередями скорострельных карабинов с распыляющим плазмозарядом. Как результат, в буйных девственных зарослях неожиданно стало намного светлее, и вскоре Стенин увидел местных маскирующихся сухопутных обитателей воочию.

Масса тварей, видмо, почуяв, что они обнаружены и находятся на мушке, повыскакивали из своих убежищ и с диким воем набросились солдат, выступивших в авангарде. Лес наполнился грохотом очередей из дул перегревающихся карабинов и многоствольных пулемётов, криками раненых или испуганных солдат и устрашающим воем существ, которых Стенин никогда прежде не видел и которых не смог бы представить себе даже в страшном сне. Конечно, далеко не все из них храбро бросались прямо на пули, большинство тварей затаилось в лесу или бросилось наутёк, о чём извещали портативные инфракрасные датчики солдат.

С трудом отбив атаку второй волны защитников джунглей, десант углубился дальше в лес, и здесь их встретило само коварство Змеевика во плоти – мерзкие плотоядные лианы, юркие ядовитые змеи, прикидывавшиеся лианами, жуткие огромные дикобразы, выскакивавшие из-под корней деревьев и выстреливавшие в своих жертв острыми токсичными иглами, и ещё великое множество не менее причудливых и злобных существ.

Пробиваясь вперёд сквозь заросли лилового папоротника при помощи мачете, Стенин услышал вблизи панический вопль одного из молодых новобранцев:

– Чёрт вас возьми, тут вообще есть мирные жители?!

Это прозвучало, как мрачная истерическая шутка, на которую ответил капрал Миллер, только что хладнокровно насадивший на тесак странную двухголовую и многолапую тварь величиной с ежа:

– Держи на память, боец, вот эта мелкая тварь становится самой доброй, когда мертва. Остальные иногда оживают…

– Прекратить огонь! – скомандовал по рации Меркулов, и Стенин не преминул передать его приказ остальным. – Первая и вторая роты взяты в кольцо с запада и севера, ваша рота – с юга, четвёртая… уничтожена. На востоке оказалось логово супер-змей, а трясина не дала солдатам вовремя отойти. Жаль ребят!.. Стенин, слушай меня внимательно, мы вас подстрахуем с воздуха. Через минуту в восточном направлении проделают брешь грави-снарядом, затем вы пройдёте по пустоши в сторону скалистого хребта, зачищая местность от выживших тварей. Затем у подножия склона разбиваете лагерь и ждёте отступления всех подразделений, когда весь квадрат будет стёрт с лица земли. Приказ понятен?

– Так точно! – ответил Клод.

– Ладно, гляди в оба и присмотри за остальными, Клод, – сказал полковник и отключил связь.

Через тридцать секунд с востока раздался оглушительный грохот, подобный раскату грома, и через лес пронёсся иссушающий вихрь ураганного ветра, срывающий ветви с деревьев. Рота выждала минут десять, удивляясь необычной тишине, воцарившейся в лесу, когда Стенин услышал в шлемофон короткий приказ Меркулова следовать в восточном направлении, и солдаты продолжили путь через заметно поредевшие джунгли.

Дальнейший путь оказался на удивление лёгким. Всего лишь несколько по-настоящему опасных тварей повстречалось им по дороге, но все они были успешно превращены в решето. Через полчаса десантники пересекли выгоревшую пустошь, приблизившись к гряде безжизненных скалистых хребтов. Обойдя вокруг ближайшую скалу, Стенин приказал разбить лагерь, выставив по периметру небольшой низины у подножия хребта несколько снайперов. В скале оказался вход в пещеру, и трое разведчиков тут же проверили, не представляет ли она опасность. Пещера оказалась небольшой и совершенно пустой. Лишь после этого солдаты смогли расслабиться и немного передохнуть.

Капрал Миллер подошёл к Стенину и сказал с ехидной улыбкой:

– Бой выдался жарким, верно?

– Вроде ничего, – хмуро ответил Клод, и капрал захохотал в ответ. – Вам не кажется, капрал Миллер, что нам бы стоило хранить тишину?

– Я не боюсь этих тварей, я не боюсь смотреть в глаза смерти, я вообще ничего не боюсь! – прорычал Миллер. – И тут, неопытный штабной, ты мне не будешь указывать, понял?

– А как же понятие субординации, Миллер?

Солдаты, услышав этот диалог на повышенных тонах, начали подтягиваться ближе, окружив лейтенанта и капрала живым кольцом.

– Оно не действует в этом квадрате, поверь мне, – усмехнулся Миллер.

Стенин осмотрелся, увидев множество пар любопытных глаз, и ответил:

– Вы действительно так считаете?

– Абсолютно!

Клод подумал о том, что устав совершенно точно запрещает личные распри внутри личного состава, тем более среди офицеров, но он не мог позволить низшему чину хамить, иначе это было бы чревато в первую очередь потерей уважения остальных солдат, поэтому он твёрдо сказал, глядя Миллеру прямо в глаза:

– Тогда тебе придётся сложить оружие, Светлячок, и дождаться конвоя. Взять его! – приказал он рядовым.

Трое бойцов двинулись было вперёд, как вдруг застыли, будто усомнившись в справедливости приказа.

– Ну, в чём дело? – бросил Клод.

Солдаты не тронулись с места, испуганно переводя взгляд с ротного на капрала.

Стенин догадался, что они боятся отказаться исполнить приказ старшего офицера, но при этом опасаются и своего «авторитета», Светлячка.

– Арестовать капрала Миллера! – приказал Клод ещё более жестким тоном.

Миллер злорадно засмеялся:

– Молодцы, ребята! Знаю, что вы никогда не пойдёте против меня… Взять лейтенанта Стенина!

Те же трое неуверенно двинулись к Клоду, в то время как остальные замерли, молча наблюдая за действиями своих более наглых сослуживцев.

– Я думаю, было бы справедливо до неузнаваемости раскромсать тебя твоими любимыми, но совершенно бесполезными в бою катанами, и похоронить тебя где-нибудь в тени раскидистых пальм, – со смешком сказал капрал. – Мы сообщим, что ты пал смертью храбрых в бою с монстрами и, скорее всего, тебе присвоят звание героя посмертно.

Стенин отступил на шаг, осознав, что в намерениях восставших солдат и их лидера сомневаться не приходится. Нужно было действовать безотлагательно, поэтому он выхватил из чехла пистолет и направил его на Светлячка. Троица рядовых застыла. Миллер схватился рукой за свой карабин, но Стенин не стал медлить и выстрелил в него одиночным зарядом.

Квантовый снаряд задел левое плечо капрала, тот покачнулся и со стоном повалился на землю.

Стенин посмотрел на троих бунтарей и пригрозил:

– Если не угомонитесь, вас ждёт та же участь! Я не буду вас выдавать, но с моей стороны это – последняя поблажка. В следующий раз прощения не будет!

– Так точно, лейтенант, – сказал один из них, покорно кивнув. – Простите нас!

– Рад, что вы меня поняли, – ответил Клод.

Неожиданно сверху донёсся гул двигателей боевого флаера, и воздушная машина начала быстро снижаться над лагерем. Площадки у скалы хватило для благополучного приземления, и Стенин с удивлением увидел, как с трапа сошёл сам генерал-губернатор в сопровождении пятерых вооружённых до зубов телохранителей в чёрной униформе без знаков отличий.

Киршев медленно подошёл к лежащему на земле капралу, перевёл взгляд на Стенина, вздохнул и произнёс:

– Я относился к тебе, как к сыну, а ты подвёл меня, лейтенант!

Он немного помолчал и продолжил, обращаясь к опешившей роте:

– Я всё знаю, солдаты, мы наблюдали с воздуха. Произошла потасовка. Лейтенант Стенин разжалован в рядовые за неуставные действия против подчинённого. Но я бы не хотел публичного суда.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru